Авторы



Чепмен и Шона приехали отдохнуть на пару дней в шикарнейший курортный отель, даже ещё по хорошим скидкам. Потрясающий номер, но нет бесплатного кондиционера для волос. Во всем виновата горничная. Уволить сучку. Вот только горничная по имени Роза не работает в отеле Сонора.






— По-моему, горничная забыла дать нам кондиционер, — объявила Шона, беря маленькие пластиковые бутылочки с раковины в ванной и читая этикетки. — Здесь есть шампунь, гель для душа и лосьон, но я не вижу кондиционера.
— Черт побери, — сказал Чепмен. — Ты платишь самую высокую цену за проживание в курортном отеле, и естественно думаешь, что с такими вещами все будет в полном порядке.
— Мы платим не самую высокую цену, — заметила Шона. — Это их летние скидки.
— Дело не в этом. В конце концов, даже в Мотеле 6 есть кондиционер.
Он снял трубку и набрал 0.
— Послушайте, — сказал он. — Это Чепмен Дэвис из номера 312. Горничная не оставила нам никакого кондиционера для волос. Не могли бы вы прислать кого-нибудь, чтобы принесли нам немного? — он не стал дожидаться ответа. — Спасибо.
— Это не так уж и важно, — сказала Шона.
— Тогда почему ты об этом заговорила?
— Просто обратила на это внимание. Я не знала, что ты собираешься начать делать телефонные звонки и строить из себя крутого.
— Это принципиально. Мы останемся здесь на три ночи, черт побери. Мы должны получить то, за что платим.
Он отвернулся от нее, чтобы убедиться, что все остальное в комнате нормально. Вид, конечно, был потрясающий. Они попросили номер, о котором говорил Джек Дональдсон. Он выходил на нижний бассейн и один из садов. Дальше под ними простирался город Тусон, и в ясный день, как сегодня, с этой точки обзора на склоне холма они могли видеть почти все пространство до Мексики. Сама комната была просторной и элегантно обставленной, с телевизором с плоским экраном в гостиной и еще одним на стене перед кроватью. Он открыл холодильник: полный. Он проверил телевизоры: оба работали. Он проверил наличие Вай-Фай: высокоскоростной. На комоде даже стоял поднос с приветственной запиской и двумя бесплатными бутылками минералки «Перье».
Им оставалось лишь дождаться доставки кондиционера, и можно будет расслабиться.
Он откинулся на спинку кровати и переключился на канал Си-Эн-Эн, а Шона в это время продолжала распаковывать ванные принадлежности. Чепмен без особой надежды помечтал, что она увидит его лежащим, заметит, что он возбужден, и… позаботится об этом, но, когда она этого не сделала, а села в гостиной, взяла со стола глянцевый журнал о стиле жизни и начала читать, он решил, что так будет лучше — сможет поберечь силы на сегодняшний вечер.
После трех блоков коммерческих роликов и трех ложных обещаний «срочные новости после рекламы» Чепмен раздраженно сел.
— Где наш кондиционер? — сказал он.
Шона даже не подняла глаз от журнала.
— Забудь.
— Я это так не оставлю. Я позвонил, и они должны были принести его нам. Пойду к стойке регистрации и устрою им веселуху.
— Чепмен…
— Оставайся здесь. Я скоро вернусь.
Он схватил одну из карточек-ключей со стола перед ней и вышел, закрыв за собой дверь. Спускаясь по дорожке, ведущей к нижней стоянке, он заметил горничную, толкающую от их дома тележку для уборки.
— Эй, ты! — крикнул он.
Женщина повернулась к нему лицом. Молодая, стройная латиноамериканка, она оказалась красивее, чем он ожидал. На ее бейджике было написано Роза.
Тот факт, что она была привлекательна, не давал ей поблажек.
— Где мой кондиционер для волос? — требовательно спросил Чепмен. — Я звонил в офис полчаса назад. Они должны были прислать кого-нибудь, чтобы доставить его в наш номер.
В этот момент он подошел к ней и увидел рядом с планшетом на тележке поднос с туалетными принадлежностями в пластиковых бутылочках.
— Дай мне четыре штуки, — указав на них, сказал он. — Кондиционер для волос.
— Да, сэр, — ответила горничная, смело глядя на него.
Ему не понравилось выражение ее лица. То, что должно было быть подобострастной улыбкой, было ближе к ухмылке. И не было ли это «сэр» саркастичным? Он не был уверен, но ему показалось, что именно так оно и было. Сучка, вероятно, нелегал. Он хотел было пригрозить, что позвонит в НИС[1], если она не начнет себя вести соответственно, запугать ее, но это и так уже заняло слишком много времени, к тому же хотелось в бассейн, поэтому он взял бутылочки, которые она выбрала для него, и ушел. Позже он пожалуется руководству. Для места с такой безупречной репутацией обслуживание здесь пока вызывает лишь одно разочарование.
Они узнают об этом, когда он заполнит карточку удовлетворенности клиентов, которую видел на столе в их номере.
— Взял! — объявил он, вернувшись.
Шона уже надевала купальник. Он заметил, что она вчера побрилась.
— Молодец, — ответила она. — Я собираюсь искупаться.
— Я тоже, — сказал он. — Подожди секунду. Дай мне переодеться.
Через несколько минут они уже спускались к нижнему бассейну, она несла несколько журналов, он — увесистую политическую биографию, которую собирался прочесть весь прошлый год, но так и не удосужился. Они выбрали два шезлонга рядом с глубоким концом бассейна и, скинув сандалии, положили свои книги на маленький стеклянный столик между ними.
— Не мог бы ты принести нам полотенца? — попросила Шона, кивнув в сторону кабинки у мелкого конца бассейна.
— Вернусь через минуту.
Проходя мимо других лежащих пар, стараясь избегать брызг от семейки, играющей в воде в Марко Поло, Чепмен направился по горячему цементу к кабинке. Внутри он увидел ту же горничную, с которой столкнулся ранее, разговаривающую с молодым человеком, держащим поднос с напитками. Она взглянула в сторону Чепмена, что-то прошептала ему на ухо и улыбнулась. На ее лице появилось лукавое выражение, которое ему не понравилось.
Это нужно было пресечь в зародыше.
Чепмен подошел к стойке кабинки.
— Дайте мне два полотенца, — приказал он горничной.
С полки позади себя она схватила два полотенца, а парень с напитками в это время вышел через заднюю дверь.
— Вот, сэр.
Но когда он принес белые полотенца туда, где ждала Шона, и развернул их, то увидел, что на обоих в центре махровой ткани большие желтые пятна мочи.
— Господи! — поморщившись, он бросил полотенца на землю у изножья своего лежака и решительно зашагал обратно к кабинке.
— Что здесь происходит? — требовательно спросил он.
Горничная ушла, а за стойкой стояла девочка-подросток в красном купальнике. Его эмоциональный спич удивил ее.
— Сэр?
Чепмен указал через бассейн на небольшую кучку белой ткани в изножье его шезлонга.
— Я только что взял два полотенца, а на них пятна от мочи!
Девушка казалась взволнованной.
— Я… Я прошу прощения, сэр. Я не знаю, как это могло случиться. Наши полотенца каждый день свежевыстираны, и…
Он отвлекся на движение справа от него. Кто-то махал. Оглянувшись, он увидел горничную, стоявшую за джакузи, ее левая рука обхватывала стопку полотенец, а правая двигалась в воздухе туда-сюда. Хихикая, она отвернулась и исчезла за анфиладой комнат.
Какого черта…?
Он уже почти собрался последовать за ней, но девушка в кабинке развернула новые полотенца, показывая ему, что они чистые.
— Я сожалею о том, что случилось, — повторила она. — Но они красивые и чистые. И если вам понадобятся другие…
Он взял полотенца и вернулся к их лежакам. Кто-то уже пришел и забрал испачканные мочой полотенца.
— Это та горничная, — сказал он Шоне. — Та самая, от которой я получил кондиционер. Наглая сучка.
— Успокойся, — сказала Шона. — Мы здесь для того, чтобы получать удовольствие. Залезай в воду и расслабься.
Он залез в воду, но не мог расслабиться. Плавая кругами, пытаясь избавиться от раздражения, он пересекал бассейн, туда-сюда, туда-сюда, пока руки не устали, и не начались колки в боку. Шона уже вышла и грелась на солнышке, а он вылез из бассейна, вытерся полотенцем и снял трубку ближайшего внутреннего телефона.
— Я закажу напитки, — сказал он Шоне. — Что-нибудь хочешь?
— Было бы неплохо Маргариту.
Когда на звонок ответили, он заказал два коктейля, указав номер их комнаты. Мгновение спустя посыльный принес напитки и поставил бокалы на маленький столик между ними. Чепмен дал парню на чай доллар и взял свой бокал. Что-то черное привлекло его внимание, когда он собирался поднести бокал к губам.
В его Маргарите плавал мертвый жук.
От неожиданности он пролил половину Маргариты себе на живот и плавки, прежде чем поставить бокал обратно на стол. Он все еще видел черного жука, плавающего в остатках напитка. Его глаза обшаривали бассейн в поисках сотрудника, доставившего их заказ.
Был ли посыльный тем самым парнем, который разговаривал с горничной?
Теперь он стал просто параноиком. Два совпадения еще не значит заговор. Горничная не строила против него козней. Она не нарочно помочилась на их полотенца и никому не велела положить жука в его бокал.
Но…
Но она разговаривала с парнем, который принес поднос с напитками. И именно она дала ему полотенца. И, похоже, у нее действительно было негативное отношение к нему.
Он вспомнил, как она насмешливо помахала ему рукой, прежде чем покинуть территорию бассейна.
Чепмен встал.
— Я этого не потерплю, — сказал он.
— Этот жук, наверное, просто залетел туда. Я уверена — они дадут тебе еще один…
— Дело не только в этом.
— Ты куда собрался? — спросила Шона, когда он двинулся прочь.
— Надо с этим разобраться.
Босой, в одних мокрых плавках, Чепмен обошел бассейн и поднялся по тропинке, ведущей в лобби отеля. Группа хорошо одетых азиатских туристов стояла у стойки регистрации, то ли регистрируясь, то ли выписываясь, и он ждал, капая на ковер, пока из служебного помещения не вышел еще один клерк.
— Могу я вам чем-нибудь помочь, сэр?
— Я хотел бы увидеть менеджера, — сказал он.
— Могу я спросить, в чем дело?
— Неподобающее поведение одного из ваших сотрудников. Я хотел бы увидеть менеджера.
— Минутку, — заботливо сказала она. — Сейчас я позову его.
Через пару минут она вернулась, сопровождаемая подтянутым мужчиной в синем костюме, который представился как «Ральф Кови, генеральный менеджер» и официально пожал ему руку — зрелище, должно быть, для любого наблюдающего со стороны выглядело просто нелепо.
— В чем, собственно, проблема? — спросил Кови.
— В одной из ваших горничных. Она должна была доставить кондиционер для волос в наш номер, но не сделала этого, а потом, когда я ее разыскал, она была груба со мной.
— Мне очень жаль. Мы постараемся…
— Затем, — ледяным тоном продолжал Чепмен, — она дала мне и моей жене два полотенца для бассейна, которые должны были быть чистыми, но вместо этого на них были пятна мочи. И снова она вела себя очень неуважительно. Наконец, я увидел, как она сговорилась с одним из ваших официантов у бассейна и он дал мне напиток с очень большим жуком.
— Обещаю, я разберусь с этим, — сказал менеджер. — Вы случайно не знаете, как зовут эту горничную?
— Кажется, ее зовут Роза.
— Я займусь этим делом и уверяю вас, что больше такого не повторится. Наш отель имеет самую прекрасную репутацию…
— Именно поэтому мы и останемся здесь, — сказал ему Чепмен.
— … и мы делаем все возможное, чтобы сохранить эту репутацию, — он сделал знак клерку, стоявшему рядом. — Мы обеспечим вас бесплатными напитками на все время вашего пребывания и сделаем все возможное, чтобы оставшееся здесь время прошло как можно лучше.
Клерк обошла стойку и вернулась с тисненым конвертом, который протянула Чепмену. Он открыл его и увидел внутри стопку талонов.
— Это для ваших бесплатных напитков, — объяснила она.
— Если вам понадобится больше, пожалуйста, дайте мне знать, — сказал ему Кови. Он снова пожал Чепмену руку. — И обещаю вам, я разберусь с этой проблемой.
— Спасибо, — сказал Чепмен. — Я признателен за это.
Он вышел из лобби тем же путем, каким пришел, и вернулся к бассейну, где они с Шоной заказали новые Маргариты и провели остаток дня, попеременно то купаясь, то нежась на солнце.
В тот вечер они хорошо поужинали в ресторане отеля, покушав во внутреннем дворике с видом на городские огни. По территории вилось несколько дорожек, и после ужина они долго гуляли по окрестностям, пока не оказались в своей комнате, где занимались любовью, смотрели телевизор и в конце концов уснули.
Когда он проснулся около пяти, Шона все еще спала. В комнате было темно. Он всегда вставал рано, даже в отпуске, а вот Шона предпочитала спать подольше. Тихо поднявшись, он медленно пошел в темноте к ванной, ориентируясь на свет, оставленный включенным на всю ночь. Оказавшись внутри, он осторожно закрыл дверь, затем снял нижнее белье и включил душ. Прежде чем войти, подождал, пока вода нагреется.
Было очень приятно — современная насадка для душа выдавала теплую пульсирующую струю. Прежде чем взять мыло и начать мыться, в течение нескольких мгновений он постоял под горячим душем, наслаждаясь приятными ощущениями. Он открыл бутылочку и уже собирался вымыть голову, когда дверь ванной открылась. Занавеска для душа отодвинулась в сторону…
И там стояла горничная, лицом к нему.
Это была та же горничная, что и раньше, дерзкая, привлекательная — Роза, — она встретилась с ним взглядом, указала на его член и рассмеялась.
Он выхватил у нее занавеску для душа и использовал нижнюю часть, прикрыв нижнюю половину своего тела.
— Что вы здесь делаете? — требовательно спросил он.
Она все еще улыбалась.
— Я постучала, но никто не отвечал. Я вообще-то пришла убираться.
— Сейчас шесть часов утра!
— Я думала, вы уже освободили номер. Я думала, что этот номер пустой.
Она лгала. Она не могла постучать, иначе разбудила бы Шону. А это означало, что она воспользовалась своим ключом и тихо прокралась внутрь.
Не говоря уже о том, что еще до того, как открыть дверь ванной, она должна была услышать шум душа.
Это было сделано специально.
— Сейчас же убирайтесь отсюда, — процедил Чепмен сквозь стиснутые зубы.
Она кивнула, ухмыляясь, и поклонилась, извиняясь.
— Вы уволены, — сказал он. — Я позабочусь об этом.
— Извините, сэр.
Она ушла, не потрудившись закрыть дверь ванной.
Отложив шампунь, Чепмен выключил душ, протянув руку, закрыл дверь, и быстро вытерся полотенцем. Шона проснулась и, нахмурившись, вошла в ванную.
— Здесь только что была горничная? Я проснулась и мне показалось, что я ее видела…
— Да! — в ярости воскликнул Чепмен. — Она прокралась в ванную, пока я принимал душ.
— Разве ты не повесили табличку «не беспокоить» на дверную ручку?
— Конечно повесил! Но она специально проигнорировала ее.
— Они не должны так поступать.
— Нет, черт возьми! — он вылез из душа и начал сушиться. — Я пойду прямиком на ресепшн. Это возмутительно.
Через пять минут он уже был одет и мчался к стойке регистрации, где робкая молодая женщина попятилась при его приближении.
— Я хочу видеть менеджера! — рявкнул он. — Сейчас же!
Она нажала кнопку на телефонной консоли перед собой.
— Ночного менеджера прямо сейчас здесь…
— Найдите его!
Она снова нажала на кнопку.
— Да? — раздался мужской голос из дребезжащего динамика.
— Здесь гость, которому нужно с вами поговорить, — объяснила клерк.
— Сейчас же! — взревел Чепмен.
— Я сейчас выйду.
Через несколько секунд из задней конторы вышел дородный мужчина в синем костюме.
— Чем я могу вам помочь? — спросил он.
— Вы можете уволить одну из своих горничных.
— В чем проблема, сэр?
— Только что она вошла ко мне, когда я принимал душ! Мало того, она отодвинула занавеску в душе, чтобы увидеть меня голым, а потом заявила, что это случайность, что она думала, что мы уже выехали, хотя моя жена спала в постели, когда она вошла, да и когда она вошла в ванную, свет был включен, душ был включен, и она чертовски хорошо знала, что я там!
Менеджер раскаивался.
— Мне очень жаль, сэр. Этого определенно не должно было случиться. Я прошу прощения…
— Я хочу, чтобы ее уволили, — потребовал Чепмен.
— Я прекрасно вас понимаю…
— Я. Хочу. Чтобы. Ее. Уволили, — он пристально посмотрел на ночного управляющего, и тот отвернулся.
— Мы делаем все возможное, чтобы наши гости были полностью удовлетворены.
Это был неопределенный ответ, ничего не обещавший, но Чепмен знал достаточно, чтобы не настаивать на этом конкретном пункте, поэтому он деликатно изменил свою стратегию, взяв ручку со стойки регистрации и попросив листок бумаги, который ему дала молодая женщина за стойкой.
— А теперь назовите свое имя и официальное звание, — попросил Чепмен ночного менеджера.
Мужчина немного забеспокоился.
— Джон Маркс. Менеджер в нерабочее время курортного отеля Сонора.
Чепмен отложил ручку, сложил листок и сунул его в карман рубашки.
— Спасибо, — сказал он. — Я надеюсь, вы позаботитесь об этом.
Он вышел из лобби, не оглядываясь.
Они сходили позавтракать — не в ресторан отеля; после того, что произошло, он не собирался давать им больше денег, — и вернувшись обнаружили, что их кровати уже застелены, а комната прибрана. На комоде он увидел две новые бутылки «Перье» и бесплатную банку датского печенья.
Вот это уже было совсем другое дело.
Чепмен включил телевизор на телешоу Тудей. Выпив за завтраком и кофе, и апельсиновый сок, Чепмену захотелось отлить, поэтому он прошел мимо Шоны в ванную и поднял закрытую крышку унитаза…
… и тут же захлопнул ее, сдерживая рвотные позывы.
Кто-то нагадил в унитаз и не смыл.
Горничная.
Он знал, что это она. Чепмен представил, как эта хитрая маленькая сучка смеется про себя, задирая свою униформу, садится, наваливает кучу и уходит. Стараясь не блевануть, он спустил воду в унитазе. Ему больше не хотелось ходить в ванную. Он вымыл руки в раковине, тщательно вытер их, и в бешенстве промаршировал на ресепшн.
Ночной менеджер ушел. Ральф Кови, первый менеджер, с которым он разговаривал, вернулся на службу.
На этот раз преамбулы не было.
— Она нагадила мне в унитаз! — крикнул Чепмен, шагая через лобби. — Она даже не смыла за собой!
Молодой портье, казалось, запаниковал при его приближении, но Кови уже вышел из своего кабинета помочь с клиентом, и немедленно поменялся местами с портье, поздоровавшись с Чепменом тихим спокойным голосом, явно предназначенным для того, чтобы успокоить его.
Чепмен не собирался успокаиваться.
— Я был здесь меньше часа назад, потому что она вошла ко меня, когда я принимал душ! А теперь она нагадила в моем номере!
Он подошел к стойке портье.
— Если вы будете говорить потише…
— Не буду я говорить потише. Приведите ее сюда! Сейчас же!
— Вот об этом нам и надо поговорить, мистер Дэвис.
— Хватит с меня разговоров! Если ее не уволят…
— Вы имеете в виду Розу.
— Конечно, я имею в виду Розу!
— Мы проверили это, сэр, — никакая Роза не работает в отеле.
Чепмен остолбенел. Он нахмурился. Может он перепутал имя. Может…
Нет.
Он точно помнил, что видел имя Роза на ее бейджике.
— Тогда проверьте, какая горничная назначена в нашу комнату, — потребовал он, — и позовите ее сюда. Я хочу поговорить с ней лично.
Второй посетитель ушел, лобби опустел. Кови попросил его подождать, пока он найдет эту информацию. Менеджер исчез в своем кабинете, а Чепмен и портье неловко стояли, не глядя друг на друга. Через несколько минут Кови вернулся и объявил, что горничная уже в пути.
Женщина в униформе, вошедшая через боковую дверь, была постарше, белая и намного полнее.
Это была не она.
— Это Дорис, — сказал менеджер. — Она закреплена за вашим блоком комнат.
Чувство, которое он испытывал, было ему незнакомо: смесь растерянности и небольшого страха. Кто же тогда та женщина, которая притворялась горничной? Кто был тот человек, который преследовал его?
— Это не она, — сказал он, констатируя очевидное.
— Это та женщина…
— Это не она! Я знаю, как она выглядит. Она стройная, испанка, и ее зовут Роза.
— Мне очень жаль. Но у нас нет Розы…
— Она разговаривала с тем парнем у бассейна, — вспомнил Чепмен. — Тем, который разносит напитки. Спросите его, кто она такая!
Он казался отчаявшимся даже самому себе, и по тому, как остальные трое смотрели на него, он понимал, что ведет себя ненормально.
Было ли это частью ее плана?
Какого плана? Неужели он действительно думает, что какая-то имитаторша горничной подставляет его, разыгрывает какую-то сложную аферу, чтобы… что? Унизить его? Заставить его думать, что он сходит с ума? Заставить других людей думать, что он сходит с ума?
Не было никакого приемлемого способа выпутаться из этой ситуации, поэтому, не сказав больше ни слова, он повернулся и вышел, вышел также как и пришел, зная, что горничная, клерк и менеджер начнут судачить за его спиной, как только дверь закроется.
Он все еще был зол, но его гнев был смягчен недоумением. Он понятия не имел, что происходит и почему, и это вызывало у него явное беспокойство. Однако это был их последний день в Тусоне, так что больше ничего не могло пойти не так. Его целью на данном этапе было пережить все это, выбраться отсюда, а затем написать электронное письмо с резкой критикой президенту компании, владеющему курортным отелем, чтобы он конкретно знал, какого рода шуточки происходят под его руководством.
Может, их пребывание будет компенсировано.
Или может в следующий раз им предложат бесплатный отдых — желательно в другом курортном отеле.
Они с Шоной провели день, исследуя Тусон, стараясь держаться как можно дальше от Соноры. Они вернулись вечером после приятного ужина в старинном мексиканском ресторане и запланировали выехать рано утром, чтобы успеть вернуться в Сан-Диего к обеду.
Это была их последняя ночь. Он ожидал, что Шона придет и разделит с ним душ, но она этого не сделала, поэтому он специально не стал мыть промежность. Пусть сосет грязный хуй. Слегка вытершись полотенцем, он вышел из просторной ванной голый, готовый к…
Кровать была залита кровью.
Нет.
С колотящимся сердцем он прохрипел ее имя, хотя в комнате явно никого не было.
— Шона?
Он двинулся вперед на дрожащих ногах, проверяя, не лежит ли она…
ее тело
…между кроватью и стеной, но это узкое пространство было пусто. Вблизи кровь казалась слишком красной, и ее было слишком много. Большое растекающееся пятно покрывало и центр натянутой простыни, и значительную часть отвернутых покрывал. На подушках также виднелись брызги крови.
Его внимание привлекло что-то неуместно блестящее в центре запекшейся крови.
Бейджик.
Роза.
На него снизошло озарение.
Она пытается обвинить его в убийстве.
Но как все это могло произойти за те десять минут, что он провел в душе? И где же Шона? Чепмен бросился обратно в ванную и неуклюже надел одежду, которую снял и оставил в куче на полу. Его руки дрожали. Он взял сотовый телефон и попытался позвонить в 911, но на экране появилось сообщение: «Нет приема». Как такое возможно? Он тут же снял трубку телефона в номере, но гудка не было.
Что происходит?
Охваченный паникой, Чепмен открыл дверь номера, намереваясь броситься на ресепшн и приказать кому-нибудь вызвать полицию. В направлении его комнаты на бетонной дорожке, тускло освещенной фонарями, стоявшими вдоль нее, он увидел мрачного Ральфа Кови, менеджера, в окружении двух сердитых охранников.
— Сэр? — сказал охранник слева, когда Чепмен приблизился. — Оставайтесь на месте. Я прошу вас подождать здесь, пока не прибудет полиция.
— Моя жена… — Чепмену удалось выйти из ступора. — Я не могу ее найти, — он жестом указал за спину, в номер. — Там…
— Мы всё знаем, — холодно сказал Кови. — Полиция уже в пути.
Как они узнали? Кто мог им сказать?
— Все это произошло в течение последних десяти минут! Она либо убила Шону, либо похитила ее, а это значит, что она где-то недалеко!
Он посмотрел на землю, но не увидел следов крови. В нем зародилась надежда. Возможно, все это было частью какой-то хитроумной мистификации.
Кови нахмурился.
— О ком вы говорите?
— Горничная!
В темноте Чепмен заметил движение за плечами мужчин. Его глаза расширились.
— Вот она!
Горничная, толкая тележку с полотенцами, вошла в круг света одной из ламп, стоящих вдоль дорожки.
Менеджер повернулся, взглянул, затем повернулся обратно, уставившись на него холодным взглядом.
— Я только что нанял эту женщину. Она новенькая. Свою первую смену она начала меньше пятнадцати минут назад.
— Вот тогда это и случилось! Пятнадцать минут назад! Это ведь она рассказала вам об этом, верно? И ее зовут Роза?
— Ее зовут не Роза, но это не ваше дело. Мы просто подождем здесь, пока приедет полиция и во всем разберется.
— Но это же она! — настаивал он.
К этому времени горничная приблизилась к ним, оставила свою тележку, обошла менеджера и подошла к Чепмену. В вытянутых руках она держала четыре маленьких флакончика с кондиционером для волос.
— Вот, держите, сэр, — сказала она.
Он в ступоре взял у нее пластиковые контейнеры, а она, улыбаясь, отвернулась.

Перевод: Игорь Шестак
Категория: Бентли Литтл | Добавил: Grician (16.02.2021)
Просмотров: 40 | Теги: Бентли Литтл, рассказы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль