08:03
В общем-то, я собирался написать обычное эссе по написанию хоррора. Но на эту тему есть много книг и статей, и люди, которые эти книги и статьи написали, наверняка дадут вам советы получше. На самом деле, даже не «наверняка». Поэтому я решил сконцентрироваться на том, что умею лучше всего — умении быть отвратительным. В наше время трудно быть в чем-либо оригинальным. Это ещё сложнее, если ты хочешь написать экстремальный хоррор. Способов описать, как кого-нибудь увечат, или рвут на части не так уж и много. Выкидыши, аборты, извращённый секс, изнасилования, зоофилия, реднеки, каннибализм. Всё это уже было, верно? К этому поджанру мы ничего добавить не сможем. Подобные разговоры слышатся постоянно и, в каком-то смысле, я понимаю, что эти люди имеют в виду. Но есть способы, заставить твою работу выделяться. Соглашусь с тем, что я всё ещё новичок и мне предстоит проделать длинный путь, но как редактор и писатель экстремального хоррора, поделюсь с тобой кое-какими вещами, которым научился на текущий момент.

Будь специфичным.



Если бы я сказал тебе, что собираюсь рассказать историю о женщине, которая просыпается привязанной к стулу, с кляпом в рту, раздетой догола, и с привкусом блевотины во рту; в то время, как в комнату заходит мастурбирующий парень с мясницким ножом в руке… То продолжать мне, наверное, не стоит. Ты наверняка догадываешься что произойдёт дальше. И тебе уже скучно. В нынешние времена шокировать хоррор-фанов очень сложно, особенно тех, которые ищут экстремальные произведения. Они прочитали всё, что Эдвард Ли, Ричард Лаймон, Рэт Джеймс Уайт, или Джек Кетчам могли предложить. Тебе нужно быть по-настоящему креативным. Один из способов, который в этом поможет — быть специфичным. Когда я, и, наверное, большинство людей, представляю себе вышеописанную сцену, то думаю о белой девушке, которой, наверное, за двадцать; и, скорее всего, о блондинке. Наверняка у неё большие сиськи, верно? Скорее всего, она достаточно красива, чтобы быть знаменитостью, или, по крайней мере, у неё тело порнозвезды.

Но какой в этом смысл? Если ты пытаешься выделиться и добавить свой голос к жанру ужасов, но не делаешь чего-то необычного — никто не заметит.

А если я скажу тебе, что та женщина — азиатка шестидесяти пяти лет. У неё был рак молочных желёз и одна грудь удалена, другая отвисла до живота, а сосок — длинный и загрубевший от долгих лет грудного вскармливания. У неё было семеро детей, все через кесарево, и как следствие этого — длинный тёмный шрам поперёк живота. И что, если я скажу тебе, что мастурбирующий парень, который только что вошёл с ножом — её шестнадцатилетний внук, прыщавый и с брекетами на зубах? Это уже гораздо интереснее. И для меня это весьма дискомфортно, что и является смыслом экстремального хоррора. Ненавижу это говорить (а, может и нет), но если в рассказе ужасов жертва — это белый мужчина, или женщина, которым чуть за двадцать, то мне просто насрать что с ними случится. Не потому, что я против белых, или против молодёжи. Просто такой персонаж — это скучный стереотип.

Мне кажется, что специфичность касательно расы — чертовски мощная штука. То же самое и с возрастом. Автоматически шокирует всё, что касается детей. Лично я про что-то сексуальное происходящее с детьми писать не буду, но при чтении такие вещи лишь добавляет дискомфорта, и я не против, когда автор это использует. Схожий эффект может дать использование пожилых людей.

Поэтому делай своих главных персонажей интересными; такими, каких мы ещё не видели, или, по крайней мере, нечасто видим. Используй какие-нибудь подробности и будь специфичным в таких деталях, как раса, возраст, уродства, болезни и т. п. Прекрати убивать двадцатипятилетних белых людей. Хотя бы в своих рассказах.

Добивайтесь реакции.



Притворись, что будешь читать перед толпой. По крайней мере — экстремальные сцены. Каждому рассказу нужна какая-то предыстория и развитие персонажей, но к сценам, которые сделают сюжет экстремальным, относитесь так, будто вы находитесь на конкурсе. На шок-конкурсе, конкурсе эротического хоррора, или даже на бизарро-разборках. Когда я пишу то, что собираюсь представить перед толпой, я пытаюсь добиться слышимой реакции. Будь то смех, стоны, вздохи, или потеря дара речи. При участии в подобных конкурсах ты должен запоминаться. Ты должен угодить публике. Я точно знаю, какие сцены получат эти звуковые реакции, потому что писал их именно для этого. Сделай это с экстремальными отрывками в своей книге. Обычно я громко смеюсь, когда у меня в руках роман Эдварда Ли, или, допустим, Рэта Джеймса Уайта, и я читаю одну из наиболее брутальных и экстремальных сцен. Полагаю, что так реагирует большинство любителей экстремального хоррора. На их лицах может быть отвращение, но они всё равно смеются. Именно об этих сценах они будут говорить позже, обсуждая с кем-нибудь эту книгу. Сарафанное радио — твой друг.

Я обнаружил отличный способ добиваться такой реакции — это использование сравнений и метафор. Если я скажу «у старухи были дряблые ноги», вы сможете себе это представить, но это не запоминается. Но если я скажу, «плоть свисала с её бёдер как заплесневелое тесто», это кое-что добавляет; делает описание более запоминающимся, и может получить звуковую реакцию. Её мокрая киска выглядела как воспалённая рана от топора. Мёртвый зародыш лежал на ладони, как склизкий мармеладный медвежонок с вишнёвым ароматом. Идея понятна? Чем вы изобретательнее в сравнениях и метафорах, тем лучше будет реакция.

Начни свой рассказ с «выстрела».



Я знаю, все слышали об этом раньше, но это чертовски важно, особенно с точки зрения редактора. Возможно читатели будут терпеливыми, и поверят в то, что в конечном итоге твоя книга окажется хорошей. Но у редактора нет на это времени. И если читатель может ненадолго задержаться, его терпение тоже не испытывай. Сразу же выдай что-нибудь завлекательное. Сделай так, чтобы он не смог прекратить чтение.

Ты можешь начать рассказ, посреди какого-либо действия, из-за чего у читателя автоматически возникнет множество вопросов, потому что всё происходит слишком быстро, чтобы останавливаться и что-либо объяснять.

В экстремальном хорроре можно сразу же начать с чего-нибудь брутального. Твои читатели в любом случае этого ждут, и если на первой же странице ты дашь им над чем-нибудь улыбнуться, они с большей вероятностью прорвутся и сквозь более спокойные сцены, в которых ты подашь предысторию, или будешь что-либо объяснять.

Например, ты пишешь книгу об детоубийце. Можно начать описание с детектива прибывающего на место одного из таких убийств. И хороший писатель вполне может сделать это интересно. Но что если ты начнёшь сцену от лица ребёнка, которому убийца сдирает кожу с костяшек пальцев? Или от лица убийцы, который наблюдает за сворой питбулей дерущихся за всё ещё кричащую детскую плоть? Читатель получит столько адреналина, что в следующей главе, ты сможешь продолжить: ввести своего главгероя, начать описание персонажей и всё такое прочее. Но всё равно, ты должен поддерживать оптимальный баланс на протяжении всей книги. Если я пишу и понимаю, что становлюсь скучным, я знаю, что пора вставить напряжённую сцену, пнуть своего читателя по яйцам, так сказать. Поддержать их заинтересованность.

Сделай так, чтобы внимание было захвачено самым первым предложением. В приведённом выше примере ты мог бы начать с фразы вроде: «Крики мальчика превратились во влажные захлёбывающиеся звуки, когда один из питбулей рывком головы прорвал дыру в его животе, а другой пёс зарылся мордой в свежепроделанную, кровоточащую полость». Или даже ещё короче. «Рывком головы питбуль разорвал мальчику живот». Прочитав нечто подобное в самом начале книги, я бы, наверное, улыбнулся, хихикнул, и, блядь, продолжил бы читать дальше.

Опять же, я не говорю, что каждое вступление должно быть таким. Это просто совет. Есть и другие способы сделать начало своей книги интересным, не прибегая сразу же к насилию или сексу. Просто уверься в том, что оно увлекательно, и убедись, что у твоего читателя возникло достаточно вопросов.

Не думаю, что я в том положении, чтобы давать советы, но поскольку меня спрашивали, это именно то, что мне пришло в голову, как писателю, редактору и читателю экстремального хоррора. Надеюсь, это кому-нибудь поможет. Я могу рассказать намного больше, но лишь потому, что питаю к этому страсть, а не потому, что мне кажется, что знаю об этом всё.

Я назвал эту статью «Кровь, гной, сперма и мёртвые младенцы» не потому, что всё это должно быть в экстремальном хорроре, а потому что именно это я ел на тот момент времени.

А теперь идите и займитесь «жестью».

***


Шейн Маккензи — писатель, который пишет в жанрах бизарро и экстремальный хоррор; и живёт с женой и дочерью в Остине, штате Техас. Он является автором книг "Infinity House", "All You Can Eat", "Bleed on Me", "Drawn & Quartered", и "Jacked". Также можно купить его новые романы "Muerte Con Carne" (Deadite Press) и "Addicted to the Dead" (Thunderstorm Books). Шейн Маккензи — редактор и совладелец издательства Sinister Grin Press. На авторской странице в Amazon вы можете купить и книги его книги в мягкой обложке, электронные издания, и лимитки в твердом переплете от Thunderstorm Books.

Перевод: Шамиль Галиев
Категория: Статьи | Просмотров: 35 | Добавил: Grician | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль