Авторы




Специальная оккультная команда СС Гиммлера раскрывает древнюю тайну находящуюся под русским монастырем…





- Хорошо, Шульц, остановитесь здесь.
Mark III остановился на гребне холма, двигатель рычал на холостом ходу. Пыль припорошила стальную броню танка, скрыв темно-серую краску и черно-белый немецкий крест на боку. На башне виднелся белый номер 525. На передней части корпуса была желтая буква Y с двумя галочками - эмблема 9-й танковой дивизии.
До самого горизонта простиралась безрадостная, пустая степь, высокая трава колыхалась под стонущим ветром, как бесконечный коричневый океан. Неумолимое полуденное солнце пылало оранжевым цветом на безоблачном небе. Примерно в трехстах метрах от них, на дне плоской, неглубокой долины, одиноко стояла маленькая церковь из белого камня, ее черный луковичный купол был увенчан трехконечным крестом русской православной церкви.
Сержант Лангер, командир танка, стоял в куполе и сдвигал вверх свои грязные очки. Он вытер свое загорелое, потное лицо и осмотрел церковь в бинокль.
- Выглядит заброшенной, - сказал он в горловой микрофон переговорного устройства.
В наушниках раздался голос рядового Шульца, водителя. - Так что нам делать?
- Охранять территорию и ждать, таков приказ. Специальный отряд должен встретиться с нами.
- Надеюсь на это, герр сержант, - сказал рядовой Кох, радист, который сидел внизу в переднем корпусе рядом с водителем. - Мы сейчас находимся вне зоны радиосвязи.
- Им срочно понадобился кто-то здесь, а мы были единственными свободными, - сказал Лангер. - Все остальные пытаются соединиться с Гудерианом и отрезать Киев.
- Нам повезло, - сказал рядовой Хоппе, заряжающий, повысив голос, чтобы его было слышно над шумом двигателя. Танк был открыт для обеспечения вентиляции, и он сидел, наполовину высунувшись из левого люка башни. - Если Иван решит появиться, у нас будут проблемы.
Капрал Мейер, наводчик, сидевший в правом люке башни, выразил согласие. Ворчание было его обычным вкладом в любой разговор.
- Ну, надеюсь, Иван сейчас больше беспокоится о Киеве, - сказал Лангер.
- Надеюсь, - сказал Хоппе.
- Война все равно почти закончилась, - сказал Кох. - Через месяц со Сталиным будет покончено, мы промаршируем на параде победы в Москве, а потом сможем вернуться домой в Вену.
Экипаж был австрийским, как и все остальные в 9-м панцерваффе. После того как их страна была аннексирована Гитлером в 1938 году, она была переименована в Остмарк, они были объявлены гражданами Рейха, а их вооруженные силы были поглощены немецкой армией.
К этому времени - началу сентября 1941 года - они были ветеранами гитлеровских войн. Все они заслужили знак "За танковую атаку" за участие как минимум в трех танковых сражениях. В прошлом году они вместе сражались в Голландии и Франции, затем в Греции и Югославии прошлой весной, прежде чем дивизия была отправлена на восток для вторжения в Советский Союз.
Лангер и его люди не задавались вопросом о том, чем все это было обосновано. Фюрер приказывал, они подчинялись. Таков был порядок вещей. И до сих пор они видели только победы. Казалось, Германии суждено править всей Европой.
- Штаб послал нас в такую даль, чтобы захватить старую церковь? - спросил Шульц. - Что в ней такого особенного, герр сержант?
- Лейтенант не сказал. Странное место, однако. Согласно карте, в радиусе ста километров нет ни одной деревни. - Лангер повернулся и поднял бинокль. - Похоже, наши коллеги прибыли.
За ними по грунтовой дороге с грохотом пронеслась серая колонна машин, за которой удушливым облаком поднималась коричнево-красная пыль. Впереди ехал мотоцикл с коляской. За ним следовали тяжелая восьмиколесная бронемашина 231, полевой автомобиль "Фольксваген", полдюжины трехтонных транспортных грузовиков "Опель Блиц", грузовик связи и зенитное орудие, установленное на полуторке. Легкий 222 бронеавтомобиль шел сзади. На одном из грузовиков для распознавания с воздуха был расправлен нацистский флаг.
Лангер обратил внимание на руны в виде двойной молнии, выбитые на регистрационных номерах.
- СС, - сказал он. - Не могу сказать, какое подразделение.
- Свастика в виде солнечного колеса - это дивизия "Викинг", а ключ на щите - полк телохранителей Гитлера, - сказал Кох. - Это два подразделения Ваффен-СС, которые сейчас находятся на Украине.
- Я вообще не вижу никаких знаков отличия. Даже тактического символа нет. Странно.
Они смотрели, как колонна подъезжает к холму. Их командир взвода, лейтенант Кругманн, вылез из своего танка и подошел к "Фольксвагену". Он обменялся приветствиями с двумя офицерами, ехавшими сзади. Они коротко посовещались, и Кругманн вернулся в свой танк.
Его четкий голос прозвучал по рации FuG 5.
- Обеспечьте наблюдение, пока здание зачищается.
Пять танков взвода стояли на холме наготове, когда пехота спрыгнула с грузовиков. Каждый солдат был одет в полевую серую форму немецкой армии, но с рунами на воротнике, манжетами и нарукавным орлом Ваффен-СС. Название на манжете должно было указывать на их подразделение, но на таком расстоянии Лангер не мог его прочитать.
В церкви был один вход - тяжелая, окованная железом деревянная дверь. Окон не было. Отряд обогнул холм, чтобы подойти к ней наискосок: сержант СС шел впереди, за ним пулеметная группа и несколько стрелков. Достигнув его, они двинулись вдоль передней стены к двери. Сержант выбил ее и ворвался внутрь, за ним последовали остальные.
Через полминуты он вышел и поднял оружие, чтобы дать сигнал "все чисто", после чего раздались пронзительные звуки свистка. В ответ машины СС подкатили к церкви и припарковались.
- Сформировать ежа, - приказал Кругманн. Танки выстроились в оборонительное кольцо вокруг долины, лицом наружу. - Мы будем сопровождать колонну обратно, как только они закончат здесь. Пока все могут расслабиться, но будьте начеку.
Двигатели выключились. Тишина была оглушительной, когда Майерс, Хоппе, Кох и Шульц вылезли наружу, благодарные за то, что выбрались из горячего, вонючего танка. Из-за жары они сняли свои черные шерстяные куртки и надели только серые рубашки с закатанными рукавами.
Другие танковые экипажи воспользовались затишьем, чтобы подышать свежим воздухом, размять сведенные судорогой ноги и облегчиться. Тени удлинялись по мере приближения сумерек.
Мейер ел сосиски. Несмотря на то, что он был тощим, как рельса, его желудок казался бездонной ямой, и он никогда не упускал возможности поесть. Шульц запрыгнул на заднюю палубу и открыл ремонтный люк. В двигатель постоянно попадала грязь, и он беспокоился и суетился из-за своего "Либлинга". Лангер оставался в куполе, наблюдая в бинокль за происходящим в церкви.
- Кто этот толстый? - спросил Кох. - Он выглядит так, как будто он на параде.
Лангер сосредоточился на "Фольксвагене". Из него вышли два офицера. Один из них был высоким и худым, на воротнике у него была эмблема капитана СС. Другой был полковником СС, упитанным, очкастым мужчиной, одетым в довоенную черную форму СС с блестящими сапогами и красной повязкой со свастикой. Его выпуклый мундир выглядел чистым и новым и не имел никаких украшений. Вряд ли он соответствовал идеализированному образу СС с его акцентом на физическую форму.
- Должно быть, это партработник СС, у которого еще осталась старая форма, - сказал Лангер. - Его звание, вероятно, почетное. Гражданские должны носить форму на оккупированной территории, так что, возможно, это первый раз, когда ему действительно пришлось ее надеть.
Хоппе презрительно фыркнул. Вытащив смятую пачку сигарет, он прикурил одну и передал остальные по кругу.
Они смотрели, как офицеры СС разглядывают церковь, капитан указывал на различные детали, а полковник качал головой в знак согласия. Как только последний был удовлетворен, первый начал отдавать приказы. Второй отряд, двигаясь с удвоенной скоростью, выгрузил оборудование и ящики, занося их внутрь. Один грузовик буксировал прицеп с генератором; силовой кабель был размотан и проведен в церковь.
- Что там? - спросил Кох, прихлопнув муху на шее. - Припасы?
- Понятия не имею, - сказал Лангер. - Кажется, слишком маленький, чтобы хранить много вещей.
- Может быть, награбленное, - сказал Шульц, закрывая люк для обслуживания. - Иконы и тому подобное.
- Сувениры для художественной коллекции герра Геринга, - сказал Хоппе с кислым выражением лица.
Герман Геринг, главнокомандующий ВВС Германии, был печально известен своим экстравагантным образом жизни и в полной мере воспользовался завоеваниями Гитлера, чтобы присвоить все ценное, что он мог, с оккупированных территорий.
Солнце погрузилось в свой погребальный костер на западе, и огромная луна сердито смотрела вниз, как сверкающий череп. Ночь была тихой, за исключением гула генератора, а дверь церкви освещалась ярким светом изнутри.
Генератор зашипел и остановился; свет погас.
Раздались ужасающие крики.
Экипажи вскарабкались в свои танки, с грохотом закрывая люки. Двигатели взревели, извергая выхлопные газы; башни повернулись, нацеливаясь на церковь.
Крики прекратились.
Наступила долгая, напряженная тишина. Потом затрещала рация.
- Я потерял связь, - огрызнулся Кругманн. - Пять-два-пять, провести расследование и доложить!
Лангер повторил и подтвердил приказ и опустился в турель. Шульц развернул Mark III, не выключая фар. Лангер смотрел через козырек купола, как они с грохотом спускаются по склону, колеса и гусеницы скрипят и лязгают. Хоппе открыл ящик для боеприпасов, готовый загрузить бронебойные или фугасные снаряды, пока Майер смотрел в оптический прицел 50-миллиметровой пушки. Кох дважды проверил боекомплект своего пулемета MG34 в носовой части.
Танк остановился совсем рядом с припаркованными машинами СС, силуэтами в бледном лунном свете. Все было неподвижно - неподвижно, как в гробу. Единственным звуком был шум двигателя танка.
Лангер открыл купол.
- Герр полковник? - позвал он. - Герр капитан? Есть кто-нибудь?
Ответа не последовало.
- Черт возьми, придется выйти и проверить, - сказал он. - Майер, Хоппе, Кох - идите со мной. Шульц, оставайся здесь. Держите танк закрытым и мотор включенным.
Четверо членов экипажа выбрались наружу и пристегнули откидные кобуры с пистолетами "Вальтер". Хоппе, Кох и Майер обменялись взглядами и достали свои; Лангер развернул приклад пистолета-пулемета MP40 и вставил длинный магазин. Ведомые им, они двинулись вперед.
Они подошли к бронемашине 222 и встали на колени рядом с ней. Лангер постучал по корпусу, но ответа не последовало. Заглянув внутрь через открытый водительский козырек, он включил фонарик.
Все три члена экипажа лежали на своих местах - неподвижные, с разинутыми ртами, с глазами, застывшими в стеклянном взгляде смерти. Он не мог видеть, что их убило, но крови не было. Лангер повернулся к остальным и сделал режущее движение поперек своего горла. Зашипели ругательства.
По жесту Лангера они двинулись дальше. Обойдя здание, они проверили другие машины и обнаружили то же самое. Мертвые водители или экипажи. Раздобыв еще три MP40, чтобы лучше вооружиться, команда подкралась к церкви.
Тяжелая деревянная дверь была приоткрыта, кабель генератора проникал внутрь через щель. Они отщелкнули затворы пистолетов-пулеметов. Приказав остальным подождать, Лангер вошел внутрь, присел, положив палец на спусковой крючок. Его глаза метались вокруг, обшаривая кромешную тьму в поисках затаившихся врагов.
Ничего.
Он включил фонарик и пошарил лучом вокруг. Затем он опустил оружие и жестом пригласил остальных войти. Закаленные ужасами войны, они лишь подняли брови при виде того, что открылось их фонарикам.
Солдаты СС лежали на полу мертвыми.
Хоппе оглядел ближайшие трупы.
- На них не видно никаких следов.
- Мы не слышали никаких взрывов, - сказал Кох.
- Выстрелов тоже не было, и гильз на полу нет.
- Так что же их убило?
- Я не знаю, - сказал Лангер.
Они осмотрелись. Интерьер не был похож на планировку православной церкви. Обычно она делится на вестибюль, неф и святилище, но здесь была только одна куполообразная камера, пустая, если не считать мертвых, и каменные стены были совершенно голыми. Ни алтаря, ни стульев, ни икон.
- Здесь ничего нет, - озадаченно сказал Кох.
Шагая между мертвецами, Лангер внимательно осмотрел их униформу. На левом нижнем рукаве был пришит черный ромб с белой разветвленной руной - нашивка специалиста, которого он не узнал. Под ним была черная манжетная лента с серебристой аббревиатурой RFSS.
- Рейхсфюрер-СС, - сказал он. - Это манжетный титул личного штаба Генриха Гиммлера.
Лангер остановился рядом с трупом полковника и обыскал карманы мужчины, найдя гражданские удостоверения и удостоверения СС. В них значилось, что он доктор Эрнст Циглер, профессор астрономии. Что делал астроном в зоне боевых действий?
Загадку углубил специальный пропуск, в котором говорилось, что Циглер "по приказу рейхсфюрера СС проводит исследования особого и срочного характера, подробности которых не подлежат разглашению". От всех гражданских, полицейских и военных властей требовалось сотрудничество.
Лангер проверил капитана и нашел у него расчетную книжку Ваффен-СС. В ней содержалась краткая информация о военном деле офицера: личные данные, обучение, продвижение по службе, награды и так далее. Пролистав ее, он узнал, что его нынешнее назначение - Зондеркоманда СС Циглер - специальное командование СС Циглер, что для него ничего не значило. Эсэсовцы регулярно создавали множество временных оперативных групп для выполнения различных задач, и каждая из них обычно называлась по имени своего командира, в данном случае злополучного полковника.
Капитан также носил с собой кожаный футляр с картой. Заглянув внутрь, Лангер увидел, что на обложке документа под кодовым названием Aktion Kosmisch (Операция "Космос") стоит гриф секретности и оговорка о специальном обращении, и не стал читать дальше.
Он вернулся в танк и передал свои выводы лейтенанту по радио.
- Наверное, это был ядовитый газ, - сказал Кругманн. - Мина-ловушка.
- Мы не почувствовали никакого необычного запаха, - сказал Лангер, - и на телах нет никаких признаков. Ни ожогов, ни волдырей, ни бледной кожи. Нет рвоты или поноса. Как будто они просто упали замертво.
- Что еще могло их убить? Вы говорите, что нет никаких ран.
- Верно, герр лейтенант, но если это был газ, почему мы не пострадали?
- Он мог рассеяться до того, как вы туда попали. Возможно, русские разработали новый нестойкий агент, о котором никто раньше не слышал, который не оставляет внешних симптомов. Наденьте маски. И наденьте перчатки, прежде чем прикасаться к чему-либо. Я иду туда.
Лангер достал противогазы М38, таблетки для дезактивации, газовые накидки и перчатки. Сказав Шульцу, чтобы он надел свою маску, он надел свою, а затем отнес все необходимое остальным. Когда он передавал инструкции лейтенанта, Майер окликнул его.
Он указал на пол. Он был вымощен тяжелыми камнями, он посветил фонариком на большую плиту, установленную в центре. На ней была старая, выцветшая кириллическая надпись с годом: 1801.
- По краям свежие следы от ударов, - сказал Лангер, опустившись на колени, чтобы осмотреть его более внимательно. Он взглянул на оборудование, которое принесли солдаты СС. В основном это были инструменты для раскопок: отбойные брусья, молотки, мотыги, лопаты, был сооружен подъемник на треноге.
- Они пытались поднять это.
Хоппе поднял бровь.
- Расхищение могил?
- Возможно. Кто-нибудь может читать по-русски?
Все покачали головами.
Был установлен прожектор, но когда Лангер попытался включить его, он не работал. Лампочка выглядела исправной, поэтому он пошел и проверил генератор. Несмотря на достаточное количество топлива, он не запускался. При ближайшем рассмотрении оказалось, что проводка как-то оплавилась. В самом здании не было электрического освещения, только пустые бра для свечей.
- Уберите отсюда эти тела, - приказал Лангер, вскинув руки. - Скажите Шульцу, чтобы он пришел на помощь.
Майер позвал Шульца, и четверо членов экипажа начали отрывать идентификационные диски и собирать с трупов расчетные книжки, а затем выносить их наружу.
Вошел Кругманн с четырьмя другими танкистами, все в противогазах и перчатках. Остальные вскочили на ноги, но он жестом приказал им стоять спокойно. Его экипаж присоединился к людям Лангера, выполнявшим свою ужасную задачу.
Лангер передал Кругману футляр с картой, удостоверения личности двух офицеров СС и специальный пропуск Циглера. Лейтенант включил фонарик и осмотрел их.
- Вы читали что-нибудь из этого? - спросил он Лангера, бросив на него острый взгляд.
- Только документы, герр лейтенант.
- Так вот, это было подразделение специального командования СС "Циглер", отряд, который не относится ни к одному из главных управлений СС. Это часть личного штаба Гиммлера.
- Для чего оно было организовано?
- Похоже, он был создан перед самой войной с целью "извлечения артефактов особой научной важности из прифронтовых районов. У них был приказ захватить эту святыню.
- Зачем, герр лейтенант?
- Я все еще пытаюсь собрать это воедино. Эти другие документы ссылаются на досье СС, засекреченные государственные материалы, которые по очевидным причинам никогда не были бы вывезены на поле боя. Так что это отредактированное резюме. Ясно одно: русские тоже считали святыню важной. Согласно данным разведки, это единственное религиозное сооружение в этом районе, которое коммунисты не разрушили. Войска НКВД защищали этот сектор до вчерашнего дня, когда они были отброшены на защиту Киева. Это дало СКЗ шанс, в котором они нуждались. Наша дивизия была ближе всех, поэтому Гиммлер попросил нас помочь.
- Зачем сталинской милиции безопасности охранять религиозную святыню?
- Хороший вопрос. Я отправлю предварительный отчет в штаб. Мне придется использовать рацию дальнего радиуса действия в грузовике связи, так как рации наших танков не дотягиваются.
Кругманн вернулся вскоре, раздраженный.
- Радио не работает. Попробуйте, может быть, ваши люди смогут ее починить. И подготовьте один из грузовиков. В наших танках нет места, чтобы что-то перевозить.
- Кох, Шульц, позаботьтесь об этом, - сказал Лангер. Пара поспешила прочь.
Кругманн продолжил чтение.
- 15 апреля 1801 года здесь упал метеорит. Царские власти провели расследование, но результаты держались в секрете и никогда не были опубликованы. Святейший Синод был так встревожен, что приказал закопать все на этом месте и построить над ним эту святыню.
- Почему СКЗ заинтересовался метеоритом?
- Потому что, когда доктор Циглер проанализировал старые сообщения, он пришел к выводу, что это был не метеорит. По его расчетам, он двигался слишком медленно, а кратер от удара был слишком мал. Очевидцы утверждали, что перед падением он зигзагообразно двигался по небу. Зиглер считал, что то, что разбилось, было каким-то летательным аппаратом. Но никто никогда не раскапывал это место, чтобы увидеть, что здесь похоронено. Православная церковь запретила любые раскопки, и этот запрет сохранился при большевиках.
Лангер нахмурился.
- В 1801 году не было никаких самолетов.
- Не было.
- Боже, какая безумная история.
- Именно так и сказали технический отдел нашего министерства авиации и исследовательский отдел армейского оборонного ведомства. Они считают это бредом суеверных крестьян. В конце концов, когда лет тридцать назад над Сибирью взорвался метеорит, местные жители решили, что разрушения вызвал какой-то языческий бог. Поскольку военные не были заинтересованы, Гиммлер приказал СКЗ заняться этим делом. Если то, что здесь захоронено, действительно с другой планеты, то могут остаться полезные детали. Восстановление передовой технологии было бы невероятным достижением, если бы ее можно было переделать в что-то военно-полезное. А рейхсфюрер всегда ищет способы увеличить свою власть и влияние.
Вернулись Кох и Шульц.
- Герр лейтенант, - сказал Кох, - ни одна из радиостанций в грузовике не может быть отремонтирована. Провода и трубки перегорели, а запасных у нас нет.
- Ни один из грузовиков тоже не заводится, - сказал Шульц. - Не заведется и ни одна из других машин СС. Все их электрические системы повреждены.
- Я обнаружил то же самое, когда попытался перезапустить генератор, - добавил Лангер.
Кругманн издал прерывистый вздох.
- Тогда откачайте столько бензина, сколько сможете. Нет смысла оставлять его Ивану. - Кругманн снова повернулся к Лангеру: - Мы можем предположить, что штаб приказал бы нам взять на себя операцию "Космос".
- Что случилось с их машинами?
- Я не знаю. - он размышлял над этим несколько мгновений. - Никогда не слышал, чтобы ядовитый газ вызывал электрическую перегрузку. В конце концов, этого не может быть. - он снял свою маску. - Давайте, снимайте их, - сказал он остальным.
- Почему не пострадали наши танки? Или мы?
- Должно быть, радиус действия ограничен.
- И если мы потревожим его, то можем снова спровоцировать его.
- Нам придется рискнуть. Мы откопаем его, что бы это ни было.
- Да, герр лейтенант, - он постарался, чтобы в его голосе не прозвучали опасения. Приказ был приказом.
По указанию Кругмана танк Лангера был переброшен обратно на холм. Другой экипаж стоял на гребне, осматривая освещенную луной степь в поисках признаков противника. Вдалеке слышался зловещий гул дизельных двигателей.
Внутри святилища был отколот камень, и по нему были пропущены веревки. Их подцепили к лебедке и переместили на место, чтобы поднять ее. Тяжелая плита поднималась медленными рывками, когда самые сильные бойцы взвода, раздетые до пояса, тянули в унисон, шкивы скрипели. Атмосфера была напряженной.
Но ничего не происходило. Под камнем была яма. Плиту откинули на одну сторону и опустили на пол. Все столпились у края и светили фонариками вниз.
Яма глубиной в пару метров была выложена камнем, как усыпальница. На дне лежали две полые полусферы диаметром около метра, сделанные из блестящего, похожего на алюминий металла. Внешние поверхности были усеяны кристаллическими выступами, похожими на контактные детонаторы морских мин. Кругманн спрыгнул вниз, надел перчатки и поднял один из них.
- Ну, это точно не метеорит, - сказал Хоппе.
- Похоже на половинки большого полого шара, - сказал Кох.
Кругманн отложил полусферу и посветил фонариком вокруг. Он заметил осколки и поднял один. Это был неровный, изогнутый осколок неизвестного вещества, бледно-голубой и гладкий как стекло. Выбравшись обратно, он продолжил осмотр, перевернув осколок в руках в перчатках. Он проверил его прочность. Он легко разломился на две части.
- Есть идеи, герр лейтенант? - спросил Лангер.
Кругманн потер подбородок.
- Вероятно, они подняли плиту настолько, чтобы посмотреть, есть ли там что-нибудь, поковырялись и привели в действие то, что их убило; какое-то устройство против несанкционированного проникновения. Затем плита упала на место.
- Что было в сфере?
- Понятия не имею. Я нашел только эти кусочки. - он повернулся к остальным. - Четверо из вас спускаются туда и начинают копать. Посмотрите, не зарыто ли там что-нибудь.
Лестница была спущена, и четверо мужчин спустились с лопатами и ведрами. Осторожно перебирая их, полушария и синие фрагменты были подняты и разложены на полу. В одном из углов мужчины обнаружили отверстие, достаточно большое, чтобы в него мог пролезть взрослый человек. Самый маленький из мужчин, худой, жилистый парень, пролез внутрь, чтобы посмотреть.
- Что там, Ганс? - спросил коллега.
- Какой-то туннель. У него странный запах.
Сверху Кругманн уставился на надпись на камне.
- Я изучал русский язык в университете до войны, так что я должен быть в состоянии перевести это, - сказал он. Нахмурившись, он снова достал документы СС, ища конкретную ссылку. Когда он нашел ее, то сравнил с надписью. Его хмурый взгляд стал еще глубже.
По святилищу пробежала легкая дрожь. Все остановились и огляделись.
- Землетрясение? - спросил встревоженный член экипажа.
Второй, более сильный толчок потряс их. Люди в яме выскочили наружу.
Глаза Кругмана расширились от внезапного осознания.
- Убирайтесь отсюда! Сейчас же!
Экипаж выскочил наружу и бросился к своим машинам. Даже когда они бежали, земля снова вздыбилась под их ногами, и на этот раз она не остановилась. Двое мужчин споткнулись и упали. Кругманн поднял их на ноги и увещевал идти дальше.
Взвод запрыгнул в Mark III, радуясь, что двигатели еще теплые, и они могли использовать электрические самозапуски, а не стоять снаружи и крутить их вручную. Шум запуска двигателей заглушался глубоким гулом.
- Герр лейтенант, что происходит? - спросил Лангер по радио. Он напрягся, чтобы расслышать ответ офицера за грохотом.
- Глупцы! - сказал Кругманн. - Циглер должен был прочитать надпись. Перевод был неправильным. Это предупреждение от Священного Синода.
- Что было в шаре?
- Яйцо! Открыв сферу, оно вылупилось!
Лангер повернулся в куполе, чтобы посмотреть. Пока он смотрел, под разрушающимся святилищем разверзлась огромная трещина и поглотила его, а вслед за ним в зияющую бездну посыпались машины СС. Грохот был заглушен огромным ревом. Поднялось облако пыли, и сквозь него из дымящихся трещин в земле высунулись огромные склизкие щупальца. Прозрачные и серые в лунном свете, все новые и новые конечности прорастали с невозможной, неземной скоростью. От них исходило сильное зловоние.
Затем в поле зрения появилось огромное механическое чудовище. У Лангера застыла кровь. Это был русский тяжелый танк.
Большинство советских танков, с которыми им до сих пор приходилось сражаться, были устаревшими довоенными машинами. В сочетании с плохой тактикой они не могли сравниться с панцерами. Но это была одна из новых моделей, КВ-1, 47-тонный монстр с броней такой толщины, что единственным немецким оружием, способным пробить ее, были большие артиллерийские орудия. А мощная 76,2-миллиметровая пушка на массивной башне этого чудовища могла легко пробить Mark III.
Щупальца набросились на КВ-1, обвиваясь вокруг его корпуса, как змеи. Поднялся пар, когда ряды присосок, очевидно, выделяющих какой-то кислотный фермент, начали плавиться, пытаясь добраться до беспомощного экипажа, запертого внутри.
С ослепительной скоростью эта тварь развернулась и на немцев, поглотив четыре Mark III в буре машущих щупалец. Танк Лангера, стоявший чуть дальше, на данный момент был проигнорирован.
- Открыть огонь! - приказал он. - Только пулеметы!
Носовые и спаренные пулеметы разразились жужжащим ревом, когда Кох и Мейер рубанули по щупальцам, вплетенным в другие машины. Линии зеленых трассеров пронеслись по ним, 7,92-миллиметровые пули кромсали бледную резиновую плоть и разбрызгивали липкую кровь, звеня и рикошетя от тлеющей стали. Отчаянные голоса командиров других танков заливали радио. Тварь, чем бы она ни была, отращивала новые конечности так же быстро, как их оторывало. Голоса распадались на крики.
Экипаж Лангера беспомощно выругался, когда остальные четыре немецких танка превратились в проржавевшие, спутанные остовы. На паре танков были открыты люки, но из них никто не вылез. Радио молчало. КВ-1 все еще боролся с тварью, но щупальца неумолимо проникали даже сквозь толстую броню. Ходовая часть с одной стороны уже расплавилась и разрушилась, обездвижив его.
Тварь обратила свое внимание на танк Лангера. Он спустился в башню и захлопнул люк, когда Mark III был захвачен.
- Шульц, вытаскивай нас отсюда!
Шульц переключился на задний ход и нажал на педаль газа. 300-сильный двигатель "Майбаха" взревел как бык, но напряженный Mark III не мог сдвинуться с места. Он дергал рычаги рулевого управления взад и вперед, отчаянно пытаясь освободить бак.
- Я не могу освободиться! - сказал он.
Металл вокруг них начал пузыриться и шипеть. Из мрака вынырнули новые танки. Через визор Лангер различил силуэты Т-26, легких русских танков, которые считались легким мясом для немецких противотанковых артиллеристов. В боях они уничтожили несметное количество таких танков. Три танка мчались вверх, что показалось Лангеру самоубийственной атакой, смелой, но тщетной попыткой отвлечь внимание танка.
Их стволы были короче, чем обычно. Мгновение спустя он понял, почему, когда их обрубленные дула устремились вверх и из них вырвались длинные желто-белые струи огня. Это были танки ОТ-133, огнеметный вариант Т-26, предназначенный для штурма укреплений.
Склизкие щупальца мгновенно воспламенились, отпрянули, когда огонь вспыхнул по всей их длине и окутал их оранжевым пламенем. Танк Лангера и КВ-1 были выпущены. Пылающие, извивающиеся конечности втянулись обратно в расщелину и исчезли из виду. Поднялся маслянистый черный дым; Лангер задыхался от еще более ужасного зловония.
- Гори, ублюдок, гори! - сказал Кох.
Русские пехотинцы, судя по их снаряжению, саперы, спрыгнули с танков и поспешили вперед к краю. Лангер догадался, что они установят подрывные заряды, чтобы превратить логово в могилу, навсегда похоронив этот ужас.
Башня КВ-1 начала поворачиваться обратно к нему.
Лангер несколько раз дернул за кабель. В быстрой последовательности дымовые канистры, установленные на стойке в задней части Mark III, упали на землю.
- Поддержите нас! - сказал он.
Шульц задним ходом въехал в густое облако, поднимавшееся вверх. Лобовая броня танка была самой толстой, поэтому он держал ее в сторону противника, но при этом старался смотреть на него под углом, давая им шанс, что входящий снаряд может срикошетить, а не пробить его.
Пушка КВ-1 взревела, и громкий грохот оглушил экипаж. Майер и Хоппе вскрикнули; горячая боль пронзила ногу Лангера. Снаряд отскочил, но от удара разлетелся по отсеку, как шрапнель. Мгновением позже мимо пронесся второй снаряд, совсем мимо, прицел русского наводчика был искажен дымовой завесой.
Шульц продолжал двигаться назад, пока они не оказались за укрытием холма, затем нажал на рычаги, чтобы развернуть танк, гусеницы вздыбили грязь. Он переключился на переднюю передачу, нажал на педаль газа и на полной скорости рванул в ночь.
Скрежеща зубами от боли в ране, Лангер следил за признаками преследования, но их не было. КВ-1 был выведен из строя, а огнеметные танки все еще добивали тварь. Немцы ехали дальше в тишине, потрясенные видением безымянной твари, которую они взбудоражили, думая о товарищах, которых они потеряли - и ради чего?
Пока Хоппе открывал аптечку, Лангер кисло размышлял о том, что Генриху Гиммлеру придется придумывать новую схему, чтобы произвести впечатление на фюрера.

Просмотров: 92 | Добавил: Grician | Теги: рассказы, Дэвид Амендола, Грициан Андреев, SNAFU: Anthology of Military Horror, SNAFU | Рейтинг: 5.0/1

Читайте также

Думаю, это забавная история. Название в значительной степени всё объясняет....

Крис и Линда идеальная пара, с весьма специфическим аппетитом......

Руководитель крупного таблоида, ради повышения тиража, решает провести конкурсы, в которых весьма неординарные выигрыши......

В детстве многие мальчики мечтают стать полицейскими, пожарными или космонавтами, но только не Билли Брукс... Билли Брукс мечтает стать серийным убийцей......

Всего комментариев: 0
avatar