Авторы



Чудодейственная экспериментальная таблетка меняет жизнь Тима в лучшую сторону. Его мышцы крепнут, волосы, на его некогда лысеющей голове, начинают расти, он становится красивее и мужественнее. Но побочные эффекты не заставляют себя долго ждать…





Тим Берк был единственным, кто принял экспериментальную таблетку. Ничего столь сложного, как эта таблетка, еще не было изобретено, но поскольку он был ростом метр пятьдесят два, его пенис был маленьким, он лысел, у него было плоскостопие и одна нога была короче другой, а на носу была огромная родинка, из-за которой эта часть его лица была похожа на картофелину странной формы. Тогда он подумал: Какого черта?
Так как его время на земле было скудным, лишенным секса и не требующим расчески, а большую часть свободного времени он проводил в поисках хорошо сидящих ботинок, он принял таблетку ради обещания всего лучшего, и ему было все равно, убьет ли она его, а он был уверен, что убьет. Он принял таблетку и уже через день заметил перемену. Он не стал выше, не оброс волосами, не прибавил сантиметров на пенисе, и ноги у него по-прежнему были плоскими, но он заметил, что выглядит моложе своих сорока пяти лет; поры на его коже были гладкими, как африканская слоновая кость; даже зубы выглядели толще и белее, а десны розовее и плотнее прилегали к зубам.
В течение недели он не только выглядел моложе лицом, на его голове выросли темные пучки волос, похожие на посаженные овощи, и он просыпался со стояком, который можно было использовать, чтобы содрать шину с обода, не говоря уже о том, что у него были ночные выделения такого количества и качества, что вместить их могла бы банка из-под майонеза. Картошка покинула его лицо, и на ее месте появился тонкий, прямой, мужественный нос. Иногда он просыпался от движения костей, мышц и нервов в коже. Они ползли, сгибались, выпирали, менялись.
Еще неделя, и он стал выше, мускулистее и чувствовал себя лучше, чем когда-либо. Он обнаружил, что может скрутить кочергу в узел, не напрягаясь. Он мог поднять заднюю часть своей машины, согнуть и опереть ее на одно колено, не напрягая рук.
Ему пришлось купить новую одежду и новую обувь, а препарат даже исправил проблему плоскостопия. Сейчас его рост составлял метр пятьдесят семь, он был хорошо сложен, на голове и груди было полно черных волос, из которых можно было связать свитер, коврик и, возможно, одну рукавицу.
Это было потрясающе. Он впервые начал встречаться с женщинами. На самом деле, они сами приходили к нему. Он наслаждался сексом, и ему нравилось, как они визжали, когда видели его прибор, и как они визжали еще больше, когда испытывали его на себе.
Через пару недель они уже не визжали, а пронзительно кричали. Его член был почти до колен, а в эрегированном состоянии он уже не был органом чувственного наслаждения - это был таран.
Вскоре его ноги свисали с кровати. Он стал выше и шире. Он был в идеальной пропорции, но многое еще не было пропорционально. Он позвонил врачу и быстро записался на прием. Доктор измерил и взвесил его, засунул палец ему в задницу и пощупал его яйца, как покупатель, выбирающий грейпфруты.
- Что ж, - сказал доктор. - Сейчас ваш рост метр семьдесят два, вес сто сорок килограмм, и все это мышцы. Длина вашего пениса в состоянии покоя – тридцать сантиметров, яички весят по одному килограмму восемьдесят грамм каждое, ноги у вас не плоские, и, честно говоря, я с трудом узнаю вас с таким лицом и волосами. И вы все еще растете.
- Всё ещё расту? Я не хочу больше расти. Вы сказали, что таблетки исправят мое тело, сделают его более здоровым, заставят все идеально работать. Это то, что вы сказали.
- Я сказал, это сработает, и это сработало. Вы стали сильнее, изящнее и лучше выглядите, чем когда пришли ко мне.
Тим изучал тучного доктора с седыми волосами, растущими над его ушами, его голова блестела, как попка младенца.
- Почему бы вам не принять таблетку? - спросил Тим.
- Побочные эффекты.
- Вы не сказали мне ни о каких побочных эффектах. Вы сказали, что это может убить меня, если что-то пойдет не так. Умереть - это одно, но это, это не смерть. Это... ну, это... это какой-то беспредел.
- Я сказал вам, что это эксперимент, и что вы были единственным добровольцем, и мы понятия не имели, к чему это может привести.
Тим помнил, что это действительно было так, но ему это не нравилось. Он так хотел попробовать все, что угодно, чтобы изменить свою жизнь, что не допускал возможности негативных последствий.
Тим немного подумал и спросил:
- Я закончил расти?
- Я не знаю. Надеюсь, что да. Может быть. Не могу сказать с уверенностью.
Тим вышел из кабинета врача, чувствуя себя растерянным. Брюки на нем были до колен, и он был босиком. На нем была футболка с тремя иксами, и она расходилась по его широким плечам. Он едва мог сесть в машину, настолько она была для него мала. Он поехал в магазин, где продавалась одежда для крупных мужчин, и купил вещи подходящего размера. Через неделю вещи стали слишком тесными. Еще через неделю его рост был метр девяносто.
Через месяц его рост составлял три метра. Он был также с метр в ширину, и если он спускал штаны, его пенис выкручивался из них, как анаконда, спускающаяся с нависающей ветки. Ему приходилось брать простыню и подтягивать яички, чтобы они не бились о ноги и не раскачивались, причиняя ему боль. Теперь он не мог найти подходящую обувь и стал делать шлепанцы из кусков кожи. Они были тонкие и неудобные. Волосы проросли из носа, ушей и паховой области, и он покрылся темной шкурой с головы до ног. Он перестал бриться. Бритье было похоже на попытку прорезать проволоку. Однажды он попробовал сделать эпиляцию, но когда он пошел делать ее, он снял рубашку и его темные волосы на груди вырвались на свободу, работница салона взвизгнула и ее вырвало в мусорное ведро и он ушел домой.
У него была работа за компьютером, так что он мог спокойно оставаться дома, что в какой-то степени было хорошо, но это была одна из причин, по которой он принимал таблетки, - чтобы быть нормальным. Чтобы выходить из дома, встречаться с людьми и жить нормальной жизнью. Теперь несмотря на то, что он был здоровее, он был уродом. Польза от таблеток исчезла.
Некоторое время он протискивался в двери и мог встать на ноги только в гостиной с ее шестиметровыми балочными потолками. Но очень скоро он стал биться головой о балки и был вынужден жить на улице, во дворе. Это и так было достаточно дискомфортно, но в дождливую погоду это было просто ужасно.
Наконец, голыми руками он разобрал заднее крыльцо, вырвав дверь, удалив достаточно широкую часть, чтобы пролезть внутрь, лечь и проспать всю ночь.
Однажды утром он проснулся с головой, руками и ногами, высунувшимися за пределы крыльца. Его голова свисала с конца крыльца, и от этого у него болела шея. Его левая рука пробила стену дома, а правая пробила бок крыльца и лежала во дворе. Его ноги и ступни торчали на подъездной дорожке, они перевернули его машину, но все обошлось. Он несколько раз менял машину на более крупную, но уже давно не мог втиснуться в свой "Хаммер", не говоря уже о том, чтобы сесть за руль.
Он взял за правило носить только простыню вокруг паха, и в этот день он снял ее и отправился в город абсолютно обнаженным, позволяя своим яичкам раскачиваться, как маятнику, а пенису - как несущему тросу моста; боли больше не было. Более того, ритм их качания, казалось, уравновешивал его походку. Люди кричали, машины сталкивались друг с другом.
Тим пошел в кабинет своего врача, сорвал крышу, залез внутрь, достал своего врача и завернул его в фольгу. Медсестра кричала все время, пока он это делал. Он поднял ее, откусил ей голову, высосал ее кровь и выбросил. Он пошел в ближайший продуктовый магазин, пробил дыру в крыше, выпил целый ящик охлажденного апельсинового сока и съел около трех тысяч упаковок сладких булочек, медовых пирожных, шоколадных тортов и четыре банки консервированного мяса, размышляя о том, что ему нужно больше белка.
По дороге к дому он наступал на машины, отшвырнул молодую женщину с ребенком на тысячу метров, и к тому времени, как он оказался дома, над головой уже гудели вертолеты, стояли машины полиции и шерифа и люди в черных костюмах с мегафонами.
Он хватал машины и людей и швырял их высоко и далеко, сорвал крышу с собственного дома и сбросил ее на них. Внизу все выглядело как оживленный муравейник, и, наблюдая за тем, как копошится весь этот правоохранительный орган, он понял, что за время поездки в город он снова вырос, на этот раз значительно больше. Его рост составлял от семи до девяти метров, а сам он был широк, как сарай. Он пошел прочь, оставив их, и они последовали за ним, жужжа над головой, как пчелы, а внизу, как муравьи и жуки. Он прошел мимо небоскреба, украшенного солнечными батареями. Он увидел там свое отражение; он был похож на гиганта из древних легенд. Длинноволосый и бородатый. Борода его была покрыта мозгами и кровью медсестры, которую он съел, а также всевозможными отбросами из бакалейной лавки. Его пенис и яички раскачивались, как молот самого Бога.
Пробираясь по городу и срывая крыши со зданий он, наконец, присел на корточки над крышей одного из них и насрал в него, заполнив его доверху. Он схватил несколько полицейских, вытер об них задницу и швырнул их во все стороны. Он прошел через город и спустился к озеру, встал на колени и выпил его досуха, чувствуя при этом как что-то врезалось в его задницу.
Когда он встал, то почувствовал что-то застрявшее между его ягодицами. Он вытащил ракету ручного запуска, которая не сработала. Она взорвалась, когда он сжал ее в своем кулаке. Он ничего не почувствовал, как будто и чувствовать было нечего.
Они продолжали преследовать его весь день, стреляя в него то одним, то другим. Они даже сбросили на него небольшую тактическую ядерную бомбу. Все, что это сделало, это уничтожило несколько деревень и заставило его глаза слезиться. Это продолжалось несколько дней. В конце концов, они просто сдались, ушли домой и оставили его там, где он оказался, на горе, размышляя о своем положении.
Время от времени армия перегруппировывалась и пыталась уничтожить его, используя даже реактивные самолеты с напалмом. Но все, что они делали, это сжигали волосы на его голове и кожу. Он стал неуязвимым. Вскоре он стал таким большим, что ночью спал лежа в долине. Если шел дождь или становилось холодно, ему оставалось только терпеть это. Но теперь все это было пустяком. Он уже почти ничего не чувствовал.
Становясь все больше и больше, он обнаружил, что его зрение улучшилось; он мог видеть, как проклятый орел, на многие километры. Он видел вдалеке целые города. Он пришел к ним и разрушил их; он мочился в их центрах и срал в их водоемы, продолжая вытирать свою задницу людьми, но он стал таким большим, а они такими маленькими, что на заднице оставалось слишком много дерьма.
Теперь он был настолько велик, что обнаружил, что может пройти пешком большую часть Атлантического океана, а остальную часть с легкостью переплыть. На него нападали акулы. Они ломали об него свои зубы. Он бил китов, всасывал и пережевывал дельфинов.
Когда он попал в Африку, он пробирался по стране и ел все, что мог найти, а люди голодали после него, а иногда он ел и их. Он прелюбодействовал с отверстиями в горах; если бы Килиманджаро был женщиной, она была бы беременна десять раз. Он убивал все, что видел: людей, животных, растительность. Он вдыхал воздух так глубоко, что другие живые существа умирали от недостатка кислорода.
Вскоре беспорядок, который он создавал, кучи дерьма, которые он оставлял, моча, которую он сливал, взяли свое. Мир смердел, а ему, который теперь считал себя просто Большим Человеком, было наплевать и на мир, и на себя. Все это было делом сегодняшнего дня, а не завтрашнего.
Он всегда хотел увидеть Париж и увидел, вырвав Эйфелеву башню из земли и использовав ее для ковыряния в зубах. В Англии вышла армия, и человек на высоком трейлере произнес через мегафон речь о том, что англичане хотели бы жить в мире. Он сидел на площади Пикадилли-сёркус и внимательно слушал. Когда они закончили, он съел оратора и всех остальных, кого смог поймать. В Ирландии они просто сказали: "Иди в жопу". И он съел их.
Большой Человек прошел через всю Европу. Он все еще рос, его голова торчала над пустой чернотой космоса. Ему было трудно дышать. Он шел, пригнув голову, и наконец пополз, сокрушая Рим, Афины и все на своем пути. Он прополз до самого Китая, разрушив его. Там были опробованы ядерные бомбы, не тактические, а самые крупные. От них у него чесалась кожа, и он был в бешенстве. Он уничтожал все на своем пути. У него был большой китайский ужин.
Он стал зависать в океанах, плавая там, чтобы не стоять на месте. Это давало ему чувство комфорта. Он не утруждал себя выходить из океана, когда облегчался, один или два раза. Он больше не вытирался. Он просто заполнял океаны своими отходами. Очень скоро он лежал в кучах собственного дерьма.
Наконец, он встал, и шатаясь пошел, низко наклонив голову. Ходить было неудобно. Ползать было неудобно. Делать почти все было неудобно, а он разрушил все, что было на земле ценного.
Большой Человек глубоко вздохнул и встал. Его голова находилась в открытом космосе, и он мог видеть, как мимо проносятся всевозможные рукотворные обломки. Он чувствовал, что растет, даже когда стоял. Он высунул голову обратно в атмосферу и втянул в себя мощную струю воздуха. Все, что дышало воздухом поблизости, погибло от недостатка кислорода.
Стоя с полной грудью, он обнаружил, что верхняя часть его тела стала легкой. Он согнул колени и прыгнул. Он поднимался все выше, и выше, и выше. Это было весело. Это было великолепно. И он не упал. Никакой гравитации. Он парил в черной, усеянной звездами пустоте космоса. И он продолжал расти. Его воздух закончился. Он перестал дышать. Он перестал мыслить. Он перестал быть. Но он все равно рос. Его тело стало таким большим, что с земли внизу то, что осталось от человечества, могло видеть его очертания на фоне солнца; он был похож на огромную бумажную куклу, вырезанную из черного бархата.
Большой Человек вошел в гравитационное притяжение Солнца. Он устремился к нему, как ракета. Он вырос настолько, что его тело загородило его лучи, и на Земле стало темно и холодно, погибли люди, животные и растительность. А Большой Человек все рос и рос, устремляясь к обжигающе горячему свету Солнца. И когда он подошел к солнцу, он был таким большим, с раскинутыми руками, что если бы кто-нибудь остался, чтобы увидеть его, он мог бы подумать, что большой темный человек собирается поймать огромный желтый мяч.
Солнце встретило его огнем, и для Большого Человека все было кончено. Он превратился в огромный клубок пламени. Внизу холодный, мертвый шар земли продолжал вращаться и кружиться под тяжестью голодного солнца.

Просмотров: 101 | Добавил: Grician | Теги: Грициан Андреев, рассказы, Джо Р. Лансдэйл, Unchained and Unhinged | Рейтинг: 5.0/2

Читайте также

История о двух заблудших душах, разделяющих страсть к изощренным сексуальным фантазиям, которые решили довести границы садомазохизма до предела и даже сделать из этого искусство....

Джерри ненавидел работать на заводе. Он уже почти три года был грузопогрузчиком и это было отстойно. Конечно некоторым парням это нравилось. Но единственное, что было по душе Джерри, так это водить ав...

Джон хочет покончить жизнь самоубийством. Пит предлагает ему необычный способ......

Простой иранский парень становится обладателем глаза Аятоллы — известного духовного лидера. Глаз этот живет своей жизнью и вполне способен подчинить себе человека....

Всего комментариев: 0
avatar