Авторы




Накануне Рождества в людном торговом центре на парковке женщина цепляет записку на машину, занимающую два парковочных места. Четверо головорезов, вернувшись на парковку, обнаруживают бумажку на своей машине и, решив убить «нахалку», начинают жуткую погоню сквозь лес, нисколько не ожидая, что у слабой женщины гораздо больше шансов выжить и победить в борьбе за свою жизнь.

В 2007 году по мотивам рассказа был снят одноименный фильм с Ким Бейсингер в главной роли.





Слова мужа оказались последней соломинкой, сломившей ее терпение.
- Господи, - с отвращением процедил Кеннет, держа в одной руке бутылку пива, а в другой - дистанционный пульт к телевизору. В это время по вечерам он обычно выдавал наибольшее количество банальных истин. - Готов поспорить, что ты бомбишься по три недели в месяц. Предменструальный синдром, черт бы его побрал.
Делла Майерс заставила себя не отвечать. Предрождественский синдром, подумала она. Так это назвала учительница ее близнецов, когда все пили кофе после родительского собрания, на которое Кеннет не пошел. Предпраздничный синдром. Она с трудом сдержалась, чтобы не ударить мужа по голове телефонным аппаратом.
- Я ухожу.
- Вот как? На курсы по самозащите? Нет, они по средам. Что-то новенькое? Может, групповая терапия?
- Я еду в универмаг. Нужно кое-что купить.
- Правильно, купи тампоны покруче, - сказал муж и прибавил громкость. По телевизору из какой-то жаркой страны третьего мира показывали игру, напоминающую групповой теннис.
- Мне нужна оберточная бумага и ленточки для подарков.
Интересно, подумала она, существуют ли страны четвертого мира? И принимают ли там политических беженцев из Америки?
- Уложишь детей спать в девять?
- В девять будет фильм со Сталлоне. Я уложу их в половине девятого.
- Хорошо.
- И расскажу им сказку. - Кеннет немного подумал. - "Принцессу на горошине".
- Прекрасно, - отозвалась Делла, надевая пальто и радуясь, что сумела не проглотить наживку. - Я им сказала, что вместе с молоком они смогут съесть по шоколадному печенью.
- Господи, Делла! Может, сразу начнем ежемесячно переводить зубному врачу деньги?
- По печенью каждому, - твердо повторила Делла. Кеннет, смирившись, пожал плечами. - Я ненадолго, - добавила она, доставая ключи от машины.
- Главное, вернись до завтрака.
Делла посмотрела на мужа. А если я вообще не вернусь? Однажды она уже спросила его об этом. Кеннет лишь улыбнулся и поинтересовался, куда она решила направиться - сбежать с цыганами или присоединиться к пиратской шайке. Как ей тогда хотелось ответить: "Да, черт побери, я ухожу!". Но оставались близнецы, а их, как Делла подозревала, в пираты не примут. "Не волнуйся, - сказала она тогда. - Мне больше некуда возвращаться". Но произнесла эти слова про себя.
Потом она поднялась в спальню близнецов пожелать им спокойной ночи. Оба, разумеется, захотели отправиться с ней в магазин - каждый боялся, что маме не достанется новинка кукольного отдела: Малыш-Сиротка. Эти куклы активно раскупались, но подарками для детей Делла запаслась уже давно.
- Папа расскажет вам сказку, - пообещала она.
- Хочу увидеть Санта-Клауса, - заявил Терри со свойственной пятилетним малышам настойчивостью.
- Вы уже его видели. Разве забыли?
- Я кое-что забываю. Хочу еще раз сказать ему про Сиротку.
- Я тоже, - поддакнул Тамми. Он всегда вторил брату неизменным "я тоже".
- Может, съездим к нему в выходные.
- А папа не забудет про наше печенье? - спросил Терри.
Прежде чем уйти, Делла достала из шкафчика на кухне пакет с шоколадным печеньем и поставила его на ступеньку лестницы, где Кеннет обязательно о него споткнется.
- Пока, - крикнула она.
- Привези мне чего-нибудь, - отозвался муж и прибавил громкость.

***


Падал мокрый снег, постепенно замерзая на улицах. Делла порадовалась, что поедет на "Субару". Пока что за всю зиму ей не приходилось включать привод на все четыре колеса, но сегодня, вспомнив про него, она почувствовала себя увереннее.
Близилось рождество, и обычно просторная стоянка возле универмага оказалась забитой до отказа. Положившись на удачу, Делла проехала вдоль ближайшего ко входу ряда машин - вдруг кто-нибудь уедет и она успеет занять освободившееся место.
Но ей не повезло. Она проехала вдоль второго ряда, затем вдоль третьего. Вот! Заметив свободный участок, она, не раздумывая, повернула руль влево.
И тут же нажала на тормоз.
Какой-то идиот поставил там огромную тушу старинного "Плимута", причем посередине, заняв сразу два места.
Ее машина замерла, едва не уперевшись в широченный бампер. Потрясенная и разгневанная, Делла машинально отметила, что хромировка на нем покрыта пятнышками ржавчины.
Она процедила слова, которые обычно выговаривала лишь про себя, развернулась и принялась колесить по стоянке вновь. Наконец ей удалось отыскать незанятый пятачок у самого ограждения.
Собравшись с духом, она зашлепала по снежной каше. На ней были туфли, а не ботинки, а идти до входа предстояло метров четыреста, и вскоре ледяная вода просочилась сквозь швы.
- Черт, - бормотала она на ходу, - черт, черт, черт!
Кратчайший путь через стоянку вновь привел ее к "Плимуту". Делла остановилась, разглядывая старинное чудовище. Он был грязно-золотого цвета, откидная виниловая крыша лохматилась отставшими чешуйками пластика. Свет люминесцентных фонарей заливал проржавевшие, местами насквозь, крылья.
Странно. Воздух в Колорадо сухой, не могла машина здесь настолько заржаветь. Делла с любопытством взглянула на задний номерной знак, но он оказался заляпан грязным снегом.
Она смотрела на огромную старую машину и ощущала нарастающий гнев. Не просто раздражение, а настоящий, откровенный гнев. Какие дебилы заняли в такую паршивую погоду, за две недели до рождества, два места на стоянке?
Очевидно, те самые, что ездят на роскошном и не очень запущенном "Плимуте".
Не задумываясь о том, что делает, Делла достала из сумочки блокнот, отыскала чистый лист вслед за списком завтрашних покупок, сняла колпачок с фломастера и нацарапала записку:
"ДОРОГОЙ ПРИДУРОК, КАК ЗДОРОВО, ЧТО ТЫ СМОГ ЗАНЯТЬ СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ ЦЕЛЫХ ДВА МЕСТА. ТЫ РАДОВАЛСЯ КОГДА-НИБУДЬ, ПОДЕЛИВШИСЬ С ДРУГИМИ?"
Подумав немного, она подписалась: "ОЗАБОЧЕННЫЙ ДРУГ".
Сложив несколько раз листок, чтобы уберечь от снега, Делла сунула его под стеклоочиститель. Конечно, горбатого лишь могила исправит - Делла не сомневалась, что такой тип, не задумываясь, поставит машину и в запрещенном месте, но на душе все же полегчало. Подходя ко входу в универмаг она поймала себя на том, что улыбается.

***


Она купила несколько рулонов упаковочной фольги для подарков взрослым - если, конечно, захочет подарить Кеннету то, что купила для него, - и солидный запас упаковочной бумаги для подарков близнецам. Решив пустить пыль в глаза, она выбрала не рулон перевязочной ленты, а упаковку уже завязанных резиновых бантиков. Потом купила пачку тампонов.
Делла немного побродила по магазину, заглянула в обувные отделы, присматривая себе темно-синие туфли, которые ей хотелось надеть на вечеринку в офисе Кеннета. На самом-то деле ей нужны новые ботинки, но их всегда можно будет купить после праздников, когда снизят цены. Ничто на стендах ей не понравилось. Делла знала, что нужно купить подарки и для семьи Кеннета в Небраске - тянуть с этим нельзя, а то поздно будет отправлять их по почте.
Ну и черт с ними. Делла поняла, что попросту оттягивает возвращение домой. Может, мне и в самом деле не помешают сеансы групповой терапии, подумала она. Не прибавляла радости и мысль об очередной ночи рядом с Кеннетом, когда его храп перемежается скрипом зубов. Ей пришло в голову, что звук трущихся друг о друга челюстей мужа, должно быть, напоминает ускоренную звукозапись перемещения континентальных плит.
Она взглянула на часы. Десятый час. Какой смысл тянуть время? Делла застегнула пальто и присоединилась к потоку выходящих на улицу покупателей. Проходя мимо ржавого старого "Плимута", она заметила, что ее записка исчезла. Наверное, свалилась, сдутая ветром, или попросту размокла.
Писать новую у нее не было настроения. Выкинув посторонние мысли из головы, она зашагала к своей машине.

***


Делла завела мотор, дала ему прогреться полминуты, как ее учили на курсах, затем включила передачу заднего хода.
Кабину залил яркий свет. Она посмотрела в зеркало и тут же отвела взгляд - там полыхал ослепительно яркий глаз фары, второй отражался в боковом зеркале.
-Господи, - пробормотала она, - Сегодня психи вырвались на волю.
Она нажала одной ногой на сцепление, другой на тормоз и принялась ждать, когда машина сзади отъедет. Бесполезно. Когда фары в зеркалах вспыхнули еще ярче - включили дальний свет, - Делла выругалась, перевела рычаг передач в нейтральное положение и вышла из машины.
Заслонив глаза ладонью, она прищурилась. Путь ее машине преграждал уже знакомый золотой "Плимут". Она услышала, как открылись и захлопнулись две его дверцы.
Внезапно фары погасли. Делла заморгала, пока ее глаза приспосабливались к тусклому свету освещавших стоянку люминесцентных фонарей. По ее телу пробежала ледяная волна страха. Делла повернулась к "Плимуту" спиной.
- У меня пистолет. Честно. - Голос был мужской и молодой. - Сперва я выстрелю по твоей тарахтелке.
Кто-то рядом с ним хихикнул.
Делла застыла. Такого быть не может. Не может, и все тут.
Когда ее глаза приспособились к освещению, она увидела три стоящие перед ней фигуры, затем четвертую. Пистолет она не разглядела.
- Чем вы, по-вашему, занимаетесь? - спросила она.
- Ничем. Пока что, - ответил один из них, чернокожий. Он стоял слева от белого парня, утверждавшего, что у него пистолет. По бокам от них стояли еще двое парней - один похожий на китайца или вьетнамца, и симпатичный юноша с испанскими чертами. Всем четверым было около двадцати. Четыре молодых человека. Четыре этническое группы. Делла подавила смешок, который мог стать первым шагом к истерике.
- Вы кто такие, парни? Зарабатываете себе почетный значок за межрасовую совместимость? А может, продаете подписки на журналы? - спросила Делла и сразу пожалела о сказанном. Муж всегда издевался над ней за то, что она ехидничала.
- Забавная дамочка, - заметил тот, что походил на испанца. - Мы с ней обязательно столкуемся. - Он взглянул на парня слева. - Смеешься, Хьюи?
- Слишком холодно, - покачал головой негр. - Я весь дрожу. Одежка у меня не по погоде.
- Это легко поправить, - заметил белый и обратился к Делле. - Винь, Томас, Хьюи и я - у нас схожие интересы, понимаешь?
- Послушайте... - начала Делла.
- Чаки, - перебил ее негр Хьюи, - давай отсюда сваливать, ладно?
- Заткнись, Хьюи, - бросил Чаки. - Мы приехали сюда на каникулы, верно. Мир - забавное место. Послушай, - сказал он Делле, - мы неплохо проводили время, пока не увидели, как ты суешь нам записку. - Его глаза блеснули. - А я не люблю, когда разные там сучки из пригорода начинают пудрить мне мозги лишь потому, что у них течка.
- Господи, опять! - с отвращением пробормотала Делла. Она решила, что про пистолет парень наврал. - Да пошли вы все! Хватит с меня. Я уезжаю.
- Есть проблемы, мисс? - произнес новый голос. Все обернулись и увидели наемного охранника из универмага в отороченной мехом куртке и зимней шапке. Его рука небрежно покоилась на застегнутой кобуре у бедра.
- Нет, если эти молокососы уберут свой рыдван и я смогу уехать, - ответила Делла.
- А вы что скажете, парни? - поинтересовался охранник.
В руке Чаки внезапно появился черный пистолет, нацеленный охраннику в лицо.
- Нет. Мы собрались повеселиться на каникулах, ну да черт с ними. Полагаю, свидетелей не будет.
- О, Господи, - пробормотал охранник, пятясь. Чаки ухмыльнулся и взглянул на своих приятелей.
- Помните охранника из универмага в Таксоне? - спросил он и добавил для Деллы: - Многие компании, где нанимают охранников, не выдают своим парням патроны. Боятся закона об ответственности. Тем хуже для них.
Он поднял пистолет. Охранник потянулся за своим. Чаки выстрелил ему в лицо. Тот рухнул и задергался, пачкая снежную кашу кровью.
- Да хватит, хватит, - раздраженно бросил Чаки. - Расслабься, мужик.
Он склонился над жертвой и прицелился. Второй выстрел угодил охраннику в глаз, третий выбил ему зубы.
Глаза Деллы фиксировали происходящее так, словно превратились в объектив видеокамеры. Все двигалось, как при замедленной съемке. Стряхнув оцепенение, она попыталась ускорить события, и, не задумываясь над последствиями, метнулась к дверце своей машины, зная, что ее бегство безнадежно.
- Чаки!
- Ну и что? Куда она денется? Мы ее блокировали. Пристрелю ее через стекло, и сможем попить пивка, а потом, глядишь, еще успеем на последний сеанс в киношке.
Делла услышала еще один выстрел. Стреляли не по ней - это Чаки продолжал разносить голову охранника.
Она бросилась на сиденье и машинально заперла дверцу, потом включила привод на все четыре колеса. Об этом Чаки не подумал. Включив первую передачу, Делла надавила на газ и отпустила сцепление. Передние колеса легко перекатились через огораживающий стоянку двенадцатидюймовый бетонный барьерчик. Бетон заскрежетал по днищу машины, затем задние колеса перевалили барьер, и "Субару" на мгновение занесло.
Делла выпрямила машину и погнала ее по служебной дороге по периметру стоянки, разбрызгивая из-под колес снег. Что теперь? Выстрелы наверняка услышали, и вскоре на стоянке будет полно полиции.
А пока...
В зеркалах вспыхнул ослепительный свет фар. Делла до упора нажала на акселератор.
Это безумие! Разве может такое случиться? Но кровь охранника на снегу была самой что ни на есть настоящей.
Она заметила в зеркальце, как чуть выше левой фары что-то блеснуло, потом еще раз. Это же выстрелы, догадалась Делла. Они в нее стреляют. Совсем как в кино. Кожа на затылке покрылась мурашками. Успеет ли она почувствовать, как в голову входит пуля?
Близнецы! Кеннет. Она захотела их увидеть, укрыться в безопасности дома. Оказаться где угодно, лишь бы не здесь!
Делла крутанула руль, проигнорировав знак остановки, и поняла, что подъездная дорога заканчивается тупиком. Она могла повернуть направо или налево, поэтому свернула направо. Кажется, это в сторону дома. Не очень-то удачный выбор. Все огни теперь остались за спиной; впереди лежал сплошной мрак. Она попыталась вспомнить, что находится рядом с магазином в этой стороне. Стройка.
Должен же показаться придорожный магазинчик, заправка, хоть что-нибудь! Ничего. И тут асфальтированная дорога кончилась. Сперва она стала ухабистой, с глубокими выбоинами, потом заснеженный асфальт оборвался и машина затряслась по гравию, а через тридцать метров его сменил укатанный грунт, который честнее следовало бы назвать грязью.
Впереди вырос деревянный барьер, в свете фар блеснули отражательные полосы и падающий снег.
Это уже не кино, подумала Делла. Она сняла ногу с педали и пригнулась. Машина врезалась в барьер, послышался отвратительный треск, дождем посыпались осколки разбитого ветрового стекла. Машину занесло. Делла попыталась выпрямится, но машина вращалась слишком быстро.
Наконец, крутнувшись в последний раз, "Субару" уткнулась в низкие молодые сосенки. Двигатель кашлянул и смолк. Делла выключила фары. Сквозь разбитое стекло в кабину посыпался снег, резко запахло раздавленными сосновыми иголками. Она повернула ключ, двигатель простонал, но не завелся.
Делла рискнула быстро оглянуться. Она увидела фары "Плимута", но тот виднелся гораздо дальше, чем она осмеливалась надеяться. Пятнышки фар не приближались, а лучи шли полого вверх. Вероятно, тяжелый "Алимут" занесло, он съехал с дороги и намертво застрял в грязи.
Делла вновь безуспешно попробовала завести мотор, и тут услышала приближающиеся голоса. Она выдернула ключ из замка и обвела кабину отчаянным взглядом. Неужели не найдется какого-нибудь оружия? Хоть какого-нибудь? В "бардачке" искать бесполезно - она знала, что там лишь инструкция к машине и блок жевательной резинки.
Голоса приближались.
Делла сунула руку под приборную панель и открыла замок багажника, потом вылезла через дыру на месте разбитого ветрового стекла и скользнула в темноту. Несмотря на потрясение, она не забыла, что если она откроет дверцу, в салоне загорится свет.
Как минимум у одного из парней имелся фонарик - по снегу металось светлое пятно.
Делла прокралась к багажнику своей машины и нащупала коробку с инструментами, другой рукой нашарила разводной ключ, потом отошла от машины.
Она хотела иметь пистолет. Хотела научиться им пользоваться. Это она наметила себе на будущее, после окончания курсов автомехаников-любителей и занятий по самообороне, когда у нее вновь по вечерам появится время на учебу. Она напомнила себе, что такое желание возникло у нее не от какого-то психического сдвига. Делла просто хотела быть лучше подготовленной к экстремальностям городской жизни. Для Кеннета пригород, где они жили, не был городом, но для девушки из сельских районов Монтаны оба понятия почти не отличались.
Но такого она не ожидала.
Делла присела на корточки. Обоняние подсказало ей, что она укрылась в густых зарослях полыни. От машины ее отделяло метров двадцать. Парни даже не пытались идти скрытно, и она слышала их разговоры, когда они шли, обшаривая лучом фонарика ее машину.
- Выходит, она сейчас в машине, а мозги размазаны по рулю? - спросил томас.
- Ты что, оптимист? - рассмеялся Чаки. - Нет, ее там нет, тупое ты дерьмо. Нам попалась крутая леди. Эй, смотри-ка!
- Ты что делаешь? - сказал Хьюи. - У нас на это времени нет.
- Не зарекайся. Может, еще и пригодится.
"Что они там нашли?" - удивилась Делла.
- Что делать теперь будем? - спросил Винь. У него был легкий акцент.
- Считай, что мы на Западе. И теперь мы горцы, как в приключенческом кино.
- Правильно, - согласился Чаки. - Выследите ее. Тут грязь, тут снег. Далеко она уйти не могла.
- Вот ее след, - показал Томас. - Посвети-ка туда. Должно быть, она совсем рядом.
Делла прижала к груди коробку, стараясь не звякнуть инструментами, и нырнула в темноту.

***


Ее загнали в угол через несколько минут. А может, и через час - в темноте на часы не посмотришь. Делла знала лишь, что все это время она бежала, описывая наугад круги и пытаясь разглядеть во мраке далекие огоньки возле универмага. Ветви кустов цеплялись за ее джинсы, грязь и мокрый снег пропитали насквозь туфли. Она пристально вглядывалась в любой темный силуэт на фоне пасмурного неба, пытаясь найти хоть какое-то укрытие.
- Эй, детка, - внезапно услышала она прямо перед собой голос Хьюи.
Делла отпрянула, метнулась в сторону и больно ударилась о деревянную изгородь. Доски лишь слегка прогнулись, а длинная щепка, пробив пальто, вонзилась ей в плечо. Когда Делла отпрянула, щепка оторвалась от доски, оставшись в ее теле.
Вспыхнул фонарик, луч которого сперва ослепил ее, затем опустился ниже. По голосам Делла поняла, что вокруг собрались все четверо. Ей хотелось освободить руку и выдернуть из плеча щепку, но она лишь сильнее прижала к груди синюю пластиковую коробку.
- Эй, что это за штуковина? - спросил Чаки. - Неужели семейные драгоценности?
Делла промолчала. Длинный язык уже навлек на нее достаточно бед.
- Давай-ка посмотрим, - сказал Чаки. - Ну-ка, Делла, покажи нам, что у тебя в коробочке.
Делла изумленно уставилась на невидимое лицо. Чаки хихикнул.
- Ты забыла в машине сумочку, крошка. А в ней лежали твои водительские права.
Проклятье, подумала она.
- Ладно, давай взглянем, что в коробке, - продолжил Чаки.
- Думаешь, драгоценности? - предположил Винь.
- Нет, вряд ли, - отозвался вожак. - Но вдруг она собиралась положить ее на хранение в банк? Или еще чего. Если там что-то ценное, - обратился он к Делле, - может, сумеешь от нас откупиться.
Никаких шансов, решила Делла. Они хотят все. Мои деньги, мои кольца, мои часы. Она попыталась сглотнуть, но во рту пересохло. И мою жизнь.
- Открой коробку, - произнес Чаки, теперь уже с угрозой в голосе.
- Открой коробку, - поддакнул Томас, за ним Хьюи, и вскоре все четверо принялись распевать: - Открой коробку, открой коробку.
- Ладно, черт с вами, - сказала Делла, едва не сорвавшись на крик. - Сейчас открою.
Парни смолкли. Кто-то шмыгнул носом. Руки Деллы двигались медленно, но в голове метались мысли. Сделай это, сказала она себе. Но будь осторожна. Очень осторожна. Она положила разводной ключ на ладонь и накрыла его коробкой, а другой рукой отодвинула защелку и откинула крышку. Вряд ли парни могли разглядеть содержимое, хотя фонарик теперь освещал крышку.
Как можно спокойнее, стараясь не выдать свои намерения, Делла пошарила внутри. Все зависело от того, что лежит наверху. Кончики пальцев нащупали гаечный ключ, сомкнулись на рукоятке.
- Скука смертная, - заметил Томас. - Давайте просто изнасилуем ее, и делу конец.
Сейчас!
Делла выхватила ключ, замахнулась и метнула его на полметра выше рефлектора фонарика. Она сделала это так, как отец учил бросать мяч в бейсболе. Бейсбол ей никогда особо не нравился, но сейчас...
Ключ во что-то врезался, Чаки вскрикнул. Фонарик упал на снег. Захлопнув коробку, Делла рванулась в промежуток между Чаки и Хьюи.
Негр бросился за ней следом, поскользнулся и упал лицом в грязь. Краем глаза Делла заметила, как к ней мчится Томас. Нога бегущего парня нечаянно опустилась на затылок лежащего Хьюи, вмяв его голову в раскисший снег. Вопль Хьюи перешел в бульканье, Томас выругался и рухнул, вытянув перед собой руки.
Делла, спасаясь в темноте, жалела лишь о том, что не прихватила с собой фонарик. Она услышала, как за ее спиной кто-то, кажется, Винь, расхохотался:
- Ну и ловко у вас получилось, парни! Не хуже, чем у клоунов в цирке.
- Заткнись, - оборвал его голос Чаки, в котором слышались истерика и боль. Затрещала отрываемая от забора доска. - Поднимайтесь, придурки. Надо поймать эту суку.
Ну, вот, дошло до камней и дубинок, подумала Делла. Самое время впадать в истерику.

***


Убегая в темноте и часто спотыкаясь, Делла ощущала, как в ее плече, вместе с мускулами, шевелится длинная вонзившаяся щепка, и это ощущение - не боль, а чисто физическое чувство вторжения в ее тело - вызывало в ней тошноту.
Мне надо остановиться, думала она. Отдохнуть. Подумать.
Делла заскользила по склону неглубокого оврага и внезапно оказалась по колено в мелкой ледяной воде. Ручей. Это слово пробудило в ней некую идею. Не обращая внимания на мокрую одежду и немеющие от холода ноги, она побрела вверх по течению, стараясь ступать как можно тише. Такой трюк срабатывал в "Хижине дяди Тома", да и во множестве дурацких фильмов о побегах из тюрьмы.
Вряд ли парни были опытными горцами, и уж тем более не индейскими следопытами. Им придется попыхтеть, отыскивая ее след. Делла прошла около сотни метров, и, почувствовав, что шатается от слабости, а ноги словно превратились в деревянные колоды, выбралась из ручья и вскарабкалась по склону оврага. Наверху отыскалась рощица молодых сосен, очень похожих на деревья, в которые врезалась ее машина. Здесь она сможет укрыться хотя бы от холодного степного ветра.
В овраге послышалась музыка.
- Ты что делаешь, придурок? - послышался голос Чаки.
- Оказываю уважение покойнику, - ответил Винь.
- Это же его шарманка.
Делла узнала запись. Одна из популярных рэп-групп.
- Господи, я же не специально, - сказал Томас. - Она сама во всем виновата.
- Ладно, Хьюи помер, и мы отдали ему последний долг, - решил Чаки. - А теперь выруби это дерьмо. Кто-нибудь может услышать.
- Да кто здесь что услышит? - возразил Винь. - Тут слушать некому. Только мы и она.
- Вот именно. Она и услышит.
- И что с того? - удивился Томас. - У нас фонарик, у нас пистолет. А у нее только дурацкая коробка.
- У нас был Хьюи, - заметил Чаки. - Теперь его с нами нет. Выруби верещалку, черт тебя побери.
- Ладно, - угрюмо согласился Винь. Громко щелкнул тумблер, музыка смолкла.
Делла прислонилась к шершавому стволу сосны, обхватив себя руками. А парень-то умер, подумала она. Ну и что, отозвался здравый смысл. Он бы тебя убил, да еще, может быть, изнасиловал бы перед тем, как застрелить. Остальным тоже придется умереть.
Нет.
Да, возразило здравомыслие. У тебя нет выбора. Они сами это начали.
Но я положила им записку.
Стань же серьезной. Записка была безобидной. А эти трое намерены тебя убить. Сперва помучают, а затем вставят в рот ствол пистолета и...
Делле захотелось заплакать, закричать, но она знала, что не может себе позволить подобной слабости. Сейчас нужно было держаться - любой ценой.
Терри и Тамми, подумала она, я люблю вас. Потом вспомнила Кеннета. Даже тебя. Я и тебя люблю. Немного, но все-таки люблю.
- Давайте пошарим наверху, - послышалось из оврага. Чаки. Делла услышала плеск и чавканье грязи, когда троица выбиралась из ручья. Направленный вверх луч фонарика выхватывал из темноты снежинки и казался лучом прожектора.
Делла попятилась и медленно перебралась в другое место, где сосенки росли гуще. Низкие ветви переплелись, заслонив ее щитом.
- И что теперь? - спросил Томас.
- Разделимся. - Чаки повел рукой, луч фонарика описал дугу. - Ты пойдешь посередине, а мы с Винем по краям.
- Тогда почему ты не даешь мне фонарик?
- Я его украл, значит он мой.
- Черт, но я ведь могу пройти мимо нее и не заметить.
- Ничего, справишься. - Чаки рассмеялся. - Ты ее или услышишь, или почуешь. Уж поверь мне.
Томас произнес что-то неразборчивое, но Делла уловила в его голосе неуверенность.
- А теперь иди, - сказал Чаки. Пятно фонарика переместилось налево от Деллы. Она услышала приближающееся шлепанье мокрых подметок - Томас, очевидно, здорово промочил ноги. А может, хлюпала раскисшая снежная каша.
Будь у Томаса радар, он и то не вышел бы точнее - он шел прямо на нее.
Вот он в десяти футах от нее, в пяти, вот их разделяет только ствол сосны. Разводной ключ был скользящего типа, в форме креста. Делла сжала черную сталь рукоятки и отвела руку назад. Когда из-за ствола показался силуэт, она отчаянно ударила, целясь в голову.
Томас отшатнулся. Острый выступ ключа попал ему под нос, сломав хрящи, и инструмент на треть длины вонзился ему в лицо. Он попытался крикнуть, но смог лишь ахнуть.
- Томас?! - завопил Чаки. - Ты что там делаешь, черт подери?
Мелькнул луч фонарика, и Делла на мгновение разглядела, как Томас пятится с торчащей из головы рукояткой.
Ахнув в последний раз, он наткнулся спиной на дерево и заскользил вдоль ствола вниз, пока не уселся в снег. Когда луч блеснул вновь, Делла увидела его широко раскрытые глаза, черные и пустые. По перекрестью ключа стекала кровь.
- Я ее вижу! - заорал Винь. - Кажется, она прикончила Томаса. Она дьявол!
- Так пришей ее!
Рядом захрустели ветки и затрещали кусты. Делла откинула крышку пластиковой коробки, но та выпала из ее окоченевших пальцев, а содержимое высыпалось в грязь. Делла пошарила в мокрой каше и что-то нащупала.
Деревянная рукоятка удобно улеглась в ладони - отвертка с заточенным плоским кончиком. Преподаватель на курсах автомехаников в свое время одобрил ее выбор. Ручка изолированная, сказал он. Хороший стержень из закаленной стали. Если потребуется, такой отверткой можно снять шину с обода колеса. Когда Винь наткнулся на Деллу, у нее не осталось даже мгновения, чтобы замахнуться - парень обхватил ее руками и ногами.
- Поймал! - закричал Винь. - Чаки, сюда! Пристрели ее!
Сцепившись, они катались по вязкой глинистой каше. Делле удалось высвободить руку. Ту, что сжимала отвертку.
Любые варианты - попросить Виня отпустить ее, предупредить или ударить так, чтобы вывести его из борьбы - исключались. Инструктор на курсах по самозащите накрепко внушил им главную идею выживания: делайте то, что можете, и то, что должны сделать. Никаких правил, никаких извинений.
Собрав оставшиеся силы, Делла вонзила отвертку в шею Виня ниже затылка и давила на рукоятку до тех пор, пока не уперлась костяшками пальцев в жесткие волосы. Винь завопил, но его пронзительный крик оборвался, когда из носа и рта на шею Делле хлынула кровь. Руки и ноги парня напряглись, потом обмякли, тело задергалось.
Делла столкнула с себя тело и с трудом поднялась. Она знала, что ей следует вытащить отвертку. Но заставить себя сделать это она не смогла. У нее хватило решительности лишь на то, чтобы бежать. Снова бежать. И надеяться, что последний из четверых ее не поймает.
Но у Чаки есть фонарик и пистолет. К тому же вряд ли он намерен сдаваться. Чаки ее отыщет. И заставит заплатить за ги- бель своих приятелей.
Но если мне придется платить, подумала Делла, то Чаки об этом пожалеет.

***


Как она вскоре обнаружила, цены меняются без предупреждения.
Когда из четверых преследователей остался только один, Делла надеялась оторваться. Пусть с трудом, но ведь уже не будет ни перекрестного огня следящих за ней глаз, ни цепочки охотников. Парень всего один, пусть даже он психопат с заряженным пистолетом.
Деллу трясло. Она поняла, что выжата досуха бесконечным бегством и схватками. Добавилась, наверное, и реакция - ведь она только что убила двоих. Она заставляла себя не вспоминать, как текла кровь по блестящему перекрестью разводного ключа, что ощущала ее рука, когда кончик отвертки входил в мозг Виня. Но она не в силах была это забыть. С тем же успехом ей могли приказать никогда, ни при каких обстоятельствах не думать о белой обезьяне.
Делла пыталась. Не думай, приказывала она себе. Забудь обо всем. Она представляла, как распиливает белую обезьяну мотопилой. И услышала голос Чаки. Тот был еще далеко - очевидно, бродил наугад по сосновой рощице. Делла замерла.
- А они симпатичные, Делла. Что есть, то есть. - Чаки хихикнул. - Терри и Тамми. Господи, неужто у вас с мужем на другие имена не хватило воображения?
Нет, подумала Делла. У каждого из нас оказалось слишком много воображения. А на этих именах мы сумели, наконец, согласиться. Это имена компромисса.
- Знаешь, что я тебе скажу? - Чаки повысил голос. - Я ведь теперь знаю, где ты живешь, так что могу ненадолго заехать и передать от тебя привет. И они совсем ничего не узнают о том, что здесь происходило. Или что стало с их мамочкой, когда она поехала в магазин.
О, Боже, подумала Делла.
- Ничего не хочешь им передать?
- Ах, ты, мелкая сволочь!
- Вот обидчивая. - Чаки зашлепал по мокрому снегу в ее сторону. - Выходи лучше ко мне, Деллочка.
Делла промолчала и съежилась за кучей хвороста, стараясь не шелохнуться.
Чаки тоже застыл на месте. Их разделяло всего метров десять. Он смотрел прямо на Деллу, словно мог видеть сквозь темноту и ветви.
- Послушай, - сказал он, - все это становится слишком скучным. - Помолчав, Чаки добавил: - Так мы с тобой можем всю ночь в прятки играть. А моих приятелей больше нет, и за это спасибо тебе. Кем ты себя воображаешь, Клинтом Иствудом?
Делла предположила, что вопрос риторический.
Чаки откашлялся и сплюнул, затем потер свободной рукой основание шеи.
- Ты меня ранила, Деллочка. Кажется, сломала ключицу. - Он хихикнул. - Но я на тебя зла не держу. Совсем наоборот... - Чаки задумчиво помолчал. - Знаешь, у меня есть идея. Слышала когда-нибудь про "другов"? Помнишь, фильм такой был?
"Заводной апельсин", вспомнила Делла, продолжая молчать.
- Конец у него оказался дурацкий, зато начало классное. - У Деллы создалось впечатление, что парень окончательно свихнулся. - Так вот, моим другам теперь крышка. Мне нужна новая команда, а ты, Деллочка, оказалась весьма хороша. И я хочу, чтобы ты присоединилась ко мне.
- Отпусти меня, - произнесла Делла в темноту.
- Нет, серьезно. Ты прирожденный убийца. Уж я-то в таких делах разбираюсь. Мы с тобой составим отличную парочку. Повеселимся от души. Что скажешь?
А ведь он говорит серьезно, подумала Делла. Такую честность в голосе не сыграть. Она задумалась, подыскивая ответ.
- У меня дети.
- Прихватим их с собой. Я люблю мелких. Всегда заботился о своих братишках и сестричках. - Чаки помолчал. - Слушай, готов поспорить, что у тебя с твоим мужиком нелады.
Делла ничего не ответила. Слишком уж его предложение смахивало на бегство к пиратам. Разве не так?
- Выходит, я угадал. - Он еще раз сплюнул. - Когда поедем за твоими пацанами, сможем его пришить. Хочешь? Могу я, а можешь и сама. Тебе выбирать.
Ты с ума сошла, подумала Делла, услышав, как ее губы произносят:
- Я сама.
- Тогда выходи, потолкуем.
- Ты меня убьешь.
- Нет. Я убью тебя, если ты не выйдешь. Вспомни, у меня есть фонарик и пистолет. Так мы с самого начала научимся друг другу доверять. Я не убью тебя. И нечего тебе не сделаю. Просто поговорим.
- Хорошо.
Почему бы и нет, подумала Делла. Раньше или позднее, но он все равно меня отыщет, засунет в рот пистолет и... Делла встала. ...но, может быть, вдруг...
Ее колени копьем пронзила боль. Чаки взглянул на нее, склонив голову.
- Брось инструменты.
- Уже бросила. Те, которыми не воспользовалась.
- Угу. Ты ими здорово воспользовалась. - Чаки опустил луч фонарика. - Иди сюда. Не хочу, чтобы ты споткнулась и упала. Еще шею свернешь.
Делла перешагнула через хворост и медленно пошла к Чаки. Тот стоял с опущенными руками, и она не могла разглядеть, держит ли он пистолет. Она остановилась, не дойдя до него пары шагов.
- А ночка-то холодная, верно? - сказал Чаки. - Сейчас бы посидеть где-нибудь в тепле, кофейку попить.
Он поднял фонарик, направив луч в небо. Делла разглядела его худое, кривящееся от боли лицо. Чаки, наверное, тоже видит выражение ее лица.
- Я поехала в магазин купить парочку мелочей, - сказала она.
- И нарвалась, - рассмеялся Чаки.
- А что теперь?
- Настала пора для шоу ужасов. - Он хищно блеснул зубами, растянув в ухмылке губы. - Считай, что я тебе наврал.
В его приподнявшейся руке блеснул металл.
- Так я и думала, - сказала Делла, ощутив холодную отрешенность потери. - Что, Хьюи, и ты пришел помочь? - добавила она, кивнув куда-то в темноту за спиной Чаки.
- Хьюи? - на мгновение удивился Чаки, оглядываясь. - Ведь Хьюи...
Собрав остатки сил, Делла прыгнула. Ее пальцы сомкнулись на запястье руки с пистолетом. Чаки завопил, когда ее плечо врезалось в то место, где под кожей выпирала сломанная ключица.
Они боролись на мокром декабрьскому снегу - Чаки внизу, Делла сверху, стиснув его ногами, словно прижимая к себе любовника. Она вновь надавила подбородком на его ключицу, Чаки снова закричал. Кеннет всегда подшучивал над тем, какой у нее острый подбородок.
Грохнул пистолет. Вспышка ослепила Деллу, от грохота заболели уши. С нависающих сосновых ветвей посыпался снег. В раскрытый рот Чаки упал большой комок, он начал давиться.
Наконец в руке Деллы оказался пистолет. Она оттолкнула Чаки, вскочила на ноги и быстро попятилась, глядя на него поверх вороненого ствола. Капитан пиратов с трудом поднялся на колени.
- Мое предложение снова в силе, - сказал он. - Согласна?
Она едва не произнесла "да". И нажала на спуск. Еще раз. И еще.

***


- Где тебя носило? - буркнул Кеннет, когда Делла закрыла за собой дверь. - Тебя не было почти три часа. - Он пригляделся к ней внимательней. - Делла, дорогая, у тебя все в порядке?
- Не называй меня больше так. Пожалуйста.
Она надеялась, что вид у нее будет более нормальный, не такой растрепанный. Оставив машину возле дома, она потратила несколько минут, пытаясь с помощью слюны и салфеток привести в порядок макияж. Вся ее косметика осталась в сумочке, а где сумочка теперь, она понятия не имела. Наверное, уже у полицейских; когда она ехала от универмага, ей навстречу промчались три патрульные машины с мигалками.
- Что с твоей одеждой? - махнул рукой Кеннет, не приближаясь к ней.
Делла осмотрела себя. Она постаралась смыть грязь снегом и стереть ее найденной в багажнике тряпкой. Но кровь так и осталась - кровь Чаки, смешанная с кровью Виня и Томаса.
- Ты попала в аварию?
Вернувшись домой, она долго разглядывала машину. Хорошо еще, что та осталась на ходу; должно быть, у нее просто переполнился карбюратор. Но страховая компания не обрадуется - весь бок придется перекрашивать.
- Что-то вроде того.
- Ты не ранена?
И в довершение всего, шагая по дорожке к дому она ощутила липкую влагу между ног. Проклятье. Только этого еще не хватало.
- Ранена? - Делла покачала головой. - Нет. Как близнецы?
- Дети в постели. Я проверял полчаса назад. Спят.
- Хорошо.
Делла услышала отдаленный, но приближающийся вой полицейской сирены. Наверное, они нашли в кармане у Чаки ее водительские права. Она совсем про них забыла.
- Что ж, - пробормотал Кеннет. Для Деллы было очевидно, что он еще не решил, как себя вести дальше - рассердиться, проявить заботу или обратить все в шутку. - А что ты мне привезла?
Правая рука Деллы все еще находилась в кармане пальто. Пальцы нащупали тяжелый металл, сомкнулись на прохладной рукоятке пистолета.
Сирены на улице зазвучали громче. Палец лег на спусковой крючок. Делла вынула пистолет из кармана и направила его на Кеннета. В глазах мужа появилось странное выражение. Сирены промчались мимо. Делла успела заметить, как за окном мелькнула машина скорой помощи. Звук начал стихать и замолк в отдалении - столь же далекий, как и мелькнувшая в ее воображении мечта.
Делла нажала на спуск. Ей показалось, что щелчок эхом разнесся по всему дому.
Потрясенный, Кеннет долго смотрел на пистолет, потом приподнял голову и посмотрел Делле в глаза.
Ему ничто не грозило. Делла считала выстрелы. Совсем как в кино.
- Мне кажется, - медленно произнесла Делла, - нам нужно поговорить.

Просмотров: 212 | Добавил: Grician | Теги: Splatterpunks: Extreme Horror, Андрей Новиков, Эдвард Брайант, Пока ее не было (2007), Wild Women, рассказы | Рейтинг: 5.0/5

Читайте также

Машина. Что она делает, для чего и для кого предназначена, каково ее назначение??? Семейная реликвия! Иногда некоторые вещи нельзя изменить, если только не воспользоваться машиной…...

...Работать, нигеры, работать! Солнце еще высоко! Копайте, копайте или умрете! Да, вы и так умрете......

Парочка подростков-девственников решили поэкспериментировать друг с другом в церковном хозяйственном шкафе......

Я смакую последние мгновения перед смертью. Последние проблески сознания, когда страдалец пытается произнести последние слова; мучительный конец....

Всего комментариев: 0
avatar