Авторы




У парня есть колокол, выкованный Сатаной, и, как он утверждает, когда он звонит 666 раз, вызывается сам Люцифер. К несчастью для нашего рассказчика, никто из его коллег не верит ему и подшучивает над бедным офисным работником. Поэтому он делает то, что сделал бы любой из нас, он начинает процесс призыва Темного Лорда...





Я владелец колокола, выкованного самим Сатаной. С его помощью я могу призвать Князя Тьмы в наш мир. Я часто думаю об этом, но боюсь своей силы.
Некоторые сомневаются в подлинности колокола. "Не может быть, чтобы его сделал Сатана", - говорят они. "Если бы Сатана сделал колокол, то это была бы какая-то большая страшная штука из черного железа с вырезанными на ней пентаграммами и, не знаю, кипящей кровью, стекающей по бокам, и все такое. А это просто глупый маленький пластмассовый колокольчик. На нем до сих пор висит ценник".
Я спрашиваю их: "Почему вы решили, что Люцифер владеет навыками изготовления колокольчиков? Уильям Шекспир, возможно, был самым гениальным писателем в истории человечества, но знал ли он, как успешно доить корову? Сомнительно. У каждого есть свой набор навыков. Я не понимаю, почему колокол Сатаны должен быть нечестивым зрелищем, чтобы убедить людей в его происхождении. Это была его первая попытка. И это не будет Колокол Свободы".
Ценник я не могу объяснить. Некоторые явления находятся за пределами понимания смертного человека и должны оставаться таковыми.
Иногда мои коллеги по работе берут колокол с моего стола и звонят в него, просто чтобы подразнить и разозлить меня. Жалкие души. "О-о-о!" - говорят они. "Дьявол будет здесь в любую секунду!" Я объясняю, что для вызова нужно позвонить в колокол шестьсот шестьдесят шесть раз. К счастью, у моих коллег не хватает терпения на такое количество звонков.
Нет, я не получил колокол непосредственно от Сатаны. Нелепо думать, что это было так. Я не настолько зациклен на чувстве собственного достоинства и собственного эго, чтобы думать, что Сатана почувствовал бы необходимость доставить свой подарок мне лично, не больше, чем президент Соединенных Штатов должен вручить грамоту, чтобы это было продуманным жестом. Один из его приспешников подарил мне колокольчик три месяца назад.
Здесь мое разочарование в коллегах становится почти невыносимым. Да, приспешник Сатаны принял человеческий облик. Из-за этого факта мои коллеги постоянно твердят, что это был вовсе не демон, а бездомный, продававший барахло, которое он украл из магазина "Все за доллар". Логика ускользает от них. Почему они думают, что Сатана был бы настолько глуп, чтобы послать краснокожего, чешуйчатого, пахнущего серой, с длинным хвостом демона бродить по ярко освещенным улицам? Конечно же, демон превратился бы в нечто похожее на человека. Они просто не понимают этой линии рассуждений.
О, думаю, я должен отметить, что я не поклоняюсь дьяволу. Я понимаю, откуда у вас может возникнуть неверное представление. На самом деле я достаточно набожный христианин, поэтому меня больше всех удивило, когда миньон продал мне колокольчик за такую низкую цену. Я ожидал, что он выберет кого-то, кто практикует темные искусства, или слушает злую музыку, или, по крайней мере, читает Гарри Поттера. Но нет, выбрали меня.
Я не хочу видеть ад на земле, тысячу лет тьмы или что-то в этом роде. Если я и вызову Сатану, то только для того, чтобы победить его.
Мои коллеги всегда смеются над этим. Я прекрасно понимаю, как это звучит, но мне бы хотелось, чтобы они отдавали мне должное за то, что я не полный идиот. Я не говорю, что я собираюсь выхватить свой меч со скобой +3 и отрубить Вельзевулу голову за восемь тысяч очков опыта; я просто говорю, что если я использую колокольчик, то смогу вызвать его при обстоятельствах, при которых его зло будет побеждено раз и навсегда.
- Что ты собираешься делать, поймать его в ловушку сетью? - спрашивает Рик из корпоративной бухгалтерии, играя с колокольчиком. Я действительно не должен оставлять его на столе.
- Нет, - говорю я, стараясь не выдать своего нетерпения. - Я не собираюсь ловить его сетью. Его кожа будет гореть прямо сквозь нее.
Как он может быть таким высокооплачиваемым и при этом таким невежественным?
- Собираешься применить к нему свои навыки боевых искусств?
- У меня нет навыков боевых искусств, - вздыхаю я.
- Правда? Я думал, что ты, типа, ниндзя или что-то в этом роде.
Он заставляет мой мозг болеть.
- Я восхищаюсь ниндзя, но сам не являюсь одним из них.
- Облом.
- И вовсе не облом. Я не заинтересован в том, чтобы отнимать человеческую жизнь.
- Но ты пытаешься убить Сатану.
- Я никогда не говорил, что пытаюсь убить Сатану. Все, что я сказал, это то, что если я смогу найти способ поймать его в ловушку, я смогу вызвать его с помощью колокола. Это очень большое "если". Я не пытаюсь выдать себя за могущественного охотника за дьяволом - я просто говорю, что если бы я придумал действенный план, я мог бы попытаться избавить мир от него. Дайте мне чертову передышку.
Рик покачивает колокольчик.
- Он даже не звонит. Он просто как бы звякает.
- Ну, блин, может, у падшего ангела слух лучше, чем у тебя. Ты когда-нибудь думал об этом? - его тупость просто невероятна.
- Должен сказать тебе, Хоуи, я не совсем верю во всю эту историю с дьявольским колокольчиком.
Я никогда не утверждал, что я совершенен. Иногда я страдаю от греха гордыни. И в тот день я просто не мог больше терпеть насмешки. Я выхватил колокольчик из рук Рика и начал звонить.
Я звонил в него десять раз.
Двадцать.
Тридцать.
Рик стоял там, ухмыляясь. О, как бы мне понравилось видеть, как эту ухмылку срывает и варит в желчи сам Люцифер.
Я продолжал трясти колокольчик, считая каждый звон. Сорок шесть, сорок семь, сорок восемь...
- Мне пора идти, - сказал Рик.
- Никуда ты не пойдешь, - сказал я ему. - Ты мне не веришь? Я докажу тебе это, раз и навсегда.
Пятьдесят три, пятьдесят четыре, пятьдесят пять...
- Сколько он должен прозвенеть?
- Шестьсот шестьдесят шесть.
- Это суммарно?
- Что ты имеешь в виду?
- Мои звонки тоже считаются?
- Нет. Один человек за один сеанс.
- Сколько у тебя?
- Девяносто.
Сара, которая сидит через три кабинки позади меня, подходит с чашкой кофе.
- Что происходит?
- Хоуи вызывает Сатану.
Сара улыбается.
- Ты придумал, как его победить?
Я качаю головой и продолжаю звонить.
- Я просто преподаю Рику урок.
- Довольно суровый урок, если Сатана все-таки появится.
- Я преподаю всем вам урок, - объявляю я. - Вы никогда не верили мне. Вы все думаете, что я зря потратил свои полтора доллара. Что ж, когда я дойду до шестьсот шестьдесят шестого звонка, вы узнаете, кто и что потратил впустую.
- Сколько сейчас звонков? - спрашивает Рик.
- Сто сорок один.
- Ты можешь позвать меня, когда дозвонишься до шестисот?
От его снисходительного тона мне еще больше хочется наблюдать за его вечными мучениями. Я звоню сильнее и быстрее.
В глубине души я сомневаюсь в мудрости вызова Сатаны без плана побега, но я слишком раздражен, чтобы беспокоиться об этом. Что бы ни случилось, это произойдет.
Начинает собираться толпа. Все они выглядят забавными. Я не могу дождаться, когда увижу, как веселье на их лицах превратится в явное отсутствие радости.
К этому моменту я уже сбился со счета - думаю, около трехсот звонков, - но вызов не требует, чтобы я остановился ровно на шестистах шестидесяти шести звонках, так что если я переборщу, то ничего не испорчу. Мне просто нужно следить за этим настолько, чтобы знать, когда нужно пригнуться и укрыться.
- Не сделать ли нам Сатане приветственный баннер или что-то в этом роде? - спрашивает Майк, который тоже из корпоративной бухгалтерии. Остальные признают, что это хорошая идея (хотя я сомневаюсь в их искренности), но никто не идет делать его. У них все равно не будет времени.
Патриция, которая тоже из корпоративной бухгалтерии (их отдел находится рядом с моим), смотрит на меня с грустью. Она всегда была добра ко мне, и я тайно влюблен в нее несмотря на то, что она на тридцать два года старше меня.
- Ну же, Хоуи, перестань. Тебе не нужно ничего доказывать.
Если бы я мог понять, что ее слова означают "Потому что я тебе верю", этого было бы достаточно, и я бы перестал звонить в колокол. К сожалению, она явно имела в виду: "Потому что ничего не произойдет, и ты будешь выглядеть идиотом", и поэтому я должен продолжать.
Динь-динь-динь-динь-динь-динь-динь-динь.
Моя рука начинает уставать. Видите? Даже несмотря на то, что это маленький пластмассовый колокольчик, процесс звона утомляет. Вот почему мне дали именно этот колокольчик, а не какую-нибудь гигантскую черную железную громадину, в которую невозможно позвонить достаточное количество раз, не упав от усталости. Все имеет смысл, если применить простую логику.
- Уже было шестьсот шестьдесят шесть? - спрашивает Рик.
- Нет. Чуть больше пятисот, - сообщаю я ему.
- Все это кажется весьма утомительным.
- О, конечно, ведь это так логично, что процесс вызова дьявола должен быть настолько простым, что вы можете сделать это, просто взяв колокольчик с моего стола и встряхнув его пару раз, - говорю я, не пытаясь скрыть сарказм в своем голосе. - Подумай, что ты говоришь, Рик!
Я больше не обязан относиться к нему с уважением. Нельзя уважать человека, который находится в нескольких мгновениях от того, чтобы быть насаженным на вилы.
Я перекладываю колокол на левую руку и продолжаю звонить.
Шестьсот (примерно).
Мне хочется расхохотаться маниакальным смехом над тем, что должно произойти, но я должен помнить, что мы все еще находимся в деловом месте, где ожидается профессиональное поведение. Тем не менее, я не могу удержаться от ухмылки.
Я звоню так быстро, что руку покалывает.
И наконец я добираюсь до звонка Зверя. На всякий случай я звоню еще десять раз.
Я удовлетворенно киваю своим обреченным антагонистам... но потом моя ухмылка исчезает.
Что я наделал?
О, Боже, что я наделал?
Чтобы доказать коллегам свою правоту, я привел ад в офис "Тайлер и Беттин Инкорпорейтед". Как я могу называть себя христианином, если я так эгоистично вызвал самого Люцифера просто так, чтобы выставить Рика из корпоративной бухгалтерии в глупом свете?
Сатана, возможно, еще не пришел, но в этой комнате все еще присутствует зло, и это я.
Я так недоволен собой, что мне хочется кричать. Реки крови потекут по нашим клавиатурам и мышкам. Наши принтеры будут плавиться и шипеть в адском пламени. Мои коллеги высмеивают меня, но неужели они заслужили эту вечную каторгу?
Что я могу сделать, чтобы остановить это?
Хотя я сказал, что сеть не может удержать Сатану, это было всего лишь предположение. Если у нас есть такая сеть, то, конечно, стоит попробовать. Я хочу крикнуть своим коллегам, чтобы они попытались найти такую сеть, но я так напуган и потрясен своим собственным поведением, что не могу говорить. Я бешено жестикулирую, а они стоят вокруг моего стола и смотрят на меня с веселым видом.
- Эй? Сатана? - восклицает Рик, не понимая, что почти наверняка делает себя первой мишенью.
Я должен остановить это! Но что я могу сделать? Что может отпугнуть Князя Тьмы? Что он ненавидит больше всего на свете?
И тут до меня доходит.
Любовь.
Сила любви может остановить вторжение Зверя в наш мир. Поцелуй, истинный и чистый. Почувствовав проявление человеческой любви, дьявол будет настолько подавлен, что может - может - вернуться в свою адскую обитель и оставить нас в покое.
Я смотрю на Патрицию.
Она поворачивается и грустно отходит от моего стола.
Мне кажется, я слышу грохот вдалеке. Он напоминает мне о системе вентиляции, но я не в том состоянии, чтобы точно оценивать звуки, и знаю, что времени в запасе нет. Сейчас я должен выразить чистую любовь.
Я встаю, шепчу "Я люблю тебя", затем притягиваю Рика к себе и целую его в губы. На самом деле я не люблю его, но, возможно, Сатана будет одурачен.
Хаос настолько велик, что на мгновение мне кажется, что пришел Сатана. Но нет, они просто реагируют на мой акт искупления. Не в положительном смысле. Тем не менее, они могут судить меня сколько угодно, пока я не избавился от последствий этого проклятого колокола.
Сатана не появился в офисе "Тайлер и Беттин" в то утро. Поцелуй сработал.
Я уничтожаю колокол, топнув по нему ногой. Это слишком большая ответственность для одного человека.
Я провожу некоторое время в отделе кадров, объясняя свои действия. Мне выписывают штраф за непрофессиональное поведение и говорят, что это негативно скажется на повышении моей зарплаты, но это не страшно. Я поддался греху гордыни, и мое наказание будет справедливым.
И я усвоил важный урок. Любовь побеждает все... но в крайнем случае ее можно сымитировать.

Просмотров: 80 | Добавил: Grician | Теги: Dead Clown Barbecue, рассказы, Джефф Стрэнд, Грициан Андреев | Рейтинг: 5.0/1

Читайте также

Однажды, Карл познакомился в баре с одним порно режиссером. Признавшись, по пьяни, в том, что он оборотень, порнограф сразу же предложил парню работу....

Он уже видел заголовки завтрашних газет: “Президент проверяется в “Центральном Армейском госпитале имени Уолтера Рида” на мандавошки.”...

О программах, которые помогают завязавшим алкоголикам и наркоманам вновь почувствовать себя полноценными членами общества, известно всем....

Когда тебе даётся второй шанс, воспользуйся им правильно......

Всего комментариев: 0
avatar