Авторы



Брат с сестрой, гуляя в лесу и собирая грибы, встречают одного из фольклорных существ, которое преследует и заманивает своих жертв в тени леса.






Лодыжки Даны зудели, когда твёрдые стебли травы тёрлись о её кожу. Она остановилась, чтобы почесаться, и неуверенно посмотрела в тени под ветвями сосен, стоящих на пологом склоне в нескольких футах от неё. Том совсем не обращал на это никакого внимания, или у него не детские ножки, уязвимые к резкому раздражению травы, и он продолжал идти прямо к деревьям на опушке хвойного леса.
- Гриб! Он размером с мою ногу! - взволнованно закричал он, указывая пальцем на то место, которое она не могла видеть со своей точки из-за пенька, окружённого торчащим пучком травы.
- Не кричи так громко, - предупредила она его.
Возможно, они были здесь не одни. Какое-то время она чувствовала на себе чей-то взгляд. Может быть, ей это просто показалось? Время от времени она оглядывалась, чтобы узнать, не увидит ли она извращенца за деревьями и ветвями низких кустов. Это мог быть велосипедист или другой грибник, прошедший с ними тот же путь. Лес лежал недалеко от одной из окраин Праги и в это время обычно был полон людей. Но как бы она ни смотрела, она никого не увидела.
Дана сделала всего несколько шагов, чтобы догнать своего брата. Она вытащила из кармана небольшой нож и срезала гриб прямо над землёй, поросшей тёмно-зелёным мхом и травой. Лёгкость, с которой белый гриб поддался режущему лезвию, указывала на свежий улов. Она осторожно поцарапала кусок коричневой шляпки. Под лезвием появилась только чистая желтоватая ткань, никаких следов червей.
- Наш первый гриб, - она улыбнулась Тому и положила гриб на дно плетёной корзины.
Она не упустила из виду, как радостно загорелись его глаза. Он даже не стал её ждать и без малейшего страха пошёл к соснам.
- Не туда, - она остановила его. - Мы пойдём дальше через поляну. В её конце есть узкая тропинка, ведущая к ущелью.
Она указала пальцем, куда идти, но он, похоже, не собирался слушать.
- Люди точно ходят туда. Мы там ничего не найдём, - запротестовал он, но, когда понял, что она игнорирует его возражения, сделал шаркающий шаг позади неё.
Склонив голову, он снова осматривал местность в поисках коричневых головок грибов. Они могли быть здесь, на поляне, в низкой траве. Потом он почувствовал это. Вместо тёплого прикосновения солнечных лучей по коже пробежал холодок.
- Гр-р-ра-ах-х-х…
Позади него раздался протяжный хриплый стон.
- Дана! - закричал он и начал бешено бежать.
Трава хлестала по щиколоткам. На неровной дорожке его ноги рисковали запутаться в неподатливых пучках. Он мог споткнуться и скатиться с холма. Но ему было всё равно. Ужас пронзил его кости. Его сестра шла всего в нескольких футах от него и, услышав его крики, повернулась и замерла на несколько секунд. Он не понимал, что происходит, но теперь он ни за что не остановится. В то же время её испуганное выражение заставило его ускориться. Он искал у неё защиты. Что бы он сделал, если бы она не помогла ему?
- Бежим! - она схватила его за руку, когда он догнал её.
Она тянула его за собой с такой силой, что он несколько раз спотыкался. Он был удивлён, что не упал и не ударился коленом. Он не мог бегать так же быстро, как она. Она была почти на десять лет старше.
- Мы должны бежать вниз. Мы обязательно встретим кого-нибудь. Не волнуйся, - прошипела она между вдохами.
Ей нужна была бóльшая часть воздуха, который она втянула в свои лёгкие, чтобы продолжать бежать.
- Гр-р-ра-ах-х-х...
Заросли на дороге впереди вились. Между кустами мелькали длинные чёрные следы, когда они пытались прорваться сквозь листву и неподатливые ветки. ОН оказался прямо перед ними!
Дана свернула в сторону и побежала вниз по склону холма, но рука в свитере её брата непреднамеренно выскользнула из её ладони. Но она не остановилась. Она петляла среди голых растущих стволов деревьев. Он побежал за ней, но её ярко-оранжевая толстовка исчезла в захламлённой местности через несколько минут. Когда он остался один, всё вдруг потеряло смысл.
Может быть, ему стоит где-нибудь спрятаться? Но где? Был бесцветный мрак. Солнечные лучи не проникали сюда через ветки состарившихся хвойных деревьев. Под ветвями деревьев росли всё темнее и темнее тени, и в неестественной тишине его охватила странная тревога. Он больше не бежал. Он не мог отдышаться. Он просто тихонько крался сквозь деревья вниз по склону. Может быть, его сестра где-то ждала его? Должно быть, она заметила, что он не бежит за ней.
Громкость собственного дыхания пугала его. Его сердце колотилось так, что он боялся, что оно выпрыгнет из его тела. Когда боль охватила его горло, он даже не закричал, только его глаза вылезли из глазниц, когда он боролся за дыхание с когтями незнакомца. В тщетном желании убежать он вытянул руки перед собой. Он попытался дотянуться до ветвей ближайших деревьев. Сбежать из своей тюрьмы. Можно ударить его сзади, чтобы немного ослабить сжимающую хватку. Но ничего этого не произошло. Он всё ещё чувствовал грубые мозоли этих толстых пальцев, трущихся о его кожу. Что-то твёрдое и тяжёлое прижалось к его потным плечам. Оно дышало ему прямо в лицо и пахло гниющей грязью.
Горло обожгло так, что слёзы навернулись на глаза. Он хотел закричать от боли, но сжатые голосовые связки издали лишь тихое шипение. Ему отчаянно нужно было дышать. Он попытался сделать вдох, но это не сработало. Нехватка кислорода заставила его глаза мерцать. Слюна потекла из его открытого рта и попала на гниющие листья и траву. Он знал, что теряет сознание. Итак, он впился своими ногтями ребёнка в удушающие пальцы и снова попытался ударить. Но это было так, как будто он бился о кору дерева. Хватка усилилась. В последней вспышке здравомыслия он услышал зловещий хруст. Именно тогда чёрные когти сломали ему шею.

***


Из носа мальчика потекла тонкая струйка крови. Маленький кровяной пузырь образовался прямо под его носом, когда из него вышел последний воздух. Его кожа была бледной и мягкой. Существо сразу захотело в него впиться. Тело, прикреплённое к шее мальчика, перестало сопротивляться. Внезапно он стал гибким, как тряпичная марионетка. На мгновение мальчик дёрнулся в предсмертном спазме.
Нечто схватило его за волосы и притянуло так, что лицо мальчика оказалось недалеко от него. Кровь потекла из-под его носа ко рту и вниз к подбородку. Оно слизало всё за секунду. Но существо хотело бóльшего. Ему нужно было больше.
Оно широко открыло рот мальчика и вытащило его язык. Затем впилось в мягкую розовую ткань и резко дёрнуло. У него было так много крови во рту сразу, что оно не могло её проглотить. Существо чувствовало, как тепло и жизнь вливаются в его сердце вместе с ним. Чёрт, а ведь оно чуть не умерло.
Она спасла его. Её опьяняюще пахнущие волосы. Стройные ножки, грациозно шагающие по лесным тропинкам. Рифлёные бёдра и грудь как раз впору, чтобы держать её в его ладонях. Оно наблюдало за ней несколько недель. Оно всегда чувствовало, когда она была в его лесу, и у него почти всегда была эрекция.
Однако лимфа возвращалась в тело из глины, мха и веток очень медленно. Существо знало, что должно было сделать. Бросить её на землю, вставить в неё свой стоячий член и трахать её, пока вся вселенная не затанцует вместе с ними. Вернуть его к жизни могла только связь с человеком, в жилах которого циркулировала тёплая кровь.
Но и это было хорошо. Зверь сосал горячую жидкость, вытекающую из умирающего тела, и жадно глотал. Она втекала в него, согревая холодные внутренности. Но скоро малыш будет бесполезен. Сегодняшним вечером труп уже остынет. Он ещё раз посмотрел ему в лицо. Его глаза были серо-голубыми, как и у неё. Они всё ещё смотрели в ужасе. Ему казалось, что в его неестественно круглых зрачках он видел, кроме страха, немое обвинение в только что совершённом им преступлении. Как будто его застывшее лицо с вырванным языком и изуродованными губами, перепачканными кровью, само по себе не выглядело достаточно устрашающе.
Но так должно было быть. Зверь никогда не поймал бы её, и если они оба убежали бы, она точно не появилась бы здесь в ближайшее время. Она была слишком напугана, чтобы сделать это. Но она придёт за ним. Женщина по своей природе всегда возвращается за ребёнком.

***


Колени Даны подогнулись от усталости. Она рухнула на траву и тяжело дышала. В голове был шум, как будто кто-то ужасно кричал вдалеке. Но она ничего не слышала. Вокруг неё стояла пугающая тишина. Крик вырвался прямо из неё. Томас! Должно быть, с ним случилось что-то плохое. Должна ли она вернуться за ним? Может быть, он был всего в нескольких метрах позади неё? Она оглянулась. Склон холма, на который она только что взбежала, был пуст. Она видела только деревья, усыпанные осенней жёлтой листвой.
- Том?!
Никакого движения. Только птички щебетали вдалеке. Несколько птиц поднялись над ущельем ниже верхушек деревьев и беспорядочно летали неправильными кругами. Спускаясь с холма, она продолжала быстро бежать. До противоположного склона. Корзинку с грибом она давно потеряла. На холме, всего в нескольких сотнях метров от леса, возвышались разноцветные многоквартирные дома жилого массива Либуш. Там она будет в безопасности. Она побежала к бетонным башням с освещёнными окнами. Где-то на полпути между лугом за домами и редеющими деревьями она снова остановилась.
Том. Её младший брат всё ещё был там. Она сделала несколько шагов назад и встала в нерешительности. Было бы лучше, если бы она позвонила своим родителям. Но что она им скажет? Ведь она оставила своего брата одного в лесу. И она не может сказать им, что их преследовал монстр из коры и мха. Они посмеются над ней. Но она знала, что то, что она увидела на другой стороне ущелья, не было человеком. И этот рёв существа. У неё почти лопнули барабанные перепонки.
- Том? - она попыталась снова.
Только порыв ветра ответил ей. Она должна пойти за ним. Но она ужасно боялась вернуться. Плюс где его искать? Прошло около получаса с тех пор, как она потеряла его. За это время он мог уйти или убежать куда угодно. Она вытащила из кармана телефон и набрала номер на экране.
- Привет, я над Модржанским ущельем. Том потерялся. Я понятия не имею, что делать.
В тот вечер Тома нашли полицейские, которых вызвали их родители. Мама всю ночь просидела на кровати Тома, сжимая его плюшевого мишку и тихонько постанывая. Она просто разваливалась на части. Утром отец отвёз её в психиатрическую больницу в Бохнице. Но когда родители уехали и в квартире никто не плакал, стало ещё хуже.
Тишину нарушало только ровное тиканье часов, висевших на стене. Зло могло быть спрятано в каждом тёмном уголке. Она видела, как его чёрные когти тянутся к одеялу, которым она была прикрыта. Вот почему сейчас она предпочитала спать при свете. Она проспала почти двое суток. Они допрашивали её ранее. Сначала полиция, потом психолог. Показали ей фотографии. Она просто сказала им, что кто-то гнался за ними по лесу. Нет, она не помнит, как он выглядел. Когда они увидели, что больше ничего от неё не получат, дали ей успокоительное и отправили домой.

***


Теперь она сидела здесь, на ржавой скамье. За её спиной был бетонный жилой массив 1980-х годов. Быстровозводимые дома, окрашенные в яркие цвета, как будто могут скрыть заплесневелый, вонючий линолеум под новой краской. Стрекоза только что села на кустик, выросший из трещины асфальтового покрытия. Одного быстрого движения было бы достаточно, чтобы раздавить её туфлей. Но она не хотела пачкать свою подошву.
Удивительно. У неё в рюкзаке была свёрнутая альпинистская верёвка, чтобы она могла попрощаться с этим грёбаным миром, но она не хотела пачкать свою обувь. Она смотрела на потрескавшийся асфальт. Прорехи прошлых лет более-менее успешно устранялись сотрудниками технической службы. Но здесь были созданы новые. В более крупных проросла трава, и её корни постепенно превратили тротуар в осыпающийся гравий. Вездесущие побеги буйной растительности своими корнями, листьями и стеблями безжалостно просверливали железобетонную конструкцию жилого массива. Птицы свили гнёзда в расщелинах, ржавчина въелась в оголённое железо, а крысы и личинки насекомых наслаждались кабелями. Природа забирала по частям то, что отняли у неё люди. В последнее время казалось, что вырождение окраин города идёт быстрее. Лес дышал и звал её по имени.
Она встала и направилась туда. Она не пойдёт в ущелье. Определённо, нет. Просто постоит на краю. На камнях. Там было одно дерево. Оно стояло чуть над крутым каменным склоном. Несколько его ветвей выросли и могли с комфортом держаться над землёй, но в то же время другие висели в пространстве над склоном. Она привязала бы верёвку к одной из них карабином, обернула другой конец верёвки вокруг своей шеи и прыгнула бы. Она просто должна была быть осторожна, чтобы никто не увидел её. Но никого не было на поляне, ведущей к камням. Солнце не сияло сегодня вообще. Тяжёлые серые облака, пропитанные дождём, покрыли небо. Ветер поднялся, предполагая, что ливневый дождь был не за горами.

***


Чёрт. Ещё одна капля воды упала ему на спину. Почему это должно было начаться прямо сейчас? Он лежал, свернувшись калачиком, под стволом молодой вырванной с корнем сосны, слишком тонкой, чтобы защитить его от дождя. Он глубоко вздохнул. С кислородом, пропитанным влагой и ароматом сосновой коры, он вдохнул в лёгкие что-то ещё. Запах тёмных волос, мягкой загорелой кожи и провокационный аромат коленей молодой женщины. Была ли это она или ему так показалось? Он напрасно ждал её целых три дня. Она обманула его, эта маленькая сучка. Когда в лесу появились люди с собаками, ему стало ясно, что его ищут. Конечно, в основном они искали маленького мальчика. Найдя его, собак отпустили, и те побежали по лесу, как бешеные. Они прочёсывали местность несколько часов.
К счастью, он мог идеально слиться с деревьями. Он забрался на одну из елей, обнял её за ствол и закрыл глаза. Он слышал их и чувствовал, как они ходят. Собаки тоже его чувствовали. Они вонзали когти в кору и яростно лаяли. Они попытались подползти к нему сзади. Когда он почувствовал свет фонарика на своей коже, он почти испугался. Но полицейские его не увидели. Они забрали своих зверей с собой и отправились искать в другом месте. Но он дрожал и прижимался к коре ещё долго после того, как они ушли.
Он ещё не был достаточно силён. Но это скоро изменится, и тогда он покажет им. Он почувствовал, как в его промежности нарастает жар. Лимфа в его кишечнике текла быстрее. Кора начала отслаиваться от его тела, и под ней появилась зелёно-серая кожа. До сих пор он был слишком чувствителен для прикосновения, но под ним уже действовала вновь обретённая сила. Это разбудило всё вокруг. Город и его жители так долго брали энергию у леса, что он впал в некое вегетативное состояние. Он почти ничего не видел и не защищался, пока они пилили и вырывали корни из земли, чтобы на их месте построить более чудовищные железобетонные коробки.
- Гр-р-ра-ах-х-х...
Изнутри его раздался воющий рёв. Вот оно. Он встал на четвереньки и прыгнул. Несмотря на его массивное телосложение и сохраняющуюся скованность, он мог двигаться на удивление быстро. Он направился к ущелью леса. К камням. Где он учуял её.

***


Она протянула руку и коснулась одного из молодых побегов ветки. Она медленно подтянула его ближе, чтобы добраться до материнской ветки, из которой он вырос. Она прищурилась от облачного неба, чтобы защитить глаза от холодных капель дождя, барабанивших по её щекам. Ещё чуть-чуть. Она встала на цыпочки и, наконец, поймала гладкую кору крепкой ветки. Теперь нужно обмотать её альпинистской верёвкой. Она потянулась к своей верёвке, которую раньше держала за металлический карабин, и осторожно расстегнула застёжку. Она притянула ветку как можно ближе к себе и начала обматывать её верёвкой. Всё шло довольно плохо, потому что ей мешали мокрые листья и крошечные веточки, но, в конце концов, ей это удалось. Она застегнула карабин и медленно отпустила ветку, чтобы она не выскользнула из рук. Ей ещё предстоит завязать узел, накинуть петлю на шею и прыгнуть. Она уставилась на острые края торчащих камней под ней. Между ними была узкая тропинка, по которой можно было спуститься, если знать, куда идти.
Когда-то она спускалась в туфлях с бутылкой вина в сумочке и бокалами в руке. Это были хорошие времена. Ей тогда было шестнадцать. Мартин и Шарка ждали её у лощины у озера. И самая большая её проблема тогда заключалась в том, как незаметно унести бутылку с бокалами из дома и не убиться на спуске с камней.
Она моргнула, чтобы убрать слёзы из глаз. Ей ещё предстояло завязать узел.

***


Существо остановилось на мгновение, чтобы осмотреться. Лес перед ним поредел. За перекрёстком лежала небольшая поляна. Там стояла пара деревянных стульев и столов для горожан, чтобы устраивать пикники у озера. За его спиной возвышался каменистый склон. Его сердце чуть не остановилось, когда оно увидело, как она на камне перед собой привязывает верёвку к ветке. Теперь существо не могло её напугать. Оно должно было подобраться к ней как можно ближе незамеченным, и не идти прямо через поляну. Он предпочёл бы обойти открытое пространство, где она могла бы легко его увидеть, окольными путями, скрытыми под деревьями. Он прыгнул. При ударе он слегка погрузился в мокрую от дождя глину. Грязь замедлила его. Он не мог так хорошо прыгать на ней. Какого чёрта она там делала? Зверь сузил глаза, чтобы получше разглядеть сквозь заслонившую её ветку.

***


Дана держала в руках завязанную петлю. Всё, что ей нужно было сделать, это надеть её на голову и спуститься по камню. Почти как если бы она поскользнулась.
Больно ли умирать или это как заснуть?
Может быть, тогда она снова увидит Тома? Как он смеялся и играл. Она знала, что он умрёт, если она убежит и оставит его в лесу. И вместо того, чтобы помочь ему, она отпустила его руку и оставила его на милость монстра. Она заслужила смерть. Она натянула петлю на голову и закрыла глаза. Чтобы просто прыгнуть вниз. В бездну.

***


Нет! - он отскочил от земли и приземлился на камень. - Она не должна убивать себя!
Он прикинул, что она была примерно в двадцати, самое бóльшее в тридцати метрах от него. Теперь он должен был использовать все свои силы, чтобы добраться до неё до того, как она спрыгнет с камня. Он резко подпрыгивал, а мелкие кусочки грязи отлетали от его ног. Во время приземления он зацепился за ближайший ствол сосны. Он вздохнул и снова прыгнул. Падающая грязь привлекла её внимание. Она открыла глаза и испуганно посмотрела прямо на него. Расстояние между ними сократилось вдвое.

***


Дана почти физически чувствовала, как в её венах образовался тромб. Монстр был прямо под ней. Из поросшего тёмно-зелёным мхом тела и побегов ветвей с непоследовательно отрастающими листьями выросли четыре гибкие клешни, от которых чудовище отскакивало, как разросшаяся жаба. Мох отделился от нескольких частей его туловища и свисал с него комками, с которых капала зеленоватая жидкость. Сквозь мох просвечивала кора и мокрая серая клетчатка. Его красные глаза гипнотизировали её похотливым взглядом, а между пухлыми губами мелькал почерневший язык.
Зверь снова прыгнул. Он был так близко, что она чувствовала грязный запах его тела.
Она спустила ноги с камня. От резкого удара затягивающейся петли, вызванной гравитацией её тела, у неё перехватило дыхание. У неё не осталось ни миллиметра, чтобы всосать воздух в пустые лёгкие. Грубая верёвка впилась в кожу на её шее. Она инстинктивно схватила её обеими руками в тщетной попытке ослабить её и немного вздохнуть. Её ноги пытались найти хоть какую-то опору на открытом пространстве, но петля затягивалась на её шее всё туже. Вес собственного тела сдавил ей позвоночник. Повреждённые нервы посылали в умирающее тело ужасно болезненные спазмы. Она уже не замечала, что он был почти рядом с ней.

***


К тому времени, когда он, наконец, поднял её обмякшее тело и грубо толкнул его на камень, она уже была мертва.
Он разорвал её пропитанную водой одежду, чтобы добраться до её горячей кожи и пульсирующего кровью тела. Он обнял её, чтобы согреться, и затаил дыхание. Он надеялся, что сможет почувствовать слабое сердцебиение под её кожей. Она была ещё тёплой, но кровь в её жилах уже не текла. Её серо-голубые глаза были широко открыты и пусты, смерть уже забрала её. Когда он стянул с неё штаны и сдвинул трусики в сторону, то подумал, что сможет засунуть свой член в её мягкую ароматную «киску» и тем самым спасти её.
Он хотел трахнуть её с того момента, как впервые увидел. Прикоснуться к её нежной коже. Поцеловать её. Лизать её розовые соски. Почувствовать её изнутри. Его член напрягся даже сейчас, когда он коснулся её и посмотрел на её груди. Ему нужно было это сделать. Слить в неё всю скопившуюся сперму. И вместе с этим передать ей часть себя. Кусочек собственной жизни, чтобы быть с ней до конца дней. Тогда она откроет глаза и посмотрит на него тем озорным и немного благодарным взглядом. Она будет гладить его по всему телу, а также в промежности. Приласкает его член и засунет себе в рот.
Но почему-то он не смог. Его грудь горела, а горло сжалось так, что он не мог даже кричать. Он просто наблюдал, как остатки энергии медленно улетучиваются из её тела. Но если он ничего не сделает, её душа покинет тени и никогда не найдёт пути обратно к живым. Её щёки спадали, а кости черепа выступали наружу. Скоро она станет совсем некрасивой. Он наклонился и поцеловал её в губы. Он немного лизнул их. Затем он приложил палец к ямочке между её грудями с набухшими от холода сосками. Он медленно провёл его вниз, слегка надавив острым кончиком когтя.
Над рёбрами появилась небольшая бороздка, наполнившаяся кровью. Он лизнул её. Что, если он укусит её немного… не сильно, иначе он причинит ей боль, и она никогда не проснётся. Он сжал один из её сосков между зубами и укусил. Металлический запах крови совершенно ошеломил его. Как будто грузовик врезался в его мозг. Он кусал глубже и глубже. Когда дальше было некуда, он укусил её за другую грудь. Всё его лицо и руки были в крови. Красная человеческая лимфа влила в его тело силы и немного успокоила. Он смочил свой возбуждённый член её кровью. Он сорвал с неё трусики и проник в неё.
Сначала ему было трудно войти в неё глубже, она была слишком сухой, но потом всё пошло намного лучше. Он закрыл глаза. Он нашёл её губы своим языком и впился в них. Запах, вкус крови и интенсивное трение о её вагину так сильно возбудили его, что он моментально эякулировал. Когда он отстранился от неё, вместо красиво округлых грудей с розовыми сосками на её грудной клетке были лишь остатки кровоточащей плоти. Под укушенной губой начал появляться тёмно-синий синяк.
Он потряс её. Ничего. Её глаза были такими же мёртвыми, как и прежде. Он немного приподнял её и снова сильно встряхнул. Она не проснулась. Вместо этого её голова упала набок, а изо рта потекла длинная струйка крови. На мгновение она зависла в воздухе, как маленькая змейка, пытающаяся добраться с высоты до твёрдой земли. Но потом гравитация взяла верх и кровь стала мелкими каплями падать на серую поверхность камня и брызгать на него.
Глубокий рык вырвался из его горла, заставив кровь застыть в жилах. Это была его вина. Он причинил ей боль. Он начал тереть её грудь ладонями, чтобы вернуть ей жизнь вместе с теплом, но она даже не дрогнула. Он не остановился. Он продолжал пытаться, пока его руки не загорелись от боли. Но это было бесполезно. Как он мог? Размытая кровь смешалась со слезами. Он не смог спасти её. В голове невыносимо гудело. Он посмотрел на верёвку, на которой она повесилась, а потом на облачное небо.
Теперь он чувствовал себя намного сильнее, да, но он также был совершенно пуст. Теперь он должен будет найти другую. Однажды она обязательно придёт. Она будет жива и здорова и только его. Навсегда.

Просмотров: 244 | Добавил: Grician | Теги: Czech Extreme, Ленни Ка, рассказы, Alice-In-Wonderland | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Если вы оказались на необитаемом острове с собственными детьми, будьте готовы к борьбе за выживание......

Практически никто не знал, что Советский Союз во время Второй Мировой войны вёл ещё одну долгую войну — в Сибири, где действовали специальные поисковые отряды....

Когда умирает рок-звезда, к нему, разумеется, является не кто иной, как Сатана....

Один момент из жизни Финеаса Траутта, второстепенного, но очень колоритного персонажа из многих романов Конрата. Рассказ рассказывает о том, почему Финеас стал таким таким, каков он есть....

Всего комментариев: 0
avatar