Авторы



Иногда праздничные петарды это совсем не весело...






Когда взрывчатка в толстой кишке Педро Ссаных Штанов взорвалась, его левая ягодица улетела примерно на 137 ярдов к юго-западу и приземлилась на рифлёный железный навес тату-салона. Позже в тот же вечер ее нашла и съела бродячая кошка, и это был единственный заметный кусок Педро, который официально остался неучтенным.
Когда Педро взорвался и забрызгал дерьмом и ошмётками задний двор «Магазина подержанных авто», осыпав ржавый металлический Додж ядовитым дождем крови и кусков мяса, его убийцы поступили весьма предсказуемо. Они побежали. Из их глаз текли слёзы, в ушах звенело, а из ртов раздавались крики (хотя, конечно, сами себя они не слышали), они бросились бежать прочь друг от друга, прочь от места преступления, и, как они надеялись, в безопасное место.
Блейку Роулинсу было 14 лет, он бежал на запад, в сторону Элер-Вью, к теплу и комфорту семейного трейлера.
Можно было бы ожидать, что его младший брат, 12-летний Кугер побежит вслед за ним, но он этого не сделал и побежал на восток, к высохшему руслу реки, надеясь там найти канаву, в которую можно было бы заползти.
Гэри побежал дальше всех, прямиком через весь город, к площади Виктории, на южной стороне, где только что зажглись вечерние фонари. Оркестр Мариачи выступал там уже в самом разгаре, и его двоюродный брат, офицер Дабни Тиббс был занят тем, что уговаривал Гектора Нуньеса продать ему яблочную эмпанаду за счёт заведения.
Напарник Дэбни, Тони Йерра, как всегда задавал глупые вопросы.
- Что значит взорвался?
- Как ты сам думаешь, что я имею в виду? - Гэри всхлипнул, из носа у него потекли сопли. - Он взорвался! Взорвался!
- Погодь, - сказал Дэбни. - А кто такой Педро Ссаные Штаны?
- Я слышал об этом парне, - мрачно ответил Тони. - Бомж, выживший из ума, он жил под мостом на автостраде. Легкая добыча. Это всё, Гэри? Это все, что вы со своими придурковатыми друзьями сделали?
- А почему его прозвали Обоссаные Штаны? - спросил Дэбни.
- Потому что он вечно ссал в штаны, - ответил Гэри.
- Черт возьми, - сказал Тони, - так что вы с ним сделали?
Гэри крепко зажмурился и глубоко вздохнул.
- Мы привязали его к забору, а потом… засунули ему в задницу связку петард.
- Господи, - пробормотал Дэбни.
- Мелкие шизанутые засранцы, - сказал Тони. - Он мёртв?
- Да, черт вас побери! Именно это я и пытаюсь вам сказать! - воскликнул Гэри. – Он, блядь, взорвался! Все, кроме рук и головы, разлетелось на миллиард кусков! Бля… там один фарш от него остался… как будто гигантское тако.
- Господи, - повторил Дэбни.
- Это была просто шутка, ясно? - сказал Гэри. - Это должно было быть забавно! Это была просто шутка!
Дэбни не сразу понял, что за хрень происходит. Даже когда они с Тони оставили Гэри с предупреждением «не уходить далеко» и поехали на патрульной машине на 14-е авеню с выключенными фарами, не сказав ни слова никому, кто мог бы захотеть знать, что произошло. Когда они подъехали к магазину подержанных машин возле моста, он повернулся к Тони и сказал:
- Я могу сообщить в участок?
Тони быстро огрызнулся.
- Черт возьми, ты что, хочешь вызвать этого ублюдка? Нихрена, мы никому ничего не будем сообщать. Ты что, совсем из ума выжил? Мы сами разберёмся с этим дерьмом. Понимаешь?
- Ты что, хочешь убрать всё здесь? О нет, чувак, я не… я не смогу…
- Не сможешь, да? Вот и скажи мне, что тогда потом будет? Скажи мне! Предположим, ты действительно сообщишь в участок, что во время твоего дежурства умственно отсталого мексиканца сначала изнасиловали в задницу связкой петард, а потом взорвали к чертовой матери кучка белых детей? И стоит ли тебе напоминать, что один из этих мелких ублюдков – твой кузен? А? Вот теперь подумай об этом.
- Да, но… - промычал Дэбни. - Но…
- Но что?
Дэбни покачал головой.
- Ладно, черт возьми.
Тони удовлетворенно кивнул.
- Вот и славненько. Давай сделаем это.
Сумерки быстро сгущались. Они взяли пару фонариков и скользнули за угол старого здания в груду искорёженного металла на заднем дворе. Они быстро добрались до дальнего конца и нашли забор, о котором им говорил Гэри… но ошмётки Педро Ссаных Штанов они не нашли.
- Ушёл, что ли, - сказал Дэбни. - И куда он мог пойти с развороченной задницей?
- Я, конечно, не знаю, - простонал Тони, - а ты не думаешь, что этот маленький говнюк просто издевается над нами?
Дэбни поджал губы и очень сильно прищурился – его редко видели с задумчивым видом.
- Нет, - ответил он, - нет, я в это не верю.
Тони посветил фонариком на землю у их ног, высветив коричневые пятна, которые могли быть засохшей кровью.
- Ладно, - сказал он. - Давай осмотримся. Ты иди туда.
Они разделились, крадясь среди теней и обломков старых автомобилей.
- Здесь немного крови! - Крикнул Дэбни.
- Здесь тоже есть, - отозвался Тони, окидывая взглядом металлический кузов, который когда-то был Доджем.
- О срань Господня, - закричал Дэбни откуда-то из темноты.
- Что там у тебя? - отозвался Тони.
- Мне кажется… кажется, я нашёл ногу.
Тони поморщился.
- Пакуй ее.
- Э-э-э… черт. Для бомжа ножка маловата.
- Тс-с-с!
- Ну что ещё?
- Заткнись на хрен! - Тони пригнулся, направив луч фонарика на заднюю стену здания. Он затаил дыхание, прислушиваясь к теням, уверенный, что что-то услышал. Голос. Тихий шёпот. Самый жалкий, увядающий крик о помощи…
- Помогите…
Офицеры Тони и Дэбни быстро перегруппировались и подошли к источнику приглушенной мольбы. Они нашли маленького мальчика, распростертого в грязи, его внутренности были разбросаны вокруг него, кожа была болезненно серого оттенка, и все вокруг ребёнка было забрызгано темно-красным.
Двое мужчин смотрели на выпотрошенного мальчика сверху вниз, он смотрел на них, наблюдая как выражения их лиц менялось от отвращения к замешательству и простому старому ужасу.
Как всегда говорить очевидное начал Дэбни.
- Это не Педро.
Двенадцатилетний Кугер Роулинсон баюкал в руках собственные внутренности, он облизал губы пересохшим языком и попытался заговорить.
- Помогите, - выдохнул он. - Он… сделал мне больно. Он сделал мне больно… очень больно…
- Ни хрена себе, - сказал Тони, и в его голосе явно не было присутствия чёрного юмора. Он опустился на корточки и придвинулся к мальчику так близко, как только осмелился. - Кто так тебя?
Кугер заморгал, не в силах сосредоточиться от боли.
- П-педро, - всхлипнул он, - я вернулся. Я вернулся и нашёл его, он был всё ещё жив… всё ещё… всё ещё жив… поэтому… я решил добить его… а он сделал мне больно…
- Как он это сделал? – Спросил Дэбни. - Как он вообще мог остаться в живых?
Тони махнул напарнику, чтобы тот заткнулся.
- Пацан, где он сейчас? Ты видел, куда он пошёл?
Слезящиеся глаза мальчика метнулись влево.
- Туда… он побежал туда… он… он сделал мне больно…
Тони проследил за взглядом мальчика и увидел узкий переулок, который тянулся за магазинами к трейлерной стоянке.
- Ладно, пацан, - сказал он, - все будет хорошо. Ты полежи здесь, отдохни пока.
- Мистер… - прохрипел Кугер, - кажется, я сейчас умру.
Тони оглядел изувеченного ребёнка с головы до ног и кивнул.
- Не буду тебе врать, пацан, дела твои чертовски плохи. - Тони встал, повернулся и отвёл Дэбни на несколько шагов в сторону, оставив Кугера одного в темноте.
- Мама! - закричал мальчик - Мама! Мама! Мамочка!
После этого он затих.
Наконец Тони нарушил тягостное молчание.
- Сделай мне одолжение, Даб, - сказал он - Сходи в машину и притащи стволы.
Они двигались быстро, следуя за пятнами крови вдоль переулка, Дэбни взял Глок, а Тони он дал дробовик. Элер-Вью было недалеко, но для человека без ног это было непреодолимое расстояние, поэтому они с удивлением обнаружили, что кровавая тропа вывела их из переулка, вниз по улице и через боковые ворота шла к трейлерному парку.
В большинстве домов было темно, и вокруг не было ни души. Они справедливо предположили, что все ушли, чтобы посмотреть на парад в центре. Тони слышал отдалённый стук секции и непонятную болтовню Рика Сото, доносящуюся из громкоговорителей на площади.
- Посмотри туда, - сказал Дэбни, кивнув головой на трейлер впереди, освещенный изнутри, и сетчатую дверь снаружи, свисающую с петель.
Тони кивнул. Они молча приблизились и вошли без предупреждения.
Внутри они нашли Блейка Роулинсона, старшего брата недавно умершего Кугера Роулинсона. Они нашли часть его тела в коридоре, часть в ванной, несколько кусков были разбросаны по гостиной, а остальное было на кухне.
При беглом осмотре имущества полицейские также обнаружили перевёрнутую окровавленную картонную коробку с надписью «Тайник Кугера», из которой высыпалось несколько сотен долларов, несомненно незаконно заработанных на продаже мексиканских петард. Они так же были разбросаны по всему трейлеру, и всегда в непосредственной близости от размазанных кровавых отпечатков рук, которые, Тони готов был поспорить, были оставлены Блейком. Эти отпечатки тянулись от картонной коробки в комнате Блейка, по ковру, через весь трейлер, на кухню и на столешницу. Окно над раковиной было разбито, и, заглянув за него и посветив фонариком на землю внизу, Дэбни смог разглядеть ещё несколько кровавых следов, ведущих к главным воротам – обратно в город.
- Ладно. - Сказал Дэбни, когда они снова сели в патрульную машину и помчались по 14-ой авеню. – Черт, я не знаю, что и сказать…
- Что ты хочешь от меня услышать? - Прорычал Тони
- Что, черт возьми, здесь происходит?
- Ты меня спрашиваешь?
- Ну вот как такое может быть? - почти истерично сказал Дэбни. - Вот скажи мне как? Как? Разорванный пополам бомж, без внутренностей, без яиц, без ног, без всего, что ниже пояса, только с двумя руками и головой, умудрился выжить и убил двух здоровых детей меньше чем за час?
- Ты меня спрашиваешь?
- Как, черт возьми, такое может быть? Тони? Какого хрена здесь вообще происходит?
- Не знаю, не знаю. Не спрашивай меня об этом.
Гэри Тиббс сидел на скамейке у автобусной остановки на площади Виктории. Позади него кричали люди, смеялись, пели. Белые мужчины в дешевых сомбреро танцевали с пьяными женщинами в ярких платьях и юбках, которые кружились вокруг них, пока Эрманос Турмалай пел хиты Херба Альперта. Некоторые дети, которых он знал со школы, сидели за праздничными столами, но они наконец перестали пытаться привлечь его внимание после семнадцатой попытки и после того как принесли тако.
Гэри был не в настроении. После того, что он увидел, он больше никогда не будет есть тако.
Он думал о выражении лица Педро, о страхе в его глазах. Он думал о том последнем, действительно ужасном, глупом моменте, когда он поджег фитиль. Единственный факт, о котором он забыл упомянуть Тони и Дэбни – фейерверк был Кугера, идея – Блейка, а спички – его. Чертовы братья Роулинсон. Он поклялся себе, что если снова когда-нибудь увидит этих двоих, то убьёт их.
И тут он увидел нечто, что отвлекло его от столь благородных мыслей. Он смотрел через улицу, не сосредотачиваясь ни на чем конкретном, но держась на среднем расстоянии между двумя припаркованными машинами по обе стороны от дороги, где сидел на обочине, обхватив голову обеими руками, какой-то мужчина, пытаясь не выблевать четырнадцать Маргарит в канаву. Откуда-то издалека показалось что-то или кто-то, угрожающе скачущий по тротуару. Гэри сфокусировал взгляд и увидел то, чего, как он знал, просто не могло быть.
Никто, казалось, не замечал, что Тони шёл по улице Виста с дробовиком в руках. А если и обращали внимание, то им было всё равно. Они все были слишком пьяны, слишком увлечены своими собственными радостями.
«С каких это пор Синко де Майо стал таким большим событием?» - удивился он про себя. Когда он был ребёнком, в нем не было ничего такого, чтобы праздновать латиноамериканский праздник в белом городе. Не для него и уж точно не для стариков.
- Тони, приём, - протрещала рация. - Тони, приём!
- На связи.
- Я на площади Виктории, - прозвучал голос Дэбни. - Я только что видел мать Блейка Роулинсона. Она вдрабадан. Может, мне стоит ей сообщить…
- Я хочу, чтобы ты нашёл Гэри, - ответил Тони, - и черт бы тебя побрал, не используй эту частоту.
Он убрал рацию и увидел приближающегося Альберта Рамиреса. У него была спотыкающаяся походка, но не в ней было дело. Через его плечо Тони увидел толпу людей на вокзале Виктории, которая теперь отсчитывала время до старта фейерверка.
- Десять! - Кричали они.
- Эй! - Крикнул Альберт, перекрикивая шум толпы. - Эй, Тони!
- Девять!
- Как поживаете, мистер Рамирес?
- Восемь!
- Что? О, я… я хорошо, наверно, просто… Ну…
- Семь!
Тони изо всех сил постарался улыбнуться.
- Может быть, вам на сегодня хватит?
- Шесть!
- Что? А… ну да, может быть, и хватит.
- Пять!
- Послушайте, - сказал Тони – Полагаю, вы видели здесь Гэри Тиббса? Такой мелкий пацан.
- Четыре!
- О, конечно, да, Гэри, - сказал Альберт. - Он убежал, побежал, как будто черта увидел… в ту сторону, - он показал на площадь.
- Три!
- Хорошо, большое спасибо, - сказал Тони.
- Два!
- Э-э-э, я видел… я видел кое-что ещё, - пробормотал Альберт, когда Тони пробежал мимо, - я видел кое-что действительно… чертовски странное.
- Один!
Толпа зааплодировала, когда высоко над их головами в ночь взмыли и взорвались две ракеты. Одна красная, вторая зелёная. На этом салют закончился.
- Кажется, я догадываюсь, куда делись остальные ракеты, - пробормотал Тони.

***


Дэбни сидел за одним из столов, разговаривая с парой ребят из школы Гэри, когда к ним подошла координатор мероприятия, Триша Муньос.
- Эй, Тиббс, - позвала она его. - Иди сюда!
Даже ее походка выражала злость, когда она шла сквозь внезапно притихшую толпу, справа от неё шёл Джо Флосс, инженер-пиротехник.
- В чем… в чем проблема, мисс Муньос? - Спросил Дэбни.
- Я скажу тебе, в чем эта чертова проблема, - сказала Триша, щурясь сквозь очки в квадратной оправе. - Какой-то сукин сын украл наш фейерверк!
- Пятьсот ракет! - вставил Джо. - Они все были надежно закреплены, я лично проверял всего пять минут назад, и они были на месте. А потом… хлоп! И осталось только две! Какой-то вор оставил только две!
- Где твой босс? - спросила Триша. - Где Кэмпбелл? Я хочу с ним поговорить!
- Ну, это самое, - протянул Дэбни. - Шеф… я не думаю, что он…
- Ты хоть представляешь, во сколько городу обошлось это все? - перебила его Триша. - У нас украли гвоздь вечера! Все испорчено! Все, всё, всё испорчено! Все труды насмарку! А теперь слушай меня…
Кто-то закричал. Кричал только один человек, где-то далеко, в глубине толпы кричала женщина, Дэбни не мог ее увидеть. И пока она кричала, к ней хором присоединились еще две. И прежде чем кто-то успел понять, что происходит, закричала вся толпа.
Потом все они бросились врассыпную, стараясь убежать как можно дальше, а Дэбни Флосс тем временем остался стоять на месте, Триша, Джо и все остальные за столом растерянно переглядывались и спрашивали, что происходит, хотя никто их не слышал, да и сами они не могли себя слышать из-за шума явной, отчаянной паники.
- Пригнись, - закричал Дэбни, вытаскивая пистолет и дергая головой в разные стороны, пытаясь что-нибудь разглядеть. - Всем лежать!
- Какого черта? - Спросил Джо, поворачиваясь, когда мимо пробегали мужчины, женщины и дети. - Что там происходит?
И тут он увидел.
- Ёб вашу мать, - сказал он.
- Ложись! - завопил Дэбни.
Триша Муньос закричала.
Педро Обоссаные Штаны вприпрыжку бежал к ним на руках. То, что пацаны им рассказали, было правдой. От шеи и ниже почти ничего не осталось, кроме развороченной грудной клетки и ошмётков некогда желтой майки. Голова его свесилась на плечи, глаза были пусты, язык вывалился изо рта. У него было лицо мертвеца. Если бы не тот факт, что он бежал к ним, волоча за собой по земле собственный позвоночник, Дэбни мог бы поклясться, что парень был мёртв. Из глубины его горла вырвался ужасный вой, похожий на крик умирающего с перерезанным горлом.
Дэбни поднял пистолет, снял его с предохранителя, положил палец на курок – как раз в тот момент, когда Триша бросилась бежать и сбила их обоих на землю.
- Дура! - закричал он, выбираясь из-под неё. Он встал на колени и приготовился выстрелить, но Педро уже был слишком близко.
Дэбни повернул голову и увидел Педро, возвышающегося над ним на краю банкетного стола. Дэбни взмахнул пистолетом, когда Педро выставил вперёд окровавленную руку. Они на мгновение соприкоснулись, а затем Глок Дэбни с грохотом упал на поле вместе с тремя его пальцами.
Он завопил и упал, Триша тоже завопила, кровь из рваной раны Дэбни забрызгала ее лицо, а затем она резко встала. Педро заставил ее замолчать молниеносным движением руки. Ее разорванная шея окрасила стол в алый цвет, а отрубленная голова полетела в ближайшую канаву.
Дэбни перекатился на живот, прижав левую руку к обрубкам на правой. Он увидел свой пистолет, лежащий в нескольких футах от него. Увидел, как Джо наклонился, чтобы поднять его и снова повернуться к Педро, но в его выпученных глазах не было ничего, кроме ужаса. Педро спрыгнул со стола, описав дугу в воздухе, когда Джо поднял Глок, и приземлился ему на грудь, пронзив его одной рукой насквозь.
Джо закричал, кровь хлынула из его живота, и он начал хаотично стрелять. Из семи пуль, которые ему удалось выпустить, две попали в землю, три – в банкетный стол, две – в воздух, а одна попала в лоб Дэбни, выбив ему мозги из затылка.

***


Приближаясь к площади, Тони столкнулся с волной перепуганных людей. Он бежал, пробиваясь сквозь них, уклоняясь от их панических ударов, пробившись к Виктории, Тони нашёл Педро все ещё торчащим по локоть в Джо Флоссе.
Он вскинул ружьё к плечу и выстрелил на мгновение позже, чем следовало.
Педро снова прыгнул, так же невероятно быстро, как и раньше, обратно к столу. Тони отправил ему в лицо снаряд из дробовика.
Тони передернул затвор и выстрелил ещё несколько раз, преследуя Педро, который с грохотом мчался по столу.
Педро вонзил коготь в дерево и развернулся назад, подпрыгнул в воздух, выставив перед собой руки с острыми, как бритвы, ногтями.
Тони выстрелил снова и попал в него, когда он был в воздухе. Педро окончательно разорвало.
Чувствуя пот на спине, Тони медленно подошёл к трупу, держа наготове дробовик, не сводя глаз с Педро, наблюдая как то, что осталось от него, булькает и дергается на земле. Подойдя достаточно близко, он поставил ногу на грудь Педро и заглянул в его остекленевшие глаза.
- Ну что, любитель тако, отымел я тебя? - сказал он.
- Клууууурррр-гхк-блллллрррруккк….- прорычал Педро.
- Ну как скажешь, приятель, пусть будет так, - сказал Тони, замахнулся ногой и размозжил голову Педро в лепёшку.
Когда всё закончилось, Тони сел спиной к банкетному столу, взял бутылку Короны и сделал большой глоток. По краям площади уже бродили какие-то любопытные люди, и он слышал вдалеке вой сирен. Нужно будет многое объяснить. Оглядевшись, он увидел разрушения, лужи крови, затоптанные тела… впервые он увидел Дэбни, лежащего мертвым рядом с обезглавленной Тришей Муньос.
Он тут же закрыл глаза и отвернулся, уверенный, что его сейчас вырвет. Когда он снова открыл их, то увидел Гэри.
- Гэри? - удивился он.
Мальчик медленно плёлся к нему, плача из налитых кровью глаз. Тони приблизился, не в силах отвести взгляд от бледного, страдальческого лица. Вокруг его рта, носа и ушей виднелись чёрные пятна. Прижав дрожащие руки к животу, он шагал вперёд мелкими шаркающими шагами.
Тони чувствовал, что на них смотрят другие люди, толпящиеся вокруг.
- Гэри, - сказал он. – Гэри, что случилось?
Мальчик наконец открыл рот, чтобы заговорить, но не смог произнести ни слова. Только чёрная слюна потекла из его рта, мальчик кашлянул, выпустив изо рта чёрное облако в воздух, достаточно близко, чтобы Тони почувствовал его запах.
Пахло порохом. Порохом из пятисот фейерверков. Более того. Достаточно, чтобы разнести его и всех в радиусе пятидесяти ярдов вокруг в пух и прах. Гэри начало рвать чёрной густой жижей.
В этот момент Тони посмотрел вниз и увидел, что брюки мальчика болтались у него на лодыжках. Он увидел следы капель крови на земле. Он почувствовал запах гари, услышал треск запала.
И в его голове снова зазвучали голоса взбудораженной толпы: «Три, два, один…»

Перевод: Олег Казакевич
Категория: Джон МакНи | Добавил: Grician (02.11.2020)
Просмотров: 60 | Теги: Джон МакНи, рассказы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль