Авторы



Представьте себе ситуацию: вы хорошо упоролись наркотой, и вдруг...






ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ВЕРХОМ НА ДЛИННОМ ЧЁРНОМ ЗМЕЕ.


Тянущаяся за окном «Шевроле Шевель» извилистая просёлочная дорога выглядела какой-то искажённой, слегка нереальной, словно что-то из полузабытого сна - волнообразное тёмное полотно, которое ночь, казалось, просто проглатывала. А может, и нет. Но это приводило к мысли о более неприятном допущении. Может, дорога и вовсе не была дорогой. Может, это был длинный развёрнутый бетонный язык какого-нибудь огромного непостижимого чудовища, и «Шевель» направлялся прямо в его разверзшуюся пасть размером с тоннель.
Или, может, - подумал Рик Пратер, - я просто серьёзно упоролся.
После этой мысли Рик уронил подбородок на грудь.
Отключился, как светильник.
На одну секунду.
На две.
Три.
Четыре…
Голова Рика дёрнулась, и он со вздохом очнулся. Он потёр ладонями глаза и быстро, жёстко помассировал их. Затем моргнул и увидел прелестный узор танцующих и кружащихся красок. Он мгновение смотрел на них, а потом подумал, что это вполне мог быть просто какой-нибудь отложенный эффект от лизергиновой кислоты, которой он закинулся накануне вечером. Как-то так. Чёрт. Он ощущал себя как в каком-нибудь упоротом клипане из ранних семидесятых. Типа “Black Sabbath”, играющего “Paranoid” на каком-нибудь давно забытом ТВ-шоу, где видеоряд качается и вертится.
Он снова моргнул и наклонил голову влево.
- Чувак, что-то я в хлам упоролся.
Денни Спиллан не услышал его слов. И не потому, что радио в «Шевеле» вещало “The 19th Most Powerful Woman In Rock” группы “the Supersuckers”. Не-а. Просто Денни сидел, прислонившись виском к пассажирскому окну с отвисшей челюстью и слюной, скатывающейся по его подбородку.
Рик долго недоуменно рассматривал своего дружка.
Наконец, до него добралась тревожная мысль, пробиравшаяся через поглотившую его мозг наркотическую мглу, как молчаливый и терпеливый Джек Потрошитель, передвигающийся сквозь утренний Уайтчепелский туман.
Денни вроде как отрубился.
Рик ещё некоторое время смотрел на него.
Точняк. Отрубился, как хуй знает что.
Рик вытаращил с испугу глаза.
- Мы же разобьёмся!
Он схватил своего другана за плечо и принялся трясти.
- Вставай!
Денни что-то пробормотал во сне, но так и не очнулся. Он бессильно оттолкнул Рика и проговорил что-то типа «Отвянь».
Рик сделал радио потише, поднял с глубин своих лёгких и испустил крик, настолько сдобренный отчаянной и бессвязной жутью, что посрамил бы целый слёт «королев крика». Звук пронёсся по салону «Шевеля», словно ракета - казалось, что звенящая взрывная волна будет длиться вечно. Он рикошетил в замкнутом пространстве, разбрасывая в воздухе острые, как бритва, акустические осколки.
Денни очнулся.
Поглядел на него.
Нахмурился.
И произнёс:
- Чувак? Какого хуя?
Рик был вне себя от паники. Он крутился в кресле и тыкал пальцем в лобовое стекло «Шевеля».
- Разуй глаза и смотри на дорогу, уебан! Ты, что, блядь, не видишь? Мы сейчас въебёмся куда-нибудь!
Денни выпрямился в кресле до бешенства аккуратно и неторопливо. Он наклонился вперёд и всмотрелся в тёмную дорогу, опёршись локтями о руль. Довольно долго он сидел с непроницаемым лицом. Ну или почти непроницаемым. Он выглядел сбитым с толку. Затем уголки его рта пошли вверх.
Он прижался лбом к рулю и заржал.
Огненная вспышка ярости ослепила Рика – он почти полностью протрезвел секунды на три или четыре.
- ЧТО? ЗАВЯЗЫВАЙ РЖАТЬ, ЁБНУТЫЙ МУДИЛА!
Денни откинулся на сиденье, его тело сотрясалось от смеха.
Придушить бы его, - подумал Рик. - Сесть за руль и спасти наши жалкие жопы.
Денни утёр слёзы с глаз и между приступами маниакального смеха умудрился промолвить два слова.
- Мы… стоим…
Рик зыркнул на него.
- Чего? Нет… это…
Рик заставил себя отвести взгляд от своего сумасшедшего дружка и через лобовое стекло уставился на дорогу. Хм. Вид за ветровым стеклом навевал абсолютное спокойствие. Он опустил окно со своей стороны и высунул голову наружу. Уставился на неподвижные очертания возвышающихся за обочиной деревьев. Ночь была тёплой. Лёгкий ветерок приятно охлаждал горящее лицо. Напряжение, вызванное страхом, внезапно оставило его, и он снова почувствовал нежные объятия алкогольного опьянения.
Он откинулся на сиденье и уставился вперёд.
- Мы стоим.
- Да ну на хрен.
И они оба заржали.
Так продолжалось некоторое время.
Рик хлопнул себя по ляжкам и закашлялся, подавившись от переизбытка радости.
Денни склонился к рулю и снова прищурился.
- Мы типа на середине этой ебучей дороги. Наши жизни превратились в какую-то ебучую киношку про Чича и Чонга.
Рик икнул.
- Ну уж лучше, чем какое-нибудь ебучее «Лицо со шрамом» или… ну не знаю… ебучий «Аптечный ковбой». Это было бы вообще жутким дерьмищем. Э… надо бы ехать.
- Ага.
Они снова стали захлебываться от смеха, и это снова продолжалось какое-то время.
Затем Рик выдавил:
- А если серьёзно…
- Ага.
- Нам нужно завестись.
Денни тут же закивал.
- Ну так давай начинать.
Рик открыл бардачок «Шевеля» и принялся копаться в россыпи пузырьков с таблетками и пластиковых мешочков. Большая часть их содержала разные сорта “ганжи” – и все самого высшего качества - но сейчас им требовалось не это. Он уже начал отчаиваться, думая, что может быть, у них и не было того, что он искал. Он снова начал паниковать, но затем обнаружил его – почти пустой мешочек белого порошка, спрятанный под гораздо более толстой, завернутой в пакет пачкой молодой индийской конопли. Он вытянул мешочек с кокаином из бардачка, выудил маленькую ложку из углубления под магнитолой и занюхнул. Потом он передал мешочек Денни, и тот сделал то же самое. Они передавали мешочек взад-вперёд до тех пор, пока количество коки существенно не поубавилось.
После этого они почувствовали себя гораздо бодрее.
Рик взглянул на своего дружка.
- Чувак.
- Я понял.
Денни завёл машину, переключил скорость и тронулся.
Теперь Рик чувствовал себя гораздо лучше. Он откинулся назад, вытянулся в своём кресле и положил руки на своё «ранее» пузо. Он посмотрел на тёмную дорогу, решив, что она уже не выглядит, как развёрнутый язык какого-нибудь огромного непостижимого чудовища. Что за бред вообще? Наверное, только психи могут напридумывать такое – радиоактивные мыслишки, вытекающие из трещин в их больных мозгах. Он представил себе толпу миниатюрных скелетиков кислотных цветов, шныряющих по закуткам и извилинам его серого вещества, сеющих семена безумия, и вздрогнул. Мыслишка для палаты для буйных. Вместе со смирительной рубашкой. Любой разумный человек решил бы, что чёрная поверхность захолустного шоссе походит скорее на спину какой-нибудь уродливой рептилии из преисподней. А асфальт напоминал бы ему больше чешую, чем дорожное покрытие.
Верхом на змее …
Рик снова вздрогнул.
- А давай “The Doors” послушаем.
Денни пожал плечами.
- На «Зьюн» нет “Doors”.
Музыкальное сопровождение вечерней развлекательной программы любезно предоставлял «Зьюн» Денни. MP3-плеер, подключённый в разъём кассетной магнитолы «Шевеля», содержал восемьдесят гигабайт любимой музычки Денни Спиллана. Всё стоящее на этой хреновине присутствовало. “Motorhead”, “Ramones” и “AC/DC”. “The Who”, “the Stones” и “Led Zeppelin”. “The Sex Pistols”, “Deep Purple” и Фрэнк Синатра. Боб Марли и Фрэнк Заппа. “The Pixies” и “Big Black”. Херова куча Джонни Кэша. Вкусы Денни были поистине эклектичны.
Поэтому…
- Не могу поверить, что на твоём ёбанном «Зьюн» нет “Doors”.
- Ну да, на моём ёбанном «Зьюн» нет “Doors”.
Рик тряхнул головой.
- Блядь.
Момент был упущен. Единственными звуками были шорох шин по асфальту и несмолкаемый шум противоречащих друг другу причудливых позывов и размышлений в его голове. Совершенно нетипичные мысли о первой высадке на луне и убийствах Мэрилин Монро и Пола Уэлстоуна . Правда, мысли не производили никаких слышимых звуков. Или производили? Подождите-ка. Секунду. Нет. Всё было только в его голове. Боже, какая жуть. Он подумал, а не стоит ли ему занюхнуть ещё кокса. Нет. Он хотел снова немного расслабиться.
- А пивас у нас есть?
Денни пожал плечами.
- Сзади вроде было немного, - oн нахмурился. - Ты в курсе, где мы?
- Не-а.
- Хм. Тогда я, наверное, поеду по этой дороге.
- Да похер.
Рик повернулся и заглянул на заднее сиденье в поисках пива.
И тут он увидел её.
Мёртвую суку.
Второй за эту ночь крик Рика оказался громче того, что разбудил Денни.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: МЁРТВАЯ СУКА.

От открытия, что они едут с недышащим дополнительным пассажиром, Рик отпрянул назад и ударился спиной о приборный щиток. Несколько секунд он указывал на заднее сиденье и что-то невнятно бормотал.
Денни смотрел на него с точно таким же видом, с каким туристы смотрят на пристающих к ним чокнутых бродяг. С опаской и капелькой жалости.
- Э… ты не мог бы на минутку перестать скулить, как сучка, и сообщить мне, какого хуя стряслось?
Ещё один крик зародился в горле Рика и там же и умер. Он прочистил горло от мокроты и повернул бледное лицо к Денни.
- Тебе нужно остановиться. И лучше прямо сейчас.
Денни нахмурился.
- Да? С чего бы вдруг?
- Потому что, полагаю, ты захочешь избавиться от охуительно красивой, но ещё и охуительно мёртвой бабы на твоём заднем сиденье.
Сразу Денни не ответил.
Он поймал взгляд Рика, секунду оценивал его бесхитростный, мрачный и вмиг отрезвевший вид, убедился, что его дружбан не прикалывается, и тут же совершенно охренел, довольно впечатляюще заверещав, круто выкрутив руль «Шевеля» вправо и нажав на тормоза. Машина пошла юзом и в конце концов остановилась на обочине. Денни крутанулся на своём сиденье и заглянул назад.
И снова заорал.
Рик и Денни снова переглянулись.
А потом ещё заорали.
- А-а-а, блин!
- А-а-а, бля!
- Что делать будем? Что, блядь, будем делать?
Рик уставился на мёртвую женщину. Было совершенно очевидно, что она мёртвая к хуям. Даже пульс не нужно было проверять. Не было смысла ни искусственное дыхание делать, ни искать с выпученными глазами ближайшую реанимацию. Огромная рваная рана на горле делала всё предельно ясным. Она была мертва. Вырубайте к хуям свет, до свидания, увидимся позже. Но отсюда возникал ещё больший вопрос. Если точнее, несколько.
В том числе:
Что это, блядь, за мёртвая сука?
Кто её, блядь, грохнул?
И какого хуя она делала в машине Денни?
Это так, для начала.
Рик посмотрел на своего друга.
- Денни, мужик. Ты ведь не убивал эту тёлку, да?
Денни умудрился одновременно улыбнуться и сделать обиженное лицо.
- Ты за кого меня, на хер, держишь?
Рик кивнул.
- Понял.
Он глубоко вздохнул и, скрепя сердце, снова взглянул на мёртвую суку. Боже, какая дырища. Его желудок скрутило в тугой узел.
- Ни за кого не держу, братан, но спросить должен был.
Его плечи поникли, и он устало кивнул.
- Ну да, наверное. По ходу, и ты её не убивал?
Рик это обдумал. Это было маловероятно. Жестокое убийство – не его тема. Он обычно и на жучков-то не любил наступать. И уж точно не помнил, чтобы кого-нибудь убивал сегодня. Хотя с другой стороны… он покопался в воспоминаниях… маловато их там было за последние несколько часов. Он помнил, как они на протяжении нескольких часов пили в разных барах в Нэшвегасе. Зависали с тёлками, которых встретили в «Голд Раш». Довольно молоденькие соски. Дальше всё было гораздо туманней. Мелькающие образы танцующих девчонок и вспышки света от стробоскопа. Стандартное занятие в ночном клубе. Затем стало ещё туманнее. Стало больше танцующих девчонок, но на этот раз они были голыми и танцевали на сцене у шеста. А после он ничего не помнил.
Он нахмурился.
Мёртвая сука была высокой – футов шесть без каких-нибудь дюймов. У неё были длинные, крашенные в “блонд”, волосы, пухлые красные губы, густо нарумяненные щёки, худощавая, но складная, фигурка и высокая грудь, которая выглядела неестественно большой. Сиськи были зачётные – из тех, о которых всякие стендаперы отвешивают шуточки про поплавок.
Могла эта мёртвая сука быть стриптизёршей?
То, что на ней были только стринги и туфли на каблуках на несколько дюймов выше, чем необходимо, могло быть зацепкой.
- У меня только одна версия.
Денни кивнул.
- Я тоже уже допёр. Мы зависали «Джипси Роуз» в Син Ден. Что-то типа частной вечеринки. Она вышла к машине, чтобы пригреть нас. А мы к тому времени типа уже были в хлам.
Рик хмыкнул.
- Ага, типа того.
- Короче, она подходит к машине. Видит, что мы, ну не знаю, в отключке, и видит в этом свой шанс. Нас же спокойно можно обобрать. Мы же этого никогда не узнаем и никому не расскажем. Ни руководству, ни копам. Идеальная, блядь, мелкая кража. Но пока она нас обчищает…
-…Появляется какой-то чувак, - кивнул Рик.
- Гопник какой-нибудь, ебанутый на голову.
- Там такой райончик, всё что угодно может быть.
- Он видит, что она делает. Он тоже любитель не упустить свой шанс. Убивает её. Забирает наши бабки. Растворяется в ночи.
Рик тряхнул головой.
- И оставляет нам злоебучую мёртвую суку.
В задумчивом молчании они некоторое время смотрели на мёртвую суку.
Затем Рик произнёс:
- Ты на самом деле, думаешь, так всё и было?
Денни пожал плечами:
- Хер знает. Может, один из нас, или оба вместе сделали это в алкогольном угаре. Но я буду придерживаться теории номер один, если ты не возражаешь.
Рик поёжился.
- Я совершенно не против.
- Но остаётся вопрос, что теперь с ней делать.
- Ну это я уже придумал.
- Расскажи–ка.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: МЁРТВАЯ СУКА ВОССТАЁТ ИЗ МЁРТВЫХ.


Вытаскивать её из машины – та ещё задачка. Ещё до того, как они приступили к этому, они жарко спорили, кто будет держать со стороны ног, а кто – с отвратительной стороны с перерезанной глоткой. Решили бросать монетку. Денни выбрал решку. И проиграл. Они решили бросать на два из трёх. Он снова проиграл. Он хотел играть на три из пяти, но Рик не повёлся на это.
- Я победил, честно и справедливо. Не будь тряпкой.
Денни скривился, но на его лице появилось мрачное согласие.
- Ладно, хорошо. Давай к делу.
Они ещё несколько минут настраивали себя на это тошнотворное задание, приканчивая остатки пива из упаковки, которую они извлекли из-под раскинутых ног мёртвой стриптизёрши. Затем приступили к делу.
Они неуклюже пробирались по тёмному лесу не больше пяти минут, когда Рику в голову пришло кое-что крайне важное.
- Хм. Я тут кое о чём подумал.
Денни, наткнувшись на камень, выругался. Обмякшие кисти мёртвой женщины выскальзывали из его потных рук, а её затылок колотился о лесную почву. Он снова выругался, присев возле тела, и наклонился, заставляя себя прикоснуться к мёртвой плоти. Затем снова встал, поднимая её за кисти.
Взглянул на Рика.
- Что ты говорил?
Рик улыбнулся – выражение для человека, держащего за тонкие лодыжки мёртвую стриптизёршу посередине тёмного и незнакомого ландшафта, довольно странное.
- На мне нет крови. И на тебе тоже.
Денни несколько секунд косился на него с выражением полного непонимания на лице. Затем его глаза медленно расширились.
- Ебать-копать.
Он вложил в тихое ругательство странную смесь неверия и зарождающегося восторга. Он снова отпустил кисти стриптизёрши и осмотрел себя. Голова мёртвой женщины ударилась о камень, но Денни не обратил внимания на неприятный звук - он усердно хлопал по своей одежде. Он закончил осмотр и осветил лес лучезарной улыбкой.
- Боже святый, ты прав.
Он погрозил сжатым кулаком небу и издал торжествующий вопль.
- ДА! ДА, БЛЯДЬ! - Он рассмеялся и, всё ещё ухмыляясь, снова посмотрел на Рика. – Мы этого не делали, мужик! На самом деле, не делали.
Рик тоже ухмылялся, но в его глазах стояли слёзы. До этого момента он и не подозревал, как много сомнений в отношении своей невиновности содержалось в каком-то далёком, скрытом уголке его души. Но теперь всё закончилось, так же, как и возможное несмываемое пятно в его душе. Он всё так же не имел ни малейшего понятия, что же произошло с мёртвой сукой. Может быть, их первоначальная теория была ближе к правде, чем они думали. Но на самом деле, это не имело никакого значения. А значение имело лишь неопровержимое доказательство, что он и его друг не были бешеными убийцами.
Он отпустил лодыжки мёртвой стриптизёрши и изобразил дикий танец необузданного ликования. Денни исполнил такой же танец. Они вопили и тыкали кулаками в небо. Они вели себя, как убеждённые спортивные фанаты, которые только что увидели, как их команда забила победный тачдаун в Суперкубке. Они воспользовались шансом и одержали верх, вырвав победу из цепких лап поражения в тот момент, когда казалось, что хуже и быть не может. Они ехали в ебучий Диснейленд!
Хорошее настроение продержалось до того момента, когда Денни споткнулся о невидимый вьюн и упал под неудачным углом. Его левую лодыжку сзади толкала слишком большая инерция, а сверху на неё давил слишком большой вес. Раздался отчётливый хруст кости, и Денни тяжело рухнул на землю, успев наглотаться листьев и земли, прежде чем перевернулся на спину и взвыл от боли. Он сел и, глядя на Рика, схватился за левую ногу, а затем снова взвыл.
У Рика скрутило желудок. Желчь подкатила к горлу. Радость, которая всего несколько секунд назад наполняла его, умерла, сменившись тошнотворным страхом, от которого Рик трясся и едва не выплёскивал наружу содержимое своего расстроенного желудка. Это было нечестно. Неправильно. Как могла такая хуйня произойти настолько быстро и неожиданно? Они уже почти разрешили эту необычную и кошмарную ситуацию, и тут вдруг – продолжение этого ада – самая заурядная травма, мать её.
Денни с трудом говорил, хватая ртом воздух:
- А… блядь, чувак. Я сломал… на хуй… лодыжку. Такое…- oн застонал и сморщился. – Ох, бля. Такое ощущение, что нога держится на соплях, – застонав ещё раз, он качнулся и ухватился за ногу. – Ой! Как же больно-то, Рик. Ой, блядь, как же больно. Пожалуйста… помоги мне…
Рик мысленно выругал себя.
Возьми себя в руки! Помоги человеку!
Он кивнул, соглашаясь со своим внутренним голосом, который звучал скорее, как брюзжание его мёртвого отца. Он сделал несколько шагов к своему другу и склонился над повреждённой конечностью. Желудок снова скрутило. На лбу выступил пот. В горле снова образовалась желчь, и ему пришлось ещё раз сглотнуть её. Нога и правда выглядела так, словно держится на соплях. Боже. Смотреть на это – и то уже было тошно. Херово сейчас было на месте Денни.
- Послушай, мужик. Вот, что мы сделаем. Я помогу тебе подняться. Ты закинешь мне на плечо руку, и мы просто…
Рик застыл.
Его сердце сделало примерно то же самое.
Что-то схватило его за лодыжку и стиснуло стальной хваткой. Словно его удерживал Супермен.
Этого не может быть.
В смысле, это, блядь, вообще невозможно.
Он опустил глаза и увидел, что мёртвая сука щерится на него, поблёскивая зубами в лунном свете, пробивавшемся сквозь кроны деревьев.
- Ох… блин.
Изо рта мёртвой женщины раздался неразборчивый рык. Может быть, она пыталась ему что-то сказать, но её голосовые связки были слишком сильно повреждены тем самым орудием, что перерезало ей глотку, чтобы говорить внятно.
Денни опять заныл.
- Что за хуйня там творится?
Рик сглотнул и снова почувствовал, как желудок скрутило.
- Я… э… ну…
- Выкладывай уже.
- Да ты мне ни за что не поверишь.
- Блядь! Ты можешь просто взять и сказать мне?
Рик опять с трудом сглотнул. Рука ожившей стриптизёрши теперь поднималась по его ноге, холодные пальцы пролезли под штанину и скользнули по его икре. Теперь он и сам заскулил.
- У нас тут типа… зомби.
Воцарилось молчание.
Затем Денни проговорил:
- Что?
- Я говорю, у нас тут…
Мёртвая сука уселась и зарычала на него.
Рик закричал.
Увидев зомби, закричал и Денни.
Рик попытался отодвинуться от неё, но она удержала его с поразительной лёгкостью и вновь ощерилась, поблёскивая в лунном свете молочно-белыми глазами. Её груди тряслись и колыхались, когда она вставала на ноги и брала его в клинч, который казался пародией на любовные объятья. Её руки обвили ему спину и поднялись к его плечам. Она крепко прижала его к себе. Прижатые к его груди необъятные груди не давали дышать. От её зловонного дыхания Рика замутило, и на этот раз он не смог сдержать желчь, поднимающуюся к его горлу.
Она снова ощерилась.
Её рот тянулся к бьющемуся пульсу на его горле, жадно выискивая нежную плоть.
И тут Рик блеванул ей на лицо.

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ: ЕБУЧАЯ ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВА.


Струя горячей рвоты шлёпнулась прямо на лицо зомби-стриптизёрши. Реакция мёртвой суки была сродни той, что показывает вампир, когда на него выливают святую воду. Она взвизгнула и отпустила его, отступив назад и неуклюже споткнувшись на своих высоких каблуках. Тварь потеряла равновесие и тяжело рухнула на задницу. Но это помогло ненадолго. Мёртвая сука вскочила обратно на ноги со сверхъестественной скоростью и грацией, и зарычала, склонившись над ним и протянув к нему руки, словно клешни. Она тряхнула своими испачканными кровью белокурыми волосами, колыхнув ими, как супермодель, делающая разворот на краю подиума.
Рик был поражён тем, как сильно блестела её обнажённая кожа в лунном свете.
Блядь.
Она выглядела чертовски сексуально. Естественно, если закрыть глаза на зияющую дыру на её горле.
Денни проговорил:
- Ты так и будешь пялиться на неё и позволишь ей завалить нас?
Рик отвёл свой взгляд от мёртвой суки и произнёс:
- Она же зомби, чувак. И ты даже не представляешь, насколько она сильна. Так что я тут вроде бы как проигрываю. Но я готов рассматривать предложения.
Денни заскулил.
- Боже, как же, блядь, больно! Слушай, у меня в багажнике есть пушка. Заряженный тридцать восьмой калибр. В моей спортивной сумке. Возьми её и продырявь ей голову к хуям, как в кино.
Рик нахмурился.
- А почему у тебя в спортивной сумке пушка?
- ПРОСТО ВОЗЬМИ ЭТОТ ЕБУЧИЙ ПИСТОЛЕТ, ТВОЮ В ДУШУ МАТЬ!
Бурлящая злоба и боль в голосе его друга подстегнули к действию, которого тот и добивался. Рик вскочил на ноги и побежал обратно к дороге. На бегу он старался не думать о том, насколько уязвимым он себя ощущает, повернувшись спиной к мёртвой суке. Конечно, могло быть и хуже. Он мог быть на месте Денни. Со сломанной лодыжкой в лесу на земле, с голодной до человеческой плоти зомби-стриптизёршей всего в нескольких футах. Но об этом он тоже не хотел думать. Не сейчас. Потому что Денни прав. Был только один шанс. Ему нужно было действовать быстро. Охуеть как быстро.
В считанные секунды он прорвался через ряд деревьев к обочине, разглядел ярдах в десяти левее «Шевель», и помчался к нему. Схватился за ручку водительской двери, дёрнул её и заорал. Заперто. Он поспешил на другую сторону. То же самое. Он заглянул внутрь и увидел ключи Денни в замке зажигания. Его трясло от отчаяния, пламя расходилось по всем его нервным окончаниям. Было бессмысленно рассуждать о том, как они могли вести себя так тупо. На это просто не было времени. Пронзительный крик из леса подтвердил это. Рик осмотрел землю возле автомобиля, нашёл в канаве за обочиной большой камень и быстренько прихватил его. Он швырнул камень в водительское окно, и не успели ещё осыпаться на сиденье блестящие осколки триплекса, как его рука уже проникла внутрь. Ещё один крик – на этот раз вибрирующий от боли вой - разорвал лесную тишину в тот момент, когда его пальцы нащупали выключатель защёлки багажника. Рик распахнул багажник, нашёл пистолет именно там, где сказал Денни, и поспешил обратно в лес.
Было уже не так темно, как несколько минут назад. Первый лиловый оттенок рассвета озарил небо. На секунду Рик почувствовал безысходность, решив, что побежал не в том направлении. Пока не споткнулся о Денни и не упал на землю.
Тридцать восьмой вылетел из его руки.
Он рухнул на землю, раздирая раскрытую ладонь в кровь о камень. Перевернулся на спину и уставился на Денни.
На его обмякшее лицо.
И ужасающе неподвижные глаза.
И на открытую полость, в которой когда-то лежали его кишки, наполовину сожранные остатки которых были раскиданы вокруг его мёртвого друга.
Рик, не веря своим глазам, несколько секунд смотрел на тело.
Затем его с головой накрыло горе – от наплыва сильного переживания его качнуло назад. Он отодвигался от тела, пока не упёрся спиной в толстое дерево. Он сидел и просто беспомощно смотрел на своего погибшего друга, не в силах отвести взгляд. Затем он задался вопросом, что же сталось с мёртвой сукой. Её нигде не было видно. Куда она ушла?
Долго задаваться вопросом не пришлось.
За мной!
Это могильное дыхание ни с чем не перепутаешь.
Рик вскочил на ноги, но прежде чем он смог сбежать, мёртвая сука возникла из тени за деревом и схватила его за руку. Подтянула его к себе и заключила его всё в те же псевдо-любовные объятия, только на этот раз гораздо более экспрессивные. Она обвила вокруг него ногу и прильнула к нему. Удар её огромных грудей снова вышиб из него кислород, и он принялся ловить ртом воздух.
Блядь, - думал он. - Надо мной надругается ебучая мёртвая зомби-сука!
Это продолжалось некоторое время.
Он даже начал чувствовать, что у него встаёт.
Ну а какого хера?
Он всё равно уже не жилец. Так в чём проблема?
Затем кое-что произошло.
Мёртвая сука отвернулась от него и зарычала. Затем разорвала объятия, и Рик отшатнулся назад. У него кружилась голова, в глазах расплывалось. Он сильно тряхнул головой, чтобы прийти в себя, и в изумлении вылупился на реанимированного, зомбифицированного Денни, который сошёлся в ожесточённой схватке с мёртвой сукой. Они катались по земле и раздирали друг друга своими ногтями. Со спины мёртвой суки полетели клочья плоти, когда Денни прошёлся по ней, как граблями.
Рика трясло.
И тут он краем глаза уловил стальной блеск.
Тридцать восьмой.
Он поднял пушку.
Приблизился к участникам драки.
Тщательно прицелился.
Выстрелил.
И ещё раз выстрелил.
Тела зомби утихомирились.
Рик долго смотрел на них. Поначалу он не мог связать изувеченное тело Денни с человеком, который с детства был его лучшим другом. Затем на него нахлынули воспоминания. Крепости, которые они строили в лесу. Тайные клубы, которые они организовывали с другими ребятами. Дикие подростковые времена. Тихая грусть, о которой они никогда не говорили, когда их друзья вырастали и обзаводились семьями, становились ответственными. Последующий полный уход в наркотики и выпивку, как единственный способ жизни, имеющей хоть какой-то смысл для таких, как они. А теперь вот это. Один из них - мёртвый в безымянной дикой местности. Выпотрошенный. И он, Рик, с дымящимся пистолетом в руке и без малейшего понятия, что делать дальше. Немного погодя, он развернулся и двинулся обратно к дороге.
Он стряхнул с водительского сиденья осколки стекла, едва обратив внимание на жжение от многочисленных порезов, и пробрался за руль.
Посмотрел на дорогу.
Уже почти совсем рассвело.
Дорога была всего лишь дорогой.
Ведущей куда угодно и никуда, как и всегда.
Но возможно где-то там у горизонта притаился монстр.
А может и много монстров.
Рик выкрутил радио на частоты AM, нашёл круглосуточную новостную радиостанцию.
Тонущий в помехах голос диктора рассказал ему то, о чём он уже догадался:
«…В стране объявлено чрезвычайное положение. Гражданским лицам рекомендуется оставаться в своих домах до окончания кризиса. Повторяем, тела умерших поднимаются и нападают на живых. Власти призывают всех избегать контакта с мёртвыми. Если вы вынуждены противостоять ожившему трупу, вам необходимо уничтожить мозг этого создания, чтобы оно умерло. Команда ведущих учёных страны круглосуточно работают над решением этой проблемы, однако на данный момент причина восстания неизвестна. Некоторые предполагают, что радиация от…»
Рик перестал слушать.
Удивительно, но на каком-то уровне он совершенно не был удивлён. Словно каким-то образом уже знал, что это должно было произойти, что это было неизбежно.
Он переключил магнитолу на кассетную деку и взял в руки «Зьюн» Денни. Прокрутив список исполнителей, он остановился на одном и рассмеялся.
Слёзы брызнули из глаз.
- Ну ты и пиздобол.
Он выбрал “The End” от “Doors” и запустил её.
Когда песня закончилась, он сделал единственное, что только мог придумать. Он поднял пистолет и приставил его к голове. Закрыл глаза и несколько секунд вспоминал всё хорошее, что происходило в его жизни. Семья и старые друзья. Хорошие времена. Музыку, которая ему нравилась. Да, были люди и вещи, по которым он скучал. Но мир погибал, и он не собирался смотреть на это в одиночку. Он начал давить на спусковой крючок.
Голос с пассажирского сиденья произнёс:
- Не будь мудаком.
Рик убрал палец от спускового крючка. Открыл глаза, опустил пистолет и повернул голову в сторону источника звука.
- Э…
Со знакомой самодовольной ухмылкой на лице, облокотившись одной рукой на дверь, на пассажирском сиденье растянулся призрак Денни. По крайней мере, он должен был быть призраком – была у него эдакая светящаяся прозрачность, как частенько показывали в фильмах. Более рациональная часть разума Рика напомнила ему, что он в своей жизни употребил кучу наркотиков, собственно, он употребил кучу наркотиков за одни только последние сутки, так что это вполне могла быть и галлюцинация.
Денни хихикнул и произнёс:
- Я не галлюцинация.
- Бля, ты что, мои мысли можешь читать?
Денни покачал головой.
- Не-а. Просто в каком-то роде тебя так же видно насквозь, как и меня. И Рик, если серьёзно, ты же не собирался вышибать себе мозги, послушав “The End”?
- Ну…
Ухмылка Денни стала шире.
- Боже, ты действительно собирался это сделать. Слушай, это всего лишь слабость, если, конечно, ты не какой-нибудь замкнутый старшеклассник. Да и в этом случае, это тоже слабость.
Рик кивнул. Он положил пистолет в углубление под магнитолой.
- Ты прав.
- Ты стопудово прав, что я прав.
- Так как я тебя всё же могу видеть?
Денни пожал плечами.
- Да кто его знает, мужик? Может, вся эта наркота, что ты употребил, открыла в твоих мозгах рецепторы, которые раньше были закрыты, – oн хихикнул. – Двери восприятия, на хуй. Ты, наверное, постоянно должен быть упорот, чтобы я не исчезал.
Рик улыбнулся.
- Звучит логично.
Он извлёк из кармана рубашки наполовину выкуренный косяк и запалил её от прикуривателя. Глубоко вдохнул и протянул косяк Денни.
Тот помрачнел.
- Чувак, я же призрак. Я не материальный. Усёк?
Рик нахмурился.
- А. Точняк.
- Так что тебе придётся закидываться в два раза больше – за нас двоих.
Рик подавился на следующей тяге, издав смешок.
- Ага. Чёрт. Я об этом не подумал. Хороший аргумент.
Денни растянулся на своём сиденье, закинув свои призрачные руки за свою нематериальную голову.
- Ну что тут скажешь? Я сообразительный засранец. Давай, вруби какую-нибудь песенку. Только не этот ёбанный “The End”. Нормальную песенку. И поехали уже. Нужно глянуть на этот долбанный зомби-апокалипсис.
Рик взял в руки «Зьюн» и проматывал список, пока не наткнулся на “Space Truckin’” “Deep Purple”.
Он нажал «Play».
И издал звук, изображающий клавишные Джона Лорда.
Денни расцепил руки и принялся играть на барабанах.
Несколько секунд спустя «Шевель» уже катился по дороге.

Перевод: Иван Миронов
Категория: Брайан Смит | Добавил: Grician (05.06.2020)
Просмотров: 131 | Теги: Брайан Смит, рассказы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль