Авторы



В маленьком городке в штате Индиана открывается новый французский ресторан. Синтия, повар-неудачник, а теперь ресторанный критик по долгу службы встречается с хозяином заведения и остается попробовать блюда французской кухни. После дегустации жизнь Синтии меняется. Остается только одна мысль - вернуться назад и снова попробовать эти восхитительные блюда. А насытившись - стать частью нового короля!






С тесаком в руке и полным крови желудком, Синтия пряталась под разделочным столом, дрожа от страха. Ледяная кровь не только высыхала на ее блузке и лице, но и неприятно переливалась внутри. А вот окровавленные ладони никак не высыхали, кожа была скользкой от пота. Тяжелый прямоугольный клинок то и дело выскальзывал из ее руки. Глаза застилала пелена слез. Она свернулась калачиком, боясь, что этот день никогда не закончится.
Снаружи настойчиво продолжали молотить кулаками в парадную дверь.

***


- Вы знаете, миссис Оуэн, я занимаюсь этим уже давно - очень давно, - и за все эти годы, что являюсь владельцем ресторана, мне никогда не присылали освещать мои заведения такого красивого репортера.
Вот оно, - с горечью подумала Синтия. - Прошло всего три минуты, а ко мне уже клеятся. Она думала, что на данном этапе своей карьеры уже должна была привыкнуть к этому, но каждый раз, когда безвкусный комплимент или льстивая шуточка врывались в разговор и заставали ее врасплох, эта херня все еще бесила ее. Она была профессионалом и ожидала, что к ней будут относиться соответственно.
Этого стоило ожидать, - подумала она.
Мужчина в блестящем, в тонкую полоску, костюме от "Бриони", Джермейн Уэлкнер, одарил ее белоснежной улыбкой, полной богатого апломба. Не было никакой возможности купить эти понты за семь тысяч долларов здесь, в этом городе. Может он и купался в деньгах, но она сомневалась, что он пришел на работу в обычный день разодетый с иголочки. Сегодня он пришел, чтобы произвести впечатление. Из-за своего полированного дубового стола мужчина излучал уверенность.
Синтия одарила его натянутой улыбкой.
- Мистер Уэлкнер, давайте сосредоточимся, ладно?
Он сложил руки в знак капитуляции.
- Приношу свои извинения, миссис Оуэн. Иногда я просто ничего не могу с собой поделать.
- Мисс Оуэн.
- О?
- Итак, здесь, в моем исследовании, говорится, что вы владеете... двадцатью одним рестораном, а "Мон Корпс" - двадцать второй. Ваши рестораны разбросаны по пятнадцати штатам, имеют разный ассортимент блюд, хотя большинство заведений находятся на верхнем ценовом уровне. Дела идут успешно.
- Все верно.
Синтия просмотрела свои записи.
- По данным "Форбс", ваш собственный капитал составляет почти шесть миллионов, и у вас есть дома почти в каждом штате, где открыты ваши заведения.
Уэлкнер кивнул, поправляя галстук.
- Ваше исследование впечатляет, мисс Оуэн.
- То, чего вы добились с этим зданием, вот что действительно впечатляет, мистер Уэлкнер. Я уверена, вы уже в курсе, что конкретно здесь за последние тридцать лет, с тех пор как было построено первоначальное здание, размещалось примерно около десяти разных ресторанов. И независимо от того, какой кухни блюда подавались - мексиканской, итальянской, японской, индийской, - никакого интереса у публики они не вызвали и прекратили свою деятельность. Больше шести месяцев никто не продержался, и это максимум. И тут появляетесь вы, со своим первоклассным французским бистро и, ко всеобщему удивлению, быстро добиваетесь огромной популярности в городе.
Босс сиял от гордости.
- Да!
- Так почему здесь? Почему Эвансвилл, Индиана, город с населением всего лишь в сто двадцать тысяч человек, а не Индианаполис или Форт-Уэйн, места, где население значительно больше и разнообразие ценится лучше. Этот город всегда имел глубокие немецкие корни, а в итоге один единственный немецкий ресторан, и тот еле держится на плаву. Я уверена, вы знаете, что находитесь в центре рая сетевых ресторанов, где гораздо проще прокормить семью, имея уровень доходов среднего класса. Так почему французская кухня? Почему здесь?
- Ваши вопросы кажутся чертовски необычными, мисс Оуэн. Я под присягой?
Она помахала головой.
- Вовсе нет. Я здесь только для того, чтобы написать небольшую заметку о внезапном успехе "Мон Корпс" и попробовать вашу изысканную еду - для моей статьи.
- Вы Фуд-Блогер?
- Не совсем. Я работаю в "Курьер Пресс", а не как независимый журналист.
- И как это вы умудрились стать дегустатором еды в местной газете?
Синтия прикусила внутреннюю сторону щеки, чтобы не швырнуть блокнот в восковое, отяжелевшее от еды лицо Уэлкнера.
- Ну, короче говоря, меня отчислили из кулинарной школы, я вернулась домой из Нью-Йорка, и мне нужна была работа. У меня не хватило духу устроиться кухонным работником, и я увидела, что газета готова платить любому за тестирование и оценку новых ресторанов, ну и за статьи, где я буду рекомендовать или не рекомендовать новые заведения в городе.
Уэлкнер насмешливо приподнял бровь.
- И мы пройдем проверку, мисс Оуэн? Мы достаточно хороши для такого опытного сотрудника?
- Это еще предстоит выяснить. Надо посмотреть, как тут с едой.
Рассмеявшись, Уэлкнер улыбнулся и указал на нее.
- А вы мне нравитесь, Синтия - могу я называть вас Синтией? Вы можете звать меня Джермейн. На самом деле, я предпочитаю, чтобы ко мне обращались именно так.
- Я предпочитаю мисс Оуэн. И вы все еще не ответили на мой вопрос.
- Какой вопрос?
Синтия мысленно закатила глаза.
- Почему вы единственный, кто здесь задержался?
Уэлкнер откинулся на спинку стула, сцепив руки за головой.
- На самом деле все довольно просто: я разбираюсь в том, что работает, а что нет. Как и во всех других моих заведениях, я увидел возможность и ухватился за нее. Дело вот в чем. Макдональдс ведь не случайно продает два миллиарда бургеров в год. Это не столько закусочная, сколько блестящая риэлторовская компания. Они всегда точно знают место в каждом городе, где нужно заложить фундамент и открыть свои жироуловители. Поворачиваешь в одну сторону, Макдональдс - разворачиваешься, за тобой еще один чертов Макдональдс. Я заметил это в самом начале своей карьеры и принял эту стратегию близко к сердцу. Каждый из моих двадцати двух ресторанов, включая это прекрасное здание, в котором мы сидим, расположен в самом лучшем районе выбранного города, а если здание все еще не стоит, как это, я покупаю землю и строю его. Я не только подаю лучшую еду в своих ресторанах, но и привлекаю внимание всех жителей города, могут они себе это позволить или нет. Средний класс или ниже, они найдут средства поужинать у меня.
Как бы Синтия не хотела этого признавать, но из всего этого должна была получиться интересная статья.
- Что касается французского направления, - продолжал он, - то для меня самого оно в новинку. Я виню в этом Алекса.
- Александра Буше, верно?
- Верно. Он разыскал меня, и мы вместе нашли этот город и это здание. Его еда весьма восхитительна, и она раззадорила аппетит у всех местных жителей... еще раз, как зовут жителей Индианы?
- Мусорщики.
- Точно. На самом деле, все так просто. Этот город умирал от желания почувствовать вкус Европы, которого они никогда не испытывали, и мы дали им то, что они хотели.
- Тут вы правы, мистер Уэлкнер. Насколько я знаю, ваши продажи удваивались, а иногда и утраивались почти каждую неделю с тех пор, как вы открылись два месяца назад.
Он самодовольно ухмыльнулся.
- Если вы попробуете рыбный суп Буйабес, вы поймете, почему.
- Я как раз это и планирую, - Синтия закрыла блокнот и встала. - На самом деле, сегодня вечером я планирую попробовать большинство здешних блюд. Не смогу дать правильную оценку, если не сделаю этого.
Уэлкнер с усилием поднялся.
- А я позабочусь о том, чтобы вы получили обслуживание на самом высоком уровне. Вы будете сидеть за моим личным обеденным столом.
Когда они вышли из офиса, жар из кухни ударил ее, будто двумя кулаками в грудь. Кухонный персонал суетился и хлопотал в своей накрахмаленной белой униформе и колпаках, разрезая, нарезая, смешивая и разминая. Соблазнительный аромат жареной утки и остроприправленных колбасок пропитал воздух, смешавшись с насыщенными запахами шалфея и эстрагона, и мгновенно наполнил ее рот слюной. Эти ощущения у нее возникали не часто, но когда такое происходило, она скучала по суете шумной кухни в напряженный пятничный вечер.
Она снова повернулась к Уэлкнеру.
- Вы не будете возражать, если я пару минут поговорю с мистером Буше? Хотелось бы получить несколько цитат для статьи.
Уэлкнер пожал плечами.
- Это не от меня зависит. Я отведу вас к нему, но он не очень-то разговорчив, особенно когда сконцентрирован на работе. Пойдемте, посмотрим, соизволит ли он с вами поговорить.
Быстро пройдя в дальний конец кухни, они оказались лицом к лицу с безумием на передовой. Полдюжины мужчин и женщин работали у грилей и плит, и каждый молча пахал. Молодая женщина, которая, как предположила Синтия, была су-шефом, работала плечом к плечу с гораздо более пожилым мужчиной в почти комично-высоком, поварском колпаке. Пока он сосредоточенно работал над оформлением заказа лосось в папильотке, его густые черные усы и брови блестели от пота.
Уворачиваясь от деловито снующих официантов, она подошла к ним, обогнув горячее окошко духовки.
- Мистер Буше? Мистер Буше, меня зовут Синтия Оуэн. Я репортер и кулинарный критик из "Курьер Пресс". Я пишу статью о вашем ресторане и хотела бы поговорить с вами минутку, если можно.
Не поворачивая головы, Буше слегка поднял глаза и взглянул на нее, затем так же быстро вернулся к своей работе.
- У вас здесь отличная обстановка, мистер Буше. Я весьма впечатлена.
- Мерси.
- По пятницам здесь всегда так оживленно?
По-прежнему сконцентрированный на своей работе, он передал тарелку своему су-шефу и взял другую у гриль-повара, стоящего позади него.
- Уи.
Уже можно было с уверенностью сказать, что этот разговор явно ни к чему не приведет.
- Я, э-э... я немного узнала о начале работы ресторана от мистера Уэлкнера, но у меня все еще есть несколько вопросов. Название места, - "Мон Корпс". Почему вы решили назвать его именно "Моё тело"? Странное название, не находите?
Он молчал, осторожно кладя нарезанные кубиками помидоры на тарелку с куриным конфи, а затем пробормотал:
- Французская еда полезна для тела. Для души. Сытная. Вкусная. Делает людей счастливыми.
Синтия кивнула.
- Хорошо, это понятно. И я с вами согласна. Я сама большой поклонник французской кухни. У меня просто есть еще один вопрос. Я провела небольшое исследование, прежде чем прийти сюда сегодня вечером, и не смогла найти о вас никакой информации. Я поспрашивала, сделала несколько телефонных звонков, но никто никогда не слышал о вас, мистер Буше. Откуда конкретно вы приехали, прежде чем стали партнером мистера Уэлкнера?
Кухонный конвейер остановился. Повара-гриль повернулись и уставились на нее пустым взглядом. Молодая су-шеф искоса взглянула на своего босса. Нахмурившись, Александр Буше поднял голову и пристально посмотрел на нее. От внезапной тишины она задрожала.
Не говоря ни слова, Буше схватил из холодильника, стоявшего перед ним, два пустых контейнера для мяса и большой разделочный нож, и покинул линию готовки. Несколькими длинными скользящими шагами он переместился к дальней стене кухни. Затем ключом, прикрепленным к поясу, отпер толстую металлическую дверь и вошел в темную комнату, захлопнув за собой дверь.
Уэлкнер положил руку ей на плечо.
- Видите? Не очень разговорчивый, но гениальный повар.
Синтия сглотнула, уставившись на заднюю дверь.
- Все нормально, - она повернулась к нему лицом. - Могу я спросить, куда ведет эта дверь?
- В подвал. До того, как мы переехали, его здесь не было. Буше настоял, чтобы мы его построили. Там он хранит много еды, в основном мясо. Типа естественная прохлада земли - что-то в этом роде. Все, что я знаю - это стоило мне чертово состояние, а он даже не позволил мне спуститься туда, посмотреть, за что я заплатил. Короче, хватит разговоров. Давайте-ка я вас посажу.
- Звучит заманчиво, но я сама найду себе место. Мой парень, наверное, уже за столиком и ждет меня.
Уэлкнер, казалось, поник.
- Парень? Вы разбиваете мне сердце, мисс Оуэн.
- Если еда будет не очень хорошей, завтра я действительно разобью вам сердце на пятой странице.

***


Парадные двери ресторана с грохотом открылись. Съежившись под разделочным столом, Синтия подавила крик и крепче сжала мясницкий нож. Шаги разнеслись по всему обеденному залу. Мгновение спустя двери кухни распахнулись.

***


Синтия со стоном откинулась на подушку. Нависший над ней Грег последовал ее примеру, с усталым вздохом рухнув на свою сторону кровати. Оба были мокры от пота, оба ждали, когда их дыхание снова восстановится.
- Нихера себе, - заикаясь, пробормотал ее парень.
- Ага.
- Реально нихера себе!
- Я знаю.
Грег вытер лицо.
- Что, черт возьми, на нас нашло? - oн начал смеяться. - Я так нажрался, что мог лопнуть в любой момент, но все, о чем я мог думать на обратном пути - это как сильно я хочу вернуться домой и запрыгнуть с тобой в постель. Это что, безумие?
Синтия усмехнулась и тоже засмеялась.
- Подай мне вон то полотенце.
После того, как он бросил ей банное полотенце, она начала вытирать свой голый живот - живот, заполненный, вполне возможно, лучшей едой, которую она когда-либо ела. Десятки восхитительных блюд. Петух в вине, Кассуле и картофель Дофинуа. Дымящаяся миска Бёф Бургиньон. Сытный кусок пирога Киш Лорен. Бараньи отбивные - Боже, эти бараньи отбивные! Они закончили трапезу Профитролями, политыми шоколадом, и муссом, таким густым, что у нее заныли зубы. Несмотря на весь свой скепсис, Уэлкнер определенно не бахвалился впустую. Часть ее хотела разорвать в клочья в своем обзоре этого высокомерного придурка, но из-за огромного удовлетворения, гудящего в ее теле, - не говоря уже о великолепном, спонтанном сексе с Грегом сразу же по возвращении домой, - это место явно получит лучшую оценку за восемь лет ее работы.
И кстати, за все это время она не думала так долго о еде после того, как съела ее. Через несколько часов после того, как Грег наконец заснул, Синтия все еще лежала без сна, уставившись в потолок... желая попробовать этой восхитительной еды еще раз. Это было совершенно невероятно. Каждое блюдо, каждый ломтик был похож на маленький кусочек идеально приготовленного рая. Она могла только мечтать о том, чтобы уметь так готовить еду, и именно по этой причине она не смогла потянуть учебу в Гайд-парке и была вынуждена вернуться, поджав хвост, на Средний Запад. Независимо от того, насколько хороши у нее сейчас дела, это всегда было ее самым большим разочарованием и, увидев воочию, какой она могла бы стать, испытала то же чувство стыда, которое испытывала много лет назад. Но раз уж она ни черта не стоила на кухне, то хотя бы могла помочь в этом другим.
В темноте она достала свой ноутбук и еще немного поискала информацию о Александре Буше. И снова ничего не нашла. Ни одной статьи, ни единого фрагмента предыдущей жизни. Она знала, что большинство шеф-поваров эксцентричны и общительны, всегда стремятся быть в центре внимания, но то, что такой талантливый человек, как Буше, по всей видимости появился из ниоткуда, дезориентировало. Такая ситуация была для нее впервые, и по какой-то причине она не могла все так оставить.
Она закрыла ноутбук, потом глаза, и ей приснилась вкусная еда.

***


Они дюжинами пробирались на кухню, их шаги были беспорядочными и в тоже время целеустремленными. Пока безумцы разносили комнату на части, разбрасывая по сторонам все, что было не закреплено, вокруг нее дождем падали на бетонный пол различные металлические инструменты. Под разделочным столом она еще сильнее свернулась калачиком, осторожно сдвинув две большие пластиковые ванны для смешивания, чтобы они лучше скрывали ее.

***


Сидя за своим столом, Синтия не могла сосредоточиться. В голове у нее пульсировало, живот сильно болел. Было всего десять часов утра, а все вокруг уже действовали ей на нервы. Вопросы и ответы, подпишите это, одобрите то, посмотрите на это - да заткнитесь вы на хрен! Ей нравилось думать о себе как о довольно добродушном, жизнерадостном человеке, но она никак не могла избавиться от этого постоянного раздражения, вызванного окружающими. Люди, которых она знала много лет и которых считала своими самыми близкими друзьями, теперь были похожи на мух, постоянно садящихся ей на лицо.
Что, черт возьми, со мной не так?
Она знала, что было не так, но ей не очень хотелось себе в этом признаваться. Было стыдно, но она не могла перестать думать о "Мон Корпс". А ведь она профессионал, и тот факт, что она продолжала зацикливаться на еде, которую съела больше недели назад, вызывал у Синтии желание биться головой о стену. Ей следовало готовиться к сегодняшнему заданию - открытию нового мексиканского ресторана в Ньюбурге. А вместо этого она поймала себя на мысли, что мечтает о шницеле Кордон блю и утиной грудке Магре де канар. Как правило она не заглядывала дважды в одни и те же рестораны, особенно в те, которые рецензировала по работе, но мысль о том, что она снова не попробует фирменное блюдо Буше - Тет де ву, сводила ее с ума. Ей нужно было больше узнать об этом человеке и его еде. Возможно... она сходит туда снова.
У Синтии зазвонил сотовый.
- Грег? Все нормально?
- На самом деле ни хрена не нормально. Меня только что уволили!
- Что значит уволили?
Грег саркастически рассмеялся.
- Уволили, черт возьми! Наконец-то я понял, что с меня хватит дерьма Моррисона, вот и врезал ему прямо в нос! Ты бы это видела. Кровь разлетелась повсюду!
Синтия выпрямилась.
- Подожди - ты ударил своего босса?
- Не знаю, что на меня нашло, Син. Сегодня утром он снова начал болтать без умолку, и я просто... сорвался. Я ударил его на заводе, на глазах у всех.
- Господи боже, Грег!
- И это даже не самое интересное.
Она скривила лицо.
- Самое интересное?
- В тот момент, когда он упал на землю, я оседлал его и начал просто орать на него. Только трое моих коллег смогли оторвать меня. Ну, я думаю, они мне больше не коллеги. Я так понял, меня уволили.
- Грег, это ужасно!
- К черту все. Я направляюсь домой. Нет у меня настроения встречаться с тобой в Ньюбурге за ужином. Сходи одна, хорошо?
Прежде чем она успела ответить, он отключился. Она посидела еще немного, уставившись на свой компьютер и на отсутствие ответов Гугл о Буше.
Да... возможно, она сходит туда снова.
Несколько часов спустя, когда она с жадностью поглощала еду в угловой кабинке в обеденном зале в "Мон Корпс", до отказа набитом восторженными, голодными посетителями, Синтия увидела, как Грег проскользнул внутрь и взял заказ на вынос на стойке регистрации.

***


Какая-то женщина закричала и бросилась через кухню. Синтия предположила, что она из обслуживающего персонала, - пряталась так же, как и она, и когда Синтия ворвалась на кухню, уже находилась здесь. Перепуганная женщина в панике бросилась к задней двери.
В мгновение ока безумцы повалили женщину на пол. Пока она брыкалась и кричала, они схватили ее за конечности и подняли. Женщина закричала и заплакала от ужаса. А безумцы смеялись и смеялись. Крепко ухватившись за нее, они поволокли ее через комнату к столу Синтии и швырнули на полированную стальную поверхность. Спрятавшаяся под столом, Синтия крепко сжала большой нож.
Десятки ног окружили ее. Ноги женщины заколотили по столешнице над Синтией. Держа в руках мясницкие ножи, безумцы продолжали истерически хохотать, обрушивая на женщину массу колющих ударов. Как и ее крики, сопротивление постепенно затухало. Ярко-красная кровь растекалась по краям столешницы и сбегала вниз по ножкам стола, заливая пол.
Среди этого хаоса, с колотящимся сердцем, Синтия осторожно протянула руку и обмакнула ее в кровь, а потом сунула в рот мокрый палец.
Существо, растущее внутри нее, поблагодарило ее.

***


Прошло три дня с тех пор, как она разговаривала с Грегом, и почти неделя с тех пор, как она его видела... и по какой-то причине это было последнее, что ее волновало. В ту ночь, после того, как она увидела его в "Мон Корпс", они поругались. Он отрицал посещение ресторана, глядя ей прямо в глаза. Они кричали друг на друга, называя лжецами. Когда речь зашла о том, что он остался без работы, Грег сорвался и ударил ее. Она не ожидала этого, его удар был быстрым, как укус змеи. И он засмеялся.
Он, блядь, засмеялся.
Пока он хихикал, как маньяк, Синтия схватила нож для вскрытия писем со стола в своем домашнем офисе и воткнула тупое лезвие ему в бедро.
Потом она тоже начала смеяться.
Потрясенный, Грег закричал, и прихрамывая, ушел из дома, и с тех пор она не слышала от него ни слова. Боль, которую она причинила ему, этот внезапный акт насилия по отношению к своему партнеру заставила ее почувствовать себя плохо... но что-то глубоко внутри подсказывало ей, что это было правильное решение. Оно говорило с ней шепотом. И поблагодарило ее.
Подавив голос, она села за свой рабочий стол и продолжила поиск информации о Буше. Прочесав каждый уголок в интернете, каждый сайт, посвященный международным шеф-поварам, она по-прежнему ничего не нашла. Постепенно раздражение начало нарастать. Все вокруг специально держались от нее на расстоянии. Маленькая часть ее хотела, чтобы они все-таки попытались сблизиться с ней, и в результате вывели бы ее из себя. Вот тогда у нее появился бы повод выплеснуть весь свой негатив. Она уже была готова признать, что Грег поступил правильно, уйдя от нее. Но вместо агрессии, она тихонько слушала их фоновую болтовню, треп о прошедших выходных и семейных встречах. Несколько раз она слышала упоминание о "Мон Корпс".
Вместо того, чтобы продолжать поиски информации о Буше, она немного покопалась в прошлом самого здания, которое занимал ресторан. Построенное в 1991 году, оно изначально предназначалось для национальной сети техасско-мексиканских ресторанов, но после того, как несколько десятков человек заболели от плохо приготовленной еды, ресторан позорно закрыл свои двери. Не прошло и шести месяцев, как местная пара купила здание и открыла пиццерию своей мечты, но из-за отсутствия интереса эта затея провалилась. Здание оставалось закрытым почти год, после чего было продано другой компании, небольшой элитной сети ресторанов морепродуктов с Восточного побережья, желающих прозондировать почву на Среднем Западе. Когда почва оказалась уж слишком твердой, они быстренько смотали удочки и уехали, позволив попытать счастья еще шести ресторанам. С таким же успехом.
Чертовски необычно. Никому не удалось надолго задержаться. Как такое вообще возможно?
Вскоре результаты ее поисков стали еще более странными. Начав искать какую-либо информацию о предыдущих владельцах, она обнаружила шокирующие сведения. Несмотря на их возраст и здоровье, все они теперь были мертвы, скончавшись вскоре после закрытия своих ресторанов. Синтия откинулась на спинку стула и в замешательстве уставилась на экран своего компьютера. Это не могло быть правдой. И все же каждый некролог, который она откапывала, только усиливал ее смятение.
Как будто этому зданию было суждено стать "Мон Корпс"...
Рука на ее плече вернула Синтию к реальности. Ее редактор, Мэри Сестеро, смотрела на нее с усмешкой.
- Синтия, что, черт возьми, с тобой происходит? Ты должна была поехать в Ньюбург на прошлой неделе, а вместо этого вручила мне еще одну дурацкую статью об этом чертовом французском заведении? Не желаешь объясниться?
Кровь. Пусти ей кровь.
Синтия понятия не имела, откуда доносился этот голос, но подчинилась. Она быстро встала и тыльной стороной ладони ударила женщину по лицу. Мэри отпрянула, держась за лицо, ошеломленная, широко раскрыв глаза от удивления. Из ее носа потекла кровь. Синтия, потрясенная не меньше Мэри, уставилась на нее сверху вниз.
Что-то толстое и тяжелое скрутилось у нее в животе. Теперь голос сказал: Еще. Больше крови.
Мэри отшатнулась. Ее коллеги застыли, потрясенные.
Сейчас же. Больше крови. Сейчас же.
- Нет...
Накорми меня.
- Нет! - закричала она.
Большое зеркальное окно, выходящее в вестибюль верхнего этажа, разлетелось на тысячу осколков. Мужчина, которого Синтия не узнала, прыгнул через разбитый проем. Держа пистолет в руке и воя диким смехом, он открыл огонь по офису. Кровь расцвела на белых стенах. Ее коллеги кричали и падали, полные дыр размером с десятицентовик. Поскольку ее стол находился очень близко к задней лестнице, Синтия быстро выскочила из комнаты и слетела по ступенькам. С колотящимся сердцем она пробежала через автостоянку, перепрыгнув по пути через несколько трупов, и нашла свою машину. Она вздрогнула, когда снаружи здания раздались десятки беспорядочных выстрелов. Некоторые казались далеко. Другие гораздо ближе. Крики и маниакальный смех наполняли воздух.
Надеясь найти Грега, Синтия помчалась домой, в то время как ком в животе умолял дать ему еще больше крови.

***


Бедная женщина над ней полностью перестала двигаться. Было не трудно догадаться, почему. Безумцы, окружившие стол, радостно танцевали в луже жидкости, которую сами же и создали на кухонном полу. В душе Синтия понимала - нужно выскочить и бороться, но медный привкус на языке напомнил ей, что она не святая.
Затем безумцы остановились. В унисон развернулись. Задняя дверь склада медленно со скрипом отворилась, открыв пустую черную пасть. Словно повинуясь некоему инстинкту, они потащились в открытую дверь и исчезли по ту сторону.
Когда они выходили из комнаты, один из безумцев поскользнулся в крови перед ее столом и рухнул на пол. Мужчина приподнялся на локтях и повернул лицо к Синтии.
Грег ухмыльнулся ей окровавленными зубами.

***


Езда была без преувеличения кошмарной. Синтия лавировала между десятками заглохших машин, с людьми и без людей. Авария на аварии. Дым и выстрелы. Людей вытаскивали из их домов и прямо на улицах кололи ножами. Пальцами рвали лица. Мужчины, женщины, дети - никого не щадили. Казалось, весь город сошел с ума, и если бы голос, исходящий из ее нутра, имел хоть какое-то влияние, она была бы прямо там, с ними.
Руки дрожали от адреналина. Синтия резко затормозила перед своим домом.
И в ужасе уставилась на него.
Грег, мужчина, которого она когда-то считала любовью всей своей жизни, на лужайке планомерно избивал их соседа и его двенадцатилетнюю дочь алюминиевой битой. Голова девушки уже практически исчезла, кости и мозги превратились в жидкий розовый суп. Пот стекал по залитому кровью лицу Грега. Он посмотрел на Синтию и рассмеялся.
- О чем задумалась, детка? Сегодня французский звучит особенно хорошо?
Грег заковылял к машине.
Синтия нажала на газ.

***


- Что скажешь, Син? - прохрипел Грег, сев на колени. - Мы уже достаточно согрешили?
- Держись от меня подальше! - Синтия пнула в него ведро для смешивания. Грег быстро отбил его. Она замахнулась на него тесаком, предупреждая, чтобы не приближался. - Не смей, блядь, прикасаться ко мне!
- Не веди себя так, детка... Все кончено. Мы сделали именно то, что он просил.
- О чем ты говоришь? - спросила она, все еще размахивая лезвием.
Грег широко улыбнулся, расстегивая воротник поло на шее.
- Позволь ему завладеть тобой, Син. Накорми его и стань частью его тела, - он подмигнул. - Помоги ему снова жить.
Его тело начало непроизвольно трястись. Застонав от боли, Грег упал вперед, на руки. С его губ брызнула кровь. Широко раскрыв глаза, он запрокинул голову назад. Исторгнув последний сдавленный хрип, его горло раздулось и разорвалось. Синтия вскрикнула. Что-то длинное, темно-красное упало на пол с влажным, мягким шлепком. Безжизненное тело Грега рухнуло на бок.
Синтия в ужасе смотрела, как длинный кусок мяса приподнялся, как змея, и пополз к задней двери хранилища.

***


Ехать было некуда, поэтому Синтия направилась в единственное место, имеющее для нее хоть какой-то смысл. Ответы, которые она искала, находились в "Мон Корпс", и в этот момент она была готова убивать, чтобы получить эти ответы.
Убивать. Убивать. Убивать.
- Заткнись!
Хотя по понедельникам ресторан был закрыт, она не могла позволить этому препятствию помешать ей войти внутрь. Вдобавок к хаосу, творящемуся вокруг нее, чтобы открыть входную дверь, Синтия воспользовалась гаечным ключом, который хранила в багажнике. Она вошла внутрь, затем закрыла за собой и забаррикадировала дверь диваном из вестибюля. Во время ее вторжения не прозвучало ни звука тревоги.
- Александр Буше! - крикнула она в пустой темный обеденный зал, - где ты, сукин сын?
Когда никто не ответил, она бросилась на кухню.
- Что, черт возьми, ты с нами сделал? Что у тебя в еде?
Она включила свет и обнаружила, что кухня так же пуста.
Затем до нее донесся запах. Еда. Ароматы. Специи. Мясо.
Накорми меня.
Глаза Синтии затуманились, голова склонилась набок.
Накорми. Меня.
Ее чувства перебороли ее. Прежде чем она поняла, что делает, Синтия бросилась к морозильнику рядом с салатной станцией и распахнула дверь. Она глубоко вдохнула, позволяя носу управлять ее ногами.
В дальнем углу морозильной камеры на металлической стойке стояло несколько ведер с охлажденным мясом. Не раздумывая, она бросилась к ближайшему ведру и вонзила руки в сырое мясо, отправляя в рот как можно больше кусков. Голос внутри ее живота застонал от возбуждения. Синтия подняла ведро и запила мясо ледяной кровью. Будучи опытным поваром, она была уверена в своей способности идентифицировать практически любой тип предлагаемого ей белка - не говоря уже о том, что это было частью ее учебной программы кулинарной школы, - но она никогда не пробовала ничего подобного. И теперь, когда оно истекало соками у нее во рту, она могла точно сказать - это было то самое мясо, которое использовалось почти в каждом блюде в ресторане. Может быть, его готовили по-разному, смешивали с разными специями и ингредиентами, но этот резкий вкус - эту мощь - было совершенно невозможно идентифицировать.
Что же ты такое, вызывающее аппетит чудовище?
Ведро опустело, ком в животе запел от ликования. Синтия уронила ведро и попятилась к двери, теперь чувствуя тяжесть того, что она только что сотворила. Испытывая отвращение, она вернулась в теплую кухню и побежала к раковине, засунув два пальца себе в горло.
Больше крови. Больше.
Прежде чем она успела исторгнуть содержимое своего желудка, бесчисленные разъяренные кулаки обрушились на входную дверь ресторана.

***


После того, как не переваренная красная штука вырвалась из тела Грега и выскользнула из комнаты, Синтия медленно выползла из-под разделочного стола. Крепко сжимая лезвие в руке, она осторожно переступила через почти отделенную от тела голову Грега и пошла по склизкому кровавому следу к открытой задней двери. Она повернулась, быстро проверила остальную часть кухни на предмет безумцев, а затем шагнула в дверной проем.
Дверь за ней захлопнулась.
Окутанная темнотой, Синтия быстро вспомнила о своем мобильном телефоне. Она вытащила его и встряхнула, активировав фонарик. Она ожидала увидеть что-то вроде морозильника, достаточно большого для сотен фунтов мяса Буше, но во внезапно вспыхнувшем свете Синтия увидела всего-навсего длинный темный коридор, казавшийся бесконечным. Под ее ногами вниз по проходу тянулся широкий склизкий след с кровавыми отпечатками.
Осторожно она побрела по узкому коридору. Чем дальше она продвигалась, тем больше пол наклонялся вниз. Вскоре теплый летний воздух исчез, сменившись свежим, естественным запахом глубин земли. Ей казалось, что она сейчас находится где-то под скоростной автомагистралью за парковкой ресторана. Уэлкнер действительно понятия не имел, за что он заплатил.
В конце концов коридор закончился. Перед ней открылся резной грязный дверной проем. За ним простиралась холодная чернильно-черная тьма.
Дрожа, Синтия шагнула внутрь.
Комната была пещероподобной, выпуклой, будто вырезанная тыква. Подняв руку, она поводила фонариком из стороны в сторону. Под ее ногами сотни и сотни свежих мертвых тел лежали лицом вниз на утоптанном земляном полу. Как и у Грега, их глотки стали выходом для склизкого красного существа, вынашиваемого в их утробах... по-видимому, и ее ждала та же участь. Один только взгляд на них заставлял тварь внутри нее извиваться от возбуждения.
Приглушенный звук их скольжения заполнял комнату.
Она осторожно обошла тела, продолжая светить фонариком по сторонам. Луч света выхватил что-то в дальнем углу.
Синтия ахнула.
В широком круге света, привалившись к стене, сидело массивное тело. По крайней мере, пятнадцати футов роста. Чем бы оно ни было, от существа мало что осталось. Его кости пожелтели от времени и плесени. Его череп был размером с череп буйвола, с широко расставленной, зубастой пастью, доходящей практически до затылка. Из его висков торчали два внушительных рога. Чертовски хорошо зная, на что она смотрит, Синтии следовало бы испугаться, но она чувствовала... очарование. Удивление. Печаль.
Большая рука легла на ее запястье. Синтия взвизгнула, чуть не выронив телефон. Рядом с ней в темноте стоял Буше, с любопытством наблюдая за ней. Он все еще был одет в свой белый поварской фартук, дополненный огромным колпаком. Другой рукой он выхватил клинок из ее руки и швырнул его в темноту.
- Жалко, не правда ли?
Синтия уставилась на него, удивляясь, куда пропал его французский акцент.
- Он был таким красивым мальчиком.
Буше печально нахмурился, глядя на массивный труп.
Она прошептала:
- Что это?
- Мой наследник.
- Я... я не понимаю.
- Там, где мы стоим, моя дорогая, - старая, священная земля. Ты даже не можешь себе представить все те зверства, которые происходили в этом самом месте задолго до того, как человек ступил в этот мир. Это свело бы тебя с ума. Я владел этой землей, каждым уголком и закоулком. Затем ваш возлюбленный Бог создал вас, извивающихся фиссур, и вы запустили всюду свои лапы и разрушили все, что я создал. Вы, люди, убили моего мальчика и закопали его труп, будто он был всего лишь фекалиями дворняги.
Буше крепче сжал ее запястье. В слабом отсвете от ее телефона она заметила, что его пальцы удлинились на несколько дюймов и побагровели до глубокого рубиново-красного цвета. Синтия ощущала, как он становится выше рядом с ней. Она не сводила глаз с прогнившего скелета впереди. Взгляд задержался на маленьких полосках окаменевшего мяса, все еще цепляющихся за кости. И у нее потекли слюнки.
Существо рядом с ней наклонилось к ее уху.
- Вкусный, не правда ли?
Накорми меня. Накорми меня.
Синтия чувствовала себя несчастной.
Буше хихикнул.
- Ни одна его часть не пропала даром, и никто не может отрицать его силу. Вы все такие предсказуемые. Как маленькие поросята, набиваете свои жадные рты чем угодно, даже не задумываясь об этом. И за это я вам бесконечно благодарен.
Буше продолжал расти выше, шире. Скольжение становилось все громче.
- Тысячелетние поиски привели меня сюда, обратно к моему пропавшему ребенку. Но никаких слез. Это не печальное событие - совсем наоборот. Видишь ли, как и все другие творения, все вечно. Принц не может умереть по-настоящему. Он спит... - все еще сжимая ее руку, он постепенно перемещал луч фонарика, пока тот не оказался на противоположной стене. - ...и ждет, чтобы его воссоздали заново.
Синтия закричала.
Массивная красная фигура заполнила тусклый свет ее телефона. Он сидел, вытянув ноги, занимая весь угол комнаты. Глубоко, со свистом втягивая воздух через нос, принц смотрел на них сверху вниз. Он вытянул свои большие, похожие на лапы руки в знак приветствия. Длинные, губчатые куски мяса скользили по полу среди трупов, затем вверх по его рукам, ногам, по туловищу. Свежие части демона ассимилировались в его новое, громадное тело. Каждый фрагмент, погружаясь в плоть, вызывал восхитительную дрожь, пробегавшую по его ярко-красной шкуре.
- Какой красивый мальчик! - объявил Буше.
Когда последняя из частей демона взобралась на него и стала его новой плотью, черные, со змеиными щелевидными зрачками глаза обратились вниз. Онемевшая и дрожащая, Синтия таращилась на него, заметив отсутствие рта на его лице.
Голос внутри ее живота бушевал: Убивать! Убивать! Кровь! Кровь!
- Все зависит от тебя, дорогая Синтия.
Существо, которое когда-то было Александром Буше, отпустило ее запястье и вышло из-за ее спины.
Как и его сын, демон возвышался над ней с устрашающим видом. Высоко над головой агрессивно торчали рога. Широкий рот, полный острых как бритва зубов, ухмылялся ей. Очень похожий на свою человеческую форму, он казался намного старше, чем она предполагала раньше, но от этого менее угрожающим он не стал.
- Ты знаешь, что должна сделать, - сказал Буше.
Демон щелкнул пальцами, и Джермейн Уэлкнер вылетел из темноты. Он закричал, споткнувшись о мертвые тела у ее ног. Прежде чем он успел вскочить на ноги и убежать, старший демон схватил его за затылок и поднял в воздух.
- Отпусти меня! Отпусти меня, иначе бог тебя проклянет!
Демон нахмурился:
- Бог проклял меня вечность назад, червь! Проклял свое самое любимое создание за неповиновение и желание покорить Небеса, - он повернулся к Синтии. - Теперь все зависит от тебя, моя дорогая. Верни моему сыну его голос. Заверши его. Позволь ему снова стать целым и исполнить свое право по рождению. Мое время истекло. Теперь его очередь восстать и править. Я прошу тебя, позволь старому обездоленному серафиму наконец-то умереть.
Неудержимо дрожа, Синтия переводила взгляд с одного на другого, не зная, что делать. Ее разум и сердце говорили ей бежать, убегать как можно дальше от всей этой смерти и безумия. Но ее живот бушевал, как ураган над неспокойными водами.
УБИВАТЬ! УБИВАТЬ! КРОВЬ! КРОВЬ!
Синтия сжала руки.
Она взглянула на гигантского принца без рта, ожидающего ее ответа. Его остекленевшие глаза умоляли.
- Нет! - воскликнул Уэлкнер. - Пожалуйста, миссис Оуэн! Пожалуйста, не убивайте меня!
Синтия стиснула зубы, чувствуя, как ее захлестывает ярость.
- Я... Мисс... Оуэн!
В мгновение ока она бросила телефон и прыгнула вперед, вонзив большие пальцы прямо в глаза Уэлкнеру. Пожилой мужчина закричал. Он брыкался и яростно бил кулаками, но Синтия прижалась к нему и продолжала давить так сильно, как только могла. Кровь хлынула из его глазниц и брызнула ей на лицо. Синтия рассмеялась, наслаждаясь ликованием, охватившим ее тело. Голос внутри ее живота завизжал от удовольствия. Когда уже казалось, что ее большие пальцы не могут двигаться дальше, она сделала еще один толчок, и они еще глубже вонзились в голову мужчины. Уэлкнер все время орал, а Синтия продолжала безумно смеяться.
Через несколько минут она высвободила свои руки. Старший демон уронил труп Уэлкнера, добавив его к бесчисленному множеству других.
- Как ты себя чувствуешь, Синтия?
Она вытерла с глаз радостные слезы.
- Восхитительно.
Ухмыляясь, он отступил в темноту, прячась от света.
- Теперь пришло твое время, сын мой.
Хрюкнув, огромный принц встал. Синтия упала перед ним на колени, обхватив лицо руками, из ее горла вырвался маниакальный смех, а через несколько мгновений то же самое сделали и остальные подданные нового короля.

Просмотров: 114 | Добавил: Grician | Теги: Midnight in the Pentagram, рассказы, Уэсли Саузард, Игорь Шестак | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Реднеки против инопланетян, на космическом корабле ужасов......

Когда загорелся красный сигнал светофора, Кент Хоган снизил скорость «Тойоты Камри» и остановился. Яркий алый шар, пронзая светом тёмную плоть ночи, подобно глазу демона свирепо смотрел на него....

Близнецы очень сильно чувствуют друг друга, и отождествляют себя со своей «половиной». Но не всегда это идет одному из них на пользу......

Новоиспеченная чета Дельгордо прибывает в уютный гостевой домик, где супругов ждет номер для новобрачных. И когда кажется, что все сложилось как нельзя лучше и пару ждет самая запоминающаяся ночь в жи...

Всего комментариев: 0
avatar