Авторы




После жестокой расправы над своей жертвой, убийца приходит к экстрасенсу, дабы попросить прощения у умершего за свой не очень красивый поступок...





- Итак, мистер Гален, сколько раз вы ударили ножом мистера Брауна?
- Я не помню.
- Серьезно? Конечно, вы помните.
- Не то чтобы я считал каждый удар.
- Конечно, нет, конечно, нет, но я думаю, вы можете хотя бы приблизительно назвать цифру.
- Не знаю. Двадцать?
- Сорок три.
- Сорок три? Правда?
- Да, мистер Гален. Вы нанесли жертве сорок три удара ножом.
- Ого. Это очень много.
- Это точно. Тогда не могли бы вы объяснить мне, почему вы посчитали необходимым нанести ему столько ударов?
- Ну, я пытался его убить.
- Это очевидно, мистер Гален.
- Я тоже думал, что это очевидно, но это вы спросили. Сам бы я не стал спрашивать. Похоже на здравый смысл.
- Мой вопрос был не о том, желаете ли вы жизни или смерти мистеру Брауну. Мой вопрос был о количестве. Если вы ударили человека ножом один, два или, возможно, даже три раза, то вашим мотивом могло быть убийство. Но если вы ударили его сорок три раза, то можно предположить, что здесь есть более глубокая причина.
- Нет, я просто хотел убедиться, что он мертв.
- Где вы нанесли второй удар, мистер Гален?
- За барной стойкой.
- Не пытайтесь превратить это в безумную комедию, мистер Гален. Вы прекрасно знаете, что я спрашивал о том, какая часть его тела получила именно это ножевое ранение.
- О. Я забыл.
- Вспоминайте, мистер Гален. Вспоминайте.
- В шею?
- В горло. Вы вонзили нож прямо в его горло.
- А, да, точно. Попал прямо в адамово яблоко.
- Вы гордитесь этим?
- Нет, сэр.
- Тогда скажите мне, мистер Гален, как вы думаете, сколько людей могут выжить после того, как восьмидюймовое зазубренное лезвие охотничьего ножа вонзится им в горло?
- Я думаю, что есть какой-то определенный процент выживания.
- Возможно, да, возможно. Но согласны ли вы, что нанесение еще сорока одного удара ножом после этого можно считать чрезмерным?
- Не все удары были в его шею.
- Нет, не все.
- Я знаю, что по крайней мере один попал ему в палец. От этого не умирают.
- Из сорока трех ножевых ранений, которые получил мистер Скутер Браун, ровно два были на его пальцах. Что вы об этом думаете?
- Ему следовало бы чаще поднимать руки, чтобы защититься.
- Вы это серьезно, мистер Гален?
- Очень, сэр.
- Не похоже, что это так.
- Я просто хочу сказать, что если кто-то наносит вам множественные удары охотничьим ножом, то, возможно, вам следовало бы поднять руки вверх. Вот и все.
- Вы предполагаете, что у мистера Брауна были суицидальные наклонности?
- Нет, не обязательно. Я лишь говорю, что если бы меня ударили ножом, я бы приложил больше усилий, чтобы блокировать нож. Вот и все, что я хочу сказать.
- Возможно ли, мистер Гален, что когда лезвие вошло в его горло, его умственные способности могли быть нарушены, что затруднило ему определение правильного способа защиты?
- Да, это возможно.
- На самом деле, я считаю себя намного выше среднего в искусстве самообороны, и все же, если я действительно честен с самим собой, я должен признать, что артериальное кровотечение создало бы для меня трудности в принятии наилучших решений.
- Я уже согласился, что это возможно! Вам не нужно продолжать сучиться по этому поводу!
- Почему вы проявляете антагонизм, мистер Гален?
- Это не так.
- Вы хотите сказать, что употребили слово на букву "с" в неантагонистической манере?
- Я просто пытаюсь объяснить, что произошло, а вы продолжаете меня осуждать!
- Приведите мне пример того, где я вас осуждал.
- Вы обвинили меня в том, что я сказал, что он был самоубийцей, только потому, что я сказал, что я бы выше поднял руки, если бы меня ударили ножом.
- Вы правы. Я так и сделал. И за это я прошу прощения.
- Спасибо.
- На чем мы остановились?
- Я забыл.
- Ах да. Вы ударили его ножом сорок три раза, но, как мы уже обсуждали, даже человек без формального образования в области медицины и/или анатомии знает, что второй удар был смертельным для мистера Брауна. И все же вы продолжали наносить ему удары снова, снова и снова. Почему?
- Наверное, у меня небольшая проблема с яростью.
- Небольшая?
- Да, небольшая.
- Ну же, мистер Гален, конечно, мы оба можем согласиться, что такое большое количество ножевых ранений считается больше, чем "небольшая" проблема с яростью.
- Почему вы продолжаете об этом говорить? Разве одна ножевая рана и сорок три ножевые раны - это не одно и то же количество ярости? Прекратите, ради Бога.
- Я не могу это прекратить. Потому что вы знаете, к чему я веду, не так ли?
- Нет.
- А я думаю, что знаете.
- На самом деле нет.
- Сколько времени прошло между первым ударом и последним?
- Я не помню.
- Интересно.
- Я не смотрел на часы.
- Вы серьезно?
- Вы всегда смотрите на часы, прежде чем начать что-то делать и когда заканчиваете? Сколько времени вам понадобилось, чтобы купить брюки?
- Прекратите пытаться сменить тему. Мои брюки не имеют отношения к делу, и вы это знаете.
- Я просто хочу сказать...
- Что вы хотите сказать?
- Что вы не знаете точного времени, которое ушло, на каждое отдельное событие, которое вы делаете каждый божий день.
- Справедливо. Полагаю, я приму ваш вызов, мистер Гален. Покупка этой пары брюк заняла у меня примерно пятнадцать минут, если считать время, проведенное в примерочной, и время, проведенное в очереди на кассу. За это время, я думаю, я также купил две или три рубашки. Итак, пятнадцать минут - вот мой ответ. А ваш?
- Я не уверен.
- Правда?
- Я думаю, что, возможно, прошло около пятнадцати минут.
- Вы серьезно пытаетесь убедить меня, что вы верите, что прошло всего пятнадцать минут?
- Примерно так.
- Пожалуйста, не лгите мне, мистер Гален.
- Это могло быть и дольше.
- Как насчет двух часов и тридцати шести минут?
- Это было так долго?
- Действительно.
- Ничего себе.
- И сколько времени ему понадобилось, чтобы умереть. Пятнадцать минут?
- Две минуты, мистер Гален.
- О.
- Две короткие минуты, за которые мистер Браун истек кровью. И все же вы продолжали наносить удары ножом по его трупу в течение некоторого времени после этого. Вы считаете, что это свидетельствует о здоровой психике?
- Думаю, нет.
- Не уместно ли, в самом деле, сказать, что вы больной и ненормальный человек?
- Все зависит от вашего определения слова "больной".
- Вы что, хотите облегчить ситуацию?
- Нет, сэр.
- Вы действительно считаете, что я использовал определение "больной", используемое современной молодежью, которое означает "потрясающий" или "очень крутой"?
- Возможно.
- Мистер Гален...
- Ладно, нет, я так не считал.
- В вашем недавнем поведении нет ничего "потрясающего", "очень крутого" или "классного". На самом деле, это было отвратительно. Оно не было ни восхитительным, ни благородным, ни даже особенно умным. Это не создавало впечатление, что вы мачо. Если бы вы убили его голыми руками, тогда, возможно, я бы восхитился этим - не с моральной точки зрения, конечно, а чисто с точки зрения мастерства. Но то, что вы сделали, заставило вас казаться не более чем пускающим слюни психопатом
- Я не пускал слюни.
- Все еще лжете, мистер Гален?
- Я только немного пускал слюни.
- Вы вытирали рот в семи разных случаях.
- Это не значит, что я пускал слюни!
- Вы также издавали хлюпающие звуки.
- Немного крови попало мне в рот!
- Человек не хлюпает, когда кровь из его жертвы брызжет ему в рот. Человек хлюпает, когда слюна возбуждения вытекает из его слюнных желез. Вы меня отталкиваете, мистер Гален. Вы вызываете у меня отвращение до самой глубины души. На самом деле, я бы хотел, чтобы вас не было в моем кабинете, потому что ваше присутствие вызывает у меня ощущение, что моя кожа покрыта грязью и насекомыми.
- Мне уйти?
- Нет, так как вы здесь, я хочу покончить с этим.
- Вы уверены? Вы кажетесь раздражительным.
- Нет, нет, все в порядке. Способность заглядывать в чужие воспоминания делает меня раздражительным, но я в порядке. Так вы хотите, чтобы я вернул мистера Брауна к жизни?
- Да, сэр.
- Зачем?
- Чтобы извиниться.
- Это действительно так?
- Да.
- Вы уверены?
- Да.
- Вы не будете колоть его снова?
- Нет, сэр. С меня хватит. С самого начала это было неправильно, и я извлек урок из своей ошибки.
- Я хотел бы поверить вам, мистер Гален. Очень хотел бы. Но меня беспокоит то, что вы даже не знали мистера Брауна до того, как начали наносить удары.
- Я понимаю ваше беспокойство.
- Если бы он причинил вам какой-то вред, даже незначительный, например, подрезал вас в пробке, я мог бы подумать: "Ну, это была непропорционально жестокая реакция, но, по крайней мере, я могу точно определить мотив". Но когда вы заманиваете джентльмена в свой фургон под предлогом необходимости медицинской помощи несуществующей жене, у которой сердечный приступ, а затем зарезаете его до смерти и продолжаете наносить удары в течение более чем двух часов после смерти, я вынужден сделать вывод, что вы психически больны.
- Это справедливо.
- Я не пытаюсь быть грубым. Я просто считаю, основываясь на информации, которую я извлек из нашего разговора и непосредственно из вашего мозга, что вы желаете этому человеку зла.
- Нет. Я просто хочу извиниться.
- Я вам не верю.
- Разве вы не можете читать мои мысли?
- Да, но мои экстрасенсорные способности больше связаны с воспоминаниями. Конкретные образы. Не эмоции. Я знаю, например, что вы энергично мастурбировали во вторник вечером, но не знаю, что вы при этом чувствовали.
- О, простите за образ.
- Не нужно извиняться. Я видел и похуже. Теперь, у меня есть возможность прощупать глубже с помощью моих способностей, чтобы узнать, говорите ли вы правду, но для этого мне нужно облизать ваши глазные яблоки.
- Облизать мои глазные яблоки?
- Да.
- Это звучит ужасно.
- Да.
- Хорошо, сделайте это. Вперед.
- Вы уверены?
- Да.
- Тогда очень хорошо. Держите их широко открытыми.
- Ой!
- Вы знали, что будет больно, верно? Для вас это не было сюрпризом.
- Я не знал, что будет так больно!
- Ну, теперь знаете. Хммм... Ладно, теперь я должен извиниться за то, что выразил сомнения в ваших намерениях, потому что я вижу, что вы действительно хотите сказать мистеру Брауну, что вам жаль. По какой-то странной, безумной, непостижимой причине для вас важно, чтобы он принял ваши извинения. Очень, очень странно.
- Я же говорил вам!
- Не делайте вид, что мои подозрения не оправдались, мистер Гален. Вы - дикий зверь.
- Но вы можете вернуть его к жизни?
- Да.
- Когда?
- Он уже снова жив. Я не хочу терять время.
- Скутер...?
- Ты!
- Я просто хочу сказать, что мне жаль.
- Пошел ты!
- И он снова мертв. Простите. Моя способность оживлять мертвых недолговечна.
- Он... он... он отверг мои извинения!
- Да, конечно, отверг. В его ответе не было ничего выдающего желаемое за действительное.
- Но... я заплатил пять тысяч долларов, чтобы он принял мои извинения!
- Вы могли бы упомянуть о расходах, пока он был жив. Лично я бы начал с этого, но поскольку я никогда не закалывал человека до смерти, я не могу сказать, что знаю, как бы я себя повел.
- Эгоистичный ублюдок!
- Он был груб, но вы ведь можете понять его точку зрения?
- Он должен был облегчить мою совесть! Теперь у меня будут бессонные ночи до конца жизни! Скорпионы, которые живут под моей кожей, никогда не перестанут жалить меня! Я уже чувствую их! Их клещи режут мои вены! Я вижу их залитые кровью глаза! Так много крови! Так много крови!
- Наши дела здесь закончены, мистер Гален?
- Так много крови!
- Пожалуйста, закройте дверь, когда будете уходить. Большое спасибо.

Просмотров: 77 | Добавил: Grician | Теги: рассказы, Everything Has Teeth, Piercing the Darkness, Грициан Андреев, A Plague of Shadows, Джефф Стрэнд | Рейтинг: 5.0/1

Читайте также

Шокирующий гротескно-натуралистичный рассказ об онанизме, как источнике смертельной опасности....

Когда по телевизору начинается любимое шоу, все общественные проблемы перестают иметь значение. Пусть правительство пытается объединить церковь и государство, а активисты стремятся этому помешать, но ...

Мэттью Крайтон написал книгу о своем сексуальном контакте с инопланетянкой. Роман продается бешеными тиражами, и Мэтт утверждает, что все случившееся с ним — правда. Но так ли это на самом деле?...

Группа туристов, спускаясь по Амазонке с целью порыбачить на пиранью, натыкаются на полузатонувшую лодку вокруг которой плавают полуразложившиеся рыбы......

Всего комментариев: 0
avatar