Авторы



Иногда даже серийным убийцам приходится балансировать между семейной жизнью и карьерными устремлениями.






Человек, которому местные СМИ дали меткое прозвище "Убийца Одинокая Звездa", начал терять терпение после часа ожидания своих предполагаемых жертв. Он стоял, сгорбившись, в тесном шкафу в спальне. Низкая полка не давала ему полностью выпрямиться. Это было неудобное место, чтобы спрятаться, с чисто физической точки зрения, но пребывание в шкафу давало ему идеальное положение для выполнения работы, ради которой он собственно сюда и пришел. Поэтому ему не хотелось покидать шкаф в поисках другого укромного места, которое уменьшило бы нагрузку на его ноющую спину.

Более двадцати лет, не покладая рук, он трудился в области, которую можно охарактеризовать термином из компьютерной игры - "Режь и Руби". Он кромсал и мочил людей, топя их в крови. Но даже теперь, спустя столько лет после своего первого убийства - это действо не наскучило, и по прежнему вызывало только положительные эмоции. Хотя, руки и чертова спина периодически побаливали. Да и времени, для любимого занятия было все меньше и меньше.

Когда он только начинал, у него было гораздо больше свободы, чтобы идти куда угодно и когда угодно. Он был молод и одинок, не имел серьезных привязанностей и почти не имел внешних обязательств. Родителей давно не было в живых. За исключением шести часов, которые он обычно проводил на своей неполной работе в магазине проката видео. Пять дней в неделю, его время было его собственным. В свои дни "одинокого волка" он мог часами бродить по улицам различных городов Техаса в поисках жертв. Тогда еще не было социальных сетей, а интернет находился в зачаточном состоянии. Мир был менее коммуникабельным, и было легче заниматься гнусными ночными делами. Не было смартфонов и уличных камер. Да и постоянного наблюдения за гражданами в целом. В то время он этого не знал, но это был "золотой век" для безумных убийц.

Не то чтобы он на самом деле был "сумасшедшим" или каким-то иным образом умственно заторможенным. Он был немного выше среднего по интеллекту и, насколько он мог судить, был совершенно нормальным. Он знал разницу между правильным и неправильным, и без проблем отделял фантазию от реальности. В его голове не было голосов, говорящих ему делать то, что он делал. Если не считать того единственного раза, когда он попробовал "косяк" в студенческие годы, у него никогда не было галлюцинаций. И его побуждения не были вызваны злоупотреблениями или травмами, которые он пережил в юности. Он понимал, что это обычный сценарий в случаях серийного убийцы, но для него это было не так.

Напротив, он вырос в обычной и счастливой семье среднего класса. Его родители любили его, и он получил всю поддержку, о которой только мог мечтать ребенок. В школе над ним не издевались, и хотя он не был частью популярных ребят, он также не был социальным изгоем. По всем внешним признакам он был самым нормальным парнем на свете. Никто из его друзей или знакомых никогда бы не догадался, что за почти четверть века он совершил более сорока жестоких убийств.

За одним исключением.

Его жена знала все о его хобби. На самом деле они встретились только потому, что она была одной из его предполагаемых жертв. Это случилось холодной зимней ночью, почти десять лет назад. Лидия возвращалась домой после ночи, проведенной в баре в Остине, и шла одна в свою квартиру в предрассветные часы после расставания с тремя подружками. Проследив за ними из бара в бар большую часть ночи, он был в восторге от такого развития событий. Все девушки были довольно сексуальны, но Лидия была самой горячей из них. Следуя за ней, пока она пьяно спотыкалась на темных тротуарах, у него было достаточно времени, чтобы полюбоваться ее длинными ножками и сексуальной фигурой, которую очень эффектно подчеркивали короткая юбка и каблуки. В какой-то момент во время этой долгой прогулки его интерес к ней сменился с убийственного на любовный. Он догнал ее и... завел разговор. Сначала она насторожилась. В конце концов, он был незнакомцем, а она - привлекательной, молодой женщиной, гуляющей ночью в одиночестве. Но он включил свое обаяние, и она, в конце концов, пригласила его в свою квартиру. Если бы она была трезвой, это почти наверняка не произошло бы.

Даже после того, как его пригласили в ее квартиру, он все еще думал, что убьет ее после секса с ней. Это был совсем необычный ритуал. Убийства, которые он совершил, никогда не были сексуально мотивированы. Он никогда не совокуплялся с трупами и не делал других сверхъестественных вещей, подобных этому. Такие парни, как Тед Банди и Джеффри Дамер, не были для него образцами для подражания. У него не было какой-то глубоко укоренившейся ненависти к женщинам. По его мнению, женщины превосходили мужчин практически во всем, что имело значение. Он очень уважал их. Все это делало его настолько странным, что ему так нравилось убивать их. И ему это по-настоящему доставляло удовольствие. Крики. Борьба. Вся эта кровь. Звук, с которым нож пробивает уязвимую плоть. Все это было так волнующе и давало ему прилив, с которым не мог сравниться ни один наркотик. И все же, ничто из этого не повлияло на то, как он взаимодействовал с женщинами или относился к ним в контексте нормальной, повседневной жизни. Его существование было в высшей степени изолированным. С его точки зрения, эти полярно противоположные стороны его самого не должны отрицать друг друга. С небольшим усилием они могли бы сосуществовать. Это было даже не так сложно.

Но в конечном итоге он не убил Лидию.

Они разговорились, и он обнаружил, что искренне заинтригован ею на интеллектуальном и эмоциональном уровне в дополнение к вожделению, которое он испытывал к ней. Она была умной леди. Им нравились одни и те же вещи. Может быть, все дело было в выпивке, но она продолжала поворачивать разговор в смелом направлении. Она продолжала намекать на глубоко извращенную жилку и призналась в болезненном интересе к убийствам и смерти. Ее книжные полки были уставлены книгами о настоящих преступлениях. К тому времени, как она открыла свою коллекцию фотографий с вскрытий, и мест преступлений он уже влюбился в нее. После того, как они трахнулись, он откровенно и слегка смущенно признался ей, что он и есть известный маньяк по прозвищу "Убийца Одинокая Звездa". Сначала она ему не поверила, но потом он показал ей нож, который носил с собой каждый раз, когда отправлялся на охоту. Признавшись, что сначала он преследовал ее с намерением зарезать, она сделала странную вещь. Она улыбнулась. Когда через некоторое время они снова занялись сексом, она заставила его все время держать нож у ее горла.

Очевидно, они были созданы друг для друга.

Они встречались меньше года, прежде чем пожениться. Она забеременела их первым ребенком. Он нашел более высокооплачиваемую работу, и вскоре они переехали в хороший загородный дом, очень похожий на тот, в котором он вырос. Менее чем через год после рождения их первого ребенка, Лидия снова забеременела. Теперь у них было трое детей в возрасте до десяти лет. Его свободное время почти испарилось. Обеспечение его семьи вытеснило убийство как доминирующий фактор в его жизни. Со времени его последнего убийства прошло почти полтора года. Он знал, что часы тикают на его карьере. Все серийные убийцы в конце концов выходят из игры, становясь слишком слабыми и немощными, чтобы одолеть более молодых жертв. Он не был настолько наивен, чтобы поверить, что это не случится и с ним. Правда заключалась в том, что после стольких лет, проведенных за этим занятием, день, когда ему придется покончить с этим навсегда, почти настал. Все, чего он хотел сейчас, - это побаловать себя еще одним раундом убийств и выйти на покой с шиком.

Лидия поддержала эту идею. Она сказала ему, чтобы он пошел на это, и это было все, в чем он нуждался. Он начал высматривать лучшие возможности, чтобы снова заняться своим ремеслом. Вот, как он думал об этом, как о ремесле. Он был искусным художником, хотя и работал с кровью и частями тела, а не с красками и холстом. Места его убийств были его холстами, и он любил украшать их как можно ярче. Если следователи на месте преступления и криминалисты не чувствовали себя так, словно попали на съемочную площадку фильма ужасов, то для него это означало, что он неправильно выполнил свою работу. Это будут его последние убийства. Он хотел, чтобы они были эффектными.

Чтобы лучше облегчить эту задачу, он взял с собой дополнительный набор инструментов сегодня вечером. Его верный охотничий нож, тот, которым он пользовался с тех пор, как много лет назад совершил свое первое убийство, сегодня вечером увидит изрядное количество действий. Однако этого было бы недостаточно для всего, что он имел в виду, включая отсечение нескольких частей тела. Для этого ему нужны были более мощные инструменты. В сумке у его ног, пока он ждал (и ждал, и ждал) в шкафу, лежали топор, пила для костей, мясницкий тесак, молоток, коробка с длинными гвоздями, еще несколько ножей разных типов, зазубренный хирургический черпак и скальпель. Скальпель он будет использовать для некоторых более тонких работ, таких как срезание век и губ. Он надеялся, что сможет сделать это, пока его жертвы еще живы, но это не всегда было возможно. Иногда они истекали кровью от первоначальных ран, которые он наносил, прежде чем успевал их пытать, но даже если это случалось, он все равно получал массу удовольствия. Разбирать тела на части и оставлять их в творческих местах и позах было бы более чем достаточно.

Сегодня его целью была молодая пара. Старшеклассники. Это был классический сценарий слэшера, как что-то прямо из фильма 80-х годов "Пятница 13-ое". Девушка, которая была его главной целью, была няней. Сегодня она присматривала за парой маленьких детей, чьи родители уехали на ночь в город. Ее парень планировал приехать после того, как детей уложат спать на ночь. Они будут дурачиться в этой спальне. Он знал все это, потому что подслушал их разговор, когда обедал в соседнем ресторане.

Сдержать волнение, когда он слушал их разговор, было почти невозможно. Все его внимание было так сосредоточено на том, что говорили старшеклассники, что он даже перестал жевать, когда его еда была наполовину съедена. Его правая рука с ножом оставалась неподвижной над тарелкой перед ним в течение нескольких минут, о чем он не подозревал, пока официант внезапно не вывел его из задумчивости, спросив, все ли в порядке с его блюдом. Вздрогнув от неожиданности, он сказал, что плохо себя чувствует, и попросил официанта принести счет.

Оплатив счет, он вышел к своей машине и притаился на стоянке, ожидая, когда пара выйдет. Когда они это сделали, он следовал за ними на почтительном расстоянии, пока мальчик не высадил девочку у ее дома и не уехал. Он обошел квартал и позвонил Лидии, чтобы рассказать ей, что происходит. Она согласилась, что это звучит как идеальный сценарий. Была только одна проблема. Ее родители приезжали в город с редким визитом. Их рейс должен был прибыть вскоре после десяти. Он обещал забрать их лично, чтобы им не пришлось брать такси или арендовать машину. Чтобы попасть туда вовремя, он должен был закончить свою работу здесь не позднее 9:30.

Он поморщился, снова взглянув на часы. Было уже пять минут десятого. Детей, с которыми нянчилась девушка, следовало уложить спать больше часа назад, но он все еще слышал слабые звуки их визга и игры где-то внизу. Этот звук сводил его с ума. Девушка так подробно рассказала своему парню, как будет проходить вечер, в том числе, когда дети будут в постели и когда они смогут свободно "пошалить" в гостевой спальне. Однако до сих пор все шло не так, как она говорила. Длительная задержка уже означала, что он не сможет сделать более сложные вещи, которые планировал. Если еще десять или пятнадцать минут (катастрофически) пройдут без каких-либо признаков девушки и ее парня, он вообще не сможет их убить. Ему придется прервать все это и ждать, когда появится другая возможность. В конце концов один из них попадется в ловушку, но, скорее всего, он не будет чувствовать себя так хорошо, как сейчас, при запланированном идеально разыгранном преступлении.

Следующая проверка его часов показала, что прошло еще девять минут. Звуки игры внизу стихли, но он все еще слышал слабые звуки болтовни. Дети еще не легли спать. Его охватило глубокое разочарование. Пришло время взглянуть фактам в лицо. Сегодня этого не произойдет.

Он достал телефон и отправил жене сообщение, в котором объяснил ситуацию, а также сообщил, что через несколько минут ускользнет из дома, чтобы отправиться в аэропорт. Ее первоначальным ответом был смайлик с грустным лицом. Прежде чем он успел ответить на это, на экране появились мигающие точки, означавшие, что она сочиняет еще один ответ. Он ждал, что она скажет дальше, полностью ожидая дополнительного жеста скорби от ее имени.

Вместо этого она сказала следующее:

Hи за что, черт возьми! Ты cделаешь это, детка. Тебе это нужно. Я заберу родителей.

Он быстро послал ответ:

Ты уверена?

Она отослала смайлики и сердечные смайлики. Затем она сказала ему:

Черт возьми, да. Я только прошу, чтобы ты привез мне сувенир. Ты же знаешь, какие мне нравятся?!

Ухмыляясь почти до ушей, он напечатал свой следующий ответ:

Я все понял. Я так чертовски сильно тебя люблю. Ты самая лучшая жена на все белом свете.

Вскоре после этого он убрал телефон и возобновил ожидание. Чуть больше двадцати минут спустя, девушка и ее парень вошли в комнату и вместе забрались на кровать. Вскоре послышались звуки зарождающейся страсти. Маньяк с поэтичным прозвищем "Убийца Одинокая Звездa" наблюдал за ними через планки двери шкафа в стиле аккордеона, ожидая, пока они полностью разденутся, прежде чем он надел свою знаменитую хоккейную маску, толкнул дверь и вышел в спальню.

Он провел следующий час, делая так много своих любимых вещей, действий, которые он не мог делать так долго, что аж закружилась голова. Было огромное количество порезов и ранений, увечий и травм. Кровь была разбрызгана по всей комнате. Он использовал все инструменты, которые принес с собой, с большим, удовлетворительным эффектом, выпотрошив трупы и отрубив каждую конечность. Прежде чем покинуть дом, он вынес отрубленную голову няни в коридор и положил ее на верхнюю ступеньку лестницы, прибив гвоздями к покрытому ковром полу. Голову бойфренда он положил в комнату, которую делили спящие дети, которые все это время не шевелились. Сувенир Лидии (хирургически удаленный член бойфренда) отправился в черную сумку на молнии.

По дороге домой он заехал в продуктовый магазин и купил ей дюжину красных роз и самую дорогую бутылку вина, которая у них была. Лидия была такой удивительно заботливой женой. Она заслуживала большего, чем просто еще один кусок разорванной плоти. За эти годы он подарил ей много таких знаков внимания. Цветы и вино были бы приятным дополнительным сюрпризом.

Он не мог дождаться, когда снова увидит ее сияющее лицо.

Перевод: Константин Хотимченко |
Автор: Брайан Смит | Добавил: Grician (19.10.2021)
Просмотров: 144 | Теги: Константин Хотимченко, рассказы, Брайан Смит | Рейтинг: 5.0/1

Читайте также

Ларри Селлерсу по ошибке пришла посылка в виде странного ящика. Хватит ли ему терпения не открыть его, до того как ящик заберет курьер......

Говорила мама дочке: «Никогда не занимайся незащищенным сексом с незнакомцами!»....

Упрямое любопытство человека пробуждает ненасытный голод на пустынной сельской дороге......

Эллен очень спешила. «Шеви» не вызывал нареканий, да и водить она умела хорошо....

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль