Авторы




Две девушки, одна жертва - особенный гость - насильник по имени Джек Гудолл. Особые инструменты, выбранные специально для почетного гостя, разложены и сверкают под светом декораций. Плоскогубцы, молоток, гвозди, шурупы, ножовки, струна для пианино, веревка, клейкая лента, секс-игрушка для взрослых, и что-то похожее на маленькую бутылочку со смазкой. Все это может стать грязным, и участники определенно получат от этого шоу все, что им нужно!





Статика.
Мерцание.

Помещение расплывается в кадре; что-то вроде заброшенного склада с облупившейся краской на стенах, сколами и вмятинами на бетонном полу, который тоже был покрашен и тоже облупился со временем. На задней стене висел плакат, подвешенный на веревке, намотанной на незакрытую верхнюю трубу. Плакат был с надписью: Две девушки, одна жертва, - нацарапанной красной краской. Под ним стоял стул - единственный объект в кадре камеры - с сидящим на нем мужчиной. Его лицо было скрыто окровавленной наволочкой, а запястья и лодыжки привязаны к стулу. Кто бы это ни был, он тянул за свои путы, но жесткие пластиковые кабельные стяжки не давали ни малейшего шанса освободиться. Но для этого его и связали.
Кто бы ни пленил его, он не хотел, чтобы пленник сбежал, и кабельные стяжки были весьма действенной мерой к воспрепятствованию побега.
Приглушенный голос из-под наволочки, скрывавшей лицо мужчины, весьма наглядно выдавал, что ему еще и заткнули рот.
Из угла комнаты - вне пределов видимости камеры – раздался женский голос:
- Она уже включена? – имелась в виду камера.
Второй женский голос ответил вопросом на вопрос:
- Почему ты всегда спрашиваешь это каждый раз?
Это был не первый раз, когда они проворачивали такое.
Женщины вошли в объектив камеры. У обеих волосы были заплетены в косички, в которые были вплетены разноцветные ленты. Обе молодые женщины были сильно накрашены: глаза жирно обведены черной подводкой, лицо густо напудрено, а губы накрашены ярко-красной помадой. Облегающие топы и блестящие черные брюки, не оставляющие места для воображения. Образ дополняли громоздкие, тяжелые ботинки "Doc Martin", которые они не удосужились зашнуровать.
Их звали Никки и Джейми. Им обеим было около двадцати лет. Когда-то они жили обычной жизнью, пока судьба не превратила их в безжалостных мстительниц.
Они обе повернулись к объективу.
Никки заговорила первой:
- Привет, детки! Добро пожаловать на очередной выпуск "Две девушки, одна жертва"...
Манерой разговора она напоминала телеведущую на каком-нибудь детском канале в прайм-тайм: задорная и веселая. В ней было столько энергии, что трудно было бы отвести глаза, если вы случайно попали на канал, по которому она вела передачу. Будь она действительно телеведущей на канале с миллионной аудиторией, ее фотографии на плакатах уже бы украшали комнаты всех мальчишек-подростков в стране. Но об этом канале знали лишь избранные. Приглашенные на различные собрания, которые те посещали, будучи жертвами различных преступлений: ограблений, домашнего насилия, сексуальных нападений... Зрители здесь не столько вожделели стоящих в кадре девушек, сколько уважали их. Они уважали их за то, что они делали, а не за то, кем они были. Ведь мстительницы вершили правосудие, которого не смогли добиться суды. Они выносили справедливые приговоры тем, кто их заслуживал.
Джейми вставила кассету в магнитофон и нажала кнопку воспроизведения. В ту же секунду склад наполнился звуками аплодисментов и одобрительных возгласов, заменяющих отсутствие живых зрителей. Через пару секунд она остановила воспроизведение пленки, и Никки продолжила:
- И для вашего удовольствия сегодня мы представляем вам...
Обе девушки произнесли окончание фразы в унисон:
- ...насильника!
Джейми снова нажал на кнопку воспроизведения - по помещению прокатилось эхо одобрительных возгласов. Обе девушки слегка подпрыгнули от радости. Выключив магнитофон, Джейми поставила его на пол и скрылась из кадра. Девушка взяла вторую камеру со стола в дальнем углу комнаты, не попадавшего в объектив. Обычную видеокамеру. Зрителям было наплевать на высокое разрешение, они жаждали увидеть лишь возмездие. Зернистые кадры, снятые на камеру старого образца, может и не показывали все происходящее в идеальной четкости, зато давали волю воображению.
Никки тем временем продолжала:
- Позвольте представить вам нашего сегодняшнего гостя...
Она подошла к пленнику и резко сдернула с его головы наволочку. Лицо избитого мужчины было окровавлено. Им пришлось усмирять его, привязывая к стулу. Он был силен, поэтому, в конце концов, им пришлось использовать дубинку, чтобы оглушить его и сковать. Рот у него был заткнут грязными трусами.
- Джек Гудолл! – с энтузиазмом крикнула Никки в камеру. – Пригласили его прямо из дома, когда он собирался на работу сегодня утром!
Джейми снова включила магнитофонную запись, имитирующую ликующую толпу. Пока звучали аплодисменты, она подошла ко второй камере. Включив запись, она направила ее на Никки. Теперь обе камеры начали фиксировать происходящее. Одна камера снимала кадры вблизи, другая – общую картину.
Никки зашла за спину пленника и приобняла его, положив руку ему на грудь. Он мычал в кляп из трусиков, выдавая нечленораздельные звуки. Но им было не интересно, что он хотел сказать.
Прижавшись к нему, Никки повернулась к камере Джейми и продолжила знакомить зрителей с их сегодняшним гостем:
- Джек - типичный тридцатилетний парень. Женатый человек. У него прекрасная жена, которой - если честно – он не заслуживает. У них двое детей, у которых хорошая успеваемость в школе. У него тяжелая работа за дерьмовую зарплату, от которой он отдыхает с друзьями, напиваясь вместе с ними в пабах. Это так... - oна повернулась и крикнула ему в лицо: - СКУЧНО!
Джейми засмеялась, и камера в ее руках задрожала.
- Но, - продолжала Никки, вновь обращаясь к зрителям, - однажды ночью он решил разнообразить свою жизнь. Налившись виски, он почувствовал вседозволенность. И возбуждение. И он решил, что стал богом, которому неведомо слово "нет". Поэтому, - девушка бросила на него короткий взгляд, - представьте его удивление, когда он подошел к девушке с предложением угостить ее выпивкой и с целью получить ее номер телефона, а она... Отказала ему?!
Джейми снова рассмеялась.
Никки покачала головой.
- Так что же наш друг? Как он воспринял отказ? Вернулся к своей любящей жене и детям? Вспомнил он вообще, что у него есть семья? Или он дождался, пока та девушка направится домой, а затем последовал за ней и... - oна прошептала в камеру: - ...изнасиловал ее?!
Джейми тяжело вдохнула, изображая шок.
Никки повернулась к пленнику и покачала головой с выражением отвращения на лице:
- Я, например, очень разочарована тобой. До этого момента ты казался таким милым. Ты, конечно, скучный, довольно посредственный и совсем не красавец, - oна вздохнула и повернулась к камере с огорченным видом. - Первое впечатление не всегда бывает правильным.
Джейми опустила камеру и плюнула на пленника. Тот вздрогнул, когда плевок попал ему на щеку. Слюна стекала вниз, капая на его разорванную рубашку. В пылу борьбы девушки не только нанесли ему побои, но и потрепали его одежду.
Никки неодобрительно посмотрела на подругу.
- Продолжай снимать! Не отвлекайся.
Джейми выровняла камеру, снова направив ее на пленника, и Никки продолжила, резко дернув его за волосы, отчего тот откинул голову назад:
- Как тебе, приятно? А? Точно так же ты схватил ее сзади и дернул ее за волосы? - томно прошептала она на ухо мужчине, опустив руку к его промежности и начав нежно поглаживать там, - Тебе было тяжело? Когда ты первый раз вошел в нее? Так сухо - ее пизда, должно быть, была такой тугой. Ты использовал слюну в качестве смазки? Или тебе нравилось сухое жжение и трение? Она стонала, когда ты трахал ее? - девушка тяжело дышала ему в ухо. - Это было что-то вроде этого?
Она продолжала стонать ему в ухо, как будто ее саму ублажали невидимые любовники. Каждый тихий стон производил желаемый эффект, заставляя его член распрямляться в джинсах и пульсировать. Пленник закрыл глаза, изо всех сил стараясь отречься от происходящего, отчаянно пытаясь не возбудиться, несмотря на то, что эрекция уже была практически полной. Он знал, чего она добивается. Она хотела добиться его стояка. Хотела, чтобы он почувствовал смущение и растерянность. По крайней мере, он думал, что она хочет именно этого. На самом деле, она старалась вызвать у него эрекцию совсем для других целей.
Без всякого предупреждения Никки сжала его промежность так сильно, как только могла. Пленник закричал в кляп, его глаза выпучились от боли и на них выступили слезы; живот свело, как при аппендиците, а яйца, казалось поджаривали на огне. Обе девушки засмеялись, наслаждаясь его страданиями.
По-прежнему улыбаясь, Никки снова повернулась к камере:
- Насильники жалки. Они самые низкие из существ, и я искренне не могу поверить, что нам потребовалось столько времени, чтобы представить одного из них вам - нашими зрителями. Но еще хуже, еще трагичнее сам акт изнасилования. Зачем насиловать? Только для того, чтобы засунуть свой стручок в кого-то? Неужели в наше время так трудно найти с кем переспать? Вовсе нет. Каждый может найти ту девушку, которая ему даст, или же снять проститутку. Это же так просто. Договариваетесь о встрече, и уже через пару часов вам будут отсасывать. И не просто так, а самым лучшим способом в надежде на повторный вызов. Она отсосет так, что после такого оргазма вы станете ее постоянным клиентом. Так что, как я уже сказала, нет абсолютно никаких гребаных причин навязывать себя тому, кто тебя не хочет.
Никки снова вздохнула и сделала паузу, осознав, что ее охватывает ярость. Зрителям такая подача не нравилась. Они предпочитают более легкий подход. С юмором. Хотят видеть веселых и харизматичных девушек, а не злобных мегер, несмотря на то, что они делают.
Никки потребовалось мгновение, чтобы вернуться к прежнему облику.
- Может прервемся? - спросила Джейми, выглядывая из-за видоискателя камеры.
Никки покачала головой. Она сделала глубокий вдох и продолжила:
- Как я уже говорила, не нужно долго искать того, кто готов тебе отсосать, - oна повернулась к мужчине, который все еще стонал от боли. - Знаешь ли ты, например, что моя подруга очень хотела бы порезвится с тобой? - oна посмотрела на Джейми с улыбкой и подмигнула: - Не так ли, грязная шлюшка? На самом деле... Вот... Передай мне камеру...
Никки взяла камеру у Джейми и начала снимать ее. Лицo Джейми выражало возбуждение, и она мгновенно перешла в режим ведущей. Девушка подошла к пленнику и устроилась у него коленях, положив руки ему на плечи.
- Я бы так хорошо тебя поимела, - сказала она, начиная круговыми движениями массировать его плечи. - Ты бы никогда не захотел кого-либо еще. Ты должен был просто найти меня, вместо того, чтобы принуждать к сексу ту девушку, но я считаю справедливым предупредить тебя... – Джейми сильно ударила его по лицу. - Я люблю грубость! - oна засмеялась, но тут же оборвала смех. - О, малыш, прости. Тебе больно? - oна повернулась к камере, которую Никки держала направленной на них. - Кажется, я его обидела.
- Тогда утешь его. Поцелуй, - сказала Никки из-за объектива.
Она улыбалась, зная, что будет дальше, неоднократно наблюдав это с другими, которым приходилось отвечать за свои проступки.
Джейми повернулся к мужчине.
- Ты хочешь? Хочешь, чтобы я поцеловала тебя? - oна не стала дожидаться ответа и начала целовать его шею. - Так лучше? - соблазнительно стонала девушка.
Судя по выражению лица мужчины, он не ожидал подвоха, и, казалось, начал расслабляться. Но через секунду его лицо исказилось от боли, и он в который раз закричал в кляп, когда Джейми впилась зубами в его шею, а затем быстрым, сильным движением вырвала кусок его плоти. Она выплюнула кровавый комок в сторону объектива и снова рассмеялась, а кровь потекла по ее подбородку.
- Мы все знаем, что мужчины не тратят время на прелюдию, так что и я не буду стараться, - засмеялась Джейми. Она снова повернулась к нему и погладила его лицо тыльной стороной ладони. – Переходим к самому процессу, малыш... Надеюсь, ты готов!
Она спрыгнула с него и подошла к столу. Никки взяла крупным планом шею пленника, показывая зрителям оставленную зубами окровавленную рану, а затем последовала за своей сообщницей к столу, запечатлевая их сегодняшние "игрушки". В конце концов, месячная подписка на сайт была не дешевой. Люди хотели получить как можно больше за свои деньги, и она не собиралась их разочаровывать.
На поверхности стола были разложены различные инструменты, собранные именно для того, чтобы сделать мучения пленника как можно невыносимей. Плоскогубцы, молоток, гвозди, шурупы, ножовка, струна для пианино, веревка, клейкая лента, игрушка для взрослых – искусственная вагина вместе с маленьким флаконом смазки.
Джейми подмигнула на камеру, беря молоток и гвозди.
Никки постаралась запечатлеть все: нарастающее напряжение, испуг в глазах пленника при виде инструментов и решимость его мучительницы. Она представляла, как зрители с нетерпением ожидают начала экзекуция. Как, видя все эти инструменты, гадают, как те будут использованы и какие мучительные страдания принесут насильнику. А те, кто хоть раз подвергался насилию, даже представят, что сами делаю это с ублюдком.
Пленник пытался говорить сквозь кляп. Слова выходили приглушенными. В ужасе от своей участи, он судорожно мотал головой, а в его глазах застыла мольба.
Джейми проигнорировала его и повернулась к камере, которая снова была направлена на нее.
- Особо впечатлительным зрителям лучше отвернуться.
Мужчина снова попытался заговорить, громко мыча. Несмотря на то, что звуки, которые он издавал, были приглушены кляпом, его настырность раздражала Джейми.
- Заткнись, дрянь, никто не будет тебя слушать!
Со всей яростью она обрушила молоток на колено его левой ноги. Раздался ужасный треск, который эхом разнесся по комнате вместе с его криком, который в этот раз звучал достаточно громко несмотря на кляп. Джейми рассмеялась.
- Пардон? Что это было? - oна ударила молотком по его второму колену, не успел он даже оправиться от первого удара. Девушка снова повернулась к камере, садистски ухмыляясь. - По крайней мере, мы знаем, что он больше не сможет преследовать девушек, если переживет это... - oна повернулась к кричащему пленнику и прошептала ему на ухо: - Не надейся... Ты не переживешь.
Прежде чем он успел перевести дух, Джейми начала вбивать гвозди - один за другим - в его ногу. Уперев острие гвоздя в его джинсы, она высоко занесла молоток - его глаза буквально выползли из глазниц - и, без колебаний обрушила его на шляпку. Гвоздь пробил ткань джинсов и глубоко вошел в ногу. Первый, второй, третий, четвертый... пятый... Kаждый сопровождался очередным приглушенным криком через испачканные трусы, засунутые ему в рот. Слезы текли из его покрасневших глаз, в которых полопались капилляры от напряжения и испытуемой боли. Никки продолжала смеяться, пока Джейми продолжала вбивать гвозди в его ноги. Закончив, девушка тяжело вздохнула, утомленная работой.
Никки крикнула из-за камеры:
- Давайте воссоздадим "Восставшего из ада", превратим его в Пинхеда!
Никки давно хотела сделать что-то подобное, человеческую имитацию демона из рассказа Клайва Баркера, у которого иглы покрывали всю голову и лицо. Ей хотелось посмотреть на этого ублюдка в таком образе.
Джейми эта идея тоже понравилась. Она широко улыбнулась этой мысли и приставила гвоздь к виску мужчины. Он попытался отстраниться, но она больно ткнула его гвоздем, проткнув кожу. Девушка услышала, как насильник кроет ее матом сквозь кляп и засмеялась, наслаждаясь своей властью над ним. Она бросила молоток, так и не забив гвоздь. Гвоздь, выроненный из ее руки, покатился по холодному, забрызганному кровью бетону.
- Хватит ныть, маленькая сучка! - прошипела Джейми. А затем снова обратилась к зрителям: - Кто бы мог подумать, что Джек такой крикун? Большинство насильников предпочитают молчать, насилуя жертву. Почему? Ну, чтобы не выдать себя, иначе кто-нибудь может услышать и помешать их грязному делу. Жертвы молчат, запуганные насильником, или просто находясь без сознания, а насильники молчат, боясь, что кто-то испортит им удовольствие. Но мы можем это исправить... Поэтому считаю, что ему нужно придерживаться своих же правил, а мы ему в этом поможем, - oна посмотрела на пленника, по бледным щекам которого продолжали катиться слезы. - Я думаю, молчание - очень важный атрибут насилия, и, чтобы нашему гостю было комфортнее, чтобы, так сказать, он почувствовал себя в своей привычной среде, просто необходимо решить этот немаловажный вопрос. К тому же, нам не нравятся, когда нас прерывают. Зрителям, уверена, тоже. Они хотят наблюдать за пытками, и даже не против послушать крики... иногда. Но от постоянных воплей люди устают. Они их утомляют, - oна снова повернулась к камере. - В итоге люди выключают то, что их утомляет, а мы хотим, чтобы вы продолжали оставаться с нами. Мы хотим, чтобы вы продолжали смотреть. Мы хотим, чтобы вы рассказали о нас своим друзьям. Мы хотим, чтобы о нас узнали. Узнали и боялись, что если оступитесь – мы придем за вами.
Монолог девушки прозвучал воинственно, чему способствовало идеальное кадрирование, запечатлевшее замученного мужчину на заднем плане. Но Джейми тут же улыбнулась, приняв привычный образ лучезарной ведущей.
Подмигнув на камеру, она подошла к столу и взяла ножницы. Девушка поднесла их к объективу и пару раз щелкнула лезвиями, показывая, что они настоящие.
- Без языка труднее кричать.
Джейми вернулась к пленнику. В панике он дергал руками и ногами, пытаясь порвать сковывающие его стяжки. Однако, не добился ничего, кроме как разодрал кожу на запястьях, так как стяжки впились в руки, травмируя их. Джейми снова села к нему на колени и прижала лезвия ножниц к его коже.
- Сейчас я сниму кляп, и ты высунешь язык. И тебе лучше подчиниться. Поверь мне, если ты не послушаешься... будет только хуже, - oна склонила голову набок, смотря ему в глаза. - Ты понял меня?
Пленник кивнул. Он понял, что, соглашаясь с ней, избавится от кляпа. И тогда у него появится шанс вымолить для себя пощады. Все, чего он хотел, это возможность объясниться.
Никки на мгновение опустила камеру:
- Ты думаешь это хорошая идея?
- Продолжай снимать, - скомандовала Джейми.
Она подождала, пока Никки снова поднимет камеру.
Снова оказавшись в кадре, Джейми продолжила:
- Все будет хорошо. У нас с Джеком возникло взаимопонимание. Не так ли, Джек?
Он снова кивнул.
Прежде чем Джейми вытащила кляп, она быстро наклонилась подняла молоток, просунув ножницы за пояс своих брюк. Девушка подняла молоток, нацелив его ему в голову, а затем сорвала липкую ленту с его лица.
Пленник тут же выплюнул трусики и затараторил:
- Подожди минутку...
- ЗАТКНИСЬ!
Тон девушки не оставлял сомнений, что она не собиралась выслушивать что-либо им сказанное.
Она сильно ударила молотком по его голове. Боль была оглушающей: от удара голова откинулась в сторону, а в глазах все поплыло; из его горла раздался странный булькающий звук. Когда он обмяк, Джейми бросила молоток и вытащила ножницы из штанов. Никки наблюдала, безумно ухмыляясь, как Джейми вытаскивает язык мужчины изо рта и сделала надрез. Он закричал, неистово дергаясь, из-за чего срез Джейми получился неровным, и она отсекла ему только половину языка, которая шлепнулась ему на колени. Когда кровь хлынула у него изо рта, девушка снова заткнула ему рот кляпом; трусики сразу же покраснели, так как кровь впиталась в них. По выражению его побледневшего лица, глазам, закатившимся к затылку, и стонам чувствовалось, что мужчина был на грани обморока.
Джейми опустила ножницы на пол и подняла отрезанный кусок языка с его колен. Она повернулась к камере и поднесла свой трофей ко своему рту.
- Продолжаем шоу! - сказала она, теребя отрезанную часть языка насильника у своих губ, комически выдавая его за свой.
Никки не могла удержаться от смеха. Освободившись от языка, откинув его в сторону, девушка вскочила с колен пленника.
- Теперь моя очередь... Возьми ее, - сказала Никки, протягивая камеру подруге.
Приняв камеру, Джейми направила ее на свою сообщницу.
Никки улыбнулась в объектив:
- Я думаю, нам нужно пояснить, чем этот человек заслужил такое наказание. Некоторые из вас, возможно, читали новости, когда шло судебное дело, но даже если вы читали, они не раскрыли всех грязных подробностей. Поэтому, чтобы помочь вам понять, какого типа "мужчина" у нас здесь... Мы заручились помощью нашего друга Тедди.
Никки вернулась к столу и потянулась под него, чтобы достать большой рюкзак. Она расстегнула молнию и достала большого плюшевого медведя.
- Привет, я - Тедди! - пропищала она, изменив голос, и поднесла игрушку к камере.
Игрушка была не новой, кое-где из разошедшихся швов торчала набивка. Обычный, ничем не примечательный плюшевый медведь. Однако для Никки он был нечто большим, чем просто детская игрушка; это было ее единственное утешение в те ночи, когда ее собственный отец врывался к ней в спальню, воняя дешевым виски и лапая ее своими порочными липкими руками. Это было давно, тем более она справилась с этим, когда – годы спустя – сделала его первым гостем своей "студии". Это был, так сказать, пробный кадр; никаких объяснений, кто он такой, никаких игр на камеру, никакой загрузки на сайт... Только сам акт мести.
Никки засмеялась, помахав игрушечной медвежьей лапой перед камерой, затем встала и направилась к мужчине.
Девушка наклонилась к пленнику, держа медведя в руках.
- Теперь покажи нам на медведе, где ты трогал девушку, - сказала она строгим, учительским тоном.
Мужчина не отреагировал; его головa была откинута назад, глаза закатились, а бледная кожа блестела в поту.
- Ты трогал ее здесь? - спросила Никки, указывая на грудь.
По-прежнему никакой реакции.
- А здесь? - указала она на промежность медведя. - Нет? - девушка развернула медведя: - А здесь? - спросила она, указывая на зад медведя. Разозленная отсутствием реакции пленника, он толкнула его. - Ты трахал ее вот так? - oна положила медведя на его промежность и начала медленно водить им вверх-вниз. Мужчина слабо извивался, пытаясь стряхнуть игрушку со своих колен. – Ебал жестко? Вот так?
Она стала бить игрушкой ему по яйцам, отчего мужчина захрипел и попытался согнуться, но у него ничего не получилось.
Отбросив медведя в сторону, Никки наклонилась к его лицу, сверля его холодными глазами.
Улыбка исчезла с ее лица.
Она отбросила игры в сторону, осталась только ненависть и глубокое презрение к человеку перед ней.
- Нас тошнит от тебя. Ты знаешь это? Меня, мою подругу, людей, которые смотрят нас... Такие, как ты... Отбросы... Нас тошнит от тебя, и как бы мы ни хотели истязать тебя всю ночь... Ты не стоишь нашего времени, и у нас есть другие дела. Другие засранцы, которым нужно преподать урок. И поэтому...
Джейми остановила ее:
- Подожди - что ты делаешь? Сейчас моя очередь! Ты только что отбила ему яйца. Теперь моя очередь!
- Что? Ладно. Но, я закончу. Справедливо?
- Справедливо.
Одна девушка передала камеру другой. Никки снова снимала Джейми, а камера в углу комнаты снимала их обоих. Потом весь материал предстояло смонтировать и выложить в сеть.
- Знаешь, - Джейми сделала плаксивое лицо, - мне даже жаль его.
Она повернулась к камере и притворилась, что плачет, поднеся руку к глазам и вытирая воображаемые слезы.
- Что? Он изнасиловал девушку. Он сломал ей жизнь...
- Потому что, вероятно, ему было одиноко. Я думаю, это печально и... - Джейми посмотрела на него, - я думаю, он усвоил урок...
- Что ты делаешь? – недоумевала Никки.
Джейми подошла к пленнику и снова села к нему на колени. Она положила руки ему на плечи и ждала, когда он сфокусирует на ней взгляд. Правая сторона головы пленника в месте удара молотком уже опухла, и там вздулась огромная шишка, размером с мяч для гольфа; кровеносные сосуды под ней лопнули, и кожа приобрела глубокий фиолетовый цвет.
- Ты усвоил урок? - спросила она, когда он смог более-менее осмысленно посмотреть на нее.
Мужчина кивнул.
- Хороший мальчик. Я горжусь тобой, - улыбнулась ему девушка.
В ее голосе слышалось участие и сострадание.
- На самом деле, - продолжала она, - я хочу вознаградить тебя. Ты бы хотел этого?
Он пытался говорить сквозь кляп, но из-под кляпа выходило лишь невнятное мычание. Кровь сочилась из уголков губ и капала ему на грудь.
- Я так понимаю, "да".
- Серьезно, что ты делаешь? – Никки уже не сдерживала гнев, не понимая игру сообщницы.
Джейми встала и опустилась на колени перед измученным пленником. Она расстегнула пряжку его ремня, потянула молнию джинсов и достала из трусов вялый пенис мужчины.
- Какого хрена ты делаешь? - взвилась Никки.
Джейми посмотрела на камеру и подмигнула:
- Я снимаю фильм другого родa, - промурлыкала подруга.
Она наклонилась и обхватила губами мягкий пенис, заглатывая его целиком и вынимая изо рта, не отрывая глаз от объектива. Несмотря на состояние пленника, его член начал принимать боевую стойку, стимулируемый ее влажными похотливыми губами и юрким язычком.
- Он гребаный насильник! - закричала Никки. - Он изнасиловал девушку, а ты добровольно сосешь его гребанных хер? Ты ебанулась? - прорычала она, выйдя из себя. – Что это нахуй такое?
- Прощение, - вздохнула Джейми, вынимая его эрегированный член изо рта. Она начала дрочить его рукой; ее слюна, оставшаяся на стволе, стала идеальной смазкой. - Приятно? - промурлыкала она мужчине.
Он с опаской смотрел на девушку у себя между ног. То, что она делала, было очень приятно, даже после всего, что было они с ним сделали, но он понимал, что они его не отпустят живым, поэтому не тешил себя надеждами. Слишком резко одна из них изменила свое отношение к нему, поэтому пленник каждую секунду ждал подвоха. Джейми снова взяла в рот его стояк и продолжила громко сосать, время от времени заглатывая ствол так, что головка касалась задней стенке ее горла, с наслаждением позируя на камеру горловой минет.
Она что, думают, зрители будут мастурбировать на это?
- Я не хочу в этом участвовать, - прошипела Никки.
Пленник был в замешательстве. Казалось, в отношениях девушек произошел раскол. Неужели, одна из них действительно пожалела его, или эта была очередная их больная игра, типа "плохой полицейский, хороший полицейский"? Он недоумевал, задаваясь вопросом, почему если другая не хотела участвовать в этом, зачем она все еще снимает?
- Зрители будут от этого в восторге, - сказала Джейми, попеременно посасывая и поглаживая член пленника. Потом перевела взгляд на мужчину, поймав его взгляд и промурлыкала: - Видишь, тебе не нужно насиловать женщин. Не нужно долго искать, чтобы найти кого-то, кто захочет сделать тебе приятно... - oна сделала еще пару сосущих движений ртом, а затем снова отстранилась и продолжила дрочить ему. - Ты хочешь кончить?
Он не знал, что ответить. Смена пыток на минет вывела его и равновесия. Истязуемый уже не знал, что можно ожидать от этих двух психопаток.
- Ты больная! - прошипела Никки.
- Просто продолжай снимать. Возьми мой рот крупным планом...
Никки, недовольно качая головой, все же сделала, как попросила Джейми, и с отвращением наблюдала, как Джейми медленно проводит языком по стволу члена, бесстыдно и соблазняюще уставившись в объектив, как гребаная порноактриса, словно собираясь возбудить всех мужиков, которые будут смотреть это видео.
- Ты хочешь кончить? - спросила она его снова.
Тот кивнул.
Джейми улыбнулась.
- Хороший мальчик. Кончи для меня... - она помусолила во рту его член немного, затем снова отстранилась и сказала Никки: - Принеси мне нашу игрушку... вон ту, - девушка указала на что-то на столе.
Обернувшись, Никки покраснела от злости.
- Я не могу поверить, что ты...
- ПРОСТО ПРИНЕСИ! - крикнула Джейми.
Никки на мгновение замерла, продолжая снимать. Потом покачала головой и подошла к столу, взяла в руки искусственную вагину и бутылочку со смазкой. Подойдя к предававшейся похоти Джейми, она бросила их на пол рядом с ней. Джейми ехидно улыбнулась ей, глядя на ее перекошенное от ярости лицо.
- Спасибо, - саркастически сказала Джейми. – Снимай дальше!
Никки снова направила камеру на подругу, снимая, как Джейми натягивает искусственную "киску" на член мужчины.
- Приятно? - спросила она его.
Тот не ответил.
- Уверена, что да. Но... я уверена, что со смазкой было бы лучше...
Девушка потянула секс-игрушку вверх по его стволу, и пленник тут же завопил так, что даже кляп во рту не заглушал его крики. Искусственная вагина, мягкая снаружи, была утыкана бритвенными лезвиями внутри. Она легко насела на член, но при выходе из нее, лезвия впились в чувствительный орган Джека, не выпуская его наружу.
- Не волнуйся, детка, тебе просто нужна смазка, - засмеялась Джейми.
Она подняла бутылочку со смазкой и, открыв ее, вылила ее содержимое на член мужчины - по крайней мере, на то, что оставалось снаружи резиновой пизды. Девушка толкала мастурбатор вниз, пока не насадила на весь член до основания, затем отложила бутылку в сторону и начала трахать его им. При каждом движении пленник вопил от боли, но не только от порезов лезвий, кромсающих его член...
Обе девушки засмеялись, вновь воссоединившись в своей миссии.
Джейми провела секс-игрушкой от основания до головки его члена, разрывая тот в клочья. Исполосованный лезвиями ствол начал покрываться волдырями. В бутылочке была не интимная смазка – в ней содержалась кислота, украденная из университетской лаборатории. Игра, которую они устроили на камеру "хорошая девочка, плохая девочка", должна была привнести интригу в их сегодняшнее видео.
- В чем дело, детка? - спросила Джейми. - Я думала, ты собирался кончить?
Она сдернула с его члена мастурбатор и отбросила его в сторону, стараясь, чтобы кислота не попала на нее. Пленник извивался и кричал в агонии. Его член безвольно повис между ног, сочась кровью, в ошметках кожи и покрытый волдырями. Джейми подняла плюшевую игрушку и, раздвинув ноги медведя, вынула нож, который был спрятан внутри него.
Отбросив медведя в сторону, девушка шагнула к своей жертве с ножом в руке.
Пленник боролся со своими путами, трепыхаясь на стуле, как птица, попавшая в силки в надежде вырваться.
- Только подумай, если бы ты в ту ночь вернулся домой к своей жене, то, продолжал бы проживать свое скучное существование, но продолжал бы жить. Но, из-за совершенного тобой, ты здесь, с нами. Если бы ты не тронул ту девушку, если бы ты не изнасиловал ее... Этого бы не случилось...
Он наверняка не слышал ни слова из того, что она ему сказала, поскольку корчился в агонии, но ей это было неважно. По сути, она не для него все это говорила, а для зрителей, следуя их сценарию. Они хотели шоу, и они его получили.
Без лишних слов Джейми занесла нож над головой и с размаху вонзила его пленнику в гениталии. Тот закричал еще громче - кляп уже практически не заглушал его крики - когда лезвие пронзило его яички; кровь хлынула у него из промежности и лицо обдало жаром, словно его опалило адское пламя.
Никки засмеялась, когда Джейми провернула лезвие, заставив мужчину снова закричать. Потом она провернула лезвие в обратном направлении, и пленник затрясся в конвульсиях, его глаза стали закатываться.
- Подожди! Хватит! - крикнула Никки, - Не дай ему потерять сознание! Я тоже еще хочу поиграть...
- Давай камеру!
Камера снова перекочевала к Джейми.
Никки быстро подбежала к столу и схватила клещи, а затем вернулась к хрипящему пленнику, обмякающему на стуле. Она схватила его руку и зажала его палец с обручальным кольцом острыми зубцами.
- Такие, как ты, не заслуживают жен!
Мужчина уже почти ничего не воспринимал, так сильно болели его яички, и он терял много крови. Тем не менее, это не помешало Никки получить удовлетворение от своих действий. Съемки случались нечасто, поэтому, обе девушки старались выжать из них как можно больше.
Она сильно сжала рукоятки клещей, и тe легко прорезали сначала кожу, а затем кость, отсекая палец. Тот упал на пол, рядом с ним легли клещи.
- Что-нибудь хочешь сказать нашим зрителям перед смертью?
Даже не став дожидаться ответа, зная, что пленник ничего бы не ответил, даже если бы у него не было кляпа во рту, Никки выдернула из кармана целлофановый пакет и накинула ему на голову, перекрыв мужчине доступ воздуха.
Он почти не сопротивлялся, полностью лишенный сил.
Джейми с ликованием подбадривала подругу, когда Никки затягивала концы пакета вокруг его шеи.
- Это послание всем насильникам... Если вы сотворите подобное тому, что сделал Джек, вы кончите, как он. Мы найдем вас. Мы убьем вас. И это касается всех остальных ублюдков, которые думают, что они выше закона. Мы найдем вас!
Она взяла молоток и ударить им пленника по голове. Тот с легкостью пробил череп и застрял в нем, оставшись торчать рукояткой вверх. Его тело начало конвульсивно дергаться, когда мозг оказался поврежден. Никки вытащила нож из промежности мужчины и поднесла окровавленное лезвие к объективу камеры.
- Мы найдем вас! - повторила она.
Камера на мгновение сфокусировалась на ноже, а затем снова опустилась вниз, чтобы запечатлеть изуродованную рану у пленника между ног - все еще пузырящуюся от кислоты.
Джейми заметила, что что-то высунулось у него из кармана.
- У него бумажник в кармане! Может у него есть деньги. Возможно сможем возместить часть расходов на хостинг сайта...
- Уже смотрю! - сказала Никки, вытаскивая из его кармана коричневый кожаный бумажник. Она открыла его, и ее глаза широко распахнулись при виде кучи денег; в кармашках в большом количестве лежали купюры всех номиналов. - Вот дерьмо! Посмотри на это!
Ее улыбка исчезла так же быстро, как и появилась.
- Сколько там? Много? - нетерпеливо спросила Джейми.
Никки не ответила.
- Эй. Что ты там, заснула?
- Выключи камеру.
- Что?
- Выключи эту гребаную камеру!
Никки бросила бумажник на пол и поспешила к установленной в углу камере. Она щелкнула выключателем на задней панели, остановив запись.
- В чем проблема? - недоумевала Джейми, таращась на подругу.
- Прекрати направлять на меня эту гребаную камеру! - огрызнулась Никки.
Джейми опустила камеру, не подозревая, что случайно запечатлела раскрытый бумажник жертвы. В прозрачном кармашке виднелось удостоверение личности. И имя на этом удостоверение было не Джек. Это был не Джек Гудолл, как они предполагали. И хотя у них была одинаковая внешность и даже одна фамилия, но все же... Это был не Джек.
- Чертов близнец... - пробормотала Никки.
Все их веселое настроение махом испарилось.
На его месте появилось чувство вины и сожаления, те эмоции, которые редко их затрагивали.
- Как же так?
Джейми поняла, что произошло, и остановила запись.
Изображение померкло.

Просмотров: 85 | Добавил: Grician | Теги: рассказы, Fucked-Up Shorts: Volume One, Мэтт Шоу, Олег Верещагин | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Старик Пит умирает. Пришло время огласить последнюю волю......

Её звали Элейн. Казалось её волосы наэлектризовала какая - то жуткая энергия. В подвальной темноте они напоминали лучики солнца. Грэхам предположил, что источник этой энергии - предвкушение. Предвкуше...

Устав ждать наследство своего дедушки, парень решает пойти на крайние меры......

Десять лет назад Мона была Дивой Демоной — мрачной вокалисткой музыкальной группы, имевшей успех в клубах Нью-Йорка. Но когда ей исполнилось 21, ей наскучила её старая роль, и она, бросив всё уехала в...

Всего комментариев: 0
avatar