Авторы



Двум экс-порнозвездам, а ныне - затасканным проституткам, выпал шанс на миллион долларов. Все, что для этого нужно – «ангельская похоть»...





– Итак, что самое безумное ты вытворяла на камеру в своей жизни, как считаешь?
Шанталь медленно потягивала кофе, пока ее блестящие глаза сканировали Лизу поверх кружки.
– Ну, как-то я позволила десяти парням кончить мне на лицо, одному за другим по очереди. Тот еще был опыт, скажу я тебе. Ах да, и еще меня как-то раз выебал датский дог.
Лиза говорила громко, не обращая внимания на реакцию других посетителей закусочной. Парень за прилавком лишь покачал головой и вернулся к приему заказов. Он уже давно привык к двум бывшим порнозвездам и их экстравагантным беседам. Время было позднее, основной наплыв клиентов спал и бар заполняли, в массе своей, студенты колледжа, забежавшие что-нибудь перекусить после вечеринки, и прочий не особо желанный сброд.
Шанталь подняла брови и одобрительно кивнула. На нее смотрели косо все, кому не лень, всю ее жизнь, так что ей было глубоко насрать на то, что о ней подумают в этой жалкой забегаловке.
Лиза сделала знак официанту, заказав еще кофе. Пока он разливал напиток по чашкам, она бесстыже ему подмигивала, в ожидании пока он уйдет, посмеиваясь про себя над его неодобрительным взглядом.
– Ну а ты? – спросила Лиза.
Сделав еще один глоток, Шанталь взяла чашку обеими руками и глубоко задумалась, прежде чем ответить.
– Однажды мне пришлось хорошенько встряхнуть пивную бутылку и опорожнить ее в задницу другой девушке, а затем выпить это пойло, пока оно выливалось обратно.
– Ну и как? Понравилось?
– На вкус как дерьмо.
Настала секундная тишина, после чего обе женщины расхохотались резким и хриплым смехом, сказывались многие годы курения и дешевой выпивки. Молодая пара резко встала и направилась к выходу с двойным выражением отвращения на лицах. Женщины молча смотрели им в ответ, пока пара не ушла, а затем рассмеялись так, что густая тушь потекла по их щекам.
Они дружили более двадцати лет, с тех пор, как в начале восьмидесятых снялись вместе в нескольких видео для взрослых. Недолгая карьера Лизы в индустрии развлечений для взрослых пала жертвой ее неудачного пристрастия к наркотикам. А у Шанталь же был чрезмерно буйный бойфренд с крепкими кулаками, который втоптал ее набирающую ход карьеру порнозвезды в землю, оставив на ее теле обильную сеть рубцовой ткани в качестве постоянного напоминания. В итоге они обе скатились в проституцию.
Шанталь улыбнулась молодому человеку, смотревшему на нее через окно закусочной, и громко засмеялась, когда он спешно отвел взгляд от изуродованной правой стороны ее лица. Она перегнулась через стол, оглядываясь по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не слышит. Лиза посмотрела на нее, облокотившись на потасканную столешницу, остекленевшими полуприкрытыми глазами, налитыми кровью.
– Ты когда-нибудь слышала об ангельской похоти? – прошептала Шанталь, явно нервничая в опасении, что их подслушивают.
– Я только об ангельской пыли слышала, – Лиза практически выкрикнула это на весь ресторан, заставив Шанталь вздрогнуть и зашикать на подругу.
– Давай-ка свалим отсюда куда-нибудь еще.
Сунув руку в свою потрепанную сумочку, Шанталь вытащила мелочь за кофе, бросила ее на стол и встала, чтобы уйти.
– И куда мы пойдем? – спросила Лиза.
– Туда где лишних ушей поменьше. Пойдем ко мне на хату. Я хочу тебе кое-что показать.

Квартира Шанталь на деле была обычным номером в одном из самых дешевых мотелей в городе, что сдавали их по часам или по неделям. Лиза жила в точно таком же клоповнике в нескольких кварталах от Шанталь. Поскольку закусочная находилась примерно на равном отдалении от их жилищ, то они обычно встречались там за чашечкой кофе в ранние утренние часы, когда ночи выдавались неудачные. Сегодняшняя ночь была одной из таких.
Шанталь вставила ключ в замок, гремя о ручку желтым пластиковым диском с цифрой "12". Толкнув дверь, она щелкнула выключателем, заливая заплесневелую комнату приглушенным светом. Дерьмово-желтый ворсистый ковер, покосившаяся мебель и безвкусные настенные ковры дополняли настроение. Большинство поверхностей в номере были завалены пустыми коробками из-под еды, бутылками из-под алкоголя и упаковками от презервативов. Кровать была не заправлена, спутанные простыни были грязными и серыми. Комнату наполнял мерзкий запах затхлого пота, секса и перегара, но Лиза его не замечала. Ее апартаменты пахли точно так же.
– У тебя травка есть? – с надеждой спросила Лиза.
– Господи, Лиза, ты же знаешь, что я не фанатка этого дерьма. Почему ты продолжаешь постоянно спрашивать? Есть немного водки в комоде, в верхнем ящике.
Пока Лиза рылась в комоде в поисках выпивки, Шанталь залезла под кровать, вытащила чемодан и достала ноутбук. Смахнув со стола кучу мусора, она поставила на него ноут и включила в розетку. Найдя водку, Лиза подошла к ней, перевернула стул, стряхивая мусор, и поставила его рядом с Шанталь.
– Давно ты обзавелась компом?
– Да так, клиент постоянный подогнал недавно.
Шанталь косилась на экран, пока он загружался.
– Он тебе и за сеть платит?
– Неа, я на днях взломала чью-то, один из моих Джонов Смитов показал мне, как это делается.
– Так и кто этот постоянный? – Лиза попыталась сдержать ревность в своем голосе.
– Да просто какой-то чувак. При деньгах. В плане секса тот еще фрик с заебами, так что желающих с ним трахаться немного.
Шанталь лихо пролистывала форум, сосредоточенно глядя на экран, в поисках нужного.
- Он слепой что ли, - но Шанталь даже не улыбнулась.
– Нашла! – eсли Шанталь и обиделась на подколку Лизы, то вида не показала, – Вот оно! Посмотри сама.
– Ты же знаешь, чтение не мой конек. Просто скажи мне, че там и о чем.
Лиза села на стул и сделала большой глоток прямо из бутылки, изо всех сил пытаясь сосредоточить взгляд на подруге.
– Может быть, не будь ты постоянно обдолбанной до усрачки... Ладно, забей. Я сама тебе расскажу.
Шанталь повернулась лицом к Лизе, но так, чтобы видеть монитор.
– В общем, нашла я в интернете чувака. Он тот еще любитель говнороликов. Хотелки у него реально пизданутые. Тащится от зоофилии, поедания дерьма и прочего в таком духе. Ну знаешь, один из тех настоящих больных на всю голову ублюдков, что заводятся наблюдая, как какая-нибудь цыпочка пьет сперму из чашки или другое подобное дерьмо.
Лиза понимающе кивнула, хотя выглядела откровенно скучающей, отковыривая облупившийся лак с ногтей.
– В любом случае, он здесь. Всегда под разными фамилиями и адресами электронной почты, чтобы никто не мог его отследить, но по сообщениям могу тебе поклясться, что это он. Я повсюду на него натыкаюсь, и все говорят, что он хорошо платит за то, что получает, так что денежка у него имеется.
Лиза закатила глаза.
– Ой, да ладно тебе! Я че сказать-то хотела. Он был здесь вчера и сказал, что заплатит миллион долларов за видео, где цыпочка занимается сексом с чуваком, у которого есть ангельская похоть.
– Да что, черт возьми, это такое? Что еще за ангельская похоть?
Упоминание о миллионе долларов мгновенно излечило Лизу от скуки. Она наклонилась вперед в своем кресле, вся обратившись в слух.
– Меня интересовал тот же вопрос, поэтому я провела исследование. Короче, иногда, когда мужик умирает, у него случается стояк. Прям каменный стояк. В похоронных агентствах знают способы, чтоб его убрать так, что бы тебе не пришлось пялиться на покойного дядю Боба, а у него в гробу хер колом стоит. Может я и не права, но думаю, что идет речь именно об этом.
– То есть, этот чувак хочет посмотреть видос, где какая-то телка ебется с дохлым чуваком? Это ж какой-то пиздос, Шанталь.
– Я знаю, но миллион баксов? Для тебя это шуточки? Да за миллион баксов я согласна выебать что угодно.
– Ну так а мне-то зачем ты об этом рассказываешь?
Глаза Лизы подозрительно сузились.
– Потому что сама я не справлюсь. Кто-то должен записывать это дерьмо.
– А мне что с этого будет?
Лиза все еще выглядела неуверенно.
– Половина.
– Половина?
– Да, по пятьсот тысяч баксов на каждую.
Шанталь выглядела довольной, но Лиза по-прежнему смотрела скептически.
– А налоговый вычет будет?
Шанталь скривила лицо, всплеснула руками и резко встала, выхватив бутылку из рук подруги и сделав большой глоток, после чего начала ходить по комнате, сердито жестикулируя.
– Иногда я спрашиваю себя, за каким хером я вообще с тобой связалась. Лиза, подчас ты бываешь настолько непробиваемо тупой, что хочется завыть. Конечно, ты не должна будешь платить налоги. Ты что, платишь налоги со своих поебушных денег?
– Ладно, ладно. Что ты так разволновалась. Я ж не сказала, что не буду участвовать. Мне просто интересно, почему ты вообще хочешь делиться со мной. Ты ж всегда можешь поставить камеру на комод или что-то в этом роде.
– Я знаю, что могла бы. Но за миллион баксов он захочет качественный продукт. Да и кроме того, ты - моя единственная подруга, моя лучшая подруга, и я подумала, что эта тема вполне может помочь нам обеим наладить нашу жизнь. Вытащит нас из этого болота. Никаких больше дерьмовых мотелей и мерзкой ебли ради еды.
– Ну я как бы не против грязной ебли, если онa за денежку.
– Ладно. Забей. Я все сделаю сама. Я-то думала, что ты мечтаешь о лучшей жизни. А ведь мы уже не так молоды, и ты не сможешь вечно выше всех задирать ноги и шире всех их раздвигать.
Лиза схватила бутылку и сделала глоток, вытирая рот тыльной стороной ладони. Дешевая водка обожгла ей горло, согревая живот и бросая тело в жар.
– Да хватит уже драмы, Шанталь. Я в деле. Так и что нам делать? Мы же можем просто пойти в морг и попросить проверить члены всех свежих жмуриков. Это не "Волмарт", так что навряд ли нам отложат товар при поступлении.
– Конечно нет. Да даже и найдись там такой труп, никто не позволит нам его ебать. Хоть это и не точно. Так что вариант походу один – ангельскую похоть придется организовать нам самим.
– Нам самим?
Лиза вновь смутилась.
– Ага. В интернете описаны определенные виды смертей, что зачастую вызывают посмертный стояк.
– Вау! А теперь подожди минутку, – Лиза подняла руки, – Ты намекаешь, что нам придется самим приканчивать мужиков, в надежде, что они умрут с гребанным стояком? Ты совсем рехнулась?
– Это не так сложно, как кажется. Вокруг полно бомжей, которых никто не станет искать, ну а мы просто укатим из города, как только получим деньги.
– Ага, с ветерком прям укатим, и волосы назад. Да в ту же секунду, когда эти свиньи найдут тело, они придут за нами, потому что мы у них в базе как проститутки забиты, как и наши отпечатки.
Шанталь пожала плечами и улыбнулась:
– Поэтому про перчатки забывать не стоит.
– Все равно я очкую. Трахаться с мертвым парнем уже достаточно плохая затея, но я не знаю, смогу ли я вообще кого-нибудь убить, Шанталь. Это ж, блядь, пиздец как стремно.
– Я в курсе, Лиза. Это большое дело, но и полмиллиона долларов тоже. Полицейские в этом городе слишком заняты, чтобы тратить время на какого-то мертвого алкаша или двух, ну а мы к тому времени будем зависать на каком-нибудь пляже за тысячу миль отсюда, как только нам заплатят. Кстати, на Ямайке травка практически легальна.
– Я не знаю. Я просто не знаю...
Лиза нервно грызла ногти. Она думала о том, каково это жить в месте, где ее не примут за наркотики. Это было бы мило до безобразия.
– Короче, я пока свяжусь с этим извратом. А ты можешь взять пару дней и хорошенько подумать, хочешь ли ты стать богатой или нет.

***


Три дня спустя Лиза и Шанталь встретились под заброшенным мостом и закурили одну сигарету на двоих. Между ними на земле лежала спортивная сумка и моток нейлоновой веревки. Лизе потребовался целый день, чтобы твердо решить, что она хочет быть богатой. Шанталь же была уверена, что с раздумьями ей помог очередной Джон Смит, что избил Лизу прошлой ночью. Шел дождь, точнее мелко моросил, отчего у женщин ныли суставы, между делом намекая проституткам, что старость уже далеко не за горами.
Уже скоро мы будем жить в шоколаде, - подумала Шанталь, украдкой наблюдая за ханыгой, вольготно растянувшимся под мостом. Он валялся там без движения уже практически час. Казалось, что он не спит, а потерял сознание.
– Хорошо. И что же нам теперь делать?
Руки Лизы ходили ходуном, скорее от нервов, чем от холода. Она казалась трезвой, что делало ее еще более жалкой. Максимально ясное сознание ради большого куша - на этом настояла Шанталь. Глупые ошибки, совершенные по пьяни, им были ни к чему.
– Видишь ту балку на дне моста? Я заберусь на нее и брошу тебе веревку, а ты обмотаешь ее ему на шею. Я читала, что повешение вызывает ангельскую похоть чаще, чем что-либо другое.
Шанталь подняла петлю, и Лиза с восхищением посмотрела на нее.
– Где ты научилась так завязывать узел?
– Папик научил.
– Это тот, что трахал тебя все детство?
– Ага. Он многому меня научил. А теперь приготовься заарканить этого хмыря.
Шанталь хотела было отступить, но Лиза схватила ее за локоть.
– Подожди! - прошептала она. – А почему это я должна накидывать на него петлю? А может лучше мне заняться скалолазанием?
Шанталь закатила глаза.
– Хорошо, делай как хочешь. Но будь готова спрыгнуть вниз и навалиться на этого придурка всем своим весом, если он проснется. У нас будет только один шанс.
– Хорошо, но подожди!
Лиза схватила ее за руку во второй раз. Тремор ее тела был настолько силен, что Шанталь почувствовала, как у нее стучали зубы.
– А если нас кто-нибудь увидит?
– Так, Лиза. Повторяю в сотый раз. Никого здесь по ночам не бывает. А если кто и проезжает, то с дороги все равно не видно того дерьма, что творится под мостом. А теперь надевай перчатки и давай приступать.
Лиза схватила ее еще раз, и Шанталь понадобилось все ее самообладание, чтобы не ударить ее прямо в нос. Хотя она и не хотела этого признавать, ее собственные нервы были не такими уж и крепкими, ведь спланировать убийство было гораздо проще, чем его совершить.
– Ну что еще, Лиза?
– Мы же не собираемся... я имею в виду, мы же не будем трахать его прямо под мостом, правда?
– Я не знаю. Разберемся с этим уже по ходу дела. А теперь подними свою тощую задницу и дай мне веревку.
Лиза карабкалась по краю насыпи, скользя ногами по рыхлой грязи и гравию. Когда она достигла вершины, то потеряла равновесие и упала на задницу, порвав перчатки для мытья посуды, что были на ней, и порезав при этом ладони. Когда она снова достигла вершины, то ухватилась за металлическую балку. От перчатки мало что осталось и отпечаток ладони вполне мог остаться, но благо металл осыпался хлопьями ржавчины, что вполне успокоило Лизу. Перебрасывая веревку через балку, она как могла пыталась сохранить равновесие, не желая соскальзывать вниз до того, как петля окажется на шее бродяги.
Шанталь словила болтающийся конец веревки и осторожно потянула на себя, наматывая на руку достаточную длину, чтобы хватило доползти до того места, где в грязи спал вонючий бомж. Она почувствовала его запах еще до того, как приблизилась, и натянула рубашку на нос. Когда она попыталась затянуть петлю на его шее, он заворчал и перевернулся на бок, на секунду бормоча какую-то невнятную тарабарщину, после чего продолжил изрыгать свой громкий и неровный храп.
Когда она продолжила осторожно натягивать петлю на его шее, ханыга громко пернул, Шанталь вздрогнула и невольно хихикнула. Алкаш вздрогнул и резко сел, молниеносно схватив ее за рукав своей грязной рукой.
– Это че, блядь, ты удумала, а? Грабануть меня хочешь, сука?
Шанталь резко отпрянула, пытаясь вырваться из его железной хватки.
– Лиза, сейчас!
Она поползла назад, борясь с мужчиной, который оказался намного сильнее, чем можно было предположить из-за его худого истощенного тела. Он продолжал лежать на земле, крепко вцепившись в рукав рубашки Шанталь.
Лиза намотала веревку на руку и спрыгнула вниз, снова хлопнувшись на задницу и чуть не вывернув запястье, когда веревка закончилась и натянулась. Петля затянулась, и алкаш отпустил Шанталь, схватившись за горло. Не теряя времени, Шанталь вскочила на ноги и побежала туда, где Лиза барахталась, схватившись за веревку обеими руками и дергая изо всех сил. Объединив усилия две женщины налегли на веревку всем своим весом, раз за разом поднимая вверх задыхающегося бомжа, пока его брыкающиеся ноги не заболтались в нескольких дюймах над землей.
Неожиданно Шанталь упустила веревку из рук и свалилась с насыпи, а удержать бродягу в одиночку Лиза уже ее смогла. Мужчина упал на землю, продолжая брыкаться и силясь ослабить веревку на шее.
– Вот дерьмо, держи его!
Шанталь вскочила на ноги и снова потянула за веревку. Лиза присоединилась к ней, и они вновь подняли его в воздух. Да что же этот козлина никак не сдохнет?! Шанталь хаотично огляделась, отчаянно пытаясь найти хоть что-нибудь, за что можно зацепиться. К великому облегчению она заметила неподалеку прут арматуры, торчащий из разбитой бетонной плиты.
– Лиза! Помоги мне дотянуть веревку до того места! – крикнула Шанталь, кивая на кусок бетона, – Возможно у нас получится его привязать.
Лиза ничего не ответила, только крякнула и закивала, широко раскрыв глаза от страха и напряжения. Парочка потянула изо всех сил, налегая всем весом на веревку, поднимая бомжа все выше в воздух.
Как рыба на леске, он раскачивался и выгибался в борьбе за воздух и издавая при этом ужасные клокочущие звуки. Они чуть не уронили его снова, прежде чем, наконец, добрались до куска бетона. Шанталь обмотала веревку вокруг арматуры, после чего всем весом удерживала, пока Лиза завязывала узлы. Работая в поте лица, с красными от напряжения лицами ни одна из них не проронила ни слова. Когда бродяга был крепко привязан, они медленно отступили назад, готовые к тому, что арматура не выдержит, но плита даже не сдвинулась с места.
– Слава тебе Господи, слава тебе Иисусе, – сказала Шанталь, вытирая рукой пот со лба, все еще тяжело дыша.
– Так-то ты все продумала, да?
Лиза, шатаясь, подошла к бетонному блоку и плюхнулась на него. Упираясь локтями в колени, она закрыла лицо руками и застонала.
Шанталь неловко похлопала ее по плечу и подошла к тому месту, где все еще висел алкаш. Он больше не сопротивлялся, а просто раскачивался с обвисшими по бокам руками. Она подошла к нему, повернула к себе лицом, и в страхе шагнула назад, прикрывая рот руками от увиденного. Его глаза вылезли из багрового лица, покрытого пятнами, а веревка была практически не видна в том месте, где она врезалась в распухшую шею. Жесткий язык неприлично торчал изо рта. От него невыносимо воняло дерьмом, но она не была уверена, обгадился ли он до или после повешения. Бездомный висел примерно в двух футах от земли и его промежность была чуть ниже уровня глаз. Шанталь вздрогнула.
– Хм, Лиза?
– Че?
– Я думаю, он мертв.
– Боже, я на это надеюсь.
Лиза встала и подошла к Шанталь, скривившись от отвращения, рассматривая тело.
– А когда с ним должна случиться эта самая ангельская похоть?
Она потянулась к его промежности, но в последнюю секунду отдернула руку.
– Я не знаю. Сразу, наверное, – сказала Шанталь.
– Ну так и че?
– Так и че что?
– Ты проверять собираешься или нет? – просила Лиза, демонстративно убирая руки за спину.
– Блядь. Да похуй!
Шанталь грубо схватила бездомного за штаны, расстегнула молнию и какое-то время поборолась с пуговицей на джинсах, прежде чем она расстегнулась. После она спустила их ему до колен, прихватив заодно и боксеры.
– Стояка нет, но похоже, спустить в штаны он все-таки успел.
Шанталь с отвращением вытерла руки о штаны.
– Думаешь, это из-за того, что мы его грохнули?
– Господи, да мне-то откуда знать?
– Так и что нам теперь делать? Столько трудов коту под хвост! Пиздец просто!
– Мы попробуем еще раз завтра вечером. Я еще толком погуглю, какие еще смерти вызывают это, но чувствую нутром, что они крайне жестокие.
– Ты охуела что ли?! Ты хочешь сделать это снова?
Шанталь сосредоточенно посмотрела на мертвеца, раскачивающегося на балке, точнее на его прыщавый член, безвольно болтающийся промеж волосатых бедер. Если им повезет, то копы решат, что это самоубийство, но она не слишком на это надеялась. Она повернулась и посмотрела Лизе в глаза холодным и решительным взглядом.
– А хер ли нам терять? Мы же уже убийцы.

***


От мужчины исходила невероятная вонь. Лиза опустилась перед ним на колени, изо всех сил пытаясь не обращать внимания на запах его тела. Но сделать это было весьма трудно, пока он толкал ее голову в область своего паха и тыча ее носом в свои спутанные лобковые волосы. Когда ее рот наполнился вкусом его горького пота, ее скрутило от приступа тошноты, а он лишь рассмеялся.
– Давай же, девочка. Ты ж вроде как профессионалка, не?
Он снова засмеялся, отхлебнув из бутылки джина, после чего схватил ее за волосы и сильно дернул ее лицо вверх. Она попыталась вырваться, но он держал ее весьма крепко.
– Эй! Давай-ка помедленнее. Если ты не забыла, то у нас троих был уговор.
– Да, был, – сказала Шанталь позади него, прикладывая декоративную подушку к его затылку с прижатым к ней револьвером.
Хоть выстрел и был приглушенным, но все равно показался оглушающим в тишине ночи. Лес находился не так недалеко от парка, где они его нашли и заманили обещаниями выпивки и секса.
Надеюсь, никто этого не услышал и не вызвал полицию, - подумала Шанталь.
Забрызганная кровью и мозгами Лиза взвизгнула и попятилась назад. Рвота, которую она все это время пыталась сдержать, неожиданно вырвалась изо рта и потекла по блузке. Она зарыдала, вырывая пригоршни травы и вытирая ею лицо. Увидев бутылку джина, все еще сжатую в руке чувака, она схватила ее, вытерла горлышко бутылки о рубашку, с трудом отыскав на ней чистое пятно, после чего осушила еще одним глотком. Прикончив бутылку, она выбросила ее в кусты, что крайне взбесило Шанталь.
– Ты зачем улики разбрасываешь, тупая ты пизда?! Иди и подбери эту ебучую бутылку!
Лиза нахмурилась в ответ, но ослушаться не посмела. Она схватила фонарик и побрела в кусты. Вернувшись с пустой бутылкой, она демонстративно сунула ее в рюкзак.
– Это сработало? – oна посмотрела на мертвого парня, едва разглядев его в темноте.
В их части леса ближайший фонарь находился у дороги на весьма приличном расстоянии, так что его свет едва проникал сквозь деревья. Они могли видеть друг друга, но не более того. Лиза навела фонарик на изуродованное лицо мертвеца, вздрогнула и направила свет на его обнаженную промежность. Он умер с эрекцией, но она угасала прямо у них на глазах, вместе с их надеждами.
Лиза расстроилась, что это не сработало, но почувствовала некоторое облегчение, что одной из них не придется трахаться с этим вонючим жмуриком. Он и при жизни был достаточно мерзкого вида, а уж после смерти его лицо стало похоже на бабушкино варенье из клубники и ревеня. Она также не имела понятия, как бы они потащили его тело куда-то достаточно далеко, дабы отснять свой фильм, и чтобы при этом освещение было достаточным. Весь их план был ошибочным с самого начала.
Шанталь же от ярости накрыло по-настоящему. Она начала взахлеб ругаться матом, при этом пиная мертвеца по его вялому члену.
– Ты тупой... ебучий... бесполезный... бесхуевый... кусок дерьма! Ну почему ни один из вас, бесполезных ублюдков, не может сохранить стояк?!
Закончила она тем, что смачно плюнула ему в изуродованное лицо.
– Я, конечно, умом не блещу, но разве это не твоя ДНК?
Лиза вздрогнула, когда Шанталь резко повернулась к ней с искаженным от ненависти лицом. Шрам, что покрывал половину ее лица, побагровел от ярости, и Шанталь едва сдержала порыв наброситься на Лизу с кулаками. Закрыв глаза, она постояла несколько секунд, прилагая все свои усилия в попытке успокоиться. Когда к ней вернулся утраченный контроль, она заговорила.
– ДНК не будет иметь значения, если нас не поймают. А нас, и правда, поймают, если мы в ближайшее время с этим не разберемся и не свалим из города с деньгами.
– Ты хоть общалась с этим парнем? Откуда нам знать, что он реально нам заплатит, а не кинет нас после дела?
При мысли о тюрьме у Лизы начиналась истерика.
– Он стопроцентно в деле, успокойся. Я говорила с ним.
– Когда? Как?
– Я ответила на его объявление по электронной почте, а после разговаривала с ним по телефону.
– По телефону? Этот чувак просто так дал тебе свой номер, ты не шутишь? Так поступил бы только блядский коп!
– Нет, он не просто так дал мне свой номер. Успокойся.
Шанталь схватила Лизу за плечи и посмотрела ей в глаза ровным взглядом.
– Я дала ему свой адрес в электронном письме, и на следующий день какой-то чувак в очень красивом костюме и на черной машине нарисовался у моей двери. Я пыталась задавать ему вопросы, но он просто вручил мне конверт и уехал. Сначала я подумала, что на меня кто-то подал в суд, но в итоге сообразила, что судиться со мной некому. Открываю я, значит, конверт, а там дешевый мобильник, ну знаешь, такие продают в супермаркетах, они уже оплачены на какую-то сумму. В телефоне был забит только один номер. Я, значит, звоню, и это он! И он мне говорит, типа позвоните мне еще раз, когда дело будет сделано.
– Ты не шутишь? Он реально не полицейский? – спросила Лиза скептически.
– Он не коп, это точно. Но все копы этого города будут нас искать, если мы не доведем это дело до конца в скором времени. Короче, мы снимаем видос, Дэн получает свой фильм, нам платят бабки и мы сваливаем.
– Дэн?
– Он так представился, - сказала Шанталь, словно это было неважно.
– Так как мы это сделаем?
– Не волнуйся, я что-нибудь придумаю.
Шанталь и Лиза на пару обыскали местность в поисках всего, на чем могли бы сохраниться их отпечатки пальцев. Шанталь командовала и Лиза подчинялась, снисходительно позволяя подруге думать, что она умнее, чем она есть на самом деле, и что она действительно найдет решение проблемы.

***


Шанталь хмуро посмотрела на экран уставшими от длительного чтения глазами. В интернете не было ничего стоящего и ее это сильно расстраивало. В сумме вся информация сводилась к тому, что ангельская похоть имеет место быть примерно в каждом третьем случае насильственной смерти, в основном в результате повешения, выстрелов в голову или отравления. Ну что ж, первые два способа они попробовали и ничего не вышло, но что касательно отравления - она не была уверена, что сможет достать настоящий яд.
Мы и в третий раз облажаемся? - думала она. -А что если нет? Она начала терять надежду. С момента убийства парня в лесу прошло уже два дня и время было на исходе. Решение требовалось сейчас.
Громкий стук в дверь прервал размышления Шанталь, и она поспешила к глазку. За дверью стояла Лиза, мотая головой туда-сюда, пытаясь смотреть сразу во все стороны. Шанталь открыла дверь и Лиза ворвалась внутрь, спешно закрывая ее за собой, словно ее кто-то преследовал.
– Бери свою камеру и топай за мной, - сказала Лиза.
– Лиза, что случилось?
– На разговоры нет времени. Объясню по ходу дела. И возьми мобильник того богатого чувака. Да торопись же!
Шанталь схватила все необходимое и засунула в сумочку, а затем последовала за Лизой. На улице моросил мелкий дождь, и она пожалела, что не захватила дождевик, но вскоре напрочь забыла о непогоде, когда Лиза рассказала о произошедшем в тот вечер. К тому времени, когда они подошли к входной двери номера Лизы, она покраснела от волнения и небольшого страха. Апартаменты Лизы выглядели как обычно, за исключением одного момента - поперек кровати лежал мертвый мужик. На вид он был весьма ухоженным, а его седые волосы были аккуратно подстрижены.
– О, Боже мой, Лиза! Это правда?
– Ага, – ответила Лиза, отдергивая простыню, накинутую на нижнюю половину обнаженного трупа.
– Да ну на хрен... Это что, в натуре правда?!
Шанталь потеряла дар речи и ее ошеломленное лицо заставило Лизу хихикнуть.
– Ты сделала это! Ты, блядь, сделала это!
– Короче, этот Джон Смит подкатил ко мне и предложил сотню баксов за "чутка пошалить", ну я и привела его сюда. В общем, приступаем мы, значит, к делу, а я все смотрю на основание моего ночника, что на тумбочке у кровати. Прикидываю в голове его вес, а он вполне себе тяжелый, и начинаю думать о том, а не треснуть ли мне им этого хмыря по башке. Тот вовсю лижет мою "киску" и ничего вокруг не замечает, так что я хватаю лампу и очень сильно бью его по затылку. Это его не убивает, а просто вырубает, так что я обматываю шнур вокруг его шеи и начинаю тянуть. Он уже был достаточно возбужден, когда я его вырубила. Но в тоже время тот вонючка из парка был в таком же состоянии, поэтому я подождала полчаса, прежде чем прийти за тобой, боясь, что стояк пропадет, но этого так и не произошло.
Лиза спешно закончила повествование, в то время как ее лицо светилось от счастья.
– Да ты просто умница! Просто не верится. То, что он сдох в твоей комнате это, конечно, отстой, хер знает как его выносить потом, но разберемся с этим после дела. А пока давай скорее приступать к съемкам. Вопрос дня - кто из нас будет его трахать?
– Погоди-ка, я, значит, его грохнула, и я же его и ебать должна? Нет уж давай ты, так будет честно!
Лиза обиженно выпятила подбородок, уверенная в своей правоте.
– Хорошо, я его трахну, но ты убедись, чтобы свет, ракурсы и прочее были на высоте. Дэн должен быть уверен, что не зря потратил свои деньги, а то вдруг ему не понравится и он не заплатит, наеблан.
Лиза начала смеяться, глядя на нее Шанталь закатила глаза.
– Че ты ржешь?
– Наеблан! – Лиза снова фыркнула.
– Господи, дай мне сил... Да возьми ты камеру наконец!
Они потратили пятнадцать минут на оптимальное обустройство комнаты, и еще десять минут на настройку свет, дабы усилить сцену и свести к минимуму тени, отбрасываемые мебелью. Джон был мертв уже больше часа, когда Лиза включила камеру.
Шанталь обильно обработала смазкой стояк трупа, залезла на него сверху и впустила в себя на мертвую плоть.
– А что насчет презика? Думаешь, предохраняться стоит?
– Ой не знаю, Шанталь. Как бы не похоже, что он собирается кончать или что-то подобное. Как ощущения?
– Жестковато конечно, и при этом как-то странно. Мне не холодно, но и не тепло. Ну по крайней мере от него не несет, как от того вонючего бомжа.
– Дурдом просто.
– Ага. Ну, давай приступать. И главное - снимать меня надо только с одной стороны, той что не изуродована, запомнила?
– Да, поняла, так и сделаю. А теперь изобрази, что тебе типа это нравится.
– Попытаюсь, хоть и чувствую себя не в своей тарелке. Главное, сними толком, как его хер елозит во мне туда-сюда. Должны быть хорошие крупные планы, правильно говоря.
– Я-я. Крупный план ща в лучшем виде. Так, а сейчас зажми свои сиськи и сделай вид, словно стонешь. Звук мы потом наложим. А теперь наклонись и засоси его язык, раз уж он так удачно торчит. Поиграй с ним, ме-е-е-дленно. Вот так. То, что надо! Давай еще раз.
– Бля, это что такое? Он что, только что рыгнул? Фу, ну и гадость! А вонища какая, ужас!
– Просто постарайся сильно не давить на его живот. Вот как сейчас, ты давишь и из него лезет какое-то дерьмо.
– Ты главное снимай, а то я не знаю, сколько смогу так продержаться.
Итак Шанталь работала, а Лиза записывала. Это продолжалось больше часа, пока Шанталь всерьез не испугалась, что ее может вырвать от вони его желудочных газов, извергающихся из его рта прямо ей на лицо. Однако она сохраняла самообладание, думая об ожидающем ее вознаграждении в миллион долларов.
Когда она почувствовала, что с них достаточно, Шанталь велела Лизе выключить камеру. Слезая с него ее вновь обдало потоком зловонного запаха, что опять вызвало у нее рвотные позывы. Что, черт возьми, съел этот парень? Она не видела Лизу, стоящую позади нее, пока не обернулась и не наткнулась на нее.
– Че за хуйня, Лиза?
Что-то холодное и острое прижалось к ее обнаженному животу.
– Прости, Шанталь. Но полмиллиона мало для меня одной.
Лиза вогнала лезвие ножа так далеко, как только могла, выворачивая и вращая им во все стороны. Видеть выражение перекошенного от шока лица Шанталь было бесценно.
Тупая сука вечно думала, что среди нас она самая умная, – подумала Лиза.
Шанталь упала на пол, пытаясь скользкими от собственной крови руками вытащить нож из своих внутренностей. От удара лезвие сместилось вверх и проткнуло ей легкое, парализуя дыхание и не дав ей закричать. Умирая, лежа на полу, она смотрела на Лизу, которая спокойно сидела за столом и ждала.
– Сорян, если че. Просто я решила, что лучшая подруга мне, как бы, не особо-то и нужна.
Какое-то время Лиза хладнокровно наблюдала, как угасала жизнь в глазах Шанталь, после чего начала собирать вещи в сумку. Она упаковала камеру и достала телефон из сумочки Шанталь.
– Тебе это уже не понадобится.
Схватив тяжелое пальто с крючка на задней двери, она вышла в ночь, оставив тело Шанталь лежать в комнате вместе с телом мертвого Джона.

***


Лиза ходила кругами по траве, каждые несколько секунд останавливаясь, чтобы осмотреть парк вокруг себя. Когда она позвонила Дэну, то все пошло не так, как она надеялась. Одна только мысль об этом разговоре приводила ее в ярость.
Я заключал сделку с Шанталь, а не с вами. Но, полагаю, с вами я тоже могу поработать, но за это мне потребуется от вас кое-что еще, – Дэн говорил по телефону настолько холодно и уверенно, что спорить с таким мужчиной она не решилась, – Вы либо в деле, либо нет. Очень сомневаюсь, что вы подадите на меня в суд за нарушение контракта.
– Так и где ты, блядь? – бормотала Лиза себе под нос.
Чем дольше ей приходилось ждать, тем больше она нервничала. Ей казалось, что прошло уже несколько часов бесцельного хождения по парку. Наконец к обочине боковой улицы подъехал черный седан. Водительское окно было затемнено и водитель казался тенью. Осторожно переступая, Лиза направилась к машине.
Когда она была в нескольких футах от нее, водительское окно бесшумно опустилось на несколько дюймов, частично приоткрыв лицо мужчины. Судя по тому, что она могла видеть, он был темноволосым, но его глаза были скрыты солнцезащитными очками.
– Лиза?
Голос водителя был ровным, без каких либо эмоций.
– А кто спрашивает?
– Я работаю на Дэна. Садись в машину.
– Я должна была встретиться с Дэном лично. Я не имею дела ни с кем, кроме Дэна.
Лиза вздернула подбородок, глаза ее сузились.
– Дэн не занимается такими вещами, за это он платит мне. Так ты будешь садиться или нет? Если нет, то я поехал.
Окно начало закрываться так же бесшумно, как и открылось.
– Нет, стой!
Ругаясь себе под нос, Лиза обошла переднюю часть машины, открыла пассажирскую дверь и скользнула на кожаное сиденье рядом с водителем. Оказавшись внутри, она повернулась к мужчине, в то время как он отъехал от парка и плавно ускорился. Он был брутально красив и его костюм выглядел очень дорого.
– Так и куда ты меня везешь?
– Это недалеко.
– Ты везешь меня к Дэну? Обычно я не сажусь в машину к таким парням, как ты.
Лиза закусила губу, ненавидя себя за то, как она бормочет, когда нервничает.
– Не волнуйся. Повторюсь, это недалеко. Видео при тебе?
– Да, но я его не отдам никому, кроме Дэна. А у тебя имя есть? Знаешь, мне как бы не особо нравится ездить с неизвестно с кем и даже не знать его имени.
– Можешь звать меня мистер Уайт, – улыбаясь ответил он, впервые посмотрев ей в глаза.
От его улыбки душа Лизы ушла в пятки.

***


– Очнись.
Голос мистера Уайта словно ножом прорезал туман в ее голове, и Лиза с трудом открыла один затуманенный глаз. Другой же опух настолько, что пульсирующая боль накрывала всю ее голову с каждым биением сердца. Яркий свет заставил ее сощуриться и лишь усилил головную боль. Оглянувшись вокруг, она поняла, что все еще находится в той же самой комнате. Тугие веревки удерживали ее в сидячем положении на стуле, до боли стягивая запястья и ребра при любой попытке пошевелиться. Она была голая, продрогшая до костей.
– Так ты очнулась?
Звук его голоса заставил ее вздрогнуть. Он не сказал ей ни слова с тех пор, как они вошли в комнату. Даже во время избиения.
– Чего тебе от меня надо?
Голос у Лизы был хриплым от длительных криков, горло нещадно жгло при каждом слове. Кровь капала из ее носа, стекая через разбитую верхнюю губу прямо в рот. Она провела языком по внутренней стороне зубов, сразу наткнувшись прореху. Уебок выбил мне зуб.
– Милая моя, вопрос не в том, что я от тебя хочу, а в том, что от тебя хочет Дэн. Я посмотрел видео, которое вы, девочки, сняли, и оно вполне неплохое. Немного подредактировать, и все будет отлично.
Он ласково взъерошил ей волосы. Когда Лиза попыталась отстраниться от его прикосновения, мистер Уайт рассмеялся.
– Я-то думал, ты будешь рада, что такой нелегкий труд не был выполнен в пустую, – сказал мистер Уайт, настраивая одну из двух камер на штативах.
Они обе были направлены на Лизу с тех пор, как он привязал ее к стулу, фиксируя каждый ее крик от его глухих ударов, пока он избивал ее в течение многих часов.
– Отпусти меня. Пожалуйста. Я сделаю все, что ты захочешь.
– Прям-таки все? Интересное предложение, но я, пожалуй, откажусь.
– Хочешь, я тебе отсосу? Я в этом деле очень хороша, правда.
Он запрокинул голову и рассмеялся, весело сверкая глазами:
– Без обид, дорогая, но я бы не стал трахать тебя, даже если бы мне за это заплатили. Будь дело только в сексе, то я бы просто изнасиловал тебя.
– Деньги? Я поделюсь ими с тобой.
– Поделишься со мной? Это что, шутка такая?
– Хорошо, – Лизу тошнило от собственного жалкого нытья, но ей было слишком больно, чтобы обращать на это внимание. – Забирай все до цента. Просто отпусти меня.
Мистер Уайт покачал головой и поднял с пола кожаный кейс. Он поставил его на стул и открыл перед ней так, чтобы она могла увидеть содержимое. Ослепляющий свет ярко отражался от граней сотни экзотических инструментов. Они все были из блестящего металла и очень острые. Он с гордостью представил их сначала камерам, потом ей.
– Ничего личного, знаешь ли, но ты должна помочь мне с одной работенкой. Ничего сложного. Все, что от тебя требуется, это быть естественной и реагировать на все натурально. Кстати, Дэн, и правда, был готов заплатить миллион за видео с ангельской похотью.
Он взял зловещую на вид вилку с искривленными зубцами, наклонил голову и придирчиво осмотрел ее тело, выискивая подходящее место для начала. Улыбка его была нежной, но глаза оставались суровыми, когда он прикоснулся острые зубцами к дрожащему животу Лизы. Мышцы его предплечья напряглись, когда он приложил достаточное усилие, чтобы проткнуть плоть, заработав в ответ мучительный вопль.
– Но он готов заплатить мне пять миллионов за высококачественный снафф.

Просмотров: 105 | Добавил: Grician | Теги: Ad Nauseam, К. У. ЛаСарт, Роман Коточигов, рассказы | Рейтинг: 5.0/2

Читайте также

На остров, расположенный посреди запретного для судоходства озера, давно уже не ступала нога человека. Этот клочок суши, всегда окружённой туманом, – место обитания уродов, которых ещё безымянными мла...

Травмирующая детские воспоминания, пропитанная кровью версия саги о свиньях......

Что, если ваша любовница — почти совершенство? И даже ее сын вам нравится? Разве что живут они в бедном районе, полном хулиганов и проституток обоих полов. Но вот однажды ваши отношения едва не рухнут...

Группа порноактеров отправляется на съемки новой картины и неожиданно оказывается посреди океана... А ситуация становится еще более странной, когда выясняется, что ни один точно не знает, что за фильм...

Всего комментариев: 0
avatar