Авторы



Уже поздно, а Сидни все еще в офисе, работает допоздна, пытаясь закончить монтаж рекламы к Хэллоуину. Она совсем одна в огромном офисном здании. Давным давно здесь жил и практиковал странный доктор. Ближе к полуночи Сидни начинает слышать необычные звуки и видеть тень лысого мужчины. В здании есть кто-то еще... И у нее есть то, что ему нужно!






Как и персонаж в этой истории, я провел много поздних ночей в офисе в качестве видеоредактора, пытаясь уложиться в крайний срок до выхода в эфир какого-нибудь рекламного ролика. Здание было точно таким, как описано в рассказе, огромным комплексом, где использовались только одни апартаменты (наш офис). Мне было жутко находиться там поздно ночью, в полном одиночестве. Я часто задавался вопросом, что может скрываться в пустых коридорах - слушая, как я работаю, - прямо за стенами моего офиса.

Сидни наблюдала из темноты, как зомби неуклюже пересекают сумрачную улицу, преследуя вампира. Она нажала кнопку "пауза" в просмотрщике и открутила запись на несколько кадров назад, чтобы убрать свою склейку.
Одна в рекламном офисе, она задержалась допоздна, сидя за компьютером в тускло освещенном монтажном кабинете. Необработанную запись с зомби-монстрами доставили ранее в этот же день для монтажа рекламы местного магазина маскарадных костюмов на Хэллоуин. К несчастью для нее, человек, который снимал оригинальную запись, не имел понятия о монтаже, не говоря уже о создании фильма. То, что она уже успела смонтировать, выглядело как серия скачкообразных склеек, известных в ее индустрии как джамп-кат, которые полностью сбили бы зрителя с толку относительно происходящего на экране.
И что еще хуже, крайний срок быстро приближался - оставалось девять часов. Поскольку до распродажи на Хэллоуин у клиента оставалось всего несколько дней, они доплатили для ускорения производства. Сидни пообещала отредактировать и доставить видео для их одобрения завтра с утра.
Постукивая ногой как бешеная, Сидни шумно выдохнула и откинулась на спинку стула. Хотя она полностью завязала с куревом (шесть недель, два дня, двенадцать часов и сорок восемь... сорок девять... пятьдесят секунд назад), в этот момент она реально была готова снова закурить. Когда она сталкивалась с трудностями, сигареты всегда стимулировали ее творческий потенциал. Но даже если бы она не завязала, то все равно побоялась бы выйти из офиса покурить, поскольку здание находилось не в лучшей части города. В дневное время, когда все ребята здесь, место было неплохим. Но после работы офис выглядел просто жутко. Ее босс очень боялся, что она останется одна после наступления темноты, даже несмотря на ее заверения, что с ней все будет в порядке. Он знал, что реклама должна быть сделана, да и она напомнила ему, что клиент рассчитывает на них. Постаравшись для общего блага компании, она надеялась набрать достаточно вистов, чтобы попросить существенную прибавку (тем более, что в ближайшем будущем с деньгами будет очень туго). Но сейчас она не боялась себе признаться, что, будучи единственной живой душой в таком огромном месте, немного нервничала.
Когда-то, несколько десятилетий назад, это здание служило врачебным офисом, но уже в течение многих лет пустовало, пока Пол, владелец агентства телевизионной рекламы "Гуд Дил", вместо того, чтобы каждый раз торговаться по поводу аренды, не купил его за бесценок. Весь одноэтажный комплекс был слишком велик для пяти сотрудников компании, и они (по очевидным причинам) решили разместить студию в самом маленьком помещении, а оставшиеся части здания после ремонта Пол планировал сдавать в аренду. Сидни несколько раз забредала туда, пока он убирался, и видела огромное количество оставленного пыльного медицинского оборудования. Все это устаревшее барахло Пол держал запертым в двух задних комнатах. Он надеялся подзаработать на продаже этого старья на "иБэй", полагая, что должна существовать определенная ниша для ностальгирующих фанатов по странной медицинской аппаратуре.
Сидни отодвинулась от стола и медленно повернулась на кресле. Она боролась с непреодолимым желанием принести пачку сигарет из магазинчика на углу. Может быть, если она покрутится достаточно быстро, это вызовет ту же эйфорию, которую она всегда испытывала, делая первую затяжку утренней сигареты. Ту самую, которая подхлестывала ее адреналин. Сердце бешено заколотилось.
Вращаясь все быстрее, она закрыла глаза и почувствовала себя ребенком на карусели, развлекающимся в те времена, когда жизнь была намного проще. Спустя несколько мгновений ее веки приоткрылись, и она заметила, что кто-то стоит в дверном проеме, освещенный ярким светом из коридора.
Сидни ахнула и вскочила с кресла. Ударившись о противоположную стенку, ее развернуло лицом к открытой двери.
Там никого не было.
Она почувствовала, как дрожь страха побежала вверх по ее спине и сконцентрировалась под кожей на голове.
Входная дверь...? Она ведь заперта, верно?!! Да, ты трижды проверилa ее после ухода Пола.
Может быть, кто-то из парней по приколу пытается напугать ее? Но фигура, которую она увидела, казалась лысой, а у всех парней в офисе густые волосы.
Она схватила со стола медный нож для вскрытия писем и выставила его перед собой. Может, стоит позвонить в 911? Может...
Она сделала успокаивающий вдох. В кабинет можно было попасть только через парадную дверь, да и та была заперта. Если бы кто-то разбил стекло, пытаясь войти, она бы услышала шум, независимо от того, насколько громко включила звук во время редактирования.
Все это у тебя в голове. Ты крутилась, у тебя закружилась голова, и окружающие предметы расплылись, сформировав фигуру. Вот и все. А теперь иди и докажи себе, что здесь никого нет, и ты сможешь вернуться к работе. Помнишь свой крайний срок?
Сидни заставила себя шагнуть вперед и выглянуть в коридор. Он был пуст. Она продолжила идти, пока не оказалась прямо напротив хорошо освещенного вестибюля. Стеклянная дверь и окна были совершенно целы, что значительно облегчило ее измотанные нервы. Ей просто нужно было еще раз проверить, заперт ли вход.
Она осторожно прошла в приемную. Яркое свечение флуоресцентных ламп вестибюля блокировало всю видимость за стеклом, отражающем только ее испуганный образ. Снаружи к оконным стеклам прижималась черная пустота, где могло скрываться все, что угодно - ожидая, чтобы схватить ее, если дверь (каким-то образом) не заперта. Сидни проскользнула вперед и надавила на нее.
Дверь не шелохнулась. Она толкнула снова, и снова, просто чтобы убедиться, что дверь не откроется. Глядя в темную бездну за окном, она почувствовала, как у нее закололо под кожей головы от странного ощущения, что за ней наблюдают. Еще больше нервировало то, что это ощущение исходит не откуда-то с парковки, а прямо из-за ее плеча. Из офиса.
Оставаясь неподвижной, ее глаза быстро сфокусировались на стекле, используя отражение, чтобы осмотреть коридор позади себя. Там никого не было.
Ладно, ты полностью довела себя до нервного срыва.
Чтобы успокоиться и вернуться к работе, Сидни быстро обыскала все комнаты, шкафы и пространства под столами. Оказавшись в задней части офиса, она остановилась перед толстой металлической дверью со светящейся табличкой "ВЫХОД" над ней.
Она ошибалась. Судя по всему, было два возможных пути наружу.
Дверь, служившая пожарным выходом, открывалась в задний коридор, который и вел наружу. Другие апартаменты также выходили в этот же коридор, проходящий через все здание и использовавшийся в случае чрезвычайной ситуации.
Сидни подошла ближе и осмотрела ручку. На нее нужно было нажать, чтобы дверь открылась, а запиралась она автоматически, когда захлопывалась за вами. С противоположной стороны не было ручки или рычага, поэтому попасть внутрь было невозможно. Только выход, как и было указано на табличке выше.
Она все равно надавила на дверь, просто чтобы убедиться.
Когда она не сдвинулась с места, Сидни решила, что больше не позволит своему воображению взять верх над собой. Она уже и так потратила впустую достаточно своего драгоценного времени.
Сидни вошла в маленькую кухню и проверила мини-холодильник на предмет чего-нибудь выпить. Он был заполнен энергетическими напитками. Не желая кофеина, она вспомнила, что видела коробку чая без кофеина где-то в одном из шкафчиков и нашла ее в нижнем ящике. Закрывая его, раздался щелчок, словно бумага или картон за что-то зацепились. Сидни опять открыла и закрыла ящик, снова услышав тот же отчетливый звук. Опустившись на колени, она сняла ящик с ползунков и заглянула в отверстие. Ничего не найдя, она перевернула ящик и обнаружила снизу приклеенную скотчем потрепанную манильскую папку.
Ей было интересно, что за странный предмет может содержаться в ней. Папка явно оставлена здесь доктором. Пол рассказывал им, что доктор вел прием пациентов в западном крыле, а теперешние их апартаменты использовал как вспомогательные жилые помещения. После переезда, персонал "Гуд Дил" периодически находил остатки патологической коллекции этого человека в самых необычных местах. Сидни обнаружила в бачке туалета запечатанную воском бутылку колы, набитую (как оказалось) человеческими волосами. Проводя сетевой кабель над потолочной плиткой, ИТ-специалист Дэн наткнулся на набор грязных тряпичных кукол, засунутых в темное подпотолочное пространство. Пол в своем кабинете под расшатанной половицей обнаружил мешочек с вырванными зубами.
Зная о столь отвратительных находках, Сидни боялась проверить содержимое папки, но смело расстегнула и открыла ее, пока воображение не слишком разыгралось. К счастью, там было всего несколько чистых рецептурных бланков доктора. На обратной стороне одного из них был написан список предметов. Среди множества позиций выделялись: Белладонна, Мандрагора, Паслен, Жабья кожа... Кровь девственницы...
Ткани плода.
Сидни ахнула и швырнула бумаги на стойку, как будто они были заражены. Она уставилась на имя доктора, напечатанное на бланке, и задумалась, что за история произошла здесь с этим психом.
Несколько минут спустя, ожидая, пока закипит чайник, Сидни всматривалась в фотографию доктора Боудена в Интернете. Он был еще более жутким, чем она себе его представляла - глубоко посаженные, пронзительные голубые глаза, волчья ухмылка и темно-красное "винное" родимое пятно размером с четвертак на макушке лысой головы. В течение десятилетий он был уважаемым врачом в обществе, пока не разразился скандал. Обвиненный в тайном проведении абортов несовершеннолетним девушкам без согласия родителей, он был арестован и брошен в тюрьму. После предъявления обвинения вышел под залог. Опасаясь осуждения и возможного тюремного срока, Боуден вернулся в свой офис и совершил...
У Сидни закрутило в животе.
Знал ли Пол историю этого места, прежде чем купить его? Или именно поэтому он купил его так дешево?
Она вернулась к тому немногому, что осталось от рассказа о докторе. Адвокат Боудена обнаружил его тело во время проверки состояния своего клиента после того, как неоднократные телефонные звонки остались без ответа. Полиция сообщила о различных предметах оккультного характера, окружающих его труп. Его способ самоубийства так и не был официально раскрыт, став пищей для местных сплетен. Еще более сенсационной была загадка, связанная с тем, куда были выброшены трупы абортированных зародышей, поскольку в здании не было найдено никаких останков.
Ткани плода.
- Господи... - сказала Сидни, шумно выдохнув. Она заметила, что ее рука подсознательно переместилась, прикрывая живот, защищая то, что росло внутри нее в течение последних восьми недель. - Невероятно.
Она хотела убраться отсюда к чертовой матери. Лучше бы она не спешила со сдачей заказа к Хэллоуину. Даже при включенном свете знание того, что какой-то парень покончил с собой в здании, делало пребывание здесь, в полном одиночестве, совершенно невыносимым.
Но она должна была остаться. Ей нужно было закончить работу. Нужно было произвести впечатление на Пола. Ей нужен был этот заказ, чтобы заработать и отложить как можно больше денег. Она даже думать не хотела о декретном отпуске, который действительно поставит Пола в затруднительное положение. С Сидни в качестве единственного редактора компании ему придется либо приостановить производство, не принимая больше никаких заказов (маловероятно), либо нанять кого-то другого делать эту работу (она могла только надеяться, что временно) в ее отсутствие. Сидни молилась, чтобы он проявил понимание, особенно когда ее поставили перед фактом, что ей придется растить ребенка одной, без отца (о котором она не слышала с тех пор, как ему впервые сообщила о беременности).
Послушай, глупышка, - подумала она, отрывая взгляд от жуткого взгляда доктора на фотографии в Интернете, - чем скорее ты вернешься к работе, тем скорее уберешься отсюда и будешь дома в безопасности.
Она свернула окно интернет-браузера и развернула программу редактирования. Возможно, она уже достаточно времени отвлекалась, чтобы по-новому взглянуть на то, как заставить рекламу для Хэллоуина работать.
Влажное бульканье - как будто нечто студенистое всасывали через трубку - донеслось откуда-то снаружи ее комнаты. Сидни откинулась на спинку стула, затем медленно поднялась и выглянула в коридор - он был пуст.
Она начала красться с ножом для вскрытия писем в руке, готовая нанести удар по любой потенциальной угрозе. Подойдя к двум комнатам, ближайшим к пожарному выходу, она услышала булькающий звук слева.
На кухне.
Там, где кофеварка только что закончила нагревать остатки воды для ее чая, и с булькающим звуком перелила в стеклянный кофейник.
Сидни опустила голову и выдохнула. О... Боже. Ты такая дура. Ты доведешь себя до сердечного приступа...
Свет во всем офисе внезапно погас.
Сидни ахнула; в первую очередь она инстинктивно попыталась широко раскрыть глаза, убедиться, что они все еще открыты. Словно ослепнув, она нащупала стену и прижалась к ней, вжавшись спиной и выставив нож для вскрытия писем для защиты. Находясь в задней части апартаментов (где не было окон), черные стены давили на нее со всех сторон. Ей придется маневрировать в темноте, добираясь до вестибюля, где уличные фонари дают хоть какое-то освещение.
Все будет хорошо.
Она попыталась сделать шаг вперед, но ее ноги отказывались двигаться, говоря, что ей еще нужно время успокоить нервы.
Скорее всего, это просто массовое отключение электричества. Не слишком остро реагируй. Никто лично тебе не отключал электричество, - oна глубоко вздохнула. - Погоди... Разве у Пола свет не подключен через какой-то таймер?
Из-за довольно неблагополучного района он ранее упоминал, что оставляет весь свет включенным, отгоняя грабителей и вандалов. Который час? Если точно в определенную временную точку, то явно должен быть какой-то таймер. Сидни похлопала себя по карманам в поисках сотового телефона - воспользоваться его светом и проверить время.
Пусто. Телефон, вероятно, был в ее сумочке, в монтажном кабинете.
Ладно. Тогда может быть...
Раздался скрип. Затем раздался громкий стук. Оба звука доносились откуда-то из-за пределов кухни.
Здесь кто-то есть!
Используя стену в качестве ориентира, она присела и, переваливаясь как утка, боком добралась до угла и вжалась в него. Она сжимала обеими руками нож для вскрытия писем, направляя его в черную пустоту перед собой.
Еще один глухой стук, уже в коридоре. Ближе.
Адреналин переполнял ее тело, сердце бешено колотилось в грудной клетке. Сидни чувствовала себя как в огне. Ничего не видя, она чувствовала себя погруженной в какой-то резервуар сенсорной депривации. Ее учащенное дыхание заполняло барабанные перепонки, практически заглушая все остальные звуки. В комнате, казалось,температура опустилась градусов на двадцать.
Ей нужно двигаться. Сейчас! Она отказывалась сидеть и ждать, пока кто-нибудь схватит ее и сделает Бог знает что. Если бы ей удалось найти хоть какой-то свет, тогда бы она, словно сумасшедшая, бросилась бы в вестибюль и сбежала. Она ломала голову, пытаясь вспомнить, - когда ранее обыскивала ящики, были ли там какие-нибудь спички, перемешанные с упаковками приправ, пластиковой посудой и круглыми мятными конфетами. А как насчет зажигалки? Черт, если бы она все еще курила, то сейчас у нее в кармане был бы "Бик".
Холодильник! Но есть ли внутри мини-холодильников свет? Она не могла припомнить, чтобы когда-либо видела его там, но кто, черт возьми, обращает внимание на такие вещи? Может и есть. Стоило попытаться.
Она протянула руку в темноту, пытаясь нащупать его, когда... что-то лизнуло ее пальцы.
Сидни ахнула и отпрянула, ударившись спиной о стену. Она подавила крик боли, прикрыв рот ладонью.
Выпучив глаза, уставившись в бездну, она почувствовала холодное нежное поглаживание на своем животе. Сидни взвизгнула и замахала острым ножом взад и вперед, разрезая только воздух. Все еще чувствуя прикосновение, она оторвала холодную руку от живота и ударила ножом в пол перед собой. Кто-то должен был лежать там и тянуться к ней. Но металлический кончик только ткнулся в пустой линолеум пола.
Она почувствовала ледяное дыхание на своей голове, от которого по всему телу побежали мурашки.
Что-то было на стене. Над ней.
Затем последовал возбужденный выдох, и когда он обрушился на нее, запахло гниющим мясом.
Сидни вскрикнула и вскочила на ноги. Она развернулась в темноте лицом к чужаку, и стала пятиться в коридор.
Откуда-то из пустоты донесся маниакальный смех.
Заскулив как собака, Сидни ткнула ножом для вскрытия писем в (как она думала) его направлении. В слепой панике она попыталась вспомнить, в какой стороне находится входная дверь. Ее глаза так и не привыкли к темноте, и она все еще не могла видеть ни на дюйм перед своим лицом.
И тут до нее дошло. Идти в вестибюль бессмысленно без ключей от входной двери. Они были в ее сумочке, где-то в офисе.
Ей нужно немедленно убираться отсюда!
Пожарный выход. Но в какой стороне? Она полностью дезориентировалась, потерявшись в неестественной обстановке, такой знакомой в дневные часы. Внезапно вспыхнул зеленый знак "ВЫХОД".
Сидни бросилась к нему. Знак снова потемнел, но местоположение двери уже запечатлелось в ее сознании, как призрачное изображение от вспышки камеры. Она прорезала темноту с вытянутыми руками.
Сидни нащупала металлическую дверь и, повернувшись боком, ударила бедром о ручку. Замок открылся, и дверь распахнулась.
Попав в еще более холодную темноту, Сидни пыталась вспомнить, в каком направлении находился выход наружу. Мгновение спустя дверь захлопнулась позади нее, заставив подпрыгнуть. Она повернулась на шум и поняла, что чужак мог последовать за ней. Проклиная себя за то, что сразу не захлопнула за собой дверь, тем самым помешав ему сделать это, теперь она могла только молиться, чтобы он молча не стоял рядом с ней.
От этой мысли практически все тело пробрало до костей..
Дрожа от страха, Сидни повернулась и медленно побрела, надеясь, что движется в правильном направлении. Она была слишком напугана, чтобы протянуть руку в темноту после своего последнего опыта, решив вместо этого крепко прижать нож для вскрытия писем к груди, выставив его острым концом наружу.
Позади нее раздался металлический щелчок открывающейся двери. Сидни застыла на месте. Затем окружающая темнота рассеялась, и слабый свет заполнил коридор. Она обернулась и увидела свечение, очерчивающее пожарный выход из ее офиса. Дверь была слегка приоткрыта. В рекламных апартаментах снова зажегся свет, призывая ее вернуться - выбраться из холодной темноты, подальше от того, что могло таиться в ней.
Но Сидни отказывалась возвращаться. Выход, ведущий наружу, находился всего в нескольких дюймах.
Внезапно под дверью ее офиса шевельнулась тень, заставив свет замерцать. Не сводя глаз с противоположного конца коридора, Сидни нажала на ручку наружного выхода и шагнула вперед, а затем... отскочила назад. Дверь не открылась.
Она толкнула снова. Сильнее.
Если она не сможет выбраться наружу, ее загонят в угол. В ловушку в тускло освещенном коридоре. Сидни еще раз ударила по ней, а затем пришла к мрачному выводу, что она не откроется.
Тень внезапно поглотила свет под дверью в конце коридора. Кто-то находился по другую сторону двери. И вот-вот пройдет через нее.
Сидни побежала к рядом расположенной, выходящей в коридор двери, пожарному выходу из одного из пустых апартаментов. Так как не было ручки, за которую можно ухватиться и потянуть, она просунула пальцы в полудюймовый зазор двери и попыталась открыть ее и сбежать. Вцепившись в металл, ее пальцы побелели.
Ногти начали гнуться.
Затем она ослабила хватку. От чрезмерного напряжения руки прижались к телу. Всхлипывая, Сидни посмотрела в сторону своего офиса.
Дверь начала медленно открываться, проливая свет в коридор.
Когда Сидни снова вцепилась в шов, на нее упала тень. В конце коридора стоял лысый мужчина - силуэт вырисовывался в ярком свете офисных ламп. Единственной заметной чертой его темного лица были пронзительные голубые глаза, которые, казалось, светились в своих глазницах.
Доктор Боуден.
Сидни закричала и вонзила пальцы еще глубже в дверной шов, потянув так сильно, что ее ногти начали трескаться и отслаиваться.
Внезапно дверь открылась с такой скоростью, что Сидни врезалась в стену позади себя. Она отскочила от нее и рухнула на твердый, покрытый линолеумом, пол. С адреналином, зашкаливающим в крови, она вскочила на ноги и посмотрела на мужчину, стоящего в отдалении в конце коридора.
Свет погас, погрузив ее в черную как смоль пустоту. Через мгновение она почувствовала холодное дыхание у своего уха.
- Доктор пришел, - прошептал мужчина.
Сидни взвизгнула. Ледяные руки схватили ее за плечи и стали толкать вперед в заброшенные аппартаменты. Она вслепую взмахнула ножом для вскрытия писем, надеясь ударить нападавшего, но только воткнула его в оштукатуренную стену. Ноги заскользили по полированному полу, а затем полностью оторвались от земли и она приземлилась на твердую плитку, а затем ее потянули за волосы.
Пока ее тащили по черным как смоль коридорам, она перебирала ногами из стороны в сторону, периодически брыкаясь и крича.
Когда она наконец затормозилась, нападавший отпустил ее волосы, а затем сжал свои холодные руки вокруг ее горла, подняв в воздух. Сидни ахнула и попыталась вцепиться в душившие ее руки, но только махнула по пустому пространству. Она потянулась за спину и ничего не почувствовала. Где же он, черт побери!? Как он держал ее?
Не задавив до конца, ее швырнули в темноту, и она приземлилась лицом вниз на какую-то кровать - прохладную, скользкую поверхность, сделанную либо из кожи, либо из винила. Холодные руки перевернули ее на спину и снова начали душить.
С трудом дыша, крики Сидни превратились в булькающие вздохи. По мере того, как руки сжимались все сильнее, чернота вокруг нее каким-то образом становилась все темнее.

***


Она очнулась лежа на спине, обнаженная ниже пояса. Ее ноги были раздвинуты и держались высоко в воздухе на подставках, прикрепленных на конце смотрового стола. Свет из полусферической смотровой лампы бил ей в лицо, но она все еще могла разглядеть обстановку за пределами интенсивного светового луча. Что-то вроде старого медицинского оборудования - знакомый стиль и расположение шкафов.
Она находилась неподалеку, в западном крыле. В одной из комнат, где хранились брошенные доктором вещи.
Морщась, она попыталась освободиться от кожаных ремней, удерживающих ее запястья, лодыжки и грудь.
- Борьба ускоряет сердцебиение, - донесся голос из темного угла. - От этого ты еще больше истечешь кровью.
Сидни повернулась в сторону голоса и увидела, как из тени материализовался человек с "винными" пятнами на голой коже головы.
Подойдя ближе, он приподнял смотровую лампу и переставил ее.
Сидни даже не обратила внимания, что луч теперь стал направлен ей в промежность. На самом деле, она была слишком напугана, чтобы вообще обращать внимание на что-либо, кроме пронзительных голубых глаз, смотрящих на нее и, казалось, сквозь нее.
-Ты-ты-ты... ты... - бормотала она.
- Мертв? - переспросил он и пожал плечами. - В свое время... - доктор Боуден положил холодную руку на ее теплый живот, - ...все изменится.
Сидни отпрянула от его прикосновения.
- Пожалуйста! Пожалуйста, отпустите меня!
Боуден улыбнулся, не обращая внимания на ее мольбы.
- Я наблюдал за тобой. Терпеливо ждал.
Сидни затрясла головой, слезы потекли по ее лицу.
- А теперь, когда лунный цикл правильный... - сказал он, подходя к концу смотрового стола, - и ты носишь ребенка... - он пристроился между ее раздвинутыми ногами, - время абсолютно идеальное.
- Пожалуйста, не надо! Пожалуйста, не трогайте моего ребенка!
- У меня на него совершенно другие планы... Мамочка, - сказал он, улыбаясь.
Его лицо выглядело скорее собачьим, чем человеческим. Он стал раздеваться, пока не остался совершенно голым.
- О, Боже! Пожалуйста, не делайте этого!
Боуден просто подмигнул ей, затем наклонился, приблизившись к ее обнаженной лобковой области.
Поначалу тихо бормоча, Боуден постепенно заговорил громче, затем более четко, напевая что-то на ином языке.
Сидни вздрогнула, почувствовав, как его указательный палец вошел в нее.
- Пожалуйста! Нет! Нет! Нет!!
Боуден, казалось, засветился, испуская свет изнутри.
Затем и его средний палец проник внутрь. Сидни завыла в агонии, а он продолжал добавлять новые пальцы. В конце концов и большой палец. Она потеряла сознание, как только вся его рука оказалась внутри нее, пробираясь к матке.

***


Сидни, вздрогнув, проснулась за столом, вскочила со стула, опрокинув его на бок. С бешено колотящимся сердцем. Задыхаясь. Вся в поту. Попятилась назад. Прижалась спиной к стене своего кабинета, почувствовав хоть какое-то подобие безопасности.
Ее руки обхватили живот. Она была полностью одета. Свет включен - тусклый в кабинете и яркий в холле. Нож для вскрытия писем лежал на столе. За окном вставало солнце, его теплые лучи проникали сквозь мини-жалюзи.
Она прислонилась к стене и попыталась отдышаться.
Ее руки скользнули между ног. Боли не было. Она погладила свой живот. Все было хорошо. Она просто заснула. Вот и все.
Растворение.
Она медленно подняла голову.
- Да, растворение, - сказала она, тихонько засмеявшись.
Она могла обойти джамп-каты в рекламе, используя серию растворений в местах склеек. И переходы не будут такими резкими.
Почему она не подумала об этом раньше? Каким бы ужасным ни был этот кошмар, возможно, ей нужен был сон, - очистить свой разум и найти ответ.
Часы на стене показывали шесть утра, до крайнего срока оставалось три часа. Она все еще может справиться с этим, если начнет шевелится. Сидни подняла свой стул у монтажного стола и плюхнулась в него.
Она с облегчением выдохнула. Все будет просто замечательно.

***


Но менее чем через восемь месяцев Сидни поняла, что все далеко не в порядке, когда впервые увидела своего мальчика в родильной палате. Хотя он был силен и здоров, от одного вида "винных" пятен на его пушистой персиковой головке у нее скрутило живот. Ее еще больше заколотило, когда веки мальчика с трудом открылись и на нее уставились самые пронзительные голубые глаза.
У меня на него совершенно другие планы... Мамочка.
Зная, что у большинства новорожденных светло-голубые глаза, и со временем они становятся немного темнее, Сидни могла только молиться, чтобы цвет глаз ребенка в конечном итоге превратился в коричневый или зеленый... в какой угодно, кроме этого холодного голубого взгляда, смотрящего на нее снизу вверх и, казалось, сквозь нее.

Перевод: Игорь Шестак |
Автор: Мэтт Куртц | Добавил: Grician (30.06.2021)
Просмотров: 84 | Теги: Мэтт Куртц, рассказы | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Что может быть хуже, чем оказаться окруженным толпами зомби в заброшенном домишке? Разве то, что в этом доме вас будет ждать мстительный призрак....

На Куинси напал грабитель и проколол ему ножом глаз... Но кажется, парня это ничуть не расстроило......

Он сбежал из тюрьмы Техаса. Он безжалостен, одинок и зол. А тут дом, в котором молодая девушка с ребёнком. И мужа нет... пока нет......

тот коротенький рассказ – одна из моих наиболее популярных историй. С одной стороны, она забавная, но, как и многие истории подобного типа, их корни совершенно не забавны....

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль