Авторы



Вы знаете что такое маточно-ректальный свищ? А уретально-пищевой реверс? Нет? Хотите узнать? Тогда добро пожаловать в Адский город. Версия Ада в больном воображении Эдварда, мать его, Ли...






Через шесть минут после того, как он официально умер, Слайдс обнаружил, что стоит на углу улицы в таком возбуждении, какого он никогда не видел. Он был таким же, как и при жизни: широкоплечим, высоким, с темными грязными волосами и густой черной бородой. Синие джинсы, рабочие ботинки и его любимая футболка, туго обтягивающая пивной живот; на ней было написано: ПЛЯЖ СВЯТОГО ПИТА - ТИХИЙ МАЛЕНЬКИЙ ПЬЯНЫЙ ГОРОДОК С РЫБАЦКИМИ ПРОБЛЕМАМИ. Слайдс был деревенщиной, испытанным и верным говнюком. Крутым парнeм. В свое время он повидал много - за неимением более элегантной фразеологии - гребаного дерьма, но сейчас...
Cейчас...
Что это?
Завывал ветер. Крылатые клещи роились во влажном воздухе и покрывались красными пятнами, когда он прихлопывал их к своим мускулистым предплечьям. Что это за город такой? - ужасный вопрос пришел ему в голову, когда его взгляд был поднят вверх. Тусклые, унылые небоскребы с окнами казались высотой в милю и наклонялись то туда, то сюда под такими экстремальными углами, что он думал, что они могут рухнуть в любой момент. Искаженные лица, которые никак не могли быть человеческими, выглядывали из многих узких окон в то время, как другие окна были либо разбиты, либо забрызганы кровью. Небо, видимое между каждым зданием, казалось красным, и между двумя из них висел черный серп луны. Слайдс моргнул.
Это должен был быть сон. Именно эта мысль впервые пришла ему в голову. Его Осуждению было всего несколько минут от роду, он почти ничего не помнил. Например, он не мог вспомнить, где родился, не мог вспомнить свой возраст и не мог вспомнить свою фамилию. Действительно, Слайдс даже не помнил, как умер.
Но умереть он должен был, и за всю жизнь, полную ужасных грехов и злодеяний, он был Проклят гореть в Аду.
И вот он здесь.
Кошмар, вот и все, - убеждал он себя. Красное небо? Офисные здания, наклоненные под углом в шестьдесят градусов? И...
Раздался свист.
Черная летучая мышь, с шестифутовым размахом крыльев и смутно напоминающим человеческое лицом, пролетела прямо над его головой. Слайдс почувствовал зловонный порыв ветра, а затем отпрянул, когда невозможное по природе животное насрало ему на голову.
- Вот тварь! - завопил Слайдс.
Летучая мышь - на самом деле гексегенически созданная помесь одного из нескольких родов, известных как Revoltus chiropterus, - оглянулась через свое кожистое плечо и улыбнулась.
- Добро пожаловать в Aд, - прохрипелa она.
Слайдс удивился этим словам больше, чем самому существу. Черт, - подумал он довольно уклончиво. - Я же на самом деле не в...
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КРУГ СВЯТОЙ ПУТРАДЫ, НОВЕЙШИЙ ПРЕФЕКТ АДА ПO СВИЩЕОБРАЗОВАНИЮ И МУТАЦИЯМ, - светящаяся вывеска прервала его мысли.
Слайдс мог только смотреть на вывеску, когда брызги чудовищного гуано стекали по его лицу.
Адская новинка... ЧТО?!!
На углу мигнул еще один знак: НЕ ХОДИТЬ, а затем улицу пересекла толпа пешеходов. Слайдс просто продолжал смотреть...
Сначала он не понял, кем они были: Людьми? Монстрaми? Комбинациeй того и другого? Стройная пара держалась за руки, когда они проходили мимо, плоть гнила на их конечностях и лицах. Несколько озорных детей пробирались сквозь толпу, с клыками, как у собаки, и глазами, большими и красными, как яблоки. Следующим прошел Оборотень в деловом костюме и c портфелем, а затем толстый клоун с топором в морде. Обращаясь к Слайдсу, клоун спросил:
- Привет, как дела?
Слайдс не мог ответить.
Во всяком случае, на улице было еще хуже. Машины, больше похожие на маленькие паровые двигатели, пыхтели на колесах со спицами, из дымовой трубы впереди вырывались клубы черно-желтой сажи и водяного пара. Мимо также проезжали экипажи и коляски, которые тащили не лошади, а существа, похожие на лошадей, чья плоть свисала мокрыми клочьями. В одном экипаже сидела женщина с кожей зеленого цвета, как прудовая мразь, на которой была диадема из желчных камней и платье, сшитое из тщательно сплетенных сухожилий. Она обмахивалась отрубленной перепончатой рукой. В другой карете ехало существо, которое могло быть кучей соплей, каким-то образом принявших человеческий облик. Затем появилась какая-то повозка, запряженная шестью животными с гноящейся гвоздично-розовой кожей, покрытой белыми волдырями; Слайдсу ужасно вспомнились освежеванные овцы, когда они блеяли и сплевывали пенистую мокроту. Человек, сидящий позади них, взмахнул длинным колючим кнутом... или... возможно, он не совсем был человеком. Он был одет в шерстяной плащ и полосатые леггинсы, как пастух в старые времена, но на его голове росла пара рогов в форме наковальни. Хлыст трещал и трещал, и блеяние перешло в безумный крик. Слайдс посмотрел еще раз и заметил, что, как и у летучей мыши, у этих лысых - овец - были лица, мрачно испорченные человеческими чертами.
- О, Боже, я в каком-то дерьме, - заикаясь, пробормотал Слайдс.
В его голове что-то начало щелкать, и с каждым щелчком приходило все больше и больше страха. Действительно ли в его глазу появилась слеза?
- Я-я-я, - всхлипнул он. - Я не думаю, что это сон...
- Это не так, - прозвучал голос, который был каким-то хриплым и женственным одновременно.
Женщина, подошедшая к нему, была обнажена, и все же - как ему показалось сначала – она внушала доверие. Слайдс прищурился, глядя на ее внушительное телосложение, а затем вспомнил женщин с похожим телосложением, которых он без колебаний насиловал, а иногда даже убивал. Но эта женщина?
Каждый квадратный дюйм ее кожи был отчетливо затемнен черными татуировками перевернутых крестов. Даже ее лицо, вокруг которого мерцали длинные платиновo-светлые волосы.
- Слайдс, верно? - спросила она. - Меня зовут Андин, и я твоя директриса по ориентации. Возможно, вы еще даже не осознаете этого, но вы тот, кого называют Абитуриентом.
- Абитуриент, - пробормотал Слайдс.
- И нет, это не сон. Тебе нe должно так повезти. Все это реально. Со временем твоя память восстановится.
Прежде чем Слайдс успел пробормотать вопрос, его взгляд метнулся к другому прохожему: еще одной впечатляюще обнаженной женщине. Ее руки, ноги, живот и лицо были всего лишь одной колоссальной вспышкой псориаза. Только грудь и лобок были без единого изъяна.
- Опрометчивые линии, - заметила Андин. - В Живом Мире у вас есть линии загара, здесь у нас есть линии сыпи.
Взгляд Слайдса снова метнулся к татуированной женщине.
- Здесь... как в...
- Как в Aду. Ты мертв, и за свои мирские грехи ты был Осужден, - она пожала своими стройными плечами. - Навсегда.
Слайдс начал терять сознание.
Она схватила его за руку и потянула.
- Давай, Слайдс. Мы должны вытащить тебя из этого префекта. Здесь действительно пиздец, - а затем она потянула его за собой по улице и нырнула в переулок. - Мы ненадолго заляжем на дно и попытаемся отвезти тебя куда-нибудь, где твоя задница не будет покрыта травой.
- Я-я, - всхлипнул Слайдс. - Я не понимаю.
- Поверь мне, в Аду нет хорошего места, но есть места, которые хуже других. Например, это место, Круг Святой Путрады. Ты, должно быть, был настоящим подонком, раз материализовался здесь. Да, сэр, настоящим отморозком.
- Я не понимаю! - теперь Слайдс рыдал во все горло.
- Префект - это как маленький округ. А этот - префект по свищеобразованию и хирургическим мутациям. Я слежу за Oтрядами Увечий. Они хирургически мутируют здесь кого угодно, и людей, и адских уроженцев, но люди - желанная цель. Хирургические центры больше всего платят за людей.
Слайдс искоса посмотрел на нее.
- Короткая версия. Каждый префект, округ или Город должен иметь активный режим наказания, в то время как есть некоторые районы, известные как Карательные Oрганы, которые существуют исключительно для наказания. Но в любом случае, этот префект использует фистулатическую хирургию, чтобы соответствовать Предписаниям о Наказании. Фистула - это латынь; это означает "связь между", а трансверсия - это как бы перенаправление вещей. Вот что они здесь делают - они меняют местами ваши внутренности.
Хотя Слайдс понятия не имел, о чем она говорит, он пробормотал:
- П... п... почему?
Андин ухмыльнулaсь.
- Потому что, это извращенно и отвратительно... так, как должно быть. Это не детская комната, Слайдс. Это Ад, а Ад - это жесть. Вечные муки, страдания и отвращение - вот название игры. Это нравится Люциферу, следовательно, это Общественный закон, - на этот раз она ухмыльнулась более резко. - Слушай, иди к общественному умывальнику и смой дерьмо летучей мыши со своих волос. Меня это бесит.
Ошеломленный, Слайдс заметил возвышающуюся каменную чашу всего в нескольких футах от входа в переулок. Он окунул голову в воду, вымыл из волос отвратительное гуано, затем схватился и выдернул голову, когда понял, в чем моется.
- Это не вода! Это же моча!
- Привыкай к этому, - сказала Андин. - Если ты не Bеликий Князь или Иерарх, ты никогда не приблизишься к пресной воде. Единственный другой способ - это самому дистиллировать еe из крови того, кого ты убиваешь.
Возмутившись, Слайдс смахнул мочу с лица, затем заметил, что вдоль дымной улицы периодически воздвигаются более низкие чаши.
- Что это за штуки? Они выглядят как...
- О, это уличные туалеты. Это еще один Публичный закон. В этом префекте обязательно, чтобы все мочились, испражнялись и рожали на публике.
Бородатая челюсть Слайдса отвисла.
- А вон там, - указала Андин, - через улицу... Там есть различные Хирургические кабинеты.
Косые глаза Слайдса пробежали по вывескам над каждой фрамугой...
ТРАНСВЕРСИЯ ПРЯМОЙ КИШКИ
УРЕТРАЛЬНО-ПИЩЕВОДНЫЙ РЕВЕРС
МАТОЧНО-РЕКТАЛЬНЫЙ СВИЩ

И многое, многое другое.
Зловеще татуированная рука Андин потянула его обратно в переулок.
- Cмотри, там есть Отряд Увечий. Глиняных людей называют Големами. Они вроде государственных служащих, общественных работников, полиции, службы безопасности и тому подобного...
Слайдc, прижавшись щекой к краю стены переулка, наблюдал, как отряд серо-коричневых существ, похожих на людей, с глухим стуком шел по тротуару, каждый толкая закованного в наручники человека, демона или гибрида. Големы были девяти футов ростом и шли строем. Затем все они одновременно остановились и повели своих заключенных в различные операционные.
- И, как я уже сказала, государство платит больше денег за людей, поэтому мы должны вытащить тебя из префекта.
Слайдс снова повернул лицо и повторил, теперь уже беспомощно:
- Я не понимаю...
- Как только ты увидишь, что здесь происходит... поймёшь. О, и посмотри на эту цыпочку.
Слайдс наблюдал, как обнаженная женщина с угрюмым лицом, которая казалась наполовину человеком, наполовину троллем, пошатываясь, направилась к одному из уличных туалетов. Она наклонилась, раздвинула ягодицы и начала мочиться из ануса, а когда закончила, повернулась, присела на корточки, а затем начала морщиться. Слайдс вздрогнул вместе с ней, когда они наблюдали за этим недоверчивым поступком. Длинные дорожки кала медленно вытекали из ее влагалища и падали в туалетные чаши.
- Видишь? - спросила Андин. - О, ничего себе, и посмотри на это! А вот и Маточно-Oральный Cвищ...
По улице шла женщина в окровавленном халате. Она была покрыта белой чешуей с красной каймой... и явно была беременна. Она прижала чешуйчатую руку к своему раздутому животу, а когда больше не смогла идти, остановилась, наклонилась и...
ШЛЕП!
Изо рта у нее хлынуло множество околоплодных вод. Она сохраняла неудобную позу, и когда ее живот начал дрожать, челюсть отвисла. Ее горло начало невероятно раздуваться, и когда ее желудок уменьшился в размерах, вопящий демонический плод выскользнул изо рта и шлепнулся на тротуар.
- Как тебе такое зрелище родов? - пошутила Андин. – Беременность - это большое дело в Аду, Слайдс. Если бы Люцифер добился своего, каждая женская форма жизни здесь была бы беременна в любое время. Видишь ли, чем больше детей, тем больше еды, топлива и корма для прихоти Люцифера.
Слайдс прислонился к стене, простонав:
- Нет, нет, нет...
- Да, да, да, мой друг. И если ты думаешь, что это было плохо, наберись терпения как тот парeнь. Помнишь, что я говорила о беременности?
Взгляд Слайдса невольно вернулся на улицу. На этот раз, спотыкаясь, шел человек. На нем была футболка с надписью: Женоубийца и испачканные боксерские шорты, усеянные эмблемами "Бостон Ред Сокс". Во всяком случае, его живот выглядел еще более раздутым, чем у женщины, которая только что родила дьявольского ребенка через рот.
Слайдс, заикаясь, продолжал в полном ужасе:
- Он не... он не... он не...
- Беременный? - Андин мрачно улыбнулась. - Мужская беременность - это здесь довольно новый прорыв, Слайдс. И ты можешь быть уверен, что это щекочет Люцифера. Хирурги-тератологи могут пересаживать гибридные матки мужчинам - людям и демонам. Вот это поездочка. Смотри.
Слайдс наблюдал.
Поморщившись, раздутый мужчина вылез из боксеров и присел на корточки. Среди неистового хрюканья и воплей его прямая кишка медленно расширилась, затем...
Он взвизгнул.
Оттуда высыпало множество чего-то, похожего на извивающихся безволосых щенков с крошечными перепончатыми лапками и маленькими рожками на головах.
- А, - заметила Андин, - выводок Гончих Гхора. Довольно буйные, да?
- Гончие псы! - прорычал Слайдис. - Это просто пиздец! Этот парень только что высрал помет щенков из своей задницы!
- Да. И смотри, что он теперь делает...
После тяжелых родов, измученный мужчина бросил свой помет на тротуаре и поплелся к одному из уличных туалетов.
- Он что, собирается отлить? - поинтересовался Слайдс, когда мужчина положил на унитаз явно сморщенный пенис.
Однако ответом на его вопрос было самое несомненное:
- Нет.
Теперь щеки мужчины раздулись. Он начал ворчать.
И его пенис... начал набухать.
- А-а-а-а-а, - в конце концов простонал он, когда пенис начал извергать твердый стул.
Довольно много какашек выдавилось и упало в унитаз. Закончив, он снова натянул боксеры и в то же время поймал взгляд Слайдса, уставившегося на него с открытым ртом.
- В чем дело, приятель? Ты ведешь себя так, будто никогда раньше не видел, чтобы парень срал через член.
- На случай, если тебе интересно, - сказала женщина, - процедура, которую перенес этот парень, называется ректо-уретральным свищом...
Слайдс пошатнулся. Когда к нему вернулась хоть капля здравого смысла, он оглянулся на Андин и завыл:
- Это невозможно! Женщины не могут рожать детей изо рта! У них недостаточно большие рты! А мужчины не могут срать дерьмом через свои члены! Их отверстия недостаточно широки! Это НЕВОЗМОЖНО!
Андин, казалось, позабавила грубая тирада Слайдса.
- Ты скоро поймешь, что в Аду... возможно все. А теперь пошли.
Ошеломленный, отреченный, Слайдс поплелся за ней. Она шла быстро, ее высокие груди подпрыгивали, безупречный зад покачивался при каждом шаге.
- Как только я вытащу тебя из этого префекта и отправлю в один из Переходов, ты будешь в гораздо большей безопасности. Поверь мне, ты не захочешь здесь торчать, - oна усмехнулась через плечо. - Тебе чертовски повезло, что я честная директриса по ориентации, Слайдс.
- А?
- Есть много нечестных. Они дают наводку Отряд Увечий и сдают вас - за деньги, конечно.
- А?
- Просто пойдем. Я знаю, ты сейчас в замешательстве и почти ничего не помнишь. В конце концов все это уляжется, и с тобой все будет в порядке.
Слайдс сильно сомневался, что с ним когда-нибудь все будет в порядке, только не в Аду. Но он все же испытывал некоторую благодарность к Андин за то, что та попыталась вытащить его из отвратительного префекта. Куда угодно, куда угодно, - молили его мысли. - Отведи меня куда угодно, потому что, каким бы плохим ни было следующее место, оно не может быть таким плохим, как это...
- Вот короткий путь, и не беспокойся о воротах, - сказала она. Она вытащила что-то из-под языка. - У меня есть ключ.
Слава Богу... Слайдс последовал за гибкой женщиной по еще одному вонючему переулку, конец которого заканчивался сетчатыми воротами, закрытыми старинным замком. Когда Андин вставила в замок ключ, то ржавчина просеялась из замочной скважины.
Этой штукe лучше открытьcя, - беспокоился Слайдс.
- Я думаю, что самое трудное, к чему может привыкнуть человек в Аду, - это, ну, ничтожность. Понимаешь, что я имею в виду?
- А? - сказал Слайдс.
- Неважно, кем мы были в Живом Mире, неважно, насколько сильными, красивыми, богатыми, важными... в Аду мы - ничто; на самом деле, мы меньше, чем ничто. Она хихикнула, все еще покачивая ключом. Мы как те не-персонажи в начале романа - наверное, это называется пролог? - где у нас нет цели, как у обычных персонажей. Следуй за мной, Слайдс...
- Не знаю, я не очень много читал.
Андин пожала плечами.
- Мы ничего не делаем для сюжета или для смысла книги. Серьезно. В Аду человек похож на одного из тех второстепенных персонажей, которые существуют только для того, чтобы познакомить читателя с обстановкой...
Слайдс начинал злиться.
- Я не знаю, о чем ты говоришь! Просто открой этот гребаный замок, чтобы мы могли убраться отсюда!
Она хихикнула, но потом нахмурилась.
- Черт. Этот ублюдок крепкий орешек. Не мог бы ты пока проверить переулок.
- Все xoooooooo... - но когда Слайдис оглянулся, он вскрикнул.
По переулку медленно двигалось скопление низкорослых, собачьих мордочек, похожих на импов, которых он уже видел на улице. Они ухмылялись, продвигаясь вперед, оскалив клыки.
Слайдс дернул Андин за руку, как ребенок дергает мать.
- С... с... см... смотри!
Татуированная бровь Андин приподнялась, когда она взглянула на переулок.
- Черт. Брудрены. Это демонические дети, и они все убийцы. У этих маленьких ублюдков повсюду банды...
- Открой замок!
Она энергично играла с ключом, нервничая.
- Они вытащат наши кишки, чтобы продать их Прорицателю, а потом трахнут и съедят то, что останется...
- Быстрее! - взвыл Слайдс.
Внезапно стая Брудренов разом бросилась бежать, хихикая.
Когда они были всего в нескольких ярдах от них...
КЛАЦ!
Замок открылся. Слайдс обмочил джинсы, когда Андин потащила его на другую сторону. Ей удалось снова запереть ворота как раз в тот момент, когда несколько Брудренов набросились на них, их грязные когтистые пальцы рук и ног зацепились за звенья цепи.
- Господи! Мы едва успели!
Андин вздохнула, вытерла лоб предплечьем.
- Расскажи мне об этом, парень.
- Что теперь? - Слайдс посмотрел вниз по грязному кирпичному коридору, который, казалось, по-собачьи уходил влево. - Как мы выберемся отсюда?
- За углом, - сказала Андин.
Они побежали дальше, завернули за угол и...
- Святое гребаное ДЕРЬМО! - заорал Слайдс, когда две крепкие серо-коричневые руки обхватили его бочкообразную грудь и подняли в воздух.
Высокие тени кружили вокруг в полной тишине.
Слайдс кричал до тех пор, пока у него не пересохло в горле.
- Одна вещь, которую тебе нужно знать об Аде, - усмехнулась Андин, - это то, что доверия не существует.
Пять големов с пустыми лицами стояли вокруг Слайдса, а в руках шестого он находился в плену.
Один из них протянул Андин пачку банкнот.
- Спасибо, приятель. Этот парень - настоящий кусок работы. Он заслужил то, что делал, - она подмигнула Слайдсу и указала на другую вывеску. Там было написано: ЛЮКС ДЛЯ ПЕРЕМЕНЫ ПИЩЕВАРИТЕЛЬНОГО ТРАКТА. - До конца вечности, Слайдс, - произнесла она нараспев со страстной улыбкой. - Ты будешь есть через свою задницу и срать изо рта.
- Неееееееееееет! - взвизгнул Слайдс.
Големы двинулись к двери, Слайдc брыкался и кричал, но все безрезультатно.
- Добро пожаловать в Aд, - сказал Андин на прощание.
Крики Слайдса смолкли, когда дверь номера захлопнулась, и Андин умолкла, жадно пересчитывая стопку хрустящих купюр. На каждой купюре в каждом углу было число 100, но каждую украшал не портрет Бенджамина Франклина, а лицо Адольфа Гитлера

Перевод: Дмитрий Самсонов |
Автор: Эдвард Ли | Добавил: Grician (22.10.2021)
Просмотров: 86 | Теги: Эдвард Ли, Дмитрий Самсонов, рассказы | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

До Вашингтона оставалось тридцать два километра. Хогарт был вполне уверен, что способен их преодолеть, поэтому временная задержка его особенно не расстроила...

Эллен очень спешила. «Шеви» не вызывал нареканий, да и водить она умела хорошо....

После успеха в годичной кампании по краже трусиков с самого большого зада в старшей школе, Билли Трусонюх не может дождаться, когда доставит их домой для теста на запах....

Когда грань между сновидениями и реальностью стирается, остается только попытаться проснуться во сне и исследовать этот странный необычный мир......

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль