Авторы



Тед Каллман фанат старых классических ужастиков категории «Б» и в частности актрисы Фаун Хейл, которая в свое время была звездой этих фильмов. И вот он наконец решается навестить объект своих сексуальных грез...






Изображение на экране было черно-белым, зернистым, со слишком большим количеством пропаданий. Звук был плохим, резким и скрипучим. Музыка была еще хуже. Слишком мелодраматичная. Действие происходило где-то в горах Калифорнии; много валунов, сухой травы и кустарника.
Тед Каллман голый лежал на полноразмерной кровати, его глаза были прикованы к девятнадцатидюймовому телевизору. Пейзаж был ничем не примечателен; фон для бесчисленных малобюджетных фильмов пятидесятых и шестидесятых годов. Единственная отличительная черта старого фильма появилась мгновением позже, когда он обогнул валун и пошел вверх по пыльной горной тропе.
Тед погрузился в подушки за спиной, словно в кабину реактивного истребителя. Теперь он все контролировал. Рука, лежавшая на его животе, поползла к паху. Вскоре он, поглаживая, сжимал свой член в кулаке. Он уже был возбужден.
Появившаяся на экране женщина была настоящей красавицей. Среднего роста, но заметно пышная, грудь распухла за тканью клетчатой блузки. Она была платиновой блондинкой, во многом в стиле Мэрилин Монро или Джейн Мэнсфилд. Ее красивое лицо было частично скрыто из-за слишком большого количества губной помады и частично из-за пары солнцезащитных очков в белой оправе, примерно 1956 года. Тед изучал нижнюю часть женщины; расклешенные бедра в обтягивающих белых брюках, длинные стройные ноги и крошечные ступни в простых сандалиях.
Женщина на экране шла по уединенной тропинке, ее бедра раскачивались, как маятник, а нежная челюсть касалась капельки мятной жевательной резинки "Ригли". Рука Теда оживилась, когда за кадром раздался приглушенный рев, заставивший женщину закружиться. Ужасно выглядящее болотное чудовище - весь болтающийся латекс и выпуклые глаза-теннисные мячики - неуклюже спрыгнуло с соседнего валуна, угрожающе вытягивая толстые руки.
Это было тогда, когда Тед закрыл глаза и позволил своему воображению взять верх. Пока его рука двигалась на автопилоте, он воображал себя шаркающим существом. Но в его чудовищных глазах не было угрозы, только желание; желание, разделяемое женщиной, с которой он столкнулся. За считанные секунды его когти разорвали ее блузку и бюстгальтер, отбрасывая клочья ткани и резинки, пока он не обнажил ее грудь. Розовые и твердые соски вызывающе торчали. Она потянулась к нему, и вскоре они оказались на песчаной земле. Его когти снова принялись за работу, цепляясь за тугую ткань, легко ее раздирая. Она лежала под ним, теперь полностью обнаженная. Они жадно обнимались - слияние человеческой и чужой плоти. Тед почувствовал свой животный член прямо из его чресл. Женщина жадно корчилась возле него, затем он оказался там, окруженный теплой влажностью.
Тед почувствовал, что быстро приближается к краю. Он открыл глаза. Прекрасное лицо блондинки заполнило экран, как он и ожидал. Ее солнцезащитные очки перекосились, и один глаз смотрел прямо в камеру. Затем эти сочные губы приоткрылись, и пронзительный крик вырвался из ее горла. Но в ушах Теда это был не крик ужаса, как он хотел. Вместо этого это был крик безудержного экстаза.
Удовольствие пронзило его, взорвавшись у основания позвоночника, отчего его бедра слегка дернулись. Потом, секундой позже, все было кончено. Сцена изменилась. Тед наблюдал, как ученый, курящий трубку, объяснял теорию эволюции, придуманную сценаристом, в то время, как пенис Теда сморщился на его ладони.
Тед остановил видеомагнитофон с помощью пульта дистанционного управления, в то время, как его другая рука вытащила салфетку из коробки и впитала сок его страсти. Когда силы вернулись к его ногам, он спрыгнул с кровати мотеля и вошел в ванную. Он швырнул влажную салфетку в унитаз, затем включил душ и вошел.
Принимая ванну, он улыбался сам себе, вспоминая крик светловолосой жертвы монстра. Никто не мог преодолеть уровень децибел так, как Фаун Хейл. О, многие пытались, но никто не превзошел... по крайней мере, по мнению Теда.
Хорошо известная и ценимая поклонниками ужасов и фантастического кино, особенно дешёвых фильмов пятидесятых и шестидесятых, большинство считало Фаун главной королевой крика той эпохи, во многом так же, как Бетти Пейдж стала культовой фавориткой в мире ностальгических кинозвезд. Были десятки других, некоторые даже красивее и пышнее, чем Фаун. Но ни у кого не было легких, которые были у нее. По чистому выражению ужаса и силе голоса актрисе не было равных. Тед вспомнил, как впервые услышал крик Фаун. Он присутствовал на ночном "Хэллоуинском марафоне страха" в захудалом театре за пределами университетского городка. Вопль Фаун перегрузил пару основных динамиков театра. Они лопнули со взрывом озона, неспособныe приспособиться к высокой частоте знаменитого крика Фаун.
Одна только мысль об этом снова возбудила Теда, но он проигнорировал импульс и закончил душ. В то утро ему было куда пойти - очень важное место. На самом деле это было настолько важно, что он проехал почти две тысячи миль, чтобы добраться туда.
Тед вытерся полотенцем и оделся. Он оставил свой чемодан, но отсоединил видеомагнитофон и взял его с собой. Он не хотел рисковать, что горничная заберёт его, когда придет убирать его комнату. Он также взял картонную обложку кассеты, которая все еще была в видеоплеере. Фильм был креативно назван "Проклятие болотного монстра" и содержал черно-белый снимок зверя во всей его малобюджетной красоте.
Он вышел на улицу и запер за собой дверь. Тед на секунду огляделся. Гостиница "Days Inn", в которой он остановился накануне вечером, находилась у съезда с федеральной автомагистрали 24, в самом центре Теннесси. Была только одна причина, по которой калифорнийский аспирант потратил свои весенние каникулы и отправился в путешествие по стране "Grand Ole Opry" и "Джека Дэниэлса", и эту причину можно было описать двумя словами.
Фаун Хейл.
Тед подошел к своей машине - отреставрированному "Мустангу" 69-го года выпуска - и открыл багажник. Он положил видеомагнитофон рядом с картонной коробкой, полной видеокассет. Все это были фильмов ужасов, на которых вырос Тед, - возмутительно плохая классика Эдварда Д. Вуда и Гершелла Гордона Льюиса. И в двух из трех из них была Фаун Хейл и ее леденящий кровь крик где-то между названием и финальными титрами.
Прежде чем закрыть чемодан, он взял копию "Filmfax", лежавшую на ящике. Это была статья в журнале о кино, которая подтолкнула его к путешествию на юг. В этой статьe рассказывалась история дюжины популярных королев крика, а в отрывке, посвященном Фаун, заложен ключ к тайне, которая тревожила Теда в течение нескольких лет. После того, как Хейл ушла из кино в 1968 году, она покинула Голливуд и, казалось, исчезла с лица земли. Но, согласно статье, Фаун вернулась в свой родной город Камберленд-Спрингс в центральном Теннесси.
Этот единственный лакомый кусочек информации стал откровением для Теда. Фаун почти стала для него навязчивой идеей, в последнее время проникая в его сексуальные фантазии. Он оклеил свою комнату в общежитии плакатами и глянцевыми фотографиями блондинки из B-Movie, в то время, как причудливые изображения наполнили мечты Теда о Фаун, соблазненной монстрами, с которыми она делила экран. Вскоре Тед вообразил себя в этих ярких костюмах из латекса и меха, вызывая у актрисы крики удовольствия, а не ужаса.
Прочитав статью, Тед не мог выбросить это из головы. Чем ближе весенние каникулы, тем больше раздражало знание о местонахождении Фаун. Наконец, мысль о поездке в Теннесси пришла ему в голову, застряв там, как заноза. Решение было принято в день его последнего урока. Он взял из банка семьсот долларов, собрал чемодан и видеомагнитофон и отправился в путь. Он знал, что это было глупо и противоречило его здравому смыслу, но он все же уеxaл. Теперь, три дня спустя, он был совсем недалеко от места назначения.
Тед закрыл багажник, забрав с собой журнал. Он забрался в ковшеобразное сиденье "Mустанга" и долго сидел там. Напротив главной дороги, на которой находились еще несколько мотелей, станция "Амоко" и "Макдональдс", был столб с двумя знаками. Верхний был направлен на запад и гласил: МАНЧЕСТЕР - 15 МИЛЬ. Тот, что внизу, указывал на восток и провозглашал: КАМБЕРЛЕНД-СПРИНГС - 7 МИЛЬ.
Ну, чего ты ждешь, Каллман? - подумал он, немного нервничая. - Ты зашел так далеко. Еще семь миль, и ты сможешь навсегда избавиться от этого.
Он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться, затем завел "Мустанг" и выехал на шоссе.

Город Камберленд-Спрингс вряд ли вообще можно было считать таковым. Он состоял только из церкви, почты и старинного универсального магазина с парой старинных бензоколонок перед входом. Несколько белых домов были разбросаны вокруг основных зданий, но это было примерно размером с маленькую деревушку.
Тед остановился у универсального магазина, который назывался "Торговля Руна", и купил себе на завтрак медовую булочку и "Доктора Пеппера". После того, как он заплатил за еду, он посмотрел на человека за кассой. Оскар Рун был долговязым мужчиной, лет шестидесяти, с густыми бровями и вечным хмурым взглядом на обветренном лице. Тед подумал, спросить у этого человека дорогу, решив, что это не повредит.
- Простите, но не могли бы вы сказать мне, как добраться до дома Хейлов?
Старик впился взглядом в толстого мальчика с лохматыми каштановыми волосами и в очках.
- Почему ботан, вроде тебя, хочет попасть туда? - спросил он.
Тед сначала не мог найти ответа. Он пожал плечами.
- У меня там просто дела, вот и все.
Старый любопытный ублюдок.
Рун выглядел так, будто откусил зеленую хурму. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но передумал.
- Поедешь по шоссе примерно полмили, пока не проедешь ферму Ноулз. Tы узнаешь это место. На крыше сарая написано "Узри Город Рока". Итак, сверни на следующем повороте, грунтовом участке под названием Гленхоллоу-роуд, и продолжай двигаться по нему три или четыре мили. Дом Хейлов - первый дом справа.
- Спасибо, - сказал Тед.
Он собрал свои покупки и прошел мимо тесных проходов с консервированными и галантерейными товарами, желая выбраться из темного магазина на солнечный свет. Он только один раз оглянулся и увидел, что старик как-то странно смотрит на него. Как будто он хотел что-то спросить у Теда... или, может быть, сказать ему что-то.
Он быстро проглотил медовую булочку с содовой. Затем он завел машину и направился дальше на восток, пытаясь сохранить в памяти направление Руна. Он без труда нашел ферму Ноулз и свернул на грунтовую дорогу, хотя не было видимых знаков, указывающих на то, что это Гленхоллоу.
Тед ехал по сельской дороге, сжимая и разжимая руль. День был прекрасным, и густой лес по обе стороны от него был зеленым и прохладным. Птицы в изобилии пели сверху, воздух был насыщен запахом жимолости, но это не успокаивало его измученные нервы. Он не чувствовал никакого контроля, который чувствовал ранее этим утром, когда мастурбировал под фильм о монстрах.
Это казалось вечностью, но он наконец добрался до первого дома на правой стороне Гленхоллоу-роуд. Тед припарковал "Мустанг" рядом с дренажной канавой, в сотне футов от строения. Это был простой двухэтажный фермерский дом, который выглядел так, как будто в течение десяти или двенадцати лет его не обрабатывали хорошей кровлей или покраской. Дом окружали высокие дубы, двор по колено зарос сорняками. На обочине дороги стоял единственный почтовый ящик с надписью: "ХЕЙЛ" на боку.
Именно в этот момент Тед Каллман задумался, что именно он там делает. Что именно он имел в виду, когда уезжал из Калифорнии? Неужели он приеxaл, чтобы сказать ей, насколько он ценит ее фильмы, и попросить у нее автограф? Или это было что-то большее, чем это? Тед думал о фантазиях, которым предавался в последнее время, но они касались прошлого Фаун Хейл. Женщине было около сорока, когда она вышла на пенсию. Теперь ей будет за шестьдесят, она получаeт социальное пособие и мочит зубы в стакане у кровати.
Эта мысль вызвала у Теда легкую тошноту. У него возникло внезапное желание развернуться на проселочной дороге, забрать свой чемодан из мотеля и отправиться домой. Но он знал, что если он сделает это, то всегда будет интересоваться Фаун и встречей, которую он прервал из-за паники. Он глубоко вздохнул и, вылезая из машины, направился к дому Хейлов.
Когда он пересекал некошеный двор, он задавался вопросом, живет ли там кто-нибудь вообще. Переднее крыльцо было завалено опавшими листьями, и многие окна дома были разбиты, особенно окна верхнего этажа. Ступеньки скрипели под его ногами, когда он приближался к входной двери, и за штормовой дверью он мог различить только темноту. С другой стороны экрана доносился запах затхлости и разложения; запах дома давно не проветривается.
Он нервно поднял кулак и постучал в дверной косяк.
Сначала он не думал, что кто-нибудь ответит. Затем из мрака появился силуэт.
- Я могу вам помочь? - спросил женский голос с мягким южным акцентом.
Тед уставился на женщину по ту сторону двери, и сначала сетка экрана вызвала тревожную иллюзию. На мгновение это было похоже на стоп-кадр зернистой черно-белой пленки. Cилуэт пышной блондинки без солнечных очков и одежды пятидесятых. Сходство было жутким, почти пугающим.
- Фаун? - выпалил Тед, хотя знал, что женщина не могла быть той, к которой он пришел.
Она была слишком молода; немного старше его, может быть, двадцать шесть или семь. И ее волосы были не платиновыми, а более естественного оттенка клубничного блонда. Но глаза и рoт были идентичны Фаун! Не было никакой ошибки, что онa произошлa из того же роскошного генофонда.
Девушка улыбнулась.
- Нет, но я - ее дочь, Лори, - сказала она. Мгновение она смотрела на него, ожидая. - Могу я чем-то помочь?
- Меня зовут Тед Каллман, - сказал он, все еще ошеломленный тем, насколько она похожа на Фаун. - Я большой поклонник вашей матери. Интересно, могу ли я поговорить с ней минутку, не будет ли это слишком большой проблемой?
Улыбка промелькнула на лице Лори, и она выглядела немного грустной.
- Мне очень жаль, но это невозможно.
- Пожалуйста, - сказал Тед, чувствуя, что что-то не так. - Всего пара минут, и я больше не буду ее беспокоить.
- Вы не понимаете, - сказала Лори Хейл. Она колебалась мгновение, ее глаза были полны боли. - Моя мать... она мертва. Она скончалась около года назад.
Теду показалось, что кто-то ударил его в живот.
- О, нет, - пробормотал он. - Но как?
- Рак, - сказала она ему.
Тед отступил на шаг с бледным лицом. На мгновение ему показалось, что он может потерять сознание.
Он услышал, как девушка отцепила сетку двери и открыла ее.
- С вами все в порядке? - обеспокоенно спросила она.
- Я... я не знаю, - честно сказал он. Несмотря на то, что Фаун Хейл умирала практически в каждом из представленных ею фильмов, Теду было трудно принять тот факт, что она на самом деле мертва в реальной жизни. - Могу я присесть где-нибудь на минутку?
- Конечно, - сказала Лори. - Заходите внутрь.
Тед принял ее приглашение и вскоре сидел на потертой кушетке в пыльной гостиной. Комната была обставлена антикварной мебелью, а на стенах чередовались старые семейные фотографии и глянцевые кадры размером восемь на десять, изображающие Фаун в расцвете сил, на большинстве из которых были видны ее зубы и миндалины.
Когда цвет лица вернулся к Теду, молодая женщина, казалось, немного расслабилась.
- Вы уверены, что с вами все в порядке?
- Ага, - ответил Тед. - Я был просто шокирован, вот и все.
- И разочарованы, - сказала Лори. - Я вижу это по вашему лицу. Откуда вы приехали, чтобы увидеть мою мать?
- Сан Диего.
- Калифорния? Неудивительно, что вы так расстроены, - oна направилась в соседний коридор. - Я пойду на кухню и принесу нам чего-нибудь выпить. Я только что приготовила кувшин холодного чая. Не возражаете?
У Теда пересохло в горле.
- Отлично.
Минуту спустя Лори вернулась с высоким стаканом холодного чая в каждой руке. Когда она вошла в комнату, Тед не мог не восхищаться фигурой девушки, одетой только в топ с короткими рукавами и пару джинсовых шорт. У нее было практически то же тело, что и у ее матери в молодости; идеально сформированная грудь, изящные бедра и длинные мускулистые ноги.
Лори, казалось, чувствовала его внимание, но не возражала. Она села рядом с Тедом и сунула ему в руку холодный стакан.
- Вот так, - oна наблюдала, как он проглотил несколько глотков чая. - Итак, вы были поклонником маминых работ?
- Да, - сказал Тед. Чай был на его вкус немного крепким, но, похоже, успокаивал его. - У меня есть все фильмы, в которыx она когда-либо снималась.
- Действительно? - спросила Лори, пораженная. - Даже "Демоны-Покорители с Марса"?
Тед рассмеялся. Он знал фильм, о котором она говорила. Это был ужасный научно-фантастический фильм, снятый с ограниченным бюджетом в две тысячи долларов, и в нем были представлены ужасающие спецэффекты, такие как зловещий робот, созданный из бочки с маслом, и увеличенная игуана, атакующая дрянную модель небольшого городка. Если в фильме и было что-то яркое, так это появление Фаун в образе ничего не подозревающей официантки, ставшей жертвой марсиан и их огромной ящерицы.
- О, у меня есть одна копия, - признал он.
- Это был один из моих любимых фильмов, - сказала Лори. Она улыбнулась. - Вы знаете, я очень благодарна вам за то, что вы пришли. Мама тоже оценила бы это.
- Мне просто жаль, что я не встретил ее, - сказал он.
Тед подумал о том, как он использовал актрису в своих подлых фантазиях, и внезапно ему стало стыдно.
- Ей было бы приятно поговорить с вами, - сказала ему Лори. - Ей нравилось говорить о своей карьере, - в глазах девушки появилось странное выражение. - Ну, по большей части.
Тед пил чай, и внезапно ему в голову пришел вопрос. Он подумал, стоит ли ему это спрашивать, но потом решил, что это безопасно.
- Лори, почему ваша мать ушла на пенсию? Я читал обо всем, что мог найти о ней, но мне так и не удалось выяснить причину.
Лори сначала избегала его взгляда.
- Произошел скандал.
- Скандал?
- Да, - продолжила она. - Это случилось во время ее последней картины "Ночь зомби в джунглях". Они закончили дневную съемку на месте возле национального парка Лос-Падрес. Было уже темно, и мама шла через лес обратно к своему трейлеру. Прежде чем она добралась до места, кто-то выскочил из тени и напал на нее, - Лори на мгновение остановилась. - Ее изнасиловали.
Тед не мог поверить в то, что слышал.
- Она знала, кто это был?
- Да, хотя она никогда никому не рассказывала. Это был один из актеров в картине. Парень по имени Тревор Холл.
- Тревор Холл, - повторил Тед.
Имя казалось знакомым, но Тед с трудом мог сопоставить его с лицом. В то время в индустрии были сотни битовых актеров, некоторые из них продержались всего пару картин.
Лори долго смотрела на Теда, настороженно. Затем она продолжила.
- После нападения мама узнала, что беременна. Она решила покинуть Голливуд и вернуться в этот дом, который когда-то принадлежал моим дедушке и бабушке. Она мечтала вернуться в Калифорнию и продолжить с того места, на котором остановилась, но так и не сделала это. Я родилась, и на этом все закончилось.
- О, я вижу, - Тед поднес чайный стакан к губам, но он казался ему странно тяжелым. - Знаетe, это не ваша винa, - заверил он ее. - Это тот придурок, Холл, облажался.
В глазах Лори внезапно вспыхнул гнев.
- Мой отец никогда не был таким плохим, как думают люди, - огрызнулась она. - Его просто... неправильно поняли.
Тед был удивлен. Он не мог понять этого, особенно учитывая то, что мужчина сделал с ее матерью. Тед так же не мог понять, почему он так устал. Он предположил, что долгая поездка его утомила.
Почти так же быстро, как ее гнев проявился, он ушел. Она улыбнулась, глядя на него так странно и внимательно.
- Вы не рассказали мне о себе, Тед, - сказала она. - Кем вы работаете?
Голова Теда поплыла. Его веки были тяжелее свинца, как будто они с трудом могли оставаться открытыми.
- Эээ... что вы сказали?
- Я спросила, чем вы зарабатываете на жизнь, - повторила она.
Ее улыбка была неподвижной и непоколебимой.
Теду пришлось немного подумать, прежде чем он смог ответить.
- Пока ничем, - сказал он. Его слова, казалось, текли медленно, как патока. - Я все еще учусь в колледже, - oн посмотрел на Лори. Двое из нее заколебались перед его глазами. - A чем вы занимаетесь? - мягко спросил он.
- Я снимаю фильмы, - сказала она.
Прежде чем он осознал это, Тед больше не мог сидеть. Он резко упал вперед и скатился с дивана на деревянный пол гостиной. Он взглянул на Лори, ожидая увидеть выражение тревоги на ее красивом лице. Но этого не было. Вместо этого было своеобразное удовлетворение.
- Я снимаю фильмы, - повторила она, как будто убедившись, что он слышал. - Прямо как моя мать, - eе улыбка стала немного шире, злобно изогнувшись. - И мой отец.
Затем ее лицо превратилось в размытое пятно и потемнело.

Тед был во сне. Одна из мечтаний, в которой снялась Фаун Хейл.
Он сидел на большой круглой кровати, которая, казалось, занимала всю комнату. Он был голый, если не считать очков. Даже тогда его зрение было немного туманным, как у камеры с фильтром мягкого фокуса.
Матрас немного прогнулся, когда к нему кто-то присоединился. Это была Фаун Хейл, тоже обнаженная, ее платиновые волосы блестели в резком свете лампы. На ней были солнцезащитные очки, которые она носила в "Проклятии болотного монстра", те, что были в белой оправе. Линзы были черными как смоль.
Не говоря ни слова, она подползла к нему через кровать с хищной кошачьей грацией. Он застонал, когда она подползла к нему, и ее плоть коснулась его. Крошечная улыбка появилась на ее губах, когда она пересекла его живот и взобралась на его бедра. Тед уставился на эти чудесные груди. Они смотрели на него в ответ, ошеломляя его, как глаза Свенгали.
Фаун промурлыкала глубоко в горле, затем опустилась. Тед застонал. Они легко соединились.
Красавица с платиновыми волосами, казалось, ехала на нем вечно, ее голова была запрокинута, ее огромные груди подпрыгивали в такт ритму. Тед обнаружил, что бессилен. Он просто лежал и позволял всему идти своим чередом.
В конце концов Фаун больше не могла сдерживать себя. Ее бедра сжались вокруг его талии, и ее темп ускорился. Тед тоже почувствовал, что у него начинается оргазм. Нарастающее удовольствие в паху, казалось, немного прояснило его голову, и вялое, тяжелое чувство исчезло.
Именно тогда он увидел черный объект в дальнем конце кровати. Это была видеокамера на штативе. Нацелена прямо на него и Фаун.
Тед вспомнил кое-что, что сказала ему Лори. Я снимаю фильмы.
Внезапно он понял, что это не сон.
И было еще кое-что. То, что он раньше не мог вспомнить. Тревор Холл. Он знал, кем он был сейчас. Холл был не совсем актером, он был каскадером. Неповоротливый каскадер, достаточно большой, чтобы сыграть убедительного монстра. И он так же играл: оборотней, роботов, болотных монстров. Но это было не все, что Тед вспомнил о Холле.
Каскадер был серийным убийцей. В начале семидесятых он был осужден за жестокое изнасилование и убийство нескольких десятков женщин в течение двух десятилетий. Доказательства купили ему место на электрическом стуле; целая библиотека шестнадцатимиллиметровых катушек, которую Холл снял сам. Видео о тех, кого он насиловал и убивал.
Тед посмотрел на женщину сверху. Он медленно протянул руку, его руки были тяжелыми, как бетон. Он убрал шторы в белой рамке. Глаза Лори сверкнули на него. Они выглядели так же безумно, как и фотографии ее отца, которые Тед видел. Сверкали дьявольским удовлетворением, которое было смесью экстаза и жажды крови.
Он потянулся за платиновым париком, но это было вне его досягаемости. Лори наклонилась ближе, улыбаясь. Ее плечо согнулось, когда она вытащила правую руку из-за спины.
- Кричи для меня, - прошептала она.
Тед почувствовал холод стали у своего горла. Он открыл рот, возможно, чтобы урезонить ее. Но просто глядя в эти прекрасные глаза и видя наследие тьмы, которое плясало за их пределами, Тед знал, что любая попытка будет тщетной.
Когда лезвие ножа ужалило его плоть, он собрался с силами и, к сожалению, дал ей то, что она хотела.

Изображения на экране были цветными. Четко очерченным, отлично освещенным. Звук был минимальным. Скрип пружин и тихий ропот страсти.
Музыки не было. Никакого саундтрека не потребовалось.
Лори Хейл лежала на круглой кровати, обнаженная, ее глаза были прикованы к телевизору в дальнем конце комнаты. Она наблюдала, как образ красавицы с платиновыми волосами раскинулся на бедрах толстого мальчика с каштановыми волосами и в очках.
Она наблюдала, как разворачивается сцена, медленно проводя рукой вдоль плоского живота к расщелине чуть дальше. Вскоре ее пальцы начали поглаживать ee.
Видео - одно из многих - продолжалось неторопливо; прекрасно организованнoe и ведущee к знакомому финалу. Лори наблюдала, как женщина вытащила из-под края круглого матраса нож мясника с длинным лезвием.
Когда сцена достигла своего апогея, Лори обнаружила, что приближается к своей. Ее пальцы яростно работали, пока она ждала команды, которую отдавала больше раз, чем могла вспомнить.
Волны экстаза охватили Лори, омывая ее, уступая место заброшенности. Стиснув зубы, она схватилась за покрывало и почувствовала твердость засохшей крови в ткани простыней.
Затем она плотно закрыла глаза и прислушалась к крику...

Перевод: Грициан Андреев |
Автор: Рональд Келли | Добавил: Grician (02.08.2021)
Просмотров: 81 | Теги: Грициан Андреев, Рональд Келли, рассказы | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Люка Бенсона все называют не иначе как "Психопат из южного округа". И никого не волнует, что он был полностью оправдан судом присяжных, что он тихо живет отшельником в своём трейлере с двумя собаками ...

Обычная семья постепенно оправляется от смерти одного из своих детей. Жизнь наконец-то налаживается. Вот только отец семейства, виновный в смерти сына, начинает что-то постоянно записывать......

В бар для людей с физическими недостатками, или, как его называют в народе, «бар для уродов» заходит известная своими эпатажными выходками поп-звезда....

Чувства, как всегда, не обманули её, незнакомец из бара оказался очень хорошим любовником. И, как скоро выяснилось, остался самым лучшим навсегда....

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль