Авторы



В детстве многие мальчики мечтают стать полицейскими, пожарными или космонавтами, но только не Билли Брукс... Билли Брукс мечтает стать серийным убийцей...






В понедельник вечером Билли приснилось, что его пригласили на особый день рождения. Приглашение было написано на румынском языке ржаво-красными чернилами. Хотя он не умел читать по-румынски, ведь ему было всего восемь лет, он каким-то образом понимал, где и когда состоится праздник. Для кого именно должна была быть устроена вечеринка, оставалось загадкой в его юном сознании.
Он оказался в карете, запряженной шестью черными, как уголь, лошадьми. Билли был не единственным пассажиром в вагоне. Его собака, породы Бассет хаунд, по кличке Ринго, сидела на атласном сиденье рядом с ним. Билли был одет как обычно: футболка, джинсы, кроссовки Nike и бейсболка Atlanta Braves, которую отец купил ему на стадионе в прошлом сезоне. Он держал на коленях контейнер Tupperware, в котором был домашний торт, приготовленный его матерью.
Путешествие было долгим и утомительным. Они путешествовали по бесплодным дорогам, темным лесам и в тенях далеких пиков Карпатских гор.
К вечеру они переправились через Дунай и въехали в Бухарест. Они прошли через город, вызывая испуганные взгляды крестьян, спрятавшихся за запертыми дверями и окнами со ставнями. Затем карета поднялась по извилистой дороге к огромному каменному замку, который, как тень разъяренного гиганта, возвышался над живописной европейской деревней.
- Мы на месте, мастер Билли, - сказал кучер, мускулистый парень в темном плаще. Билли выглянул из окна кареты и увидел, как открылись огромные двери из железа и дуба, в которые они медленно въезжали.
- Добро пожаловать, мой юный друг, - крикнул высокий мужчина, с лицом трупного цвета, одетым в малиновую мантию с остроконечным шлемом, украшенном золотом и драгоценными камнями. Его изможденное лицо было бледным и суровым, а густые усы были того же черного цвета, что и его волосы до плеч. Его глаза были темными и злыми, как тлеющие угли, которые могли бы вспыхнуть пламенем при малейшей провокации.
- Привет, Влад, - ответил Билли. Он без страха вышел из кареты, словно диктатор пятнадцатого века был его приятелем с детского сада. Однако он все же снял кепку в знак приветствия. Однажды он прочитал в книге, что этот человек иногда обижался на тех, кто отказывался это делать, и прибивал им шляпы к черепу за их грубость.
Билли протянул пластиковый контейнер тортом.
- Моя мама испекла это для тебя.
Влад IV взял контейнер и открыл его. Он ухмыльнулся, обнажив зубы, заточенные кузнечным рашпилем.
- Ананасовый торт! Мой любимый!
Билли присел рядом со своим хозяином за длинный банкетный стол, стоявший посреди двора. Он был завален всевозможными видами мяса и птицы, которые только можно вообразить. В центре стола стояла огромная золотая чаша для пунша, наполненная солоновато-красной жидкостью.
- Я рад, что ты приехал, Билли, - сказал граф Влад. - Другие мои гости... Ну они оказались совершенно неприемлемыми. Настоящие тусовщики.
- Где они сейчас? - спросил Билли.
Влад усмехнулся.
- О, они торчат поблизости.
Около пятидесяти мужчин, женщин и детей окружали внутренние стены двора… все они были пронзены длинными деревянными кольями. Некоторые были уже мертвы, но большинство все еще живы. Они корчились, как дождевые черви на рыболовных крючках, их окровавленные кишки свешивались из дыр, где колья входили и выходили из их замученных тел.
- Попробуй, Билли, - сказал Влад. Он вручил мальчику украшенный драгоценностями кубок.
Билли выпил и поморщился. Вкус был похож на газировку Kool Aid, и имел забавный солоноватый привкус.
- Им больно? - спросил Билли из любопытства.
- Это больше похоже на сильную агонию, - сказал Влад. - Посадить на кол гораздо хуже, чем, скажем, повешение или распятие.
Они на время забыли о извивающихся, стонущих телах и сосредоточились на вечеринке по случаю дня рождения. Они зажгли свечи на торте, и Билли спел «С Днем Рождения тебя, С Днем Рождения тебя, С Днем Рождения, дорогой Влад Цепеш, С Днем Рождения тебя!»
Они собирались сыграть в игру «Прикрепи ослу хвост», используя настоящего осла, но внимание Влада было привлечено к столу. Билли почти забыл о своей собаке Ринго. Гончая стягивала с серебряного блюда баранью ногу.
- Чертова дворняга! - взбесился князь. - Мне очень жаль, Билли, но ты знаешь правила.
Влад достал деревянный кол длиной около трех футов и передал его мальчику.
Билли угрюмо кивнул и подозвал к себе Ринго. Пес радостно подскочил к своему молодому хозяину, надеясь, что его погладят по голове. Поэтому собака была удивлена, когда мальчик ткнул в него колом, послав острый конец шипа ему в грудь, пронзив его тело насквозь.
- Мне очень жаль, мальчик, - сказал Билли. Он погладил умирающую и скулящую собаку, а затем присоединился к своему другу Владу в продолжающемся празднике.
- Сколько ты убил? - спросил он.
Влад пожал плечами.
- Не знаю. Возможно, тридцать тысяч. А как насчет тебя?
- Ринго был первым.
Он снова посмотрел на собаку. Кишки Ринго торчали изо рта, как спутанный серый язык.
- Не волнуйся, - заверил его Влад. - Ты научишься этому ремеслу.
Вечеринка возобновилась. Они сыграли несколько игр, полакомились сырым мясом с пуншем и обезглавили дворцовых стражников. Затем Билли пора было ехать домой.
- Прощай, Ринго! - сказал он, но собака безвольно висела на колу. Билли это немного расстраивало, но, правила есть правила.
- В следующий раз приводи свою семью, - сказал Влад, помогая мальчику вернуться в карету. - Знаешь, чем больше народу, тем веселее.
Стервятники кружили над замком в клубящемся черном облаке, готовые спуститься и принять участие в праздновании дня рождения. Мальчик протрубил в бумажный праздничный рог хищным птицам, помахал Владу на прощание и пустился в долгую дорогу домой.

Некоторые дети мечтали когда вырастут стать полицейскими, пожарными или космонавтами.
Билли Брукс хотел стать серийным убийцей.
Все началось с того, что его сосед напротив, мистер Стрикленд, который работал в телефонной компании Атланты, проснулся однажды утром и решил, что с него достаточно. Он зарядил свое ружье, поехал на своем грузовике на межштатную автомагистраль, залез на телефонный столб и начал стрелять. Прежде, чем группа спецназа наконец добралась туда и всадила ему пулю в череп. Мистер Стрикленд убил четырнадцать человек и устроил чертову пробку. Записка в кармане рубашки объясняла его действия в угрозе террористов на Ближнем Востоке, в глобальном потеплении и в том, что эти защищенные от детей колпачки на бутылках с аспирином - дрянь, особенно если вы страдаете от мигрени.
Несколько дней спустя, после того, как эта история утихла, и полиция устала возиться в доме мистера Стрикленда, Билли нырнул через барьер из желтой полицейской ленты и вполз через окно подвала в дом. Он не знал точно, что искал, но хватило немного времени, чтобы узнать об этом. Полиция совершенно не заметила сундучок, спрятанный за водонагревателем. В коробке лежали книги. Книги о всех серийных убийц в анналах криминальной истории. Билли провел в чтении книги несколько часов, и когда он вышел из подвала мистера Стрикленда, он понял, что больше никогда не сможет думать о бейсболе, комиксах и Nintendo с таким же энтузиазмом.
У него появилось новое хобби, чтобы занять все свое свободное время.

В среду вечером Билли приснилось, что он находится в нацистской Германии.
- Пошли, герр Билли, - сказал дядя Адольф. - Давай прокатимся по стране.
Они сели в большую бронированную немецкую машину и проехали по безлюдным улицам Берлина. Вскоре они покинули черту города и направились в открытую местность. Билли нашел в кармане джинсов лишний кусок жевательной резинки и протянул его дяде Адольфу. Фюрер некоторое время жевал жевательную резинку, а затем попытался надуть пузырь, который лопнув устроив розовое месиво в его усиках, как у Чарли Чаплина.
Это место называлось концентрационным лагерем, и оно было уродливо: закрученная колючая проволока, грязно-серые здания. Громадные клубы зловонного дыма вырывались из высоких дымовых труб одного здания - крематория.
- Следуй за мной, Билли, - обратился дядя Адольф, взяв его за руку. - Я устраиваю небольшое шоу, которое должно вызывать много смеха!
Они вошли в грязное кирпичное здание. После того, как охранники произнесли свое «Хайль Гитлер!», Билли и фюрер вошли в комнату, похожую на миниатюрный кинотеатр. Они сели на шикарные сиденья и начали ждать начала представления. Они по очереди попивали большой «Доктор Пеппер» и запускали руки в кадку с попкорном с маслом и в коробку Губеров в шоколаде.
Внезапно занавеска на стене открылась, и они стали смотреть в двустороннее зеркало. С другой стороны, была комната, похожая на душевую. Двое нацистов с пистолетами Люгера загнали в камеру группу обнаженных мужчин и женщин. Билли узнал только одного человека. Это была его учительница из третьего класса, миссис Розенталь. Она была обнажена, а ее голова была полностью выбрита.
- Почему мой учитель там? - спросил он своего хозяина.
Дядя Адольф пожал плечами.
- Я полагаю, потому что она еврейка.
- Но это неправильно, - сказал Билли. - Миссис Розенталь - милая дама. Она поставила мне четверку с плюсом на моем последнем тесте по математике, а иногда дает нам пять дополнительных минут на перемене.
- Ты читал «Майн кампф», Билли. Они все одинаковые.
- Да, я знаю. Но я до сих пор не понимаю, почему именно миссис Розенталь.
- Больше никаких вопросов, Билли, - сказал ему диктатор. - Просто расслабься и наслаждайся шоу.
Обнаженные люди выстроились в ряд под забавными насадками для душа. Когда охранники вышли из камеры, дядя Адольф указал на красную кнопку в подлокотнике между ним и мальчиком.
- Нажми на кнопку, Билли. Это действительно весело. Я делал это много раз.
- Хорошо, - сказал Билли. Он нажал кнопку. Раздался звонкий шум, похожий на срабатывание будильника. Потом пошел душ.
Но вместо воды из форсунок хлынул рвотный зеленый газ. Сначала люди просто стояли в замешательстве. Потом они начали танцевать. Это был странный танец, ничего подобного Билли никогда раньше не видел в музыкальных клипах. Обнаженные люди начали дергаться и покачиваться, их глаза закатывались, пока не оставались только белки. Вскоре все они устали и решили лечь. Но они так и не проснулись.
- Что ты думаешь, Билли? - подмигнув, спросил дядя Адольф.
- Не знаю. Мне это показалось мерзким, - вынужден был признать Билли.
Мальчик прошел следом за мужчиной в военной форме обратно к машине. Когда они вернулись в Берлин, город находился в осаде. Русские солдаты приближались со всех сторон, а эскадрилья самолетов взмывала в темное небо над головой, неся боевые нагрузки бомб на немецкий город. Дядя Адольф затолкал Билли в бункер и минуту тихо разговаривал со своими советниками. Затем диктатор пожал мальчику руку.
- До свидания, Билли. Было приятно провести с тобой время, - сказал фюрер, прежде чем удалиться в свой личный кабинет.
Билли хотел бы сказать то же самое, но не смог. Особенно после того, что случилось с бедной миссис Розенталь.
Через некоторое время после того, как раздались выстрелы, Билли наблюдал, как несколько солдат вынесли дядю Адольфа и тетю Еву в сад и сожгли их тела. Билли дождался, пока погребальный костер немного остынет, затем вышел с лопатой и ведром и построил себе аккуратный замок из их теплого пепла.

Категория отца - Спорт.
- Какой чемпион в тяжелом весе прославился фразой «Пархай, как бабочка, жаль, как пчела»?
- Майк Тайсон! - сказала сестра Билли, Сэнди.
- Нет, тупица! - сказал Билли, закатывая глаза. - Мухаммед Али.
Мама улыбнулась.
- Твоя очередь, Билли. Какая у тебя категория?
- Серийные убийцы.
Отец в замешательстве проверил список в игре «Погоня за мелочами».
- Тут нет такой категории.
Билли проигнорировал его и все равно выбрал одну из рукописных карточек.
- Хорошо, вот первая. От какой рок-н-ролльной пластинки Чарльз Мэнсон и его семья позаимствовали идею Хелтера Скелтера?
Мама, папа и Сэнди ошарашенно посмотрели на него.
- Сдаетесь? - спросил Билли. - Это был Белый альбом Битлз. Вот еще один вопрос. Какой сумасшедший из Висконсина носил кожу своих жертв?
Опять неловкое молчание.
- Вау, вы, ребята, ничего не знаете. Ответ: Эд Гейн.
Он взял следующую карту.
- Хорошо, это несложно. Кто был тем симпатичным серийным убийцей, который сделал карьеру, избивая красивых студенток колледжа?
Мама сделала безумную догадку.
- Тед Банди?
- Верно! Твоя очередь.
Мама выбрала для себя «Звезды кино», но не могла сосредоточиться на игре. Она продолжала поглядывать на Билли, как и папа с Сэнди. Билли просто сидел с широкой улыбкой на веснушчатом лице, пил коктейль Chex party и с нетерпением ждал следующего вопроса.

В пятницу вечером Билли приснилось, что он поднимается по крутой лестнице на звук выстрелов.
Он подошел к стальной двери и толкнул ее. Тьма на лестничной клетке сменилась ярким солнцем и августовским зноем. Он вышел на круглую площадку смотровой башни и позволил двери закрыться за собой. Билли обошел открытую платформу, пока не наткнулся на мускулистого парня со светлой короткой стрижкой. Мужчина стоял, глядя с края перил палубы, жевал яблоко и заряжал винтовку.
Услышав звук приближающегося мальчика, мужчина повернулся, поднял винтовку, прицелился Билли в область груди, а затем улыбнулся.
- Сколько ты уже убил? - спросил мальчик.
Чарльз Уитмен доел яблоко и швырнул сердцевину за перила.
- О, около семерых убитых и пятнадцать раненых. Однако их будет больше. У меня много боеприпасов и около часа до того, как копы наконец решат действовать.
Билли присоединился к Чарльзу у перил башни и посмотрел на территорию кампуса Техасского университета. Несколько человек были разбросаны по зеленой траве, некоторые корчились в огнестрельной агонии, а другие просто лежали там и истекали кровью.
- Почему бы тебе не попробовать, Билли? - предложил снайпер.
- Хорошо.
Билли подошел к перилам и поднял на плечо свою собственную пневматическую винтовку Red Ryder BB. Он смотрел в прицел на потенциальных жертв, пока не навел на Джея Хэмстеда, главного хулигана в его школе. Толстяк стоял посреди парка, высунув уродливый язык и показывая его Билли. Билли прицелился и выстрелил. Пуля промчалась по воздуху и попала прямо в правый глаз Джея Хэмстеда.
- Отлично! - сказал Чарльз с усмешкой. - Хороший выстрел. Хочешь попробовать еще?
- Нет, я приберегу это на потом. - он с любопытством уставился на большого человека. - Почему ты вообще это делаешь?
Чарльз указал на пятно на голове.
- Положи руку сюда.
Билли сделал как он велел. Он почувствовал странный, нерегулярный пульс, бьющийся в скорлупе черепа Уитмена.
- Это опухоль, - объяснил снайпер. - Он размером с грецкий орех и давит на миндалевидное ядро - центр агрессии в моем мозгу. Это то, что заставляет меня так злиться на этот мир.
- Разве ты не можешь пойти к врачу и вырезать ее?
Чарльз покачал головой.
- Слишком поздно. - он прицелился и нажал на курок, уронив на землю еще одну жертву. - Лучше пошли отсюда, малыш. Копы скоро будут здесь.
- Разве я не могу сначала прострелить второй глаз Джея Хэмстеда? - спросил Билли.
- Конечно. Он все еще внизу показывает тебе палец.
Билли перезарядил свою винтовку и выстрелил, вновь поразив свою жертву. Выстрел был неудачным и вместо глаза пуля выбила один из передних зубов хулигана.
- Черт возьми! Я промахнулся!
Чарльз похлопал Билли по спине.
- Эй, помни, важна только цель.

Это был печальный день для третьего класса миссис Розенталь.
Накануне ночью какой-то садистский ублюдок прошелся по соседским дворам и убил всех собак в поле зрения. Большинство из них было жестоко зарезано, а более опасные животные, такие как доберман Фрейзера и питбультерьер Старика Тейлора, были отравлены. И, как будто простого акта убийства было недостаточно, преступник взял нож и искалечил каждую дворнягу, забрав определенную часть их анатомии в качестве трофея той кровопролитной ночью.
Большинство учеников миссис Розенталь потеряли домашнее животное в результате резни, и было ясно, что ее урок был на грани срыва. Было только десять часов утра, а среди детей уже вспыхнуло несколько приступов неконтролируемого плача. Она была особенно осторожна, чтобы не упомянуть тему собак перед ее классом. Никаких упоминаний о Лесси, Винн Дикси или Старом Йеллере.
В центре класса сидел Билли Брукс. Он смотрел на своих одноклассников с удовлетворением, пытаясь при этом казаться расстроенным. Это было трудно. В конце концов, они были всего лишь глупыми собаками. Его возлюбленный Ринго был первым, кого убили, повешенный, как виновный преступник, на большом дубе за домом Бруксов.
И трофеи. Билли с гордостью подумал о расчлененных сувенирах, которые были спрятаны в коробке из-под обуви под полом его клуба на заднем дворе. Они напомнили ему кое-что из сборника детских стихов, стоявшего на столе миссис Розенталь.
Из чего же, из чего же, из чего же
Сделаны наши мальчишки?
Из пружинок
И картинок,
Из стекляшек
И промокашек
Сделаны наши мальчишки!

Билли прикусил язык с такой силой, что у него пошла кровь. Его рот наполнился болью, прерывая завывание ускользающего смеха и превращая его поддельные слезы в настоящие.

***


В субботу вечером Билли приснилось, что он едет по улицам Багдада с парнем по имени Абдул.
Они ехали в большом грузовике, наполненном взрывчаткой. Столица Ирака была в руинах. На дорогах были гигантские кратеры от бомбежек, окна зданий были выбиты, и горожане с запавшими глазами подозрительно смотрели из тени.
Однако Абдула, похоже, это не волновало.
- Ты привыкаешь к этому, Билли, - сказал он, куря турецкую сигару. - Иногда я забываю мир, который когда-то был у моего народа. Конечно, это было при кровавом режиме высокомерного диктатора. Мы все счастливы избавиться от старого ублюдка, но это не относится к делу.
- Куда мы идем, Абдул? - спросил Билли.
- Для выполнения священной миссии, - улыбнулся террорист. - Другими словами, чтобы надрать задницу во имя Аллаха.
Через мгновение Билли увидел пункт назначения. Это было большое здание, окруженное железобетонными стенами. Американский флаг развевался на шесте во внутреннем дворе, и двое солдат с винтовками стояли на страже у ворот.
Абдул от души рассмеялся.
- Придурки-миротворцы! Они даже не настоящие солдаты... просто обычные людишки, вовлеченные в глупую войну. Это будет весело.
Он посмотрел на мальчика с ухмылкой.
- Как насчет этого, человечек? Давай вместе встретим Аллаха.
- Извини, Абдул, - сказал Билли. Он вылез из грузовика и захлопнул дверь. - Конечно, взрывы - это круто ... но я пока не готов умирать.
- Как скажешь, - пожал плечами Абдул. Фанатичная улыбка осветила его смуглое лицо, когда он нажал на педаль акселератора и направил грузовик к воротам.
Билли наблюдал, как Абдул выбил ворота, а затем врезался в фасад импровизированного штаба. Мгновенно все вокруг охватило пламенем. Билли прикрыл глаза, когда воздух наполнился градом камней, шрапнелью и частями тел.
После того, как пыль улеглась, Билли взял окровавленный боевой шлем и побрел через разруху. Это было похоже на охоту за пасхальными яйцами, когда он пытался увидеть, сколько жетонов, сверкающих среди обломков, он мог найти.

- Давай поиграем в доктора, - предложил Билли с озорной ухмылкой.
Мэри Сью Томпсон из соседнего дома сидела с ним в его клубе, все еще немного грустно глядя на своего распотрошенного пуделя Пьера.
- Я не хочу.
- Давай. Я покажу тебе свой, если ты покажешь мне свою. Тебе нисколько не любопытно?
Мэри Сью застенчиво посмотрела на него. Она задавалась вопросом, правда ли то, что говорили ее подруги в школе, что у мальчиков внизу есть что-то, чего нет у девочек.
- Ну, хорошо. Но ты следующий.
- Конечно, - сказал Билли, сверкнув очаровательной мальчишеской невинностью. Он закрыл ставни на окнах клуба, пока интерьер не окутался теплыми тенями.
Он смотрел, как Мэри Сью повернулась к нему спиной и стыдливо начала раздеваться. Билли почувствовал, как его охватывает странное головокружение; то же чувство, которое он испытал с собаками, только сильнее. Его сердце колотилось в груди, когда он полез в задний карман и вытащил нож для резки линолеума, который он извлек из папиного ящика для инструментов в гараже.
- Ты знаешь, - сказал он, - некоторые люди считали, что Джек Потрошитель был врачом.
Мэри Сью была слишком занята расстегиванием пуговиц своей блузки, чтобы уделить внимание на Билли.
- Джек, кто?
Билли улыбнулся. Ему бы хотелось, чтобы это заявление вызвало у девушки какой-то ужас прямо перед тем, как он вставил в нее клинок. Но реальная жизнь не похожа на фильм ужасов, и он воспринял ее невежество с долей скептицизма.
Джон Уэйн Гейси спрятал двадцать девять тел под своим домом в Чикаго.
Билли Брукс подумал, сколько из них он может закопать под домиком своего клуба, прежде чем кто-нибудь почувствует запах.

Перевод: Грициан Андреев
|
Категория: Рональд Келли | Добавил: Grician (05.03.2021)
Просмотров: 69 | Теги: рассказы, Рональд Келли | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также


Преследуя преступника охотник за головами оказывается в месте под названием "Сладкая боль"......

Плохая примета, на день святого Патрика, не носить зеленое. В конечном счете тебя могут укусить....

Дил прошел войну и чудом выжил, долго скитался и, наконец, вернулся домой к жене и сыну. Но они приняли его совсем не так, как он ожидал......

В ночь на Хэллоуин Эвелин пришла в себя в старом, заброшенном особняке......

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль