Авторы




В тихом безлюдном городке может обитать кто угодно и возможно овцы причина того, что в городе не осталось не одного человека...






В арендованной машине не было спутникового радио, и когда станция Уичито, наконец, полностью растворилась в помехах, Луис нажал кнопку "Поиск", ища что-нибудь - что угодно - что не даст ему уснуть на этом бесконечном отрезке прямого ровного шоссе. Он родился и вырос в Нью-Йорке, и обычно все, что он хотел или в чем нуждался, находилось в пределах двадцати двух квадратных миль Манхэттена. Он не привык часами ездить за рулем, добираясь из одного города в другой.
Это все новая работа. От него требовалось лично посещать местные органы власти, которым они пытались продать
ГИС-системы, вместо того, чтобы просто писать по электронной почте или разговаривать по телефону. Ли преподнес это как захватывающую перспективу роста, но он и все остальные в его отделе знали, - это понижение в должности. Это была тяжелая работа, и ей должен заниматься самый молодой новичок, самый низкий человек на тотемном столбе, а не кто-то вроде него. Он должен оставаться в офисе, контролировать такие поездки, а не самому разъезжать по стране. Это явно Ли. С тех самых пор, как Луис обошел его на сентябрьских презентациях, Ли все пытался поднасрать ему, и судя по всему, менеджер наконец-то нашел способ воткнуть ему нож в спину.
Впрочем, если Луис удачно справится с данным поручением, Ли вскоре может оказаться на его месте, и роли поменяются.
Радио остановилось на каком-то монологе - 98,7 на циферблате. Он был рад услышать голос другого человека, только надеялся, что это не какой-нибудь деревенский проповедник, читающий проповедь о том, как безбожные жители Американского побережья тащат остальную часть США в преисподнюю. Луис достаточно наслушался такого дерьма в этой поездке, и через два дня начал понимать, почему параноидальные теории заговора смогли глубоко укорениться среди широко разбросанных жителей обширного сельского Среднего Запада.
Однако этот человек на радио не был похож на проповедника. Луису потребовалось несколько секунд, чтобы понять, - он слушает какой-то выпуск новостей или экстренное сообщение.
- Повторяю, - сказал диктор. - В округе Харрис объявлено предупреждение о торнадо. Всем жителям рекомендуется укрыться в ближайшем убежище. Путешественникам на шоссе 55 настоятельно рекомендуется съехать с дороги и следовать надлежащим процедурам.
Шоссе 55?
Он же был на шоссе 55!
Он был в округе Харрис? Луис не знал. Его охватил приступ паники. Что такое "надлежащие процедуры"? Где было "ближайшее убежище"? В такой ситуации он чувствовал себя совершенно некомфортно. Луис видел фильм "Смерч" в детстве, вот и все его познания о торнадо. Он ничего не знал о том, что делать в случае торнадо.
- Повторяю. В округе Харрис объявлено предупреждение о торнадо...
Он внимательно посмотрел сквозь лобовое стекло, глянул в боковые окна. На небе плыли облака, но они не были похожи на грозовые тучи. Он не видел никаких признаков торнадо. Черт возьми, казалось, даже ветерка не было.
Но его знания о торнадо были на одном уровне с его знаниями о дизайне одежды в эдвардианском стиле. Он ни черта не знал ни о том, ни о другом. В голосе этого повторяющегося предупреждения звучала настойчивость, и самым разумным было бы найти город или здание, где есть люди, которые знают, что делать.
- Путешественникам на шоссе 55 настоятельно рекомендуется съехать с дороги и следовать надлежащим процедурам...
Впереди появился зеленый знак. Он ускорился, стараясь быстрее добраться до него, а затем сбросил скорость, чтобы успеть прочитать слова. Согласно указателю, город Барклай находился в восьмидесяти милях от него. Город Уайтсвилл находился еще дальше, в сотне миль. Но под первым висел второй знак, поменьше. На нем стрелка указывала влево - город Хейфилд находился всего в шести милях. Действительно, сразу за знаком шоссе пересекала двухполосная дорога. Луис быстро свернул на нее и понесся, значительно превышая установленный предел скорости в 25 миль в час.
Если он собирается найти убежище от этого торнадо, пусть оно будет в Хейфилде.
Асфальт закончился, мощеная дорога превратилась в ухабистую грунтовку. Он продолжал ехать, мчась вниз по сухому руслу ручью, вверх по небольшому холму, не сбавляя скорости, пока не увидел впереди на горизонте группу деревьев и зданий. Что случилось с торнадо? Неужели он исчез? Выдохся? Радиостанция теперь играла музыку в стиле кантри, и предупреждение, которое он слышал, больше не повторялось. Возможно, он был не в округе Харрис. Может быть, торнадо гораздо дальше по шоссе. Или дальше впереди.
Машина внезапно начала дрожать и трястись. Он крепче сжал руль, затормозил и остановился. Луис узнал эту дрожь. Спущенная шина. Действительно, когда он вышел осмотреть машину, правая задняя шина представляла собой рваную ленту черной резины, окружавшую металлический обод.
Достав свой мобильный телефон, он попытался позвонить в ААА, но на экране не было ни одной палочки - нет сети, - и даже звонок в 911 не проходил. Это могло быть из-за торнадо - где бы оно ни было, - но, скорее всего, здесь не было вышек сотовой связи, и местные жители полагались на наземные линии.
Он открыл багажник в поисках домкрата и запаски, но не увидел ни того, ни другого. У многих машин они располагаются снаружи под кузовом, но он не собирался ползать под ней. Луис посмотрел в сторону зданий впереди. Хейфилд? Наверное. Навскидку, вряд ли больше пятнадцати минут ходьбы. Наилучший вариант будет, пожалуй, найти телефон и позвонить в ААА, или, на край, попросить какого-нибудь местного механика на заправке найти и поставить запаску, либо купить ему новое колесо.
Луис взглянул на небо. По-прежнему никаких признаков торнадо.
Он запер двери, взял сумку со своим ноутбуком - не хотел оставлять его в машине, - и двинулся по дороге.
Город был дальше, чем казалось. Он находился в шести милях от шоссе, и Луис пожалел, что не проверил одометр и не глянул, как далеко проехал, прежде чем сломаться. Как бы то ни было, ему потребовалось почти сорок пять минут, чтобы добраться до первого здания - конторы по недвижимости. Ему было жарко, он весь вспотел, но, по крайней мере, торнадо так и не появился.
Грунтовая дорога снова превратилась в асфальт. Внимательно глядя по сторонам, он шел по улице, выискивая заправочную станцию или гараж. Что-то в этом городе казалось неправильным. Ему потребовалось некоторое время, чтобы понять, что именно.
Где машины?
Где люди?

Это были действительно важные вопросы, поскольку, хотя город не выглядел заброшенным - улицы ухожены, магазины и конторы, казалось, открыты, - он не видел никаких признаков человеческого присутствия.
Только овцы.
Это была еще одна странность. Казалось, повсюду были овцы, как будто забор соседнего ранчо был проломлен и все животные сбежали. Одна стоял на тротуаре, две шли по середине дороги, одна фактически лежала на крыльце закрытого хозяйственного магазина.
Хейфилд был небольшим городком. Две главные улицы и четыре боковые - вот практически и все, что там было. Здания находились в хорошем состоянии, отметил он, сворачивая на самую большую поперечную улицу, но две машины, повстречавшиеся ему на дороге, казалось, пришли в полную негодность. Шины спущены, окна покрыты пылью, и ни одна из моделей не была младше десяти лет.
Что бы здесь ни происходило, ему это не нравилось. Он проклинал Ли за то, что тот отправил его в эту поездку.
Луис медленно шел вглубь квартала, оглядываясь по сторонам. Хейфилд производил впечатление города-призрака.
Паранойя от радиопроповедей, слышанных им в дороге, видимо просочилась в его мозг, потому что он начал задаваться вопросом, не исчезли ли люди в городе, как персонажи в каком-то эпизоде "Сумеречной зоны".
Он снова проверил телефон.
Ничего.
Может, все ушли. Может, он был последним человеком в мире, и как только поменяет спущенное колесо, будет обречен скитаться из пустого города в пустой город в поисках другого выжившего.
У него спустило колесо.
Вот на чем ему нужно было сосредоточиться. Здесь должен быть гараж или магазин автозапчастей. Как только он найдет колесо нужного размера или даже неправильного размера, какого угодно, лишь бы подошло к его машине, он уберется отсюда к чертовой матери и снова отправится в путь. Ему становилось все более неуютно в Хейфилде, и чем скорее он сможет увидеть этот жуткий город в зеркале заднего вида, тем будет лучше.
Он дошел до следующей улицы, повернул налево и в конце квартала увидел что-то похожее на открытый гараж. Судя по вывеске на здании - "Aвтосервис Кука".
Слава Богу.
Ему было жарко, сумка с ноутбуком в руке становилась все тяжелее, и он отчаянно нуждался в глотке воды. Ускорив шаг, Луис быстрее зашагал по улице. Он пересек асфальтированную площадку перед зданием и просунул голову в открытую дверь гаража.
- Эй?
Он никого не видел. В отсеке слева от него был припаркован пикап "Додж", а прямо перед ним на подъемнике висел какой-то маслкар 1960-х годов.
- Здесь есть кто-нибудь? - спросил он.
Никто не ответил, но он услышал звук из темноты в задней части гаража, позади пикапа, и направился туда.
- Извините, - сказал он.
Тень отделилась от чернильного пространства между стеной и грузовиком.
Механик?
Овца.
Луис испуганно вскрикнул.
Животное посмотрело на него. Оно тоже должно было испугаться, но почему-то этого не произошло. Луис медленно попятился. Ему было некомфортно рядом с животными. Он даже собак не любил, и от того, что он был так близко к такому большому дикому животному, как это (дикое животное? Ладно, сельскохозяйственное животное), очень нервничал.
Овца продолжала смотреть на него так, что он подумал, будто она что-то знает. Это, конечно, было смешно, но он не мог избавиться от ощущения, что в этих черных глазах был разум, что то, что должно было быть пустой звериной мордой, обладало ехидным всезнанием.
Он вышел из гаража обратно на солнечный свет, размышляя, куда ему идти дальше, что делать.
- Эй! - крикнул он так громко, как только мог.
В кино его голос эхом разнесся бы по пустому городу, но здесь мгновенно замер, едва достигнув другой стороны дороги.
Перво-наперво, ему нужно было найти что-нибудь выпить. Никогда в жизни ему так не хотелось пить. Прежде чем свернуть на эту улицу, он видел небольшой продуктовый магазин впереди на главной дороге. Он должен там что-нибудь найти, даже если это и есть город-призрак, даже если ради этого придется разбить окно, чтобы попасть внутрь.
Он пошел обратно, на углу свернув налево. Не доходя продуктового магазина на правой стороне улицы располагалась кирпичная библиотека. Дверь в здание была распахнута, будто приглашая войти. В общественных зданиях всегда были туалеты и питьевые фонтанчики. Лишь бы сантехническое оборудование работало, тогда он сможет напиться воды, хотя с учетом того, как ему сегодня везло, казалось гораздо более вероятным, что он не встретит ничего, кроме сухих питьевых фонтанчиков, пыльных раковин и пустых туалетов.
Переступив порог, ему пришла в голову мысль, что это может быть ловушкой, что уголовники-деревенщины могут поджидать в засаде, захватив пустой город в преступных целях. Но в данный момент он был слишком измучен жаждой, чтобы беспокоиться об этом. Он прошел через полутемную комнату мимо абонементного стола к нише, в которой находился не один питьевой фонтанчик, а два! Протянув руку, он повернул серебристую металлическую ручку, и вода забурлила, образовав в воздухе дугу, падающую в решетчатый слив.
Работает!
Вода была прохладной, свежей и вкусной. Его жадное питье, ненасытная серия причмокиваний и прихлебываний, поразительно громко разносилась в пустой библиотеке, но он так хотел пить, что почти не замечал этого.
Он пил, пока не почувствовал себя насытившимся, затем выпрямился и вытер рот. Город-призрак или нет, но кто-то должен был оплачивать счета за воду, - подумал он и огляделся, гадая, что, черт возьми, здесь происходит. Его внимание привлекло какое-то движение слева, и он обернулся. За тем же абонементным столом, который несколько минут назад казался пустым и заброшенным, на задних лапах стояла большая овца, ее передние копыта покоились на столешнице.
Животное уставилось на него и трижды громко постучало правым копытом по дереву.
По спине Луиса пробежал холодок. Это было не только невозможно, но и неправильно. Овцы не могли стоять. Не сводя глаз с животного, он медленно двинулся к двери, через которую вошел. Овца наблюдала за ним, оставаясь в вертикальном положении, поворачивая лохматую голову, следя за его продвижением. Он уже почти миновал регистрационную стойку, когда животное издало низкое блеяние. Оно показалось каким-то угрожающим и сопровождалось еще тремя постукиваниями по дереву.
Улыбалась ли овца? Может быть, а может и нет, но с его ракурса уголки ее черногубого рта казались приподнятыми в злобной ухмылке.
Он был почти у двери и стал ускорять шаг, чтобы побыстрее выбраться из библиотеки, когда овца закричала на него. Луис подскочил от внезапного резкого вопля и остановился как вкопанный, медленно взглянув на абонементный стол. Пронзительный крик перешел в серию блеяний, которые, казалось, различались по ритму, продолжительности и акценту.
Почти как средство общения.
Ему нужно было убираться к черту из Хейфилда. Даже если ему потребуется день, чтобы вернуться на шоссе, и еще один день, чтобы добраться до настоящего города, он не собирался тратить ни секунды в этом причудливом городе.
Луис быстро вышел из библиотеки...
...и столкнулся с гигантским стадом овец, скопившимся перед зданием. На улице перед ним стояло от пятидесяти до ста животных, и еще больше подходило с обеих сторон. Все они, без сомнения, отреагировали на крики из библиотеки.
Каждое животное уставилось на него.
Луис не знал, что делать. Попытаться прорваться через них? Попробовать обойти? Зайти за здание и посмотреть, сможет ли он сбежать через задний двор?
- Кыш! - крикнул он, размахивая руками. - Убирайтесь отсюда! Кыш!
Овцы, уставившись на него, даже не сдвинулись с места. Он продолжал кричать и махать руками, но такая тактика оказалась совершенно неэффективной, и он быстро отказался от нее.
Как же ему выбраться отсюда?
Словно в ответ на его мысль, прямо перед ним в середине толпы открылся проход, овцы расступились, освободив ему путь, по которому он мог пройти. Луис даже не задумался, чтобы это значило. Он сразу же рванул вперед, надеясь прорваться через проход на другую сторону, и бегом покинуть Хейфилд. (Может ли человек обогнать овец? Они ведь медлительные животные, не так ли?) Но меньше чем через ярд он увидел, как пространство перед ним начало сужаться, услышал блеяние овец - их разговор друг с другом, - почувствовал мягкость шерсти, касавшейся тыльной стороны его рук.
А потом он оказался в ловушке.
Луис попытался протиснуться между животными, но они теснее прижались друг к другу, не давая ему пройти. Одна овца укусила его за пальцы - пошла кровь. Он вскрикнул, уронил сумку с ноутбуком и высоко поднял руки в воздух.
На мгновение все оставалось неподвижным, а затем стадо пришло в движение, подталкивая его вместе с собой. Его толкали влево, толкали вправо. Все, что он мог делать, это просто оставаться на ногах. Луис понятия не имел, куда они направлялись и направлялись ли они вообще куда-нибудь. Впрочем, он четко осознавал тот факт, что, скорее всего, лишь один громкий звук отделял его от растаптывания.
По мере того, как они продвигались вверх по улице, открытое пространство вокруг него увеличивалось, овцы давали ему больше места для ходьбы, хотя его маршрут по-прежнему определялся движением стада. В конце концов стало ясно, что животные гнали его к открытому полю за маленькой городской начальной школой. Его провели через парковку, вокруг прямоугольного одноэтажного здания, через небольшую детскую площадку с асфальтовым покрытием. Впереди было поле, которое, как он сначала подумал, местные жители использовали в качестве импровизированной свалки, - выглядело очень похоже на разбросанный по траве мусор.
Но подойдя ближе он увидел, что это был не мусор.
Это были части тел.
Инстинкт взял верх. Овцы выводили его в поле, собираясь убить, как это произошло с жителями Хейфилда. Он не знал, как, почему и когда это случилось, и в данный момент ему было все равно. Все, что он хотел сделать, это убраться отсюда к чертовой матери, и когда его вели мимо рукохода на детской площадке, он подпрыгнул, схватился за одну из перекладин и вскарабкался наверх. Он даже отдаленно не был похож на спортсмена и, уж точно, не двигался так быстро с тех пор, как учился в начальной школе, но это была его жизнь, и инстинкт самосохранения придал ему силу и координацию, о которых он и не подозревал.
Овцы не могли карабкаться, даже несмотря на то, что научились стоять на задних лапах, поэтому он был уверен - здесь, наверху, они не доберутся до него. Но их было очень много. Они смогут ожидать его сколь угодно долго. Однако его внезапное исчезновение из их рядов, казалось, сбило овец с толку, и без лидера, который мог бы сказать им, как реагировать, они растерянно топтались на месте.
Вот почему бездумных последователей называли "овцами".
Воспользовавшись временной дезорганизованностью, он прыгнул с рукохода через головы животных и ухватился за длинную перекладину на верхушке качелей. Овцы были слишком плотно прижаты друг к другу, чтобы иметь возможность быстро маневрировать, - только медленное волнообразное движение толпы давало хоть какой-то намек на попытку отреагировать на его бегство. Животные, находившиеся непосредственно вокруг него, начали блеять, но общая громкость их криков блокировала всякую надежду услышать ответ от любого лидера, и прежде чем это могло измениться, он полез по верхней перекладине качелей, перебирая руками, пока не достиг противоположного конца. Встав в центр соединения перекладины с треугольной опорной рамой, Луис увидел что находится очень близко к краю стада. Овцы здесь были не так плотно прижаты друг к другу, и он рискнул и спрыгнул на землю. Приземлившись на ноги, Луис побежал, петляя между животными, пока не выбрался из толпы.
Справа от него был забор, позади - здание школы, а слева на детской площадке толпились овцы. Единственный выход - поле прямо перед ним, поэтому он рванул вперед, надеясь, что его теория о том, что овцы медлительны, окажется верной. Он не оглядывался назад - ему всегда казалось глупым, когда персонажи фильмов тратили на это время и силы, - а несся вперед, двигая ногами так быстро, как только мог. На траве лежали гниющие останки мужчин, женщин и детей. Он пробежал мимо наполовину съеденной ноги, наступил на отрубленную руку, чуть не споткнулся о голову маленькой девочки.
В дальнем конце поля было продолжение того же забора, который перекрывал путь для побега с боку от школы, только здесь он был ему на руку. В центре проволочной сетки располагалась единственная открытая калитка, которая вела, по всей видимости, в школьный парк. Он мог на скорости пробежать прямо через этот узкий проем, а вот овцам придется проходить по очереди, одна за одной. Луис очень надеялся, что это даст ему достаточно времени для побега.
Блеяние прекратилось, но воздух наполнился зловещим мычанием, шумом настолько ощутимым и всепроникающим, что казалось, он доносится со всех сторон. Возможно ли такое? Могло ли какое-либо животное скоординировать действия толпы, заставить часть овец перегруппироваться, окружить школьную территорию и попытаться остановить его?
Несмотря на свое прежнее нежелание оборачиваться, Луис рискнул оглянуться назад.
Стала ли толпа меньше?
Может, они планировали обойти его с флангов.
Мышцы его ног начали болеть, но необходимость максимально оторваться от них придала ему новый прилив энергии, и он еще быстрее помчался через поле, через калитку, прямо в парк. Там огляделся, увидел деревья, траву, пустырь. В каком направлении он шел? Он не был уверен. Когда его вели через Хейфилд в центре этой многочисленной толпы, ему было трудно ориентироваться и теперь он понятия не имел, в какую сторону ему нужно бежать, чтобы выбраться из города.
Он выбрал деревья. По крайней мере будет хоть какое-то прикрытие.
Краем левого глаза он заметил движение - белое движущееся пятно, а когда взглянул направо, то увидел еще больше движения: овцы по одной входили в парк.
Он был прав.
Они попытаются остановить его.
Луис не был уверен, насколько хорошее зрение у животных, но слава богу, они все еще были довольно далеко. Низко пригнувшись, он двинулся вперед, держась поближе к кустам и деревьям, пока не достиг конца парка и узкой улочки. Здесь не было овец, но это только вопрос времени. Луис выбрал направление, которое по его ощущениям вело прочь от школы. Держась края дороги, достаточно близко к обочине, чтобы при необходимости запрыгнуть в кусты и густую листву, он поспешил мимо пустой баптистской церкви и двух домов, расположенных, казалось, нетипично близко друг к другу для таких больших участков.
Неужели жильцы этих домов лежали там, на школьном поле?
Он не хотел об этом думать.
Неверно оценив направление своего бегства, он быстро оказался в центре города. Улочка закончилась между сгоревшим зданием и заброшенным хранилищем кормов и зерна. Высунув голову из-за угла хранилища, он мог видеть всю длину главной улицы и ее пересечения с несколькими боковыми дорогами.
Повсюду были овцы.
Где же этот чертов торнадо, когда он в нем так нуждался?
Животные двигались не одной большой толпой и даже не маленькими группами, а, похоже, каждое из них искало его по отдельности. Луис понимал, если его кто-нибудь заметит, будет достаточно одного блеяния, и все остальные сбегутся к нему, но тем не менее у него все еще сохранялись хорошие шансы на успех. Тени удлинялись, свет в небе становился желтовато-оранжевым. День уже явно подходил к концу. Луиса осенило - если он подождет до темноты, то сможет незаметно выскользнуть из города.
Слева от себя, в развалинах сгоревшего здания, в чудом сохранившемся участке стены он заметил почерневшую нишу, рядом с которой находилась узкая обугленная дверь: похоже, раньше здесь когда-то был стенной шкаф. Не думая, снова действуя чисто инстинктивно, споткнувшись об обломки, Луис схватился за края закопченной двери и поставил ее перед собой, сам спрятавшись в нише. Он тихонько присел и через несколько мгновений услышал, как неподалеку заблеяла одна из овец. Другая ответила откуда-то поблизости.
У овец хорошее обоняние? В этом Луис не был уверен, но думал, что вряд ли, - надеялся на это. Хотя, даже если и хорошее, сильный оставшийся шлейф гари однозначно должен был скрыть его собственный запах.
Он выжидал.
К счастью, ни одно животное не почувствовало его присутствия. Они побрели прочь, продолжая свои поиски. В течение следующих нескольких часов, пока небо медленно темнело, мимо время от времени проходили другие овцы, но ни одна из них не остановилась и не подала никаких признаков того, что подозревает, где он.
В конце концов, как ему показалось, они сдались. Хотя он не мог быть на сто процентов в этом уверен, тот факт, что он ничего не видел и не слышал в течение довольно долгого времени, придал ему смелости выйти из укрытия.
Хейфилд казался пустынным. На небе не было ни облачка, висела полная луна, так что он четко видел здания и улицы, но не замечал никого живого, кроме себя. Но он чувствовал - они были где-то здесь, поэтому боялся идти через город, чтобы вернуться к своей машине. Он был гораздо ближе к противоположной стороне общины и подумал, что если главная дорога продолжается дальше, за чертой города, он сможет пройти по ней и посмотреть, ведет ли она в другой населенный пункт.
Конечно, он еще дальше удалится от шоссе.
Возможно, он сможет пересечь округ, дойти до земель, параллельных шоссе, и в конце концов вернуться обратно.
Ему придется действовать по обстоятельствам. Двигаясь скрытно, Луис крался в тенях, уходя все дальше от центра города. Здания, и без того редкие и расположенные далеко друг от друга, сменились открытыми пространствами. Овец по-прежнему не было видно. Он на мгновение остановился, пытаясь сориентироваться. Луис надеялся увидеть вдалеке свет фар, и по ним определить, где находится шоссе.
Он не увидел лучей фар, но справа от него в темноте что-то светилось. Скопление неподвижных огней.
Другой город.
Слава Богу! Луису хотелось плакать. Никогда еще в своей жизни он не был так благодарен за что-то такое простое, такое обыденное, и от перспективы снова увидеть других людей он чувствовал себя перевозбужденным. Не обращая внимания на возможную опасность, он побежал по середине дороги в сторону далекого города.
Никто не преследовало его, никто не пытался остановить, и, кроме белки, бешено носившейся с одной стороны асфальта на другую, а затем обратно, он не видел никаких животных.
Как только он выберется отсюда, помчится обратно в Нью-Йорк и больше никогда не покинет город. К черту Ли! Даже если менеджер уволит его и Луису придется устроиться уборщиком, он будет только рад. Он пережил немыслимый ад Хейфилда, и все, что будет после этого, - райские кущи.
Вот только...
Если бы он мог каким-то образом направить Ли сюда, убедить его, что Хейфилд - это неосвоенный потенциальный рынок, отчаянно нуждающийся в его особых знаниях и особом контакте с клиентами...
Луис улыбнулся про себя.
Луис потерял счет времени, но явно прошло больше часа, прежде чем он добрался до другого города. Впрочем, он не возражал. Один на дороге, никем не преследуемый, с конкретной целью прямо перед собой, всегда видимой и становящейся с каждой минутой все ближе и ближе - время пролетело незаметно. Удивительно, но первое здание, встретившиеся ему на пути, был офис шерифа. Довольный, что он сможет рассказать кому-то из законников о своих невзгодах, уже представляя себе, как вооруженный отряд вернется туда утром и разнесет этих тварей к чертям собачьим, перестреляв всех до единого, он взбежал по ступенькам, толкнул стеклянные двойные двери и вошел внутрь.
Офис шерифа был пуст.
Он встал перед столом, оглядываясь вокруг, убеждаясь, что ему это не почудилось.
- Эй? - осторожно позвал он.
Никакого ответа.
Чувствуя холод, он пошел по коридору налево, ища кого-нибудь, кого угодно, но здание было пустынно.
Луис поспешил наружу.
Теперь он видел, город был пуст. Свет горел, но в домах никого не было.
Он издал безумный смешок, прозвучавший в гробовой тишине уж слишком громко.
- Эй! - закричал он во всю глотку.
Ответа не последовало. Единственное движение, которое он увидел - одинокая курица, идущая по середине улицы.
Его сердце на секунду замерло.
Нет.
Курица увидела его.
Остановилась.
Медленно оглядела его.
И целеустремленно направилась к нему, бешено закудахтав. Сразу же со всех сторон на дорогу начали выбегать петухи и куры.

Просмотров: 201 | Добавил: Grician | Теги: Walking Alone: Short Stories, Бентли Литтл, рассказы, Прогулка в одиночестве, Игорь Шестак | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Прежде чем решиться на вечную жизнь, я разузнал о возможных последствиях....

Жена и нерожденный ребенок главного героя умирают во время родов, и теперь им движет желание отомстить за них....

Когда загорелся красный сигнал светофора, Кент Хоган снизил скорость «Тойоты Камри» и остановился. Яркий алый шар, пронзая светом тёмную плоть ночи, подобно глазу демона свирепо смотрел на него....

Когда за окном начинают выть пожарные и полицейские сирены, она покидает очередного любовника, чье имя она даже не помнит, и не хочет помнить, и мчится туда, где языки пламени и дым поднимаются над уж...

Всего комментариев: 0
avatar