Авторы




Поломавшаяся машина на обочине трассы. Ночь, глушь, кругом заросли кукурузы. Одинокая красивая женщина, которая в полной растерянности, и не знает чего делать и куда бежать. Как же ей повезло, что отзывчивый водитель остановился помочь. Или… не очень повезло?






Когда пианино умолкло, голос вернулся. Он был мягким и дружелюбным, как музыка, и не давал мыслям Колин зациклиться на пустой дороге.
- Это был Мишель Легран, - сказал голос почти шепотом. - А это Джерри Боннер, который дарит вам музыку и разговоры с полуночи до рассвета на волне радиостанции...
Она повернула ручку автомобильного радиоприемника и голос отключился.
Было бы неразумно продолжать слушать. Совсем не умно, поскольку нельзя сказать, сколько ей придется здесь просидеть. Может, всю ночь. Нельзя слушать радио всю ночь, не посадив аккумулятор. Или можно? Надо бы спросить завтра у этого механика, Джейсона. Он так хорошо все объясняет.
Она устало вздохнула и прижала кончики пальцев к векам.
Лишь бы только кто-нибудь подъехал, остановился и предложил ей помощь.
Так, как помогли Мэгги?
Она почувствовала, как напряглось ее тело.
О, нет! Не так, как Мэгги!
Потирая голые руки, Колин снова вспомнила телефон, который звонил во сне, пока не разбудил ее реальным звонком, шероховатость ковра под ногами в спальне, прохладный гладкий линолеум в кухне. И тошнотворный комок страха в животе, потому что телефон не звонит просто так в три часа ночи, если только...
– Уймись, - пробормотала она. – Возьми себя в руки, ладно? Подумай о чем-то приятном для разнообразия.
Обязательно.
Иначе она начнет вспоминать голос полицейского по телефону и поездку в морг, и то, как выглядела ее сестра, лежащая там...
- Сияй, полная луна, - запела она.
Затем начала "Сентиментальное путешествие".
Когда они были детьми, они пели эти песни в дальних поездках. Мать и отец сидел впереди, она и Мэгги сзади, четыре тени, наполняя тоскливую ночь сентиментальной полузабытой лирикой.
У Мэгги всегда были проблемы с запоминанием слов. Всякий раз, запнувшись, она слушала остальных и напевала нужные слова позже, как веселое эхо.
В ту ночь, когда сломалась ее машина, никого не было рядом, чтобы спеть ей правильные слова.
Колин перевела дыхание. Свет! Пятнышко света, размером не больше звезды, высоко висящей над кукурузными полями, отражалось в боковом зеркале. Автомобиль приближался.
Остановится ли этот? До сих пор три пронеслись мимо, даже не притормозив.
Три за примерно столько же часов.
Возможно, один из них остановился где-то дальше, и водитель позвонил в полицию штата.
Фары приближающегося автомобиля были установлены низко и близко друг к другу.
Не похоже на патрульную машину, скорее на спортивную.
Фары то пропадали, то появлялись вновь.
- Остановись, - прошептала она. - Пожалуйста, остановись.
Колин прищурилась, глядя на слепящий свет в зеркале.
Смотреть было больно, но она не отвернулась, даже когда фары взорвались в зеркале последней яркой вспышкой.

После болезненной яркости мягкий свет задних фонарей успокаивал глаза.
Когда загорелись стоп-сигналы, что-то сжалось внутри Колин.
Она наклонилась, чтобы облегчить резь в глазах и увидела, как включились холодные, белые фонари заднего хода.
Ее рука дрожала, когда она закрывала окно. Она посмотрела налево.
Кнопка блокировки была опущена. Перевела взгляд на пассажирскую дверь, та тоже была заблокирована.
Машина остановилась в нескольких дюймах от ее бампера.
Колин глубоко вдохнула и медленно выдохнула.
Спортивный автомобиль, отлично... маленький и блестящий, с брезентовым откидным верхом.
Водительская дверь распахнулась.
При дыхании из горла Колин вырывались хриплые клокочущие звуки. Во рту пересохло. Чувствовала ли Мэгги себя так в ночь своей смерти? Должно быть, да. Только намного хуже.
Из машины вышел высокий, стройный мужчина. На вид ему было около тридцати, почти ровесник Колин. У него были стильные длинные волосы, на нем расстегнутая на шее клетчатая рубашка и расклешенные брюки.
Она не видела его худое, темное лицо, пока он не наклонился и не улыбнулся ей. Она нервно улыбнулась в ответ. Незнакомец сделал поднятой рукой вращательное движение.
Колин кивнула. Она опустила окно на полдюйма.
- Что случилось? – спросил он, прямо в щель.
От него сильно пахло алкоголем.
- Э-э... Я не уверена.
- Что-то с вашей машиной? Она сломалась?
Его дыхание заполнило ее ноздри. Она схватилась за дверную ручку и сказала себе: Закрой окно... закрой немедленно, потому что он под хмельком... - и увидела избитое мертвое лицо своей сестры.
- Вы в порядке? – спросил мужчина.
Она потерла лицо.
– Похоже, у меня закружилась голова.
- Вам нужно опустить окно, подышать свежим воздухом.
- Нет, спасибо.
- Свежий воздух пойдет вам на пользу.
- Я в порядке.
- Как скажете. Что с вашей машиной?
- Она перегрелась.
- Что?
- Перегрелась, - сказала она в щель. – Во время движения на приборной панели загорелась красная лампочка, а затем двигатель начал ужасно шуметь, и я остановилась.
- Лучше я взгляну.
Он подошел к передней части автомобиля и прикоснулся рукой к капоту так, как прикасаются к чему-то горячему. Затем его руки скользнули под крышку капота, но открыть его он не смог. Наконец, он присел, нащупал защелку и открыл капот.
Он провел под капотом всего несколько мгновений, прежде чем вернуться к окну Колин.
- У вас проблема, - сказал он.
- Что случилось?
- Что? Я вас почти не слышу. Откройте окно.
- Открыть окно?
- Конечно.
- Это вряд ли.
- Эй, я не кусаюсь, - сказал он, ухмыляясь и качая головой.
Колин улыбнулась в ответ.
- Вы уверены?
- Я кусаюсь только в полнолуние. А сегодня половина луны.
- Серп, - поправила она.
Мужчина рассмеялся и сказал:
- Тем более.
Колин открыла окно и глубоко вдохнула. Ветерок доносил свежий влажный запах кукурузных полей. Вдалеке прогрохотал поезд.
Где-то петух возвестил рассвет на три часа раньше.
Прекрасная ночь, - подумала она. На мгновение ей стало интересно, думает ли незнакомец о мирных звуках и запахах. Она посмотрела на
него.
- Что случилось с моей машиной?
- Ремень вентилятора.
- Ремень вентилятора? Что это означает?
Он придвинул свое лицо ближе к ней.
- Это означает, юная леди, что вы правильно сделали, когда остановились.
- Почему? - спросила она, отворачиваясь от запаха перегара.
- Без ремня вентилятора далеко не уедешь, двигателю будет капут.
- Это так серьезно?
- Да, так серьезно.
- Что с ним случилось?
- Лопнул, наверное. С ними такое иногда случается. Я на всякий случай меняю свой каждые два года.
- Надо бы и мне так делать.
- Я рад, что вы этого не сделали, - сказал он и улыбнулся очаровательной, мальчишеской улыбкой, которая испугала Колин. – Мне не каждый вечер, - продолжил он, - везет столкнуться с девицей, находящейся в бедственном положении. Особенно с такой хорошенькой, как вы.
Она вытерла потные руки о юбку.
- Вы можете его отремонтировать?
- Автомобиль? Исключено. Разве что у вас есть запасной ремень вентилятора.
- И что мне делать?
- Позвольте подвезти вас до ближайшей станции техобслуживания. Или туда, куда вы захотите. Куда вас отвезти?
- Не думаю, что стоит соглашаться.
- Вам нельзя здесь оставаться.
- Ну...
- Глупо оставаться здесь такой красивой женщине. Не хочу вас пугать, но на этом участке дороги было несколько нападений.
- Я знаю, - сказала она.
- Не говоря уже об убийствах. И мужчин и женщин.
- Вы меня напугали, - oна нервно улыбнулась. - Я поеду с вами.
- Приятно это слышать.
Он протянул руку внутрь, разблокировал дверь и открыл ее для нее. Она выбралась из машины. Дверь закрылась с глухим стуком, прозвучавшим как окончательный аккорд.
- Вы живете далеко отсюда? – спросил он, взяв Колин за локоть холодными, крепкими пальцами и ведя ее к своей машине.
- Милях в тридцати, наверное.
- Так близко? Позвольте мне отвезти вас домой.
- Это было бы очень хорошо. Но я не хочу причинять вам хлопоты. Возможно, до ближайшей заправки...
- Никаких проблем. Тридцать миль – это пустяк, - oн остановился. Его пальцы сжались вокруг ее руки. - Думаю, я готов отвезти такую женщину, как вы, куда угодно.
Она увидела, как он улыбнулся, и поняла, что происходит.
- Отпустите меня, - сказала она, стараясь говорить спокойно.
Но он не отпустил. Он дернул ее за руку.
- Пожалуйста!
Он прижался своими губами к ее губам.
Колин закрыла глаза. Она снова начала вспоминать... телефон, который разбудил ее, долгий путь до кухни, грубый извиняющийся голос полицейского.
- Боюсь, на вашу сестру совершено нападение.
- Неужели она...?
- Она нас покинула.
Покинула. Забавная формулировка для полицейского.
Она прикусила губу незнакомца. Врезала лбом по носу. Затем ударила костяшками пальцев по горлу и почувствовала, как сдавливается трахея.
Потом побежала к своей машине.
Когда Колин через некоторое время вернулась к мужчине, он неподвижно лежал на дороге.
Став на колени рядом с ним, она подняла его руку и поискала пульс.
Его не было.
Она уронила руку, встала и тяжело вздохнула. Ветерок, дующий с кукурузных полей, доносил свежий и сладкий запах. Такой мирный.
И все же в этом аромате было что-то немного грустное, как будто кукурузные поля тоже скучали по Мэгги.
Колин подавила рыдание. Она взглянула на светящийся циферблат своих наручных часов.
Затем она согнулась под капотом с гаечным ключом и ремнем вентилятора и приступила к работе.
Она проделала ее меньше, чем шесть минут.
Неплохо.
Быстрее, чем когда-либо прежде.

Просмотров: 79 | Добавил: Grician | Теги: A Good Secret Place, 100 Tiny Tales of Terror, Гена Крокодилов, рассказы, Dreadful Tales, Ричард Лаймон | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Бездомный Дэйв по кличке «Гадкий», считает мусорную свалку своим домом и не позволит какому-то городскому проныре её отобрать....

В ночь перед Хеллоуином по американским хайвеям проносится черная машина. В черной машине сидят жуткие монахини, в огромными зубами и вывернутыми наизнанку суставами...

Группа туристов, спускаясь по Амазонке с целью порыбачить на пиранью, натыкаются на полузатонувшую лодку вокруг которой плавают полуразложившиеся рыбы......

Девушка-студентка не хочет жить в кампусе и подыскивает недорогое жилье поблизости от университета. Ей удается снять небольшую квартирку в обшарпанном многоэтажном доме. В соведней квартире, за стенко...

Всего комментариев: 0
avatar