Авторы




Все начинается как в сказке... Жила была тринадцатилетняя храбрая девочка Шарлота, считающая себя пацанкой, исследователем неизвестных территорий, молодым детективом и борцом за справедливость и был у нее велосипед — жеребец по кличке Спиди и невидимый друг Герман. И вот эта "троица" однажды на пустынной дороге встречает двух хулиганов подростков и тут сказочка становится очень мрачной, кровавой и исключительно для взрослых...





Шарлотте, которую все называли Чарли, было тринадцать лет, и она была очень храброй девочкой, считавшей себя сорванцом. Она также считала себя исследователем неизведанных территорий, подростковым детективом и борцом с несправедливостью. Свой велосипед она считала жеребцом по кличке Спиди (Быстрый), и думала, что у нее есть невидимый друг по имени Герман, который повсюду сопровождает ее и который, несмотря ни на что, убережет ее от беды.
У нее было очень богатое воображение.
Но она не была полностью оторванной от реальности.
Она узнала, что такое неприятности, испытав их на себе.
Услышав мчавшуюся сзади машину, она съехала на обочину. Она вздрогнула, когда та пронеслась мимо, ревя двигателем, с включенным радио, а парень крикнул из пассажирского окна:
- Отсоси!
Машина, старый синий "Mустанг", пролетела мимо нее так быстро, что она не успела разглядеть, кто был внутри.
Пара подонков, - в этом Чарли была уверена.
Ее левая рука отпустила руль Спиди.
Она ткнула в полуденное небо поднятым прямым средним пальцем.
Впереди нее затормозила машина.
Вот тогда-то она и поняла, что попала в беду.
Она пробормотала:
- О-о, - резко остановилась и зацепилась ногами за тротуар.
Держа Спиди между ног, она оглянулась через плечо.
Дорога представляла собой залитую солнцем мостовую, окаймленную ярко-зеленым лесом. Сзади до поворота, ее полосы были пусты.
Она посмотрела вперед. Единственной машиной в этом направлении был "Mустанг".
Он начал медленно двигаться задним ходом.
- Черт, - пробормотала она. - Вот я и доигралась.
Она огляделась по сторонам, словно проверяя лес на наличие пути к отступлению. Затем она повернулась лицом к "Mустангу".
Примерно в двадцати футах перед ней он остановился. Двери открылись, и оттуда вышли двое молодых людей. Благодаря школе, церкви, оркестру, хору и команде по софтболу, а также ее постоянным поездкам по местечку Мейплвуд и его окрестностям, Чарли знала почти всех, кто жил поблизости. Эти парни были ей незнакомы.
Они были в возрасте выпускников средней школы. Оба одеты в футболки, синие джинсы и ковбойские сапоги. Водитель был тощим и неприятным. Во рту торчала незажженная сигарета. Пассажир был толстым и противным. Он что-то жевал.
Они остановились позади "Mустанга". Оба уставились на Чарли. Затем ухмыльнулись друг другу.
- Вы только посмотрите, кто тут у нас.
Тощий щелкнул зажигалкой и прикурил.
- Привет, ребята, - сказала Чарли. - В чем дело?
- В тебе, - сказал толстяк.
Его голос звучал невнятно из-за того, что он жевал.
- Предположим, что это остроумно, - сказала она.
- Что ты делаешь на нашей дороге? - спросил тощий.
- Это не ваша дорога. Это общественная дорога, на самом деле - государственное шоссе 63, и я имею полное право им пользоваться.
- Неправильно.
- Совершенно неправильно, - добавил толстяк.
Чарли снова оглянулась через плечо.
- Кого ты там высматриваешь? - спросил тощий. - Джона Уэйна?
- Не катит, - сказал толстяк.
- Седьмую кавалерийскую?
- Не катит.
- Бэтмена?
- Не катит.
- Я никого не высматриваю, - сказала Чарли.
- Вполне возможно, - сказал тощий, - что твой приятель тебя обманул.
- И теперь, ты по уши в дерьме, - сказал толстяк, - а мы - и есть дерьмо.
- Заткнись, Том, - сказал тощий.
Том нахмурился, как ребенок, которого отчитал отец. Затем он начал глотать то, что жевал. Глотание потребовало больших усилий.
Пока он этим занимался, Чарли сказала:
- Послушайте, мне жаль, что я вывела вас из себя, ребята. Я имею в виду, не то, что вы вроде как этого не ожидали. Во всяком случае, Том. Это не совсем прилично - кричать такое. Я имею в виду, отсоси? Это действительно очень грубо так сказать совершенно незнакомому человеку. Вот я и не сдержалась. Но мне очень жаль. Хорошо?
- Хорошо, - сказал тощий.
Но они не развернулись и не направились к своей машине. Они просто оставались на месте и продолжали смотреть на нее.
- Теперь я могу ехать? - спросила Чарли.
- Как тебя зовут? - спросил худой.
- Зачем тебе это?
Он швырнул в нее сигаретой. Она вздрогнула. Прежде чем она успела увернуться, тлеющий кончик мягко ударился о ее розовую футболку, чуть ниже плеча. От него остался кружок пепла размером с ластик на карандаше. Когда сигарета упала, она смахнула серую точку и сказала:
- Хорошая работа. Черт. Очень мило.
- Как тебя зовут?
- Чарли.
- Это мужское имя, - сказал Том.
- Разве ты мальчик? - спросил другой.
- Она не мальчик, - сказал Том.
- Я могу ехать? - спросила она тощего. Казалось, он был главным. - Пожалуйста.
- Скажи: Пожалуйста, очень прошу.
- Пожалуйста, очень прошу.
Внезапно на лице Тома появилось настойчивое, счастливое выражение. Он наклонился ближе к своему другу, приложил ладонь ко рту, как будто боялся, что Чарли может читать по губам, и что-то прошептал. В конце своего сообщения он повернулся к ней лицом, скрестил руки на своей огромной груди и ухмыльнулся.
Другой сказал:
- Том хочет, чтобы ты задрала рубашку.
Несколько секунд Чарли просто стояла, глядя на них и придерживая свой велосипед. Затем она сказала:
- Пусть Том дунет в свой казу.
Улыбка исчезла с лица Тома.
- Заставь ее сделать это, Билл.
- Если ты это сделаешь, - сказал Билл, - может быть, мы тебя отпустим.
Она покачала головой.
- Я должна предупредить вас, ребята, что вам лучше отпустить меня, или вы очень-очень пожалеете.
- Просто сделай, что мы...
- Нет! - внезапно выпалила она. - А теперь уезжайте и оставьте меня в покое!
- Все, что мы хотим, так это немного посмотреть на твои сиськи. Что тут такого?
- Может, она их стыдится, - сказал Том. - Учитывая, что они такие малюсенькие.
- Вам лучше просто убраться отсюда.
Она снова оглянулась через плечо.
- Никто не едет, - заметил Билл. - Пока нет. А если вдруг случайно и появится машина, это не принесет тебе никакой пользы. Никто тебе не поможет.
- Я вас предупреждаю. Возвращайтесь в свою машину и уезжайте! Вы можете подумать, что мы здесь одни, но вы ошибаетесь. Видите, что это за велосипед?
- И что дальше? - спросил Билл.
- Это велосипед, рассчитанный на двоих.
- Ну и что?
- О чем это тебе говорит? - спросила она.
- Что ты какая-то ебаная дура, - сказал толстый Том и ухмыльнулся. - Только ненормальная ездит одна на таком велосипеде.
- Это потому, что я не одна.
- Это точно, - сказал Том.
- Со мной Герман.
- Да, точно.
- Герман? - спросил Билл.
- Он мой лучший друг. И он такой большой и сильный, что ты не поверишь. По сравнению с ним Арнольд Шварценеггер выглядит пигмеем.
Билл и Том улыбнулись друг другу.
- Я боюсь, - сказал Билл. - А ты?
- Я в ужасе, - сказал Том. Он поднял раскрытые ладони, пошевелил пальцами и сказал: - О-о-о-о, мне так страшно! Посмотри на меня! Я трясусь!
Худой Билл не выглядел таким забавным. Он спросил:
- Как зовут твою подругу? Хелен?
- Герман.
- И вы, типа, вместе ездите на этом двухместном велике?
- Верно.
- Но, блин, я его не вижу.
Том разразился смехом. Его огромный живот трясся и колыхался. Он пару раз хлопнул Билла по спине.
- Прекрати, - сказал ему Билл. Обращаясь к Чарли, он спросил: - И какого он роста, этот твой Герман?
- Он очень высокий. Почти семь футов.
- Действительно высокий. Так почему же я его не вижу?
- Потому что.
- О, потому что, - oн взглянул на Тома. - Это все объясняет.
Том еще немного посмеялся, но убрал руку со спины Билла.
- Его никто не может видеть, - объяснила Чарли.
- О, я понимаю. Ты хочешь сказать, что он - невидимка.
- Правильно.
- Теперь я действительно напуган.
- Я так боюсь, что сейчас обосрусь! - выпалил Том, пританцовывая, как будто пытался сдержаться.
- Тебе не будет так весело, если ты попытаешься со мной что-нибудь сделать. Он разорвет вас на куски.
- Неужели? - Билл посмотрел на Тома. - Подожди, я с ним разберусь, - затем он вышел вперед, с важным видом прошел мимо Чарли и остановился рядом со вторым рулем. Она повернулась, чтобы посмотреть на него. - Хорошо, Герман, покажи, на что ты способен.
Он выпятил подбородок.
- Германа там нет, - сказала Чарли.
Глядя на нее, Билл приподнял брови.
- Неужели? Ты ведь не разыгрываешь меня, правда? - oн протянул руку и похлопал по кожаному сиденью. - Ты права. Черт! А я с таким нетерпением ждал встречи с ним.
- Я тоже, - сказал Том.
- Итак, где же твой Герман?
- Он слез, когда мы остановились.
- Ты хочешь сказать, что он был здесь, а теперь его нет?
- Верно.
- И где он сейчас?
- Достаточно близко, чтобы позаботиться о вас, ребята, если вы не оставите меня в покое.
- Откуда ты знаешь? - спросил Том. - Ты же не можешь его видеть?
Он казался довольным, как будто перехитрил ее.
- Я просто знаю, - сказала Чарли. - Он прямо здесь и ждет, когда вы, ребята, попробуете что-нибудь учудить, а потом он вас так отметелит, что вы не поверите.
Билл медленно покачал головой из стороны в сторону.
- Разве ты не достаточно взрослая, чтобы иметь воображаемого друга?
- Он не воображаемый.
Позади нее Том сказал:
- Спорим, что это Снаффлупагус.
Она повернулась к Тому и сказала:
- Его зовут Герман.
- Точно.
- И он разорвет нас на части, если мы будем приставать к тебе?
Она снова повернулась к Биллу.
- Ты прав. Он не просто мой лучший друг, он - мой телохранитель. И вам лучше отпустить меня прямо сейчас. Мне нужно только подать ему знак, и...
- Ну, так сделай это, - сказал Билл.
- Не заставляй меня. Ты пожалеешь об этом. Я тебя предупреждаю. Вам лучше просто уехать...
Билл ударил ее в левое плечо. Удар развернул ее и отбросил назад. Она ахнула и попыталась соскочить с велосипеда. Седло зацепилось сзади за ее левое бедро. Вскрикнув и взмахнув руками, она шлепнулась на мостовую. Велосипед рухнул ей на правую ногу.
Она крикнула:
- Ой!
- О-о-о, неудачное падение, - сказал Билл.
Он обошел велосипед, схватил Чарли за руку и оттащил ее в сторону. Затем он поднял ее на ноги.
- Избавься от велосипеда, - сказал он Тому.
- Не смей! - рявкнула Чарли. - Оставь его в покое, ты, большой бык!
- Пошла ты, детка.
- Тебе он не понадобится, - сказал ей Билл.
- Что мне с ним сделать? - спросил Том.
- Укати его в лес. Брось где-нибудь. Чтобы никто не мог увидеть его с дороги.
- Понял.
Том подтянул спадающие джинсы, затем наклонился и поставил велосипед на колеса. Держась за передний руль, он быстро покатил его к краю дороги и в лес.
Чарли смотрела ему вслед.
Когда он скрылся из виду, она попыталась вырваться из хватки Билла.
- Перестань, - предупредил он.
Она лягнула его в голень.
Он сбил ее с ног.
Она все еще лежала на спине и стонала, когда вернулся Том, спрятав велосипед.
- Что ты с ней сделал? - спросил Том.
- Дал в морду.
Том нахмурился.
- Ты не должен заниматься такими вещами, когда я этого не вижу.
- Не волнуйся, ты не многое пропустил. Вот что, я отгоню машину с дороги, а ты останься с ней. Можешь отвести ее вон туда, к деревьям.
- О, замечательно.
Он пару раз хлопнул в ладоши, затем направился к Чарли, в то время как Билл вернулся к "Mустангу".
Остановившись у бедра Чарли, Том уставился на нее.
- У тебя есть парень? - спросил он.
- Может быть.
- Что? Так есть или нет? - oн ткнул ее носком ковбойского сапога.
- Наверное, Герман. Но...
Он лягнул ее.
- Не засирай мне мозги Германом. Я имею в виду настоящего парня.
- Герман настоящий, - пробормотала она.
- Да, уж.
- Так и есть. И вы, ребята, пожалеете, что вообще родились, когда он с вами разделается.
- Конечно.
- Он прямо за тобой! - выпалила Чарли.
Том оглянулся.
Чарли перевернулась с боку на живот. Когда она попыталась встать, Том наступил ей на спину. Его ботинок швырнул ее на асфальтовое покрытие. Она выдохнула со свистом.
- Думаешь, я идиот? - спросил Том.
Склонившись над ней, он схватил ее за ворот футболки и пояс на шортах и поднял с земли. Футболка растянулась и порвалась, но плечи выдержали. От шорт оторвалась верхняя пуговица. Молния немного соскользнула вниз, когда он нес ее в лес.
Принеся ее на место, Том отпустил футболку и обеими руками вытряхнул Чарли из шорт. Она упала головой вперед, приземлившись на руки.
На четвереньках она рванулась вперед.
И остановилась, когда Том потянул за эластичный пояс ее трусиков.
- Ты никуда не уйдешь.
- Оставь меня в покое! - выпалила она, задыхаясь.
Он натянул резинку и отпустил ее. Та щелкнула ее по ягодицам. Он рассмеялся.
Услышав звук торопливых шагов по сухим сосновым иглам, Чарли подняла голову и увидела Билла, вышедшего на поляну.
Приблизившись, он стянул с себя футболку. Его джинсы висели очень низко. Латунная пряжка ремня была похожа на череп. Справа на ремне висел нож в коричневых кожаных ножнах. Чарли не замечала ножа раньше.
Он был очень худым, костлявым и белым. Выглядел так, словно никогда не бывал на солнце без рубашки. Посередине груди, прямо между сосками, выделялось скопление ярко-красных прыщей.
- Давай посмотрим, что у нас есть, - сказал он Тому.
Широкое маслянистое лицо Тома ухмыльнулось. Он шагнул за спину Чарли и просунул пальцы под обвисшие плечи ее футболки.
- Не надо, - сказала она дрожащим голосом. - Я тебя предупреждаю.
Он дернул за футболку, растянул и разорвал ее. Когда он стянул ее до лодыжек, она схватилась за грудь и крикнула:
- Герман!
Билл со странной улыбкой ей помог:
- Г-е-е-е-р-м-а-а-а-н! - позвал он мелодичным голосом. Эй, Г-е-е-е-р-м-а-а-а-н! Где ты-ы-ы? Ты ну-у-у-жен Чарли.
Том, все еще стоя у нее за спиной, стянул с нее трусики. Он провел языком по ее ягодицам, и она крикнула:
- Помогите!
- Можно, я буду первым? - спросил Том.
- Ни в коем случае.
- Эй, да брось. Ты всегда снимаешь сливки.
- Это потому, что после тебя они уже никуда не годятся. Просто подержи ее для меня.
- Да, да, да. Держу.
Чарли стояла напряженная и дрожащая, сжав ноги, обхватив руками груди, в то время как Билл вытащил нож из ножен и зажал его между зубами. Рукоятка ножа была обмотана черной изолентой. Лезвие, длиной не менее пяти дюймов, было обоюдоострым.
Освободив руки, Билл расстегнул пряжку с черепом и молнию джинсов.
На нем не было никакого нижнего белья.
Чарли быстро отвела взгляд.
Затем руки Тома появились из-за ее спины. Они схватили ее за запястья и заставили поднять руки. Он поднимал их до тех пор, пока у нее заболели плечи, и ей пришлось встать на цыпочки.
Она чувствовала сзади его выпуклый живот.
С голой, горячей и скользкой кожей.
Перед ней Билл закончил снимать ботинки и джинсы. Затем он шагнул к ней, ухмыляясь за рукояткой ножа в зубах.
- Отойди от меня, - выпалила она.
Он вынул нож изо рта.
Чарли покачала головой.
Он прикоснулся кончиком ножа к нижней части ее подбородка, затем слегка провел им по шее и по бокам.
- Пожалуйста, - пробормотала она.
- Пожалуйста? Кому ты это говоришь? - спросил он. - Мне или своему другу Герману?
- Не делай мне больно.
- Думаю, старина Герми бросил ее, - сказал Том и прижался животом к ее спине.
- Куда катится мир, - сказал Билл, - если нельзя рассчитывать на помощь невидимых друзей в трудную минуту? Печально.
- Не надо, - сказала она. - Пожалуйста.
Стиснув зубы, она смотрела, как нож чертит линию на ее левой груди. Она дернулась, когда нож задел кончик соска. Ярко-красная капелька крови расцвела, а затем исчезла.
Исчезла во рту Билла.
Он лизал. Он сосал. Он застонал и стал сосать сильнее, втягивая ее маленькую грудь глубоко в рот, а в это время его правая рука поднялась и всадила все пять дюймов лезвия в его правый глаз.
От удара его голова откинулась назад.
Грудь Чарли выскочила у него изо рта.
Позади нее толстый Том издал странный, пронзительный смешок, решив, что его приятель проделывает какой-то странный трюк с ножом.
- Эй, - сказал он.
Билл ничего не ответил. С открытым ртом он отступил на два шага назад, на три... с обмотанной черной изолентой рукояткой ножа, торчащей из глаза.
- Что ты делаешь? - спросил Том.
Билл упал навзничь. Пока он лежал, корчась на земле, Том отпустил запястья Чарли и обхватил ее рукой за шею. Он крепко прижал ее к себе, его живот заставил ее выгнуть спину, его подбородок оказался над ее левым ухом.
- Пиздец! - выдохнул он. - Билл? Какого хуя? Билл? Зачем ты это сделал?
Билл, больше не дергаясь, ответил громким влажным пердящим звуком.
- Блядь!
Нож начал подниматься. Его лезвие скользило вверх, медленно вытягиваясь из кровавого месива в глазнице Билла.
- Эй, постой, - сказал Том.
Нож вышел до конца. Он неподвижно застыл над лицом Билла. Кровь, стекавшая с лезвия, мягко плескалась в глазнице.
- Эй, постой, блядь.
- Герман, - простонала Чарли.
- Ни в коем случае. Нет. Чушь собачья.
- Отпусти... меня...
Нож медленно взлетал. Все выше и выше, как будто его предлагали кому-то на ветке дерева над телом Билла.
Том начал отступать, все еще сжимая шею Чарли.
Его живот толкнул ее в спину, приподняв над землей. Она начала задыхаться.
В восьми или девяти футах над лицом Билла подъем ножа прекратился.
Том тянул Чарли назад. Она брыкалась, размахивала руками и задыхалась.
Нож полетел в нее.
Или в Тома.
Клинок кувыркался в воздухе, разбрасывая мелкие брызги крови.
Послышался глухой удар совсем рядом с Чарли.
Том сказал:
- Ай!
Его рука резко дернула ее за шею. Он упал назад.
Чарли последовала за ним, оседлав мягкий холм его живота. Тот просел, когда она на него приземлилась. Из него вырвался воздух.
Все еще с задранными вверх ногами, Чарли убрала руку от своей шеи. Затем она резко оттолкнулась от тела. Отползла в сторону, вскочила на ноги и обернулась.
На лбу Тома, там, где должен бы торчать нож, появилась красная отметина размером с четвертак.
Размером с тыльную часть рукоятки ножа.
Задыхаясь, Чарли потерла горло и поморщилась. Она шагнула ближе к Тому.
Его большой белый живот двигался вверх-вниз в такт дыханию.
Глаза были закрыты.
Он все еще был в ботинках, но джинсы были спущены до голеней. Он был очень белым и бугристым и был похож на чучело, сделанное из хлебного теста, смазанного маслом.
Она взглянула на его штуку. Сморщив нос, она быстро отвернулась.
- Герман? - позвала она.
- Я.
Голос раздался прямо перед Чарли, но выше ее головы.
- Спасибо, - сказала она.
- Рад был помочь.
- Но, блин, ты определенно не торопился.
- Что ж... Лучше поздно, чем никогда. Верно?
Она покачала головой.
- Ты позволил им причинить мне боль.
- Я знаю. Мне ужасно жаль. Правда.
- Почему ты их не остановил, черт возьми?
Герман не ответил.
- Ты же видел, как тот парень ударил меня?
- Да.
- Почему ты не уничтожил его прямо тогда?
- Я... Полагаю, мне было любопытно.
- Любопытно? Что значит "любопытно"?
- Я хотел посмотреть, что у них на уме.
- Боже, разве это не было очевидно? Я имею в виду, к тому времени, как толстяк раздел меня, это должно было быть довольно...
- Боюсь, я был... несколько захвачен происходящим.
- Ты что?
Он колебался несколько секунд, затем сказал:
- Я... хотел посмотреть.
- Посмотреть?
- Боюсь, что да.
- О, разве это не замечательно. Я думала, ты джентльмен.
- Знаю. Мне жаль. О, Чарли. Я и был им... Я никогда не шпионил за тобой. Я всегда выходил из комнаты, когда тебе... требовалось уединение. Но... Я не знаю. Мне так жаль. Дело в том, что ты уже не тот ребенок, каким была раньше, и я боюсь, что мне... мне следовало вмешаться гораздо раньше. Я это знаю. Я просто не мог себя заставить... Ты такая красивая, Чарли.
- Вот блин.
- Ты меня ненавидишь?
Она нахмурилась.
- Нет. Не будь глупцом. Я никогда не смогу возненавидеть тебя. Но... ты позволил тому парню на самом деле... порезать меня, - oна коснулась маленькой щели на соске и показала Герману кровь на кончике пальца. - Видишь?
- Да, вижу. Сможешь ли ты... простишь ли меня?
Она слизнула кровь с пальца.
- Может быть.
- Пожалуйста, Чарли.
- Поцелуй его, чтобы он выздоровел, - сказала она.
Герман заколебался. Затем он пробормотал:
- Хорошо.
От прикосновения его губ у Чарли перехватило дыхание. Кровь размазалась по груди. Сосок начал растягиваться. Трепеща, она застонала. Она нашла плечи Германа, обняла их, и ее бросило в дрожь.
Его рот оторвался от ее груди.
- Ну как? - спросил он.
И она увидела, как шевельнулись его губы. Призрачные губы, испачканные ее кровью.
- Вторую, - сказала она.
- Но она не порезана.
- Неважно.
Когда он закончил, она задыхалась и едва держалась на ногах. Она вцепилась в его плечи.
- Я хочу увидеть тебя, - выдохнула она. - Я хочу увидеть, как ты выглядишь.
- Мы это уже проходили, Чарли.
- Знаю, знаю. Ты голый... это неприлично. Хотя... вряд ли это проблема, правда? Я имею в виду, ты позволил этим парням раздеть меня. Это будет справедливо... И в любом случае, я люблю тебя.
- Любишь?
- Да. Конечно. Но я должна тебя увидеть. Я никогда тебя не видела.
- Полагаю, мы могли бы отправиться домой и немного накраситься.
- Нет, сейчас. Я должна увидеть тебя прямо сейчас.
- А. Но я не понимаю, как...
- Нож, - выдохнула она.
- Что?
- Где он?
Она отпустила его плечи и обернулась. Она взглянула на Тома, лежащего на спине. Отметина на его голове превратилась в багровую шишку. Его глаза по-прежнему были закрыты. Она осмотрела лесную подстилку за его головой, затем выпалила:
- Вот он, - oна подбежала, присела и подняла нож.
Затем поспешила обратно к Тому.
Он открыл глаза, когда она опустилась на колени над его головой.
Открыл их очень широко.
- Сюда, Герман, - сказала она. - Быстрее.
- Привет, - сказал Том, его голос дрожал.
- Ну, привет, - сказала она ему.
Его живот раздался вширь, когда Герман сел на него.
Том поднял голову от земли, как будто надеялся увидеть, кто на нем сидит. С его жирного красного лица капал пот... и, может быть, несколько слезинок. Он пронзительно захныкал.
- Очень хорошо, - сказала Чарли. - Ты просто сиди, милый. Я сама все сделаю.
Том завизжал, когда она перерезала ему горло.
Кровь хлынула фонтаном.
Чарли отбросила нож. Она стала брызгать на Германа кровью. Затем сама наклонилась к струе, схватила Германа за забрызганные кровью плечи и притянула к себе. Обвила его руками.
Кровь залила его лицо.
Покрыла его.
Капала с него.
Она поцеловала его скользкие губы.
Он весь был скользким - большой, нежный и очень скользкий - когда они свалились с тела Тома, катались по траве, боролись, целовались и занимались любовью на залитой солнцем поляне.
Вскоре от крови у них начался зуд. Они вылизали друг друга дочиста.
Потом легли бок о бок на траву.
Через некоторое время Чарли сказала:
- Мне не нравится, что я не могу тебя видеть. Раньше я думала, что это здорово, но теперь... Боже, почему ты должен быть невидимым? Это несправедливо. Я не могу смотреть на тебя.
- В этом есть свои преимущества, - отметил Герман.
- Думаю, да, но... Я знаю, что мы можем попробовать накрасить тебя и все такое. Разрисовать тебя, - oна сморщила нос. - Но это не одно и то же. Я действительно хочу увидеть тебя. Увидеть, как ты будешь выглядеть... если станешь как настоящий?
- Я настоящий, Чарли.
- Я знаю, но... Я имею в виду настоящую плоть и кровь. С кожей. Как ты будешь выглядеть, если у тебя будет кожа, как у... Эй! У меня идея!
Она похлопала его по плечу, затем повернулась и поползла к ножу.
- Подожди, Чарли.
- Нет, это будет круто.
- Мне будет жарко. И неприятно.
- О, не будь таким занудой. Это будет замечательно.
Герман застонал.
- Кроме того, я крупнее Тома. Он не подойдет.
- Эй, их двое, а ты один. Кожи будет много, может, даже на шляпу останется.

Просмотров: 90 | Добавил: Grician | Теги: рассказы, #25, Dreadful Tales, Ричард Лаймон, Гена Крокодилов, Cemetery Dance | Рейтинг: 4.7/3

Читайте также

Он любит приводить в квартиру молодых парней... и купаться в их внутренностях......

Странное желание внезапно охватывает главного героя этого рассказа. Он крадет трусики своей соседки, закапывает их в лесу и поливает при свете луны, не подозревая о том, что вскоре они прорастут. Позж...

В мире воцарился хаос. Социальные и экономические потрясения, безудержный терроризм и ядерные удары превратили Землю в огромную пустошь....

Что будет если на новогодние торжества к вам в гости придет парочка, подозрительно напоминающая Джокера и Харли Куинн....

Всего комментариев: 0
avatar