Авторы




Сэмюэль наконец подстрелил оборотня терроризирующего округу. Первым его порывом было сжечь тело, но вместо этого он решил, что вернет труп вдове убитого...






Лошадь гарцевала боком, топая по суглинистой земле. Сэмюэль натянул поводья и положил руку ей на шею. Ее мышцы задрожали под его ладонью, но она все равно замерла.
Он знал, что ее напугало. Он тоже чувствовал этот запах, отвратительное зловоние, не человеческое и не животное, но каким-то образом и то, и другое.
Ветер дул с востока. Это привлекло существо к ферме Джеймса МакHамары. У Джеймса было две дочери, Сара и Джиллиан, семи и восьми лет.
Кровь прольется сегодня ночью, так или иначе.

***


Сэмюэль подвел лошадь к опушке леса, отцепил винтовку и соскользнул на землю тихо, как мертвый.
- Иди домой, - прошептал он, поглаживая черную дымчатую морду чистокровного скакуна.- Ты знаешь дорогу.
Ему не хотелось оставлять ее одну, но она была не нужна ему среди деревьев, и он не стал бы ее стреноживать. Не тогда, когда зверь так близко.
В поле позади него почти полная Луна охотника давала достаточно света, чтобы читать, но как только он вошел в лес, все погрузилось в тень.
Несмотря на мрак, он двигался так, словно был здесь своим, глаза привыкали к темноте с каждым осторожным шагом.
Зрением, чутьём и обонянием, двигаясь незаметно и бесшумно, стараясь держаться с подветренной стороны, он приблизился к своей невидимой цели.
Волк был быстрее и сильнее, прирожденный охотник, искусный в своей стихии, но он боялся винтовки Сэмюэля. Сэмюэль дал для этого веские основания. Он был близок к тому, чтобы принять это. Он был близок к тому, чтобы завладеть им. Тем не менее, они оба ходили по земле. Но сегодня вечером, - подумал Сэмюэль, - все будет по-другому. Он чувствовал это.
Между деревьями мелькнула тень. Он двигался низко к земле, используя подъемы и падения земли для укрытия. Силуэт, вырезанный из самой ночи, он остановился, а затем исчез за хребтом.
Сэмюэль предположил, что это повторится. Вот как ему нравилось охотиться. Он кружил, как акула, приближаясь все ближе, невероятно быстро, вы видели бы его только мельком, пока он не оказался бы прямо над вами, а потом было бы слишком поздно.
Добравшись до гребня, он снял с плеча винтовку. Он не видел и не слышал ничего особенного, но интуиция подсказывала ему сделать это, и когда интуиция заговорила, он прислушался. Он осмотрел склон за гребнем, затем повернулся и осмотрел периферию позади себя. Его взгляд был прикован к углублению в земле в нескольких шагах от него. Темная фигура съежилась в тени.
Две вещи произошли одновременно. Сэмюэль вскинул винтовку к плечу, и тень взлетела в воздух, сверкнув желтыми глазами. Сэмюэль чуть не нажал на спусковой крючок, но не сделал этого. Если бы он это сделал, то не услышал бы, как зверь приземлился позади него, и был бы мертв еще до того, как обернулся. Как бы то ни было, он развернулся и выстрелил. Как только прогремел 30-06, он понял, что выстрел не удался. Зверь метнулся в сторону, как дым на ветру.
Волк никогда раньше не прятался, никогда не ждал, когда он подойдет к нему. Очевидно, он кое-чему научился со времени их последнего столкновения. Сегодня вечером, казалось, все ставки были отменены.
Сэмюэль отскочил в сторону и перекатился. В ушах у него все еще звенело, а ночное зрение пропало, благодаря вспышке 30-06, но его интуиция снова заговорилa, и он снова прислушался.
Он встал на одно колено и направил винтовку туда, где стоял всего мгновение назад.
"Винчестер" прогремел как гром. Когда дым рассеялся, на усыпанной листьями лесной подстилке неподвижно лежал человек. Сэмюэль медленно выдохнул и подошел ближе. Мужчина был бледен, худощав и совершенно гол. 30-06 проделал дыру в его груди, как раз над его проклятым сердцем.
Сэмюэль знал этого человека, если его можно было назвать человеком. Его звали Джеб Рейнольдс. Тихий, прилежный, набожный и последний человек, которого он мог бы заподозрить. Но с другой стороны, разве не так было всегда?
Глядя на бледное изможденное лицо Джеба и стеклянные мертвые глаза, Сэмюэль почувствовал себя на удивление опустошенным. Прошлой ночью, позапрошлой ночью и ночью после каждого полнолуния в течение последних трех лет он охотился на него, и теперь он настиг его. Он должен был что-то почувствовать.
Первым порывом Сэмюэля было сжечь тело Джеба, но вместо этого он решил вытащить его из леса и привести свою лошадь. Утром он вернет труп вдове Джеба. Кроме того, у него было к ней несколько вопросов.

***


Коллетт Рейнольдс открыла дверь. Она была такой же прекрасной, какой он ее помнил.
Осенний воздух был свежим и чистым, и щеки Коллетт порозовели от него. Когда она улыбнулась, это было похоже на солнечный свет, льющийся в долину.
- Миссис Рейнольдс, - сказал Сэмюэль.
Он снял шляпу и прижал ее к груди.
- Сэмюэль Хэммонд, собственной персоной. Что, черт возьми, ты... - ее голос затих, когда она заметила фигуру, перекинутую через спину чистокровного скакуна.
Сэмюэль наблюдал, как ее глаза расширились, как краска сошла с ее щек, с ее губ. Ему хотелось оказаться где-нибудь, в любом другом месте.
Он совсем не думал о том, что именно он скажет. Как он спросит ее, знала ли она, что ее муж был убийцей.
Когда ему ничего не пришло в голову, он просто спросил:
- Ты зналa?
Коллетт смотрела на бледное, испачканное грязью тело своего мужа, казалось, очень долго. Вдалеке каркнула ворона.
- Заходи внутрь, - сказала она наконец.
Он последовал за ней на кухню, все еще прижимая шляпу к груди, и сел на деревянный стул с прямой спинкой.
Коллетт бросила горсть сушеных трав в чайник и поставила его на дровяную плиту. Она работала в напряженном молчании, полностью игнорируя его. Наконец она налила две чашки чая, поправила юбку и села.
- Да, - сказала она, - я знала.
- Ты могла бы рассказать кому-нибудь, - сказал Сэмюэль. - Ты могла бы что-нибудь с этим сделать.
- Я могла бы позволить толпе прийти с вилами и факелами и увести моего мужа глубокой ночью? Может быть, сжечь мой дом для пущей убедительности? Может быть, меня тоже сжечь? Ты это имеешь в виду?
- Ты могла бы сказать мне.
- Он был хорошим человеком, - сказала она, глядя на свои руки, сложенные на столе между ними. - Заботливым мужчиной.
- Он был чудовищем.
Тяжелые рыдания сотрясали ее тело.
Неожиданная жалость пронзила его. Ему хотелось обнять ее, заключить в объятия и сказать, что все будет хорошо. Вместо этого он потянулся через стол и взял ее руку в свою.
- В самом начале, - сказала она, когда снова смогла говорить, - у нас было взаимопонимание. Раньше я моглa контролировать его, но со временем все изменилось. Я не хотела убивать его, но знала, что рано или поздно мне придется это сделать, - eе взгляд скользнул к окну. - Я думаю, что теперь эта работа закончена.
У нее перехватило дыхание. Сэмюэль поймал себя на том, что наблюдает, как поднимается и опускается ее грудь. Он отвел глаза на долю секунды позже, чем следовало.
Ее лицо окаменело.

***


Сэмюэль похоронил тело Джеба на земле его вдовы. Земля была каменистой и неумолимой. К тому времени, как он закончил, солнце уже садилось.
Когда он вернулся в дом, Коллетт уже ждала его за ужином. Инстинкт подсказывал ему отказаться, приличия требовали этого, но он измотал себя до предела и был чертовски голоден.
Она налила в миску дымящееся тушеное мясо.
- Два маленьких ягненка, - прокомментировала она.
Он не мог определить вкус, но он был насыщенным, густым и сытным, и это согрело его до глубины души. Чем больше он ел, тем голоднее становился, и вскоре обнаружил, что набрасывается на третью миску.
Они поужинали в тишине, за что он был благодарен. Он никогда не был многословным человеком и считал праздную болтовню утомительной и неловкой. Ну, конечно это, и он не знал, что сказать. Он только что убил мужа этой женщины.
После ужина она отнесла ведро с углями от плиты к камину в гостиной. Она присела на корточки на лоскутный коврик из шкуры и накачивала мехи, пока пламя не стало горячим и ярким.
Когда она встала, раскрасневшаяся и сияющая, Сэмюэль не смотрел ей в глаза. Его тянуло к ней, и это выбивало его из колеи каким-то непонятным ему образом. Вместо этого он оглядел комнату. Стены были задрапированы шкурами животных: лесного волка, лисы, белохвоста, черного медведя и чего-то еще, что он не узнал.
Смерть взывает к смерти, - подумал он, хотя и не был уверен, почему так подумал.
На дальней стене висела длинная деревянная маска с рогами. Какой темной жизнью жили эти двое?
Когда он наконец встретился с ней взглядом, у него возникло странное ощущение, что она может читать его мысли.
- Ты хочешь меня, Сэмюэль Хэммонд?
Вопрос ударил его, как пощечина.
- Xочешь, - сказала она, подходя ближе.
Что-то притормозило у него в животе. На мгновение Сэмюэль испугался, что тушеное мясо, два маленьких ягненка, вот-вот поднимутся, но это ощущение прошло и сменилось приятным головокружением.
Комната покачнулась, и он чуть не упал.
- Говори правду, Охотник.
- Xочу, - сказал он.
Как будто слова были вырваны из него, губы так онемели, что он едва чувствовал, как они двигаются.
- Труп моего мужа еще не остыл в земле, а ты хочешь уложить меня и жёстко трахнуть.
Это было ужасно говорить, грубо и вульгарно, но Сэмюэль ухмыльнулся, услышав это.
- Ты отмечен, Охотник, - eе кожа, казалось, ловила свет костра и удерживала его. Она тлела и пульсировала, темная, затем светлая, затем снова темная. - Смерть взывает к смерти.
Она опустила его на пол, залезла ему в брюки, задрала юбки и одним плавным движением зажала его между своих раздвинутых ног.
Войти в нее было не похоже ни на что, что он когда-либо испытывал раньше. Хотя Сэмюэль Хэммонд и не был настоящим повесой, ему было не чуждо женское прикосновение. Но сейчас все было по-другому.
Она обхватила его спину ногами и притянула его глубже, крепко держа с железной силой.
- Когда я сказала ему, что мне нравятся дети, он сказал, что я зашла слишком далеко. Я отправилaсь на ферму МакHамары. Я хотелa попробовать этих маленьких девочек на вкус. Я чувствовалa их запах даже издалека. Два маленьких ягненка уютно устроились в своих кроватках.
Она схватила его за волосы и повернула его голову к себе лицом.
- Он последовал за мной, пытался остановить меня, - oна брыкалась и извивалась. - Я оглушила его, разделa и оставилa дрожащим, голым и бесчувственным.
Мешанина сшитых шкур, казалось, извивалась на полу под ними. Смерть взывает к смерти, - снова подумал он.
Острые когти прочертили влажные красные линии на его спине, но он этого не почувствовал. Его мысли были заняты полной Луной oхотника, распухшей, как клещ, наевшийся крови, капающей ядом на долину, поляну, лес и поле.
- Прошлой ночью был волк, - сказала она, масса тепла и свернувшейся под ним силы, голос становился глубже с каждым слогом, - но это был не Джеб.
Голова Коллетт откинулась назад, и ее челюсти открылись, деформированные, вытянутые. Низкое рычание вырвалось у нее из горла.
Огонь потух, умер, превратившись угли.
Она вонзила зубы в его плечо.
Луна разверзлась и залила мир кровью.

Просмотров: 165 | Добавил: Grician | Теги: Оборотни, С.С. Хэйден, рассказы, Жестокие вещи, Vile Things, Zanahorras | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Твоя жизнь скучна и однообразна, если ты развозчик пиццы. Но, всего лишь одна случайная встреча может все изменить... И ад уже ждет с распростертыми объятиями......

Нужно быть осторожным, когда проводишь расследование преступления для статьи, иначе ты сам можешь стать историей. Особенно, когда собственные заметки предупреждают вас......

Ночной вызов в бар "Перекрёсток" навсегда изменил жизнь Шефа Киниона и патрульного 1-го класса Мики Хэйcа. Вы спросите, а причём здесь кольцо для хуя и пианист без пальцев? О-о-о... Это очень запутанн...

Ларри Селлерсу по ошибке пришла посылка в виде странного ящика. Хватит ли ему терпения не открыть его, до того как ящик заберет курьер......

Всего комментариев: 0
avatar