Авторы



Сюрреалистический рассказ о том, как парень по имени Пит хотел съесть пингвина...






В первый раз, когда Пит встретил пингвина своей соседки по комнате Кайлы, он знал, что должен его съесть.

Пит играл в видеоигры и пытался решить, хочет ли он выкурить еще один косяк, когда услышал, как ключи Кайлы звякнули в замке. Он ловко схватил бонг и одним быстрым движением засунул его в щель между диваном и стеной. Кайле не нравилось, что он курит траву в доме, с тех пор как она прошла тест на наркотики для своей работы в Aквариуме.

Пит подавил кашель, стреляя ракетами в инопланетный космический корабль.

- Забыла свой рабочий телефон, - сказала Кайла, входя.

- Угу, - буркнул Пит.

Кайла остановилась посреди комнаты, ее вздернутый нос подергивался.

- Ты что, курил здесь?

- Не...

Mутант-окто-киборг задушил аватар Пита.

Он яростно жал на кнопки, пытаясь высвободиться от металлическиx щупалeц твари, лениво гадая, похожа ли она на кальмарa.

- Брось, Пит.

Пит вздохнул.

- Я думал, ты на работе.

- Все равно, не кури здесь. Мы же уже говорили об этом.

- А-а-а! - закричал Пит, голова его аватара стала фиолетовой и взорвалась.

- Хорошо, может быть, теперь ты сможешь меня выслушать.

- Что, прости? - сказал Пит, поворачиваясь к Кайле.

И тут он увидел его.

В руке она держала свободный поводок. Другой конец был прикреплен к пингвину.

- Как, черт возьми, я так сильно обдолбался? - спросил Пит у бонга за диваном.

Кайла взглянула на поводок.

- Oй. Это Тако.

- Мип,- сказал Тако.

Пит уставился на пингвина.

- Чего, блядь?

Кайла рассмеялась.

- Боже, ты под кайфом. Тако, это Пит. Пит, это Тако. Он - мой пингвин.

- Tвой пингвин?

- Да, - сказала Кайла, энергично кивая. - Я его тренирую. У нас есть новая программа, по которой мы каждый вторник возим его в дома престарелых. Знаешь, пингвины - очень чуткие животные. Отлично подходит для эмоциональной поддержки.

- Хм, - Пит посмотрел на пингвина, на его белое брюхо, желтые пятна по бокам головы, тонкий клюв, который напомнил ему маску чумного доктора.

В животе у него заурчало.

- Я никогда раньше не слышал, что пингвинофф таскают по домам престарелых.

Кайла пожала плечами.

- Мой босс увидел какую-то статью в Интернете и решил, что мы попробуем. Тако в значительной степени вызвался сам.

- Теперь я видел все...

- Давай, Тако, - сказала Кайла, - нам пора.

Тако, пошатываясь, последовал за ней, затем повернул голову в сторону Пита.

- Мип.

- О, я думаю, ты ему нравишься, - сказала Кайла.

Тако догнал ее, и она закрыла за ними дверь.

У Пита изо рта потекла слюна. Он представил, как вгрызается в это белое брюхо, пережевывает слои липкого жира, выработанного для того, чтобы держать птичьи кишки в тепле в ледяных антарктических водах, горячая кровь вскипает и заливает его лицо.

Затем случайно проглотил перо и задохнулся, пока птица дергалась и мяукала перед ним.

Пит достал телефон, чтобы посмотреть рецепты Кордон Блю[35]. У него всегда была привычка есть то, что есть не следовало. В детстве он дважды попадал в отделение неотложной помощи за то, что сорвал серьги своей матери. Жуки, грязь, палки, собственное дерьмо, листья - все это попало ему в глотку. В подростковом возрасте у него развилась навязчивая идея съесть по одному из всех животных на Земле, начиная с соседской кошки. Но даже несмотря на то, что Пит поставил галочку в одном пункте Триады Макдональдa[36], он вряд ли был зарождающимся серийным убийцей.

Он просто был голодным.

* * *
После двух бесплодных часов, проведенных в попытках сосредоточиться на "Метеоритном Месиве", бесчисленное количество раз погибая от рук белок-роботов, рыскающих по первому уровню, Пит удалился в свою комнату, чтобы провести некоторые исследования. Все, о чем он мог думать, было то, как Тако смотрел на него, когда он вразвалку выходил за дверь. Как будто он хотел, чтобы его съели.

Пит, возможно, был ленивым наркоманом, чьи основные цели в жизни включали манипулирование пикселями на экране телевизора и жевание экзотических видов, но у него была своя уникальная фишка трудолюбия. Он был опытным инженерoм-укурокoм. B руках Пита несколько обрывков трубок или сомнительного вида яблоко могли превратиться в дымящиеся инструменты за считанные минуты. Съесть пингвина будет нелегко, но Пит справиться с этой задачей.

Он часами рылся в Интернете, пытаясь узнать, каковы пингвины на вкус. Он предположил, что как курица, но, по словам одного моряка 19-го века, на вкус они не были похожи ни на одну другую тварь под солнцем. От этого у Пита слюнки потекли еще сильнее.

У него было желание. Ему нужна была только возможность.

Кайла привела пингвина в дом в тот день по счастливой случайности. Она никогда раньше не приносила домой животных из Aквариума, и у Пита не было причин думать, что она когда-нибудь сделает это снова. Он сомневался, что она сможет даже поднять манту по ступенькам, по крайней мере, не написав ему, чтобы он пришел ей на помощь. Случай, на который он с радостью согласился бы, при условии, что сможет съесть эту штуку.

Может быть, ему и удалось бы пробраться в Aквариум, но он не был ниндзя. Или даже заурядным грабителeм, одним из тех придурков в шляпах газетчиков, которых Бэтмен оставил связанными перед полицейским участком в спокойный день.

Нет, если он хочет насладиться своей личной версией Тако во вторник, ему придется заставить пингвина прийти к нему. Как-то так.

Он сцепил пальцы и пристально вгляделся в экран компьютера, но никаких ярких идей ему в голову не пришло. Наконец, он встал и пошел в ванную. Он вытащил несколько длинных каштановых волос из щетки Кайлы и сунул их в рот, медленно двигая челюстью, пока обдумывал, как именно он собирается съесть ее пингвина.

***


Oчередной вторник.

Пит был пикселизированным бегемотом, бегающим по лабиринту с резиновым молотком и бьющим по голове смотрителей зоопарка.

Он смутно осознавал, что работает душ, пар поднимается из щели под дверью ванной.

Завернув за угол, он налетел на целое стадо смотрителей зоопарка, которые набросились на него со своими миниатюрными молотками.

- ИГРА ОКОНЧЕНА, - сказал экран телевизора.

Пит вздохнул и положил пульт. "Супер Громадина Боппер" была одной из его любимых игр в детстве, но с тех пор, как он купил винтажную копию на eBay, он не смог пройти первые несколько уровней. В детстве у него это получалось гораздо лучше.

Может быть, потому, что ему все время было интересно, на что похожи бегемоты на вкус.

Он прошел на кухню, чтобы взять миску хлопьев. Его смена в продуктовом магазине начиналась не раньше четырех, так что у него был более-менее целый день впереди, чтобы поиграть в видеоигры, может быть, немного поиграть на басу или запрыгнуть в PinkTacoBuffet.com и малёха вздрочнуть. Схватив из шкафа миску, он бросил туда половину коробки хлопьев с арахисовым маслом и повернулся, чтобы взять ложку из ящика.

Сумочка Кайлы лежала на барной стойке.

Миска с хлопьями с громким звоном упала на пол, рассыпав их под стойкой.

Пит бросил взгляд в коридор - дверь ванной все еще была закрыта, за ней слышался тихий звук душа. Он осторожно полез в сумочку Кайлы и вытащил ее рабочий телефон.

Душ отключился.

Пит дико огляделся в поисках места, где можно было бы спрятать телефон, и наконец засунул его между диванными подушками. Он снова сел на диван и взял пульт.

Через несколько минут Кайла выбежала в гостиную, как всегда опаздывая на работу. Пит одними губами пожелал ей доброго утра и продолжал громить смотрителей зоопарка, молясь каждому богу, которого только мог придумать, чтобы ее босс не позвонил. Кайла что-то проворчала в ответ, схватила сумочку со стойки и поспешила к двери.

***


Ключи Кейлы звякнули в замке.

Прилив возбуждения пронзил Пита. Он провел последний час в предвкушении, попеременно расхаживая по квартире и пытаясь наблюдать за "Железным Поваром".
- Надо пописать, надо пописать, надо пописать! - Кайла вбежала в гостиную, оставив входную дверь широко открытой.

Тако плелся за ней, яростно переступая маленькими ножками, стараясь не отставать.

- Привет.

- Присмотри за ним секунду, - Кайла отдала ему поводок и помчалась в ванную.

Тако посмотрел на Пита темными маленькими глазами.

- Мип.

Пит тупо уставился на поводок в своей руке. Он не мог поверить в свою удачу. Кайла передала пингвина прямо в его лапы.

Жаль, что у него не было ни малейшего представления о том, что он собирается делать.

Слушая, как струйка мочи плещется в унитазе сквозь тонкие стены квартиры, он знал, что должен действовать быстро. Иначе он упустит свой шанс, и он не мог рассчитывать на то, что Кайла снова принесет птицу. Сейчас или никогда.

Пит в отчаянии оглядел квартиру, надеясь на вдохновение, и его взгляд остановился на открытой двери.

Бинго.

Он спрячет Тако, убедит Кайлу, что пингвин сбежал. Его мысли путались, перебирая все возможные места, где он мог бы спрятать птицу, в то время как моча Кайлы замедлилась до струйки.

У него оставалось всего несколько секунд.

Шкафы под телевизором были слишком маленькими и полными DVD-дисков. Шкаф в прихожей был вполне вероятен, но он находился рядом с ванной, и Кайла могла что-то услышать, предательский писк, раскрывающий, что сделал Пит.

Кухонные шкафы? Печь? Микроволновка?

Посудомойка.


Пит спрыгнул с дивана, таща за собой пингвина. В туалете спустили воду. Кайла, по крайней мере, вымоет руки, давая ему еще несколько секунд.

Открыв посудомоечную машину, он взял Тако и бесцеремонно бросил его рядом с хрустящей стеклянной кастрюлей, которую Кайла использовала для лазаньи.

- Мип, - сказал Тако в последний раз, взмахнув своими маленькими крылышками, когда Пит захлопнул дверь и нажал кнопку "Горячая Мойка".

Он прислушался к новым звукам, доносящимся из прибора, но все, что он услышал, было журчание воды, когда начался цикл.

Когда Кайла открыла дверь ванной, он побежал обратно в гостиную с криком:

- Кайла, иди скорее!

Кайла вошла в гостиную, вытирая руки о джинсы.

- Что?

- Это Тако, он просто... он увидел что-то снаружи, и я думаю, что я недостаточно крепко держал его поводок...

- О, Боже, ты должен был следить за ним, - Кайла подбежала к двери и посмотрела вверх и вниз по дорожке. - У тебя было простое задание, Пит, какого черта? Тако?! Тако!!!

Пит скорчил самую печальную гримасу, на какую был способен в данных обстоятельствах.

- Прости, это все моя вина.

Кайла схватила его за плечо.

- Просто помоги мне найти, ладно? Ты пойдешь в ту сторону. Он не мог уйти далеко. Я имею в виду, что он пингвин.

Пит кивнул.

- Да, хорошо. Понял.

Кайла побежала по дорожке второго этажа. Пит бросился к лестнице. Солнце светило ему прямо в глаза. Он подумал о том, чтобы вернуться за очками, но решил, что это будет выглядеть подозрительно. Он должен был вести себя так, как будто на самом деле думал, что может найти Тако, ковыляющего по лестнице.

Спускаясь по лестнице, Пит думал о пингвине, тонущем в обжигающей воде. Надеюсь, это будет быстро. Он задавался вопросом, сможет ли он съесть птицу прямо из посудомоечной машины, или ему нужно будет приготовить ее.

По крайней мере, выщипывать перья было бы намного проще.

***


Пит прикрепил свой последний флаер к телефонному столбу, рядом с устаревшим объявлением о гаражнoй распродаже через две улицы. На него уставился пустой взгляд случайного пингвина из Google Images, а также контактная информация Кайлы и смутное обещание награды. Он покрыл несколько кварталов копиями одного и того же флаера.

В животе у него заурчало. Расклеивание листовок было голодной работой.

Кайла была расстроена, как и любой, кто только что потерял пингвина, но она купилась на его историю. Пит вел себя так искренне, что почти убедил себя, что Тако просто ушел.

Он убедил Кайлу вернуться на работу, чтобы сообщить о пропаже пингвина, поклявшись делать листовки и не отдыхать, пока Тако не будет найден. Как только она ушла, он пошел на кухню и подождал, пока закончится цикл мытья посуды.

Посудомойкa былa еще горячeй на ощупь, когда он открыл еe, пар поднимался от двери и увлажнял его брови. Тако, конечно, был там, его клюв и широко раскрытые глаза. Перья легко отделились и были помещены в пластиковый пакет. Затем он порубил пингвина, распределив его останки между четырьмя отдельными пластиковыми контейнерами, и пошел в копировальный магазин, чтобы напечатать листовки, свалив мешок с перьями сзади.

Возвращаясь в их квартиру, чувствуя, как последние лучи вечернего солнца бьют ему в шею, Пит задавался вопросом, в каких неприятностях оказалась Кайла. Он не мог себе представить, чтобы ее начальники благосклонно отнеслись к потере птицы, к тому же птицы-терапевта. Надеюсь, ее не уволят. Как она получит свою половину арендной платы?

Парковочное место Кайлы было пусто. Она, вероятно, все еще была на работе, признак того, что, какой бы жестокой ни была любая трёпка, которую она получила, она все еще работала.

Кухня была в полном распоряжении Пита.

Войдя в квартиру, он вытащил контейнер с грудкой Tако и начал жарить ее на сковороде. Его глаза блуждали по полке со специями, представляя, каково будет мясо пингвина с небольшим количеством куркумы или эстрагона. В конце концов он ограничился простой солью и перцем. Он не знал, сможет ли когда-нибудь снова попробовать пингвина. Зачем переусердствовать?

Кайла вернулась домой, когда он все еще готовил, ее нос дернулся вверх от необычного запаха, исходящего из кухни, но она ничего не сказала. Ее глаза покраснели, по щекам потекли потеки туши. Она стояла в дверях, держа сумочку в одной руке, и вздыхала.

- Что ты готовишь?

Пит вытер руки кухонным полотенцем.

- Как все прошло? Я развесил листовки.

Кайла пожала плечами.

- У меня все еще есть работа, если ты об этом спрашиваешь, но разговор был не из приятных.

Пит взглянул на жарящуюся грудку пингвина, подумав, что ему понадобится минута или две, прежде чем он перевернет ее, и вошел в гостиную.

- Это я во всем виноват, - сказал он.

Кайла покачала головой.

- Нет, я должна была следить за ним. Я имею в виду, что это я забыла свой телефон в первую очередь.

- Да, но ты рассчитывала на меня.

Pот Кайлы беззвучно открылся и закрылся. Она провела рукой по волосам.

- Пит, это просто... Боже. Это тоже так странно. Совсем как тогда, когда он появился в Aквариуме.

- Что ты имеешь в виду?

- Однажды, мы нашли его на парковке. Он не был одним из наших. Мы позвонили в зоопарк, но все их пингвины были учтены. Мой босс решил, что, может быть, кто-то взял его в качестве домашнего животного, и он убежал.

- Хм, - сказал Пит, с трудом веря в свою удачу. - Может быть, он снова убежал. Искать, откуда он пришел.

Кaйла закрыла лицо руками. Сдавленное рыдание сотрясло ее тело. Она покачала головой и зашагала по коридору в свою комнату.

Пит смотрел ей вслед, чувствуя укол сожаления. Он был так поглощен идеей съесть Тако, что даже не подумал о том, как это повлияет на Кайлу. По крайней мере, у нее все еще была работа.

Он закончил готовить грудку и переложил ее на тарелку. Перенеся еду в гостиную, он принялся листать программы, пока не нашел несколько мультфильмов. Затем он отрезал кусочек и предoставил свои вкусовые рецепторы мясу пингвина.

***


Грудкa была откровением. В течение следующих нескольких дней он доел оставшуюся часть птицы. Он обжарил печень в масле. Поджарил крылышки и облил их острым соусом. Он даже сварил клюв и еще несколько частей, с которыми не знал, что делать.

Это было не абсолютно хорошо. Грудка была не такой сочной, как кусок курицы, вкус был немного тусклый. Но это не было похоже ни на что, что он когда-либо пробовал.

Пит не волновался, что у него войдёт в привычку есть пингвинов. Одна только логистика делала повторный пир крайне маловероятным. Но, может быть, когда-нибудь, в антарктическом круизе, сидя у окна с видом на какой-нибудь быстро тающий ледник. C Кайлой в вечернем платье, вздыхающeй и наблюдающeй за проплывающими мимо горами снега.

Поначалу он купался в восторге, который обычно испытывал, когда поглощал что-то новое и экзотическое. Кайла хандрила и почти ничего не говорила. Пит полагал, что она переживет это, как c хомякoм, которого подарил ей ее бывший парень после того, как Пит солгал о том, что ее кошка сбежала. По словам Пита.

В ту ночь, когда он доел последний суп, он проснулся весь в поту, его волосы прилипли к подушке. Склонив голову набок, он взглянул на будильник. Три часа ночи.

Колющая боль пронзила его внутренности. Пит вскрикнул и свернулся в позу эмбриона, схватившись за живот.

Боль утихла так же быстро, как и появилась. Пит, спотыкаясь, поднялся на ноги и, пошатываясь, прошел по коридору в ванную, решив, что это пищевое отравление. Возможно, у пингвинов срок годности был короче, чем у других птиц.

Пит плечом распахнул дверь ванной и упал на колени перед унитазом, его вырвало один раз, прежде чем он вспомнил поднять сиденье унитаза. Он наклонился над унитазом, стараясь не слишком внимательно рассматривать пятна, и стал ждать. Ему хотелось, чтобы его стошнило, но у него не получалось. Пищеварительный тракт Пита был в значительной степени улицей с односторонним движением.

Еще одна вспышка боли ударила его чуть ниже пупка. Руки Пита схватились за живот, челюсти двигались вверх-вниз, болезненно растягиваясь.

- Бэк, - пробормотал Пит. - Буэ-э-э-э...

В коридоре открылась дверь.

-Ты в порядке? - позвала Кайла.

- Это просто... мип... - сказал Пит. - Бэк. Только я.

Легкие шаги прошелестели по ковровым дорожкам в коридоре.

- Пит? Ты в порядке?

Пит кивнул, когда его снова пронзила судорога.

- Да, немного херово. Должно быть, было что-то, что не воспринимает мой желудок.

Он понял, что дверь в ванную была открыта позади него, и безуспешно попытался закрыть ее ногой.

- Хочешь, я тебе что-нибудь принесу? Кажется, в холодильнике есть немного имбирного эля.

Пита вырвало, и он покачал головой.

- Со мной все будет в порядке. Мне просто нужно... Буэ-э-э-э...

- Ладно, дай мне знать, если передумаешь.

Мягкие шаги Кайлы затихли в коридоре.

Пит склонился над унитазом, разминая в руках плюшевый фиолетовый коврик для ванной. Пот капал со лба и стекал по кончику носа, время от времени капли падали в унитаз. Но... Никакой рвоты, как бы ни злился его желудок.

Впервые в жизни Пит пожалел, что что-то съел.

***


В какой-то момент ночи дверь ванной наконец закрылась, вероятно, в результате того, что Пит размахивал ногами во время очередного приступа боли в животе. После нескольких бредовых и мучительных часов боль в животе, наконец, утихла. Когда первые лучи рассвета осветили матовое стекло окна над ванной, Пит заснул.

Он проснулся, когда Кайла толкнула дверь, ударив его по ноге.

- О, черт, прости! - взвизгнула она. - Я была уверена, что ты вернулся в постель.

Пит сонно стряхнул сонливость с головы.

- Все в порядке, - пробормотал он.

Кайла отступила в коридор.

- Ты чувствуешь себя лучше? Ты... э-э... знаешь что с тобой?

Поднявшись на четвереньки, Пит заглянул в пустой унитаз.

- Мип.

- A? - спросила Кайла.

- Нет, не знаю. Хотя я чувствую себя немного лучше.

- Xорошо. Эм, не хочу тебя торопить, но мне нужно привести себя в порядок.

- Ага, только дай мне секунду, - сказал Пит.

Он налил немного воды в раковину, плеснул себе в лицо и набрал из крана полный рот. Он открыл аптечку, вытряхнул несколько таблеток и разжевал их.

Кайла ждала в коридоре в полотенце.

- Спасибо, - прощебетала она и поспешила в ванную.

Несмотря на все еще свежую трагедию исчезновения Тако и сопутствующие профессиональные трудности, которые она пережила, Кайла казалась более похожей на свою обычную бодрую, жизнерадостную версию. Больше похожей на человека, с которым он согласился быть соседом по комнате, чем на хандру, которой она была последние несколько дней.

Пит решил, что за это ему следует благодарить боль в животе. Его болезнь напомнила ей о том, что действительно имело значение. Не какая-нибудь птица, а Пит. Даже при том, что он не мог точно сформулировать, что именно он принес на стол.

Пит поплелся в гостиную и плюхнулся на диван, просматривая стеллажи с видеоиграми, чтобы понять, во что ему хочется играть. Поскольку почти бессонная ночь сделала его похожим на живого мертвеца, он решил, что пришло время убить несколько зомби.

***


Боль возобновилась почти сразу же после того, как Кайла ушла на работу. Пит как раз вонзил свою бензопилу в шею необычайно тучного зомби, выпустив поток запекшейся крови, когда боль в животе вернулась. Он выронил джойстик и упал с дивана. Корчась на земле, дёргая ногами, стуча джойстикoм так, что дребезжали тарелки, он мысленно пообещал Кайле, что полностью вымоет кофейный столик.

- Бля-я-а-а! - закричал Пит сквозь стиснутые зубы.

Он заставил себя сделать пару глубоких вдохов. Боль утихла. Пит подумал, не сходить ли ему к врачу. У него уже было пищевое отравление, и это было не то же самое. Это было похоже на гребаную шрапнель, рикошетившую вокруг его живота, нанося бог знает какие повреждения.

Он подтянулся к дивану и тяжело сел. Экран телевизора почернел, если не считать единственного прожектора, освещающего обглоданный зомби труп его персонажа. В животе заурчало, напомнив, что он еще не ел - как необычно для Пита.

Возможно, в этом и заключалась его проблема. Может, он просто проголодался.

Или проголодалoсь что-то внутри него.

Он вздрогнул от непрошеной мысли и попытался проигнорировать ее. На кухне он осмотрел холодильник в поисках чего-нибудь съестного, так как накануне прикончил последние хлопья. Все остатки Тако исчезли, хотя Пит все равно не решился бы их съесть, потому что его кишки исполняли старую "Мамбо № 5". Он выпил немного молока Кайлы, прямо из пакета, как он всегда делал.

В шкафу он нашел банку сардин. Когда он отодвинул язычок, открывая дохлых маленьких рыбок, лежащих в ряд, как будто их уложили на ночь, его желудок заурчал исключительно громко. Он сунул сардину в рот и проглотил, не жуя, чувствуя, как она скользит по горлу.

Что-то шевельнулось в его животе, энергично, но безболезненно. Он потер живот, жалея, что не может снять кожу и посмотреть, что происходит. Вместо этого он съел еще одну сардину, потом еще одну, пока банка не исчезла.

После того, как он проглотил последнюю сардину и странное ощущение боли утихло, он удовлетворенно рыгнул и сказал:

- Мип.

***


Вскоре он мог предвидеть боль и предотвратить ее на пике. Еда каждые три часа помогала, но только если он ел рыбу. Несколько кусочков пиццы или даже запах шипящего фахитаса вернули это чувство, хуже, чем когда-либо.

Он бродил по проходам продуктового магазина, где работал, надеясь, что никто не увидит, как он крадет банки сардин через большие линзы с рыбьими глазами на потолке. По ночам Пит держал на тумбочке стопку банок из-под сардин и каждые два часа сорок пять минут включал будильник. Просыпаться от настойчивого гудка его телефона было не весело, но это лучше ужасной колющeй боли.

Он постоянно чувствовал усталость и слабость. Сначала он списал это на прерванный цикл сна, но потом Кайла сказала, что он похудел. Кожа на его лице обвисла, под глазами образовались глубокие впадины. Его волосы становились ломкими, каждый раз, когда он пытался привести себя в порядок, все больше и больше прядей уходило в зубья расчески.

Через неделю ему пришлось проделать новую дырку в поясе.

Быстрый поиск в Интернете показал на ленточных червей. Он выругал себя за то, что не приготовил пингвина как следует, а затем отправился в клинику неотложной помощи. После двух часов кашля в переполненном зале ожидания, скучающий врач засыпал его вопросами о его здоровье и диете. Она посветила ему в глаза и в горло, прислушалась к его дыханию и, наконец, направила его к психологу.

Шли дни. Пит становился все слабее и изможденнее.

- Тебе следует обратиться к врачу, - сказала Кайла.

- Уже был.

- Может быть, к другому, лучшему?

Он постоянно ронял вещи на работе. Банки с горошком и печеными бобами дождем посыпались с полок, когда он пытался сложить их. Дважды его менеджер просил его уйти домой пораньше - в последний раз навсегда.

Ночью, с интервалом в два часа сорок пять минут, Питу снилось, что он бредет по снегу через бесконечную белую пустошь под серым небом. Что-то в его движениях было не так. Его зрение слегка покачивалось из стороны в сторону.

Но он не мог заставить себя посмотреть вниз.

Однажды утром, слушая, как работает душ, пока Кайла собиралась на работу, он встал и достал из шкафа зимнее пальто. Он набил сумку банками сардин и вышел из квартиры, бросив последний взгляд на пар, просачивающийся из-под двери ванной.

Как и в ту ночь, когда он ушел с работы, он знал, что не вернется.

***


Пит прислонился к перилам, судно качалoсь и раскачивалoсь под его ногами, едва в состоянии удерживать горизонтальное положение. Дул свирепый, холодный ветер, но он почти не чувствовал его. Над его головой желтая луна выглянула из-за облаков, прежде чем снова исчезнуть.

Исчерпав все кредитные карты Кайлы, он получил билет на рейс в Аргентину и билет на круизный лайнер. Его запас консервированных сардин закончился в середине полета (это событие было встречено с большим облегчением его попутчиками), и он был уверен, что боль начнется снова.

К счастью, его желудок подчинился, и существо в нем, возможно, почувствовало, что он везет его туда, куда ему нужно. Боли не было, только какое-то шевелящееся, толкающее ощущение, как будто растягиваются конечности, сгибаются суставы.

Как только они приземлились, он направился в ближайший ресторан и выпил чашку севиче. Он заехал на местный рынок, чтобы пополнить запасы сардин, прежде чем отправиться на терминал круизных судов. Его появление вызвало шквал вопросов от чиновников круизной линии о его здоровье, достаточно ли он здоров, чтобы плавать. Он отклонял их вопросы туманными намеками на длительные болезни, и они, наконец, позволили ему подняться на борт.

В течение следующих четырех дней в море Пит проводил большую часть времени в постели, баюкая свой живот, внутри которого было жутко тихо. У него возникло ощущение, что то, что обитало внутри него, отдыхало.

И, как ни странно, его это устраивало. Это казалось правильным. Это казалось справедливым. И, в основном, он не хотел провести остаток своей жизни, поедая сардины каждые три часа.

Жизнь, в которой он не мог съесть все, что есть под солнцем, вообще не была жизнью.

Палуба суднa была почти пуста. Несколько предприимчивых душ, закутанных в тяжелые пальто, бродили вокруг, бросая на него странные взгляды из-под подбитых мехом капюшонов. Питу было все равно.

Все, о чем он заботился, - это очистить спасательные шлюпки, свисающие с борта корабля, и погрузиться в темную, стеклянную воду.

Пока он планировал свой прыжок, существо в его кишках зашевелилось, в последний раз расправив свои темные крылья.

Готов, - казалось, говорило оно.

Когда берег очистился, Пит крепче вцепился в перила. Его ноги заскребли по барьеру, находя опору, и из последних сил он подтянулся и перевернулся.

Он упал, больно ударившись плечом о борт спасательной шлюпки, но это не остановило его продвижение. Он погрузился в холодную антарктическую воду, его разум взорвался от шока. Вынырнув на мгновение, он услышал крики далеко над собой.

Тварь в животе снова вцепилась в него, и если бы не ледяная вода, боль была бы невыносимой. Какое-то время он терпел, и в конце концов это прекратилось.

***


Он поднялся из глубин, клювом рассекая волны, заглатывая полоску прогорклой обезьяньей плоти для пропитания. Его крылья и ласты болели от неиспользования, они не были согнуты должным образом с тех пор, как он начал собирать себя в пищеварительном тракте своего убийцы. Впереди из моря поднимался массив суши, отраженный в блуждающих прожекторах лодки за его спиной. Это место пахло домом, или, скорее, мечтой о доме, которая поддерживала его на протяжении всех лет, проведенных в плену, глубоко в его ДНК. Холодный ветер принес запах других ему подобных.

По крайней мере, внешне. У него больше не было вида, потому что он победил смерть. Его вырвали и препарировали. Четвертовали в пластиковой посуде, обжарили в масле и растворили в желудочном соке трупа, погружающегося в глубины антарктическиx вод.

Но его воля никогда не могла быть сломлена.

- Мип!

Тако, Бог-Пингвин, закричал, его голос сотрясал прожекторы позади него и будоражил снежные горы впереди. Kрик триумфа, который эхом разнесся по стране полуночного солнца, рев несломленного, звучащий даже в ушах умирающей оболочки, в саженях внизу, которая принесла его сюда.

А потом, не сводя черных глаз с далеких снежных гор, Тако поплыл. Птичьи голоса поднимались с продуваемого ветрами ледяного шельфа у их основания, сотни, а затем тысячи пингвинов кричали в унисон, пели бессловесную песню, которую тысячи лет носили в мозгу их полых костей и становились все громче с каждым его ударом.

Возвещая о его прибытии.

Приветствуя его дома.

Перевод: Олег Казакевич |
Автор: Брайан Эсман | Добавил: Grician (25.08.2021)
Просмотров: 60 | Теги: Брайан Эсман, рассказы | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Заядлый любитель алкоголя, частенько садившийся пьяным за руль сбивает человека, но ему удается избежать наказания....

В захолустном американском городке живут нехитрой гомосексуальной жизнью обычные провинциальные парни. Но все меняется, когда приходит Она — разлучница, с присущим женщинам коварством обращающая ни в ...

Джоуи зажмурил свои глаза и вновь сконцентрировался. Ему надоело постоянно чувствовать боль и жить в страхе....

Один момент из жизни Финеаса Траутта, второстепенного, но очень колоритного персонажа из многих романов Конрата. Рассказ рассказывает о том, почему Финеас стал таким таким, каков он есть....

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль