Авторы



История любви обычного парня и разлагающегося гибрида трупа и газонокосилки...






Она прекрасная машина, настроенная на секс, а я – ее подушечка для булавок. Почему я играю в эту игру? На самом деле не могу сказать. Материя любви всегда делает меня косноязычным и выпотрошенным. Возможно, я люблю ее, потому что она – разлагающийся гибрид трупа и газонокосилки. Отвратительно? Да, я так думаю. Но как еще я мог оживить ее тело, как только убил ее? Это не значит, что я Бог-Отец или Иисус Христос. Я человек, а у людей есть определенные ограничения.
Мне неприятно это признавать, но я плохо приспособился к переменам, по крайней мере, поначалу. Постоянный шум двигателя раздражал меня, как и липко-сладкий запах ее разложения. Временами я даже скучал по прежней Хелен. Я скучал по ее нытью и по ее лжи.
Однако время научило меня ценить ее последние причуды.

- Р-р-р-р-р-р-р-р-р-р! - Закричала Хелен Косилка. – Р-р-р-р-р-р-р-р-р-р!
Гарольд попытался удержать ее, но ее плоть была скользкой и червивой. Ее тело соскользнуло, оставив после себя только кусочки кожи.
Остальная часть Хелен пронеслась по полу, съев ковер, прежде чем она врезалась в стену, перевернулась и легла набок.
Да, теперь жизнь стала намного лучше. Менее вонючей. Несколько сотен бутылок лизола плюс несколько десятков освежителей воздуха с ароматом соснового дерева равно один счастливый турист. Я также регулярно принимаю душ из стальной ваты. Он тоже помогает, но не в том, чтобы избавиться от запаха. Он помогают мне в искуплении.
Бог ненавидит то, что я делаю. Как и Иисус. Как и Мардук. Мне, однако, это нравится. Знайте это: боги не ревнуют по моральным соображениям, руководствуясь золотыми правилами. Они завидуют, потому что жалеют, что не додумались оживить мертвых, натянув кожу и различные части тела на заправленную и готовую к работе газонокосилку.
В конце концов, у меня в правом мизинце больше силы, чем у них во всех их небесных телах. И все же я должен покаяться там, где это положено. В конце концов, они создали меня из космического семени и пыли земли.

Гарольд подбежал к Хелен. Ее мотор все еще работал, а лезвие вращалось. Кожа на ее туловище порвалась во время падения, обнажив блестящую металлическую ручку косилки. Гарольд поморщился; это было сродни тому, чтобы мельком увидеть скелет Хелен до того, как она стала Хелен Косилкой.
Его разозлило то, что она упала. Она выглядела такой развращенной, такой беспомощной. В то же время та часть его мозга, которая контролировала его пенис, пыталась – и не смогла – заставить его набухнуть.
Люди не понимают нашей любви. Некоторые говорят, что это некрофилия. Они съеживаются, когда я вывожу Хелен Косилку на прогулку в парк. Но она передвигается так же, как и все мы, так что я не понимаю их проблемы. Хелен даже время от времени смеется глубоким горловым бульканьем, которое обычно означает, что у нее заканчивается бензин.
Я думаю, остальные просто завидуют. Им нужны Пол Косилка, Сьюзи Косилка, Карл Косилка, Питер Косилка и Косилки для заполнения Пробелов. Они хотели бы, чтобы друзья и супружеские пары могли украсить двор своими телами, испуская при этом спелый запах разложения.
Но есть только одна – и будет только одна. Боги знают это, и это еще одна причина их ревности. Особенно Мардук. Он хочет косилку «Тиамат».

Гарольд посмотрел вниз. Причина неудачи была очевидна. Он забыл прикрепить свой член обратно. Возможно, он все еще лежал на ночном столике в спальне. (Или он принес его с собой на кухню, когда завтракал?) Он не обращал внимания на анатомическую потерю. Свист воздуха, рассекаемого клинками, по-прежнему будет покалывать как его обрубок, так и рваные остатки его яиц. Порез стали на внутренней стороне его бедер все еще будет сладко жечь.
Я трижды терял свой член под ее мягко вращающимися лезвиями. Обычно я могу пришить его обратно после прижигания раны, без проблем. Я просто ненавижу, как моча брызжет из разрушенной шахты, когда я мочусь. Зеленое и желтое кольцо инфекции тоже очень раздражает. Но я считаю, что игнорирование проблемы – лучший способ избавиться от нее.
Лезвия описали на стене красные дуги. Глаза Гарольда расфокусировались, закатившись в глазницах. Его тело было слабым, онемевшим и холодным. Хотя это было обычное ощущение – совсем не неприятное.
И все же что-то не давало ему покоя – проблема потери крови.
Он думал, что сможет выдержать еще один раунд ненасытного избиения Хелен Косилки. На тот случай, если будут проблемы, в морозилке внизу хранились четыре пакета с кровью.
У Хелен тоже была кровь первая отрицательная.
Да, Хелен Косилка – сумасшедшая баба. Но именно поэтому я так дорожу ею. Вы никогда не увидите, как я обращаюсь с ней как со шлюхой. Ее душа – это то, что я люблю и люблю очень сильно.
Я написал это стихотворение вчера и посвятил его ей. Я хочу, чтобы все это услышали, особенно дураки и мастурбаторы, которым еще предстоит понять бескорыстную природу нашей любви:
Я ЛЮБЛЮ ТВОЮ ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ДУШУ,
И поэтому я умру за тебя.
И поэтому я принесу в жертву жаб и саламандр в твою честь и засуну топливные шланги себе в задницу,
Чтобы вместе мы могли заправиться на остановке и уехать.
Сегодня вечером я буду укачивать тебя, детка,
—раскачай свой вечно любимый мир.
Я почувствую твои губы (горячие/гнилые)
Напротив моей несуществующей шахты
и войду в самое святое
и маслянистые отсеки.
В конце концов, никакое мясо не пройдет мимо моего языка, если только это не твое (сырое/вонючее) мясо,
и я больше ничего не буду есть -
лишь траву.

Гарольд прислонился к стене; Хелен Косилка удовлетворенно замурлыкала. До занятий любовью в комнате было тепло. Теперь здесь было так же холодно, как в морозилке внизу.
Прижигание ран не сильно помогло. Возможно, пришло время вытащить пакеты с кровью.
Прошли секунды. Некогда неподвижная комната начала плыть и качаться, когда его глаза заволокла темная бахрома. Он не хотел смотреть вниз и видеть красную лужу, растекающуюся под его бедрами. Пакеты с кровью действительно понадобятся, но они могут подождать, хотя бы минуту или две.
Рука Гарольда дрожала, когда он потянулся за пачкой сигарет и одноразовой зажигалкой, лежащими на столике возле него. Они казались далекими, и его рука казалась тяжелой, но он должен был дотянуться до них. У него не было выбора.
Акт любви был бы неполным без обычной кодировки.

Просмотров: 128 | Добавил: Grician | Теги: Грициан Андреев, The Traveling Dildo Salesman, Кевин Л. Донайхи, Бизарро, рассказы | Рейтинг: 5.0/2

Читайте также

Иногда праздничные петарды это совсем не весело......

Убей или будешь убит......

Когда с пролетавшего мимо Земли астероида посыпались споры инопланетной жизни, герой схватил сыновей и уехал в глушь, где нет людей. Но однажды утром на снегу обнаружились чужие следы......

Шорох простыней. Шепот кожи на коже, что мягко сливаются. Влажность, медленно разливающаяся посреди постели. Все движется. Все течет....

Всего комментариев: 0
avatar