Авторы



Благодаря Интернету единомышленники и прочие уебаны теперь могут встречаться и совершать всякое безумное дерьмо, которое только может выдумать их больной мозг, который, собственно, и делает их теми уебанами которыми они и являются. Например, до появления Интернета было практически невозможно найти другого человека, который любил бы быть запертым в клетке чтобы его тыкали острыми палками в то время, как он бы мастурбировал змеей, но в наши дни есть специальные заведения в Вегасе для таких парней. Хорошая работа, Интернет! В общем вернемся к Мунгингу. Чтобы вам было ясно, такого понятия, как «Мунгинг» (мы надеемся), не существует, но ради того, чтобы полностью отвратить вас и заставить пожалеть об прочитанном, Не в коем случае не читайте дальше Мать Вашу!






Двойные двери с грохотом пизданулись об стены, и я чуть не подавился своей горячей лапшой. Коби, санитар, затолкал к нам бариатрическую каталку размером с полуприцеп. Это уже третий жиртрест на этой неделе. Когда же эти чёртовы придурки поймут, что жрать пончики Krispy Creme опасно для здоровья?
- У меня для вас подарочек, парни. - Лицо Коби расплылось в широкой ухмылке. Барри, мой начальник, поднял глаза от своего любимого потрепанного журнала "Собачьи члены в подростках девчонках".
- Тёлочка неделю чилила в речке. - Сказал Коби, подкатывая каталку к столу.
Барри отложил журнал и встал со стула.
- Легаш сказал, что она все еще была на своем скутере, когда рыбак нашёл ее на дне реки. Предварительное расследование показало, что она съехала с тротуара прямо в воду. Отчет по токсикологии еще не готов, и да её родственники скоро приедут на опознание. - Прочитал Коби из своего планшета.
- Скутер говоришь? - Глаза Барри загорелись. Он наполовину расстегнул мешок для трупов. Из мешка вывалилась пара гигантских сисек с ареолами размером с блюдце. Из обезображенного раздутого лица внутри торчали - глаза цвета вареного яйца и распухшие пурпурные губы. Её плоть была - цвета медовой дыни.
Запах поразил меня, и моя наполовину прожеванная лапша стремительно выплеснулась на стол. От трупа воняло прогорклой помойной водой, в которой должно быть мылся бомж.
- Какого хрена? - Я задыхаюсь и прижимаю руку ко рту. Слюни и соевый соус просачиваются между пальцами и стекают по моему подбородку. За два года работы в городском морге я никогда не чувствовал такого восхитительно отвратительного смрада.
- Сука ты Бари! Ты что не мог подождать пока я уйду? - Сказал Коби отступая к двери.
- Сыкухи! - Барри дернул вниз молнию. Из мешка вывалился живот, похожий на склизкий речной валун, из-под него торчал вздутый волосатый лобок. Вязкая черная жидкость сочилась из влагалища и ануса трупа. Барри засунул палец в задницу утопленницы по костяшку. Он повертел его в хлюпающем отверстии и вынул его, облепленным нитями черной слизи. -Липкая сучка! - Сказал он, облизнув палец.
Коби споткнулся в дверях. Я услышал несколько сухих вздохов и фырканий, прежде чем ужин Коби разлетелся в разные стороны по полу и забрызгал стены.
Мы с Барри засмеялись. Мы видели вещи и похуже, просачивающиеся из отверстий жмуриков. Он расстегнул мешок до конца и посмотрел на раздутые ноги с воротниками жира, свисающими над коленями и лодыжками.
- Господи, как же долго я её ждал! - Он наклонился над ней и потёр руки.
- Ты хочешь, чтобы я ее выебал? - Спросил я.
- Конечно, а потом у меня есть одна идея, которая просто распиздошет мозги наших зрителей!
Я нервно сглотнул. Барри - действительно больной ублюдок и легенда темной паутины из-за его креативного контента в мире некрофилии. Однажды он заставил меня использовать мертворожденного ребенка в качестве фаллоимитатора, а в другой раз он заставил меня трахать удаленную хирургическим путем толстую кишку, усеянную раковыми опухолями, которую он спиздил из контейнера для медицинских отходов. Его видео набирают миллионы просмотров и тысячи восторженных отзывов. Я не могу представить, каким ебаннутым долбоёбам нравится смотреть подобное дерьмо.
Я просто соглашаюсь со всем, что Барри говорит мне делать, потому что наш контент приносит охуительный кэш. Я вот блядь реально не хочу, чтобы наш поезд мёртво-трах останавливался, никогда. Такими темпами к концу года я выйду на пенсию и буду ебсти трупаков на Багамах.
- Ты знаешь, что такое Мунгинг?- спросил меня Барри, шевеля бровями.
- Не-а. - Барри просто кладезь ебаннуто-отвратительной хуйни. Реально умный мужик.
Он озорно улыбается мне.
- Чувак, я уверен на сто пудов что ты кончишь, как только услышишь, что это. Бля наши подписчики взбесятся, когда увидят, что ты замутишь.
- И что-же мне нужно будет сделать? - Я вытер свои облёванные руки об штаны и подошёл к каталке, чтобы поближе рассмотреть русалочку.
- Все просто. Ты трахаешь водяную, в сраку, а потом обхватываешь губами ее дырку. В этот момент я прыгну на ее живот. От удара цунами из кончи, разжиженных кишок и жидкого дерьма хлынет тебе прямо в рот.
Мой взгляд устремился к сочащимися мерзостью и инфекциям отверстиям девушки. Под ее огромными ягодицами образовалась отвратительная лужа, коричнево-зеленой жижи, похожей на озерную муть. Учитывая, как раздулся ее живот, внутри неё ещё гноилась охуительная куча дерьма. Я, конечно, как и любой другой нормальный парень люблю трахать трупы, но мысль о том, чтобы захлебнуть то, что у русалочки внутри, вызвало у меня пиздец какое отвращение.
-Ты должно быть издеваешься на до мной? - Спросил я, надеясь, что Барри меня подъёбывает.
- Ни в коем случае, на этом видосе мы поднимем целое состояние и сделает тебя грёбанной звездой интернета. Ты прославишься среди дегенератов-извращенцев по всему миру, исполняя самые безумные, самые дьявольские вещи, которые ни один человек имеющий хоть каплю порядочности или самоуважения, даже не подумал бы сделать. Наши зрители подтвердят, что ты действительно на всю башку съехавшей безумный ублюдок. Чувак они же реально охуеют от такого. Боже, наши рейтинги взлетят до небес!
Барри, конечно, знает, как меня уговорить, но я всё ещё не убежден.
- Я могу прыгнуть ей на живот. - Говорю я.
- Ты - звезда, мой друг. Люди хотят видеть молодого жеребца вроде тебя, а не старикашку как я, пытающегося трахнуть покойницу.
Он прав насчет того, что я молодой жеребец. При росте метр восемьдесят три, с рельефным прессом и девятидюймовым членом, у меня довольно большой фан-клуб. Правда не все мои поклонницы - женщины, но это меня вполне устраивает. Я за разнообразие в мире некрофилии.
Барри снимает мешок с трупа Дарлин. Она отталкивает. Ее тело сильно распухло, кожа разошлась, а из провалов выступают губчатые желтые сгустки подкожного жира.
- Ты пока это, давай приготовься, а я принесу лестницу и камеру. - Сказал Барри.
Я снял майку, спустил штаны и скинул ботинки. Мой член прилип к внутренней стороне бедра. Я отодрал его, и он безжизненно болтнулся между ног, словно сочная салями, висящая на витрине деликатесной лавки. Крепкой хваткой я взял его в руку. Я закрыл глаза и сосредоточился на дыхании. Перед моими веками проходят образы сексуальных мертвых женщин: растерзанные останки Ким Кардашьян валяющиеся на железнодорожном полотне, Ариана Гранде на полном ходу, врезавшаяся во встречный автобус, Селена Гомес, получившая в еблет выстрел из дробовика.
- Ух ты, отличный стоячело!- Я выглядываю из-под прищуренных век. Мой инструмент - железный прут. Барри показывает мне большой палец с другого конца комнаты, со сложенной лестницей под одной рукой и видеокамерой, закрепленной на штативе, перекинутой через другое плечо. - Готов намочить свой член жеребец?
- Клянусь, блядь Иосифом и Марией я запердёлю этой красотуле!
- Ладно, раздвинь ей ноги и сначала трахни ее пиздятинку. - Говорит Барри глядя в окуляр.
Я раздвинул ноги Дарлин. Ее пизда похожа на опоссума, которого обглодали на шведском столе. Я забираюсь сверху на мертвую девушку, накрываю ее пизду членом и трусь своей пурпурной головкой между ее зеленых половых губ. Мои руки хватаются за края каталки, и я проникаю внутрь ее мохнатой морской пещеры.
- Да детка, ты прямо как девственница.- Дырочки у мертвых цыпочек всегда тугие. Это как-то связано с процессом разложения.
- Покажи немного нежности для наших зрительниц, парень. Поцелуй ее. С языком! - Барри знает, как увеличить нашу прибыль, поэтому я не спорю. Ранний выход на пенсию, напоминаю я себе. Подумай о белых песчаных пляжах, кокосовом роме и о том, как весь день охуенно греться под лучами яркого солнца. Я прижимаюсь к ее рту и просовываю язык между ее резиновыми, безжизненными губами. Ее язык покрыт кусочками песка и мокрой коркой похожей на дохлую рыбу.
Я глубоко ввожу свой член и врезаюсь во что-то твердое. Мой член сгибается и острые иглы пронзают мою головку. Я завываю от страха и боли и дергаюсь назад. Длинная, склизкая черная штука прикреплена к концу моего члена.
- Господи! Он вцепился в мой член! Убери от меня этого ублюдка! - Я кричу и кружусь на месте, крутясь вокруг своей оси.
- Это просто угорь. Не шевелись. - Барри хватает головку и его пальцы разжимают челюсти. Он держит его на расстоянии вытянутой руки и любуется сверкающей змееподобной рыбой.
- Ух ты, какая красота. Ты должен гордиться тем, что поймал ее.- Угорь извивается и бросается на него, он швыряет его через весь морг.
Я смотрю на глубокие проколы на своем члене. Капельки крови разлетаются по моим ногам. Барри вытирает руки о носовой платок и передает его мне.
- Вот, промокни.
Как же это портит настроение. Я меньше всего ожидал, что мой член будет укушен угрём. Должно быть эта чертова тварь забралась в ее пизду, когда она была в реке. Барри, как и прежде, занимает свое место за камерой. Мне нужно несколько минут, чтобы прийти в себя. Я закрываю глаза и возвращаюсь к своим фантазиям о мертвых знаменитостях, пока снова не становлюсь твердым.
- Время трахать жопу! - Крикнул Барри.
Я прижимал головку своего кровоточащего члена к заднице Дарлин и проник внутрь. Ощущения приятные, как трахать обосранную задницу на следующий день после того, как ее владелица наелась "Тако Белл". Я сильно надавливаю. Из глубины живота Дарлин доносятся громкие булькающие звуки, и густая черная слизь растекается по моим яйцам и бедрам. Каталка шатко шатается под нами, пока я долблю мертвичинку.
- Да малышка, возьми мой член! - Стону я. Глаза цвета вареного яйца смотрят на меня. Это так охуительно. Я сейчас кончу. Я задыхаюсь, когда удовольствие пульсирует по моему стержню.
- О, Боже, я кончаю! - Мои яйца напрягаются, когда я изливаю горячее семя в разлагающиеся кишки.
Барри возится с камерой, регулирует лестницу и забирается наверх. Он сидит на вершине, как волосатая средневековая горгулья.
- Давай жеребец, чего ты ждешь? Обхвати губами ее дырочку!
Я использую платок с пятнами крови, чтобы промокнуть пенящееся и пузырящееся анальное отверстие. Глубоко вдохнув, я растягиваю рот над неправильной формы отверстием. Траханье трупа в задницу, не гарантирует целостность плоти. Мой язык зарывается в колодец жижи, вытекающей из нее. От горького вкуса у меня слезятся глаза.
- На счет три. - Барри встает.
- Раз, два. - Он стоит на краю.
- Три! Пиздошу!- Барри спрыгивает с лестницы, подтянув колени к груди с дебильной ухмылкой на лице. Он приземляется в центр трупа и живот Дарлин сдувается. Приливная волна хлюпающих, жидких внутренностей проникает в мое горло и выплескивается из носа.
- Сосни говнины! - радостно и весело кричит Барри, подпрыгивая вверх-вниз на обмякшем торсе.
Я глотаю мерзкую смесь, тяжело дыша. Глотаю чтобы сдвинуть свернувшиеся комки, застрявшие в моем горле.
Поток ослабевает до струйки, и я опускаюсь между жировыми складками бедер Дарлин. Из моего растянутого кишечника вырывается отрыжка. Срыгиваемая жижа заполняет мой рот. Внезапно мне становится нехорошо, и я извергаю рвоту на себя, Барри и мертвую девушку.
Барри пытается защититься от шквала блестяще-коричневой блевотины, но уже слишком поздно. Его недоуменное выражение едва заметно под пенистой жижей, стекающей с его лица.
- Прости, Барри. - Я изо всех сил стараюсь не рассмеяться и возвращаю ему его мокрый носовой платок.
- Вы ебанутые ублюдки! - Произносит Коби из дверного проема.
Я поднимаю голову и вижу, что санитар стоит перед распашными дверями. За ним стоят трое незнакомцев. Один из них одет в полицейскую форму. Мужчина и женщина рядом с офицером бледные и со слезящимися глазами. Коби делает шаг в сторону.
- Позвольте представить вам мистера и миссис Уильямс, родителей погибшей. Они пришли опознать тело своей дочери.- Женщина разражается придушенными рыданиями и падает в объятия мужчины.
Я выдыхаю прядь черной слизи. Позади меня раздается ритмичное шлепанье угря по кафельному полу.

Просмотров: 190 | Добавил: Grician | Теги: Дмитрий Волков, Шон Хоукер, Саймон МакХарди, рассказы | Рейтинг: 5.0/2

Читайте также

Она пережила трагедию и издевательства. Теперь она другая. Опасная и смертоносная. Она - хищница вышедшая на охоту. Она любит людей... на вкус. С соусом!...

Однажды Роб увидел девушку своей мечты. Ради еще одной встречи с ней он готов на все....

Кэлвин - единственный выживший после зомби-апокалипсиса в Восточном Техасе городе Мад-Крик. Он превратил свой дом в крепость, и ему одиноко и скучно с тех пор, как около двух лет назад ужасная гроза п...

В течение пятидесяти лет она жила со мной в одном доме, но я так и не узнал её имя. Я видел ее всего дважды через дырку в стене....

Всего комментариев: 1
avatar
1 Killjoy • 06:17, 19.04.2022
Да что б вас всех)))
avatar