Авторы



Устав ждать наследство своего дедушки, парень решает пойти на крайние меры...






Прежде чем вы начнете думать, что я полный придурок, я хочу в предисловии сказать, что я был в завещании дедушки почти десять лет, прежде чем решил его убить. Вот уже десять лет я был готов позволить старику умереть естественной, мирной смертью в его собственном доме, в окружении тех, кого он любил, и кто любил его.
Неужели я такой плохой человек из-за того, что становлюсь немного нетерпеливым?
Теперь не было похоже, что у парня была особенно продуктивная жизнь или что-то в этом роде. Он ходил на костылях и почти не выходил из дома. Бабушка погибла восемь лет назад в автомобильной катастрофе, которая не имела ко мне никакого отношения. Я имею в виду, для чего ему нужно было жить, кроме как сидеть у огня и рассказывать скучные истории своим скучным друзьям?
Мне нужны были деньги. Я собирался жениться, а Полина хотела пышной свадьбы. Ее родители отказались платить за ее свадьбу в третий раз, так что мне пришлось позаботиться об этом. Я зарабатывал приличные деньги, продавая подписку на журналы по телефону, но у дедушки было огромное состояние, которым он не пользовался. Даже разделенной между мной и моими двоюродными братьями и сестрами, моей доли было бы более чем достаточно, чтобы сыграть шикарную свадьбу.
И вот, в свой двадцать пятый день рождения, я пригласил себя в дом дедушки на наше собственное частное празднование. Он снабдил меня праздничным тортом и мороженым, а я - цианидом.
Мы сели в его, c раздражающим вкусом обставленной, берлоге наверху, развели огонь и начали болтать, пока ели. Он купил ванильный торт, весь покрытый кокосом. Лично я не вижу никакой причины, по которой кто-то мог бы испортить совершенно хороший торт, намазав его этим отвратительным псевдофруктом, но я был вежлив и ничего не сказал.
После того, как дедушка закончил рассказывать "забавный" случай из моей юности - о мертвой курице, которую я держал в своей комнате в течение двух недель, когда мне было шесть, я встал с вибрирующего кресла.
- Знаешь, я думаю, что такой торт требует красного вина. В холодильнике есть немного, верно?
- Как всегда, - сказал мне дедушка. Он наклонился вперед и потянулся за костылями. - Я сейчас принесу.
- Нет, нет, это мой день рождения, я принесу его сам.
Я вышел из кабинета, прошел по короткому уродливому коридору и спустился по винтовой лестнице. Я пересек гостиную и вошел в то, что как сообщала мне очаровательная маленькая табличка на холодильнике, было "Бабушкина кухня".
Дедушка слишком хорошо меня знал. Красное вино стояло в ведерке со льдом на стойке, рядом с ним стояли два бокала. Лед, по-видимому, растаял, а затем был снова заморожен, потому что бутылка, казалось, была заключена в кусок льда в форме ведра. Немного напрягшись, я достал еe и налил каждому из нас по бокалу.
Я достал из кармана пузырек с цианидом и налил немного в дедушкин напиток. Затем я добавил еще немного. Потом еще больше. Я поставил отпечаток большого пальца на свой собственный бокал, на всякий случай, если я занервничаю и перепутаю их.
- Вот, держи, - сказал я, возвращаясь в кабинет. Я протянул дедушке его бокал, и он сделал большой глоток. Я снова сел в вибрирующее кресло и предложил ему поделиться еще одной забавной глупостью, которую я совершил в детстве.
- Это вино сегодня исключительно хорошее, - сказал он мне. – Но, я не думаю, что ты захочешь принести мне немного без яда, не так ли?
Я замер. Это было, можно сказать, нехорошо.
- Прошу прощения?
- Я знаю, что ты что-то подлил мне в напиток. Я пью вино почти всю свою жизнь и знаю, когда с ним что-то не так.
У меня сложилось впечатление, что у пожилых людей вкусовые рецепторы значительно хуже.
Он усмехнулся мне.
- Ты не проводил со мной день рождения с тех пор, как тебе исполнилось десять. Я думал, ты здесь только для того, чтобы подлизаться к большей части наследства, но нет, ты пытаешься отделаться от старика, чтобы быстрее получить свои деньги. Что ж, позволь мне сказать тебе кое-что, маленький ублюдок, ты никогда не был в моем завещании. Все это достанется Реджине, потому что она может приготовить лучшую чертову квашеную капусту, которую я когда-либо пробовал!
- Я не понимаю, о чем ты говоришь, - сказал я.
Ладно, это не было большим открытием для меня, но я был взволнован.
- Я хочу, чтобы ты убрался из моего дома, - сказал дедушка. - И потом, я больше никогда не хочу видеть здесь твое приемное лицо. Ты меня понимаешь?
- Меня не усыновляли, - запротестовала я.
- Ну, лучше тебе следовало быть приемным.
- Дедушка, ты устал. Как насчет того, чтобы хорошенько вздремнуть, а потом мы поговорим об этом позже?
- Если ты сию же секунду не уберешься из моего дома, я вызову полицию.
Теперь я не знал, действительно ли он собирался позволить мне просто уйти оттуда и сохранить это в секрете. Может быть, хотя бы для того, чтобы защитить честь своей фамилии. Но, может быть, и нет... И обвинение в покушении на убийство, безусловно, немного осложнило бы мои брачные планы. Кроме того, у меня было такое чувство, что он лгал о завещании только для того, чтобы спасти свою жизнь.
Я действительно знал одну вещь. Телефон был вне пределов его досягаемости.
Я посмотрел ему в глаза.
- Хорошо, дедушка, я не хочу причинять тебе боль, и я думаю, что сейчас нет причин для этого. Пойдем со мной вниз, чтобы мы могли поговорить.
- Я уже сказал то, что нужно было сказать. Убирайся.
- Дедушка, ты можешь cделать то, что я говорю, или я могу пойти на твою кухню, достать один из тех больших разделочных ножей из ящика и продемонстрировать полное отсутствие уважения к старшим. Понял?
Я постарался, чтобы мой голос звучал зловеще, и был рад, что, по крайней мере, мой голос не скрипел.
- Ты маленький сукин...
- Ты меня понял? – повторил я.
Он пристально посмотрел на меня, затем кивнул. Я одним глотком осушил весь свой бокал вина. Мне от этого не стало легче.
- Используй свои костыли. Мы спустимся вниз, приятно побеседуем за чашечкой горячего какао и, надеюсь, расстанемся в хороших отношениях. Звучит нормально?
- Ты был несчастным случаем, - сказал дедушка. - Твоя мать не хотела тебя. Она позвонила мне в слезах, когда узнала, что твой отец ее обрюхатил.
- Ты хочешь, чтобы я убил тебя прямо сейчас? – спросил я. - Я сделаю это. Я просто заставил себя проглотить то дерьмо, которое ты пытался назвать тортом, так что я в настроении причинить кому-нибудь боль.
Не говоря больше ни слова, дедушка взял свои костыли и поднялся на ноги. Я наблюдал, как он вышел из кабинета и направился к вершине винтовой лестницы. Обычно он садился и cпускался, прижимаясь спиной, но у меня была более быстрая альтернатива.
Я подошел к нему сзади, когда он поднялся по лестнице.
Пока-пока, дедушка.
Я сильно толкнул его, заставив выронить костыли и упасть вперед. Он вскрикнул, ударился о ступеньки и покатился вниз. Тук, тук, тук. Он ударился об пол с треском, который заставил меня съежиться, затем вытянулся на полу и затих.
Несколько мгновений я просто смотрел на него, отчаянно пытаясь не задыхаться. У меня, конечно, не было никаких проблем с паникой.
- Ах ты, маленький засранец! - закричал на меня дедушка, его голос был удивительно сильным для парня, лежащего лицом вниз на полу после падения с лестницы. - Ты гнилой маленький ублюдок! Я надеюсь, что ты будешь гореть в аду за это!
Я тут же бросился вниз по лестнице, чуть не упав и сам, и встал рядом с ним. Дедушка замахнулся правой рукой, пытаясь схватить меня за лодыжку, но я убрал ногу с дороги.
- Я убью тебя! - крикнул он. - Я сломаю твою гнилую маленькую шею! Помогите мне, кто-нибудь! Помогиииитееее!
- Дедушка, не так громко! Это был несчастный случай!
Дедушка жил в довольно отдаленном районе, на ферме, окруженной кукурузными полями, но у него были соседи через дорогу, которые, возможно, были достаточно близко, чтобы слышать его крик.
- Помогите! Помогите! Кто-нибудь, помогиииииите!
- Замолчи! - прошептал я. - Дедушка, заткнись!
- Помогиииитеееее!
Итак, я запрыгнул ему на спину. У меня не было выбора. Я подпрыгнул в воздух так высоко, как только мог, и рухнул ему на спину с хрустом, который заставил меня съежиться больше, чем предыдущий треск.
Дедушка заткнулся, только тихо застонал.
Я сделал это снова, просто чтобы быть уверенным.
Я сошел с его спины и осмотрел повреждения. Конечно, должно было быть какое-то правдоподобное объяснение тому, что дедушка упал с лестницы, а потом кто-то прыгнул ему на спину. Чрезмерно эмоциональное искусственное дыхание?
Нет, нет, я облажался. Совершенно, полностью. Полностью, на 100%, неприятно-знать-что-ты-приятель-облажался.
Если только я не спрятал бы тело. Я бы наверняка стал подозреваемым, но, если бы я мог избавиться от всех улик, возможно, меня бы ни в чем не обвинили. Мне просто нужно было найти хорошее место для его хранения, место, куда никто никогда не заглянул бы.
Я уже начал обдумывать возможные варианты, когда оглянулся и увидел мисс Роумет, заглядывающую в окно гостиной.
Испуганное выражение лица семидесятипятилетней женщины указывало на то, что она только что стала свидетелем убийства.
Она убежала.
Я бросился в гостиную, но вместо того, чтобы направиться к входной двери, я направился к стойке с ружьями. Дедушка держал их заряженными - по крайней мере, так он говорил мне в детстве, когда давал мне строгие инструкции не прикасаться к ним. Я разбил стеклянную витрину парой сильных ударов, достал винтовку, затем бросился к входной двери и распахнул ее.
Мисс Роумет перебралась на другую сторону улицы. Хотя она всегда была ворчливой старой каргой, которая заставляла меня платить за каждое разбитое окно, я не чувствовал себя хорошо из-за того, что должен был сделать.
Она снова посмотрела на меня. Нас разделяло около ста футов. Я поднял винтовку, посмотрел в прицел и прицелился. Затем я нажал на спусковой крючок.
И промахнулся. По-крупному.
Она снова побежала к своему дому, хотя ее легкая хромота мешала ей двигаться очень быстро. Я выстрелил снова. Мимо. Выстрелил еще раз и снова промахнулся, но проделал хорошую дырку в своем почтовом ящике.
Я опустил винтовку и побежал за ней. Наконец она обрела дар речи и начала визжать.
- Харви! Звони в полицию!
Это бы меня насторожило, но Харви был ее мопсом. Она никогда не жила ни с кем, кроме своей собаки с тех пор, как ей исполнилось восемнадцать. Когда она поспешила на свое крыльцо, я снова поднял винтовку, выстрелил и снова промахнулся. Ее окно разбилось вдребезги. Я чертовски уверен, что не буду платить за это.
Если не считать мисс Роумет, ближайший сосед находился по меньшей мере в полумиле отсюда. Участок дороги между двумя домами использовался редко. Я знаю, что им редко пользовались. Я провел много дней, играя в кикбол и софтбол на этой дурацкой дороге, и мы могли играть часами, и никто не проезжал мимо. В последующие годы, во время моих все менее частых визитов, мы могли сидеть на улице большую часть вечера, и только раз или два нас прерывала проезжавшая мимо машина.
Так что, да, я был удивлен, когда в поле зрения появилась машина, как раз в тот момент, когда мне наконец удалось выстрелить мисс Роумет в спину.
Она вскрикнула и упала. Я тут же бросил винтовку и постарался выглядеть беззаботным. Машина была примерно в двухстах футах от нас, но ехала довольно быстро. Может быть, они посмотрели бы на меня, улыбаясь и махая, и не заметили бы истекающую кровью женщину на противоположном крыльце.
Машина подъехала ближе. Я улыбнулся и помахал рукой. Водитель, мужчина примерно моего возраста, улыбнулся и помахал в ответ.
Женщина рядом с ним закричала.
Машина затормозила и остановилась. Теперь я мог официально сказать, что я был расстроен и более чем немного зол. Я схватил винтовку и прицелился.
Мужчина пригнулся и вдавил педаль газа в пол. Шины взвизгнули, когда машина пронеслась мимо меня.
Мой первый выстрел соответствовал моей традиции паршивого прицеливания. Второй выстрел выбил заднее лобовое стекло. Третий и четвертый выстрелы ушли в воздух. Но это не имело значения, потому что водитель больше внимания уделял тому, чтобы его не подстрелили, чем точному управлению, и машина съехала с дороги, врезавшись в кукурузное поле.
Я побежал к машине. Дверцa со стороны водителя распахнулась, и мужчина вышел, подняв руки вверх.
- Не делай мне больно! - взмолился он. - Я никому не скажу!
Да, верно.
Я нацелил винтовку ему в грудь, нажал на спусковой крючок, но послышался лишь щелчок. Мужчина повернулся и побежал, даже не оглянувшись на женщину, которую он оставил съежившейся в машине. Я замахнулся винтовкой, как топором, собирающимся рубить дрова, а затем швырнул ее так сильно, как только мог.
Моя меткость была намного лучше, чем при стрельбе, и винтовка попала ему в затылок, сбив его на землю. Я поспешил к его упавшему телу, поднял оружие за ствол и прикончил его несколькими сильными ударами по голове. Деревянный приклад даже не раскололся. Дедушка купил хорошее ружье.
Мне было очень плохо, и у меня болели руки, но, если я все еще хотел жениться на мировой судье, а не на тюремном надзирателе, я должен был закончить работу. Я вернулся к машине, где женщина наконец открыла дверцу и начала пробираться через кукурузное поле. Ее высокие каблуки не облегчали процесс. Я догнал ее и приготовился проломить ей череп.
И тогда я сделал это.
Следующий час или около того был не особенно приятным. Сначала я подошел и прикончил мисс Роумет. Затем я накрыл ее мешками для мусора, чтобы свести беспорядок к минимуму, оттащил ее тело в дедушкин дом и положил в подвал. Я отнес их с кукурузного поля туда же, оставив тела в углу на некоторое время. Мужчина был не совсем тощим, поэтому мне потребовалось больше времени, чем на остальных, но в конце концов все четыре трупа скрылись из виду. Запустив двигатель, я сумел вывести машину с кукурузного поля и припарковал ее вне поля зрения за домом мисс Роумет.
Я взял метлу, смахнул с дороги битое стекло и поправил коврик на крыльце мисс Роумет так, чтобы он закрыл пятна крови. Затем я вернулся в дедушкин дом, задернул занавеску, чтобы никто не мог заглянуть внутрь, поправил все, как мог, сел на диван и заснул.
Засыпание обычно считается плохим тактическим выбором в подобных ситуациях, но я ничего не мог с собой поделать. В один момент я сидел там, пытаясь понять, что я собираюсь делать, а в следующий мне приснился сон, в котором ты голая в школе. Мне всегда нравился этот сон. Просто назови меня психом.
Меня разбудил звонок в дверь. Я сел прямо и, взглянув на часы, понял, что проспал больше часа. Я не пошевелился.
В дверь снова позвонили. Потом еще раз. А потом я услышал голос Полины:
- Есть там кто-нибудь?
Я встал и поспешил к двери. Полина, конечно, видела мою машину, припаркованную снаружи, так что я не мог притворяться, что меня здесь не было. Я должен был избавиться от нее.
Нет, не убивать ее, а просто заставь уйти.
Я открыл дверь.
Группа примерно из двух десятков моих друзей и родственников стояла снаружи, держа в руках подарки. Полина стояла впереди, держа в руках торт с двадцатью пятью горящими свечами.
- С днем рождения тебя... с днем рождения тебя... - пели они энергичными голосами.
У Полины была та широкая улыбка, которая у нее всегда появлялась, когда она чувствовала, что сделала что-то замечательное. Я думаю, что тот факт, что я смог заставить себя улыбнуться и удержать мочу в мочевом пузыре, достоин рыцарского звания.
Я в основном просто стоял там, ошеломленный, когда незваные гости прошли мимо меня в дом, похлопали меня по плечу и пожелали мне еще много счастливых дней рождения в будущем.
- Дедушка наверху? - спросила моя мама, целуя меня в щеку.
- Ммм, вообще-то, нет. Я не знаю, где он. Когда я приехал, здесь никого не было.
- Правда? - мама выглядела немного обеспокоенной. - Это необычно.
- Я знаю. Наверное, его подобрал кто-то из его друзей, - я изобразил разочарование. - Он, должно быть, забыл о моем дне рождения.
- Ну, он становится старше, и он, вероятно, просто подумал, что ты пытаешься подлизаться к большей доле его наследства, - улыбнулась она.
По какой-то странной причине я обнаружил, что не могу повеселиться на вечеринке по случаю своего дня рождения. Шоколадный торт, наверное, был восхитителен, но я ни черта не мог попробовать. Все спрашивали меня о дедушке, но я просто рассказал им то, что рассказал маме. Гости были почти в каждой комнате дома, но я остался на кухне, убедившись, что никто не пытался спуститься в подвал по какой-либо причине.
Примерно через полчаса Полина сунула мне в руки большой стакан игристого фруктового пунша.
- Ты хорошо себя чувствуешь? – спросила она.
Я пожал плечами.
- Я немного беспокоюсь о дедушке.
- Я уверена, что с ним все в порядке.
- Вероятно, ты права.
Она положила руку мне на плечо.
- Милый, у тебя такой вид, будто тебя тошнит.
- Нет, правда, я в порядке. Никогда не чувствовал себя лучше, - я сделал большой глоток пунша, чтобы показать ей, насколько в порядке мой желудок.
- Тебе нужно расслабиться, - она наклонилась вперед и прошептала мне на ухо. - Знаешь, держу пари, мы могли бы уединиться в подвале...
Я выпил еще немного пунша, чтобы дать своему рту хоть какое-то занятие, кроме как издать испуганный вопль.
- Нас будет нехватать, - сказал я. - Не очень хорошая идея.
- Мистер Всегда готов отказать мне? Мне следует обидеться?
- Нет, конечно, нет, просто... ну... вокруг слишком много людей.
- Это не беспокоило тебя во время шести других вечеринок, на которых мы улизнули.
- Я знаю, но... послушай, я действительно чувствую себя немного плохо. Может быть, это вирус или что-то в этом роде.
- Хочешь, я отвезу тебя домой?
- Нет, я собираюсь поболтаться здесь и подождать, пока не появится дедушка.
Она поцеловала меня в губы.
- Тебе действительно нужно расслабиться. И у меня есть действительно хороший способ расслабить тебя...
- Я уверен, что есть.
- Я была плохой девочкой, милый, - она указала на мой пунш. - Я добавила в него бокал вина, который нашла наверху в кабинете. Ты действительно выглядишь так, будто тебе нужно что-то, чтобы успокоиться.
Так что, в любом случае, это объясняет, почему я был таким занудой на вечеринкe.

Перевод: Грициан Андреев |
Автор: Джефф Стрэнд | Добавил: Grician (12.10.2021)
Просмотров: 62 | Теги: рассказы, Джефф Стрэнд, Грициан Андреев | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Писатель, его молодая жена и её старший брат отправляются глубоко в лес, дабы посетить семейный домик. Домику более сотни лет и посетителей в нем не было уже лет тридцать....

Двое богатеньких молодых людей, дабы спастись от поглотившей их невыносимой скуки, начинают заниматься разграблением могил. Вскоре до них доходит слух, что во Франции якобы похоронен могущественный бе...

Стивен Захари не любит детей, верее он их ненавидит, поэтому в ночь на Хэллоуин он дарит им фрукты и конфеты с весьма сомнительным содержимым…...

Странная передозировка отправляет братьев, Билли и Джеральда, на срочные поиски противоядия......

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль