Авторы



Еще один рассказ Эдварда Ли из цикла его произведений про зомбаков, на этот раз повествующий о судьбе проститутки, подвергшейся воздействию прямоточного ядерного летательного аппарата. Вошел в антологию «Seeds of Fear» (1995). Впоследствии был переписан и преобразован в совершенно другой рассказ – «Grub Girl in the Prison of Dead Women», переводившийся на русский язык под названием «Девушка-личинка из тюрьмы мертвых женщин». Слово «grub», в буквальном переводе означающее «личинка», по мнению переводчика данного творения, не совсем уместное в контексте повествования, переведено, как «зомбак», что более соответствует сюжету рассказа.






Дай угадаю. В рот, правильно? Будет стоить десять баксов за раз. Дешево.
Это твоя машина там, синий «Метро»?
А? Хочешь сначала немного поговорить? О, хорошо, я поняла. Ты не знаешь всего. Отлично.
Но… черт, смотри, видишь того толстяка в красном «Эскорте» прямо там, возле станции “Эксон”? Он один из моих постоянных клиентов. Подожди меня минут десять, хорошо?
Я скоро вернусь.
Ну вот, хочешь, чтобы я рассказала о себе? Лады. Черт, у меня есть немного времени. Ты, наверное, слышал про зомбаков. Должен был слышать. Может быть просто не знал, что некоторые из нас работают проститутками. Это не та вещь, на которой власти заостряют внимание. Типа, плохо для туризма.
Возьмем, к примеру, обычного клиента, все, что ему нужно – это минет. Без хлопот, без суеты, просто быстрый отсос в машине, припаркованной в каком-нибудь темном закутке у Вест-стрит в три часа утра. Слышь, я просто самая обычная проститутка из переулка, а не какая-нибудь капризная уличная шлюха или высокомерная девушка по вызову. Стандартная цена на улице – двадцать баксов за минет, тридцать за обычный трах и сорок за задницу, но я беру вдвое меньше, а выделываю вдвое больше разных трюков потому, что, ну... Потому что я – кое-что особенное.
Нас называют «зомбаками». Здорово, да? Ну ладно… Полагаю, нам несколько не повезло. Но, слышь, не волнуйся. Я где-то слышала, что таких, как я, более десятка тысяч. Все началось с той прямоточной реактивной хреновины, не знаю, год назад или около того. Боже, уверена, ты слышал о ней. НАСА и Военно-воздушные Силы испытывали какой-то новый, дистанционно пилотируемый, тип самолета, как они его называли, в ста милях от побережья над Атлантикой. Ядерный прямоточный реактивный аппарат или что-то вроде этого, который может функционировать бесконечно долго без топлива, без пилотов, управляемый компьютерами. Идея состояла в том, чтобы запустить их летать постоянно на очень большой высоте. Дешевый способ защитить страну. «Абсолютный сдерживающий фактор», - как выразился президент, когда было объявлено, что на разработку этой хреновины потратят миллиарды долларов. Но никто не предупредил, что самолет оставляет за собой шлейф какой-то нетипичной радиации везде, где летает. Правительство не беспокоилось об этом, потому что аппарат должен был находиться на такой высоте, что все дерьмо утекало бы за пределы атмосферы. Ну вот, во время очередного испытания “что-то пошло не так”, и один из этих прямоточных самолетов принялся метаться вверх и вниз по всему восточному побережью, опускаясь до уровня верхушек деревьев, перейдя в то, что они называли «Режимом экстренного городского оповещения о бомбардировке», и так продолжалось в течение примерно пяти дней, прежде чем его не повернули в сторону моря и не сбили. Хреновина летала над городами, мать ее так! И я оказалась одним из «счастливчиков», кто подвергся ее воздействию.
Я только что вышла из доков, знаешь, у Рыночной площади, и направлялась к Клэй-стрит. Мой сутенер Ром обычно подбирал меня и еще двух других девочек около четырех утра. Самое лучшее рабочее время для девушек из переулков, это после двух ночи, после закрытия баров, потому что тогда полицейские перестают шнырять по улицам и пытаться словить нас. Гребаные копы, в девяти случаях из десяти, поймав тебя, они заставляют сделать им по-быстренькому минет, после чего отпускают. Короче, тащусь я к Клэй-стрит, обслужив пяток клиентов, а потом в животе возникает вибрация, и сверху раздается звук, похожий на затяжной раскат грома; я поднимаю голову и вижу эту мерзкую хреновину, проплывающую над моей головой на высоте около ста футов. Честно говоря, я растерялась. Аппарат выглядел как большой черный воздушный змей в небе, и когда он пролетел, я увидела странное сине-зеленое свечение, исходящее из задней части этого устройства, думаю, шлейф от его двигателей. Пару часов спустя я умерла, а на следующий день воскресла в виде зомбака.
Какое-то время царило всеобщее замешательство. Совершенно внезапно появилось десять тысяч разгуливающих мертвецов, не знающих, что за херня с ними случилась. Президент созвал экстренное совещание или что-то вроде этого. О, ты, должно быть, слышал всю ту чушь, которую они несли. Сначала они собирались «усыпить» нас, «чтобы защитить остальное общество от потенциальных угроз», пока какой-то яйцеголовый из “Центра Контроля над Заболеваниями” не удостоверился, что мы не являемся ни психически ненормальными, ни заразными, ни радиоактивными, ни какими-то еще. Затем какой-то мудак сенатор-республиканец отличился по поводу того, что нас следует «социально ограничить». «Изменчивая симптоматика», вот, оказывается, что их беспокоило. Эти придурки хотели окружить нас всех колючей проволокой и отправить на какой-нибудь остров! Однако все сошло на нет, когда в дело вступили активисты, и именно благодаря им, мы сейчас по-прежнему находимся среди людей.
В конце концов, зомбаки – тоже люди.

***


На самом деле это было не больно. Несколько минут ощущаешь тошноту, головную боль, а затем умираешь. На следующий день очухиваешься и чувствуешь себя практически, как обычно. Но очухиваешься уже зомбаком. Подобно тому, как живые люди называют нас зомбаками, мы окрестили их «розовыми» или «мизинчиками». Все справедливо, они прозвали нас, а мы прозвали их. Ром, мудило, не подвергся действию радиации и остался розовым, также, как и его две другие проститутки. Та дрянь из самолета не влияла на тех, кто находился в машине или, скажем, в помещении. Тем не менее, около дюжины других блядушек видоизменились, потому что они были на улице, как и я, когда пролетал этот долбанный самолет, и теперь все розовые путаны в городе ненавидят нас. Видишь ли, клиенты предпочитают зомбаков розовым девушкам, потому что мы дешевле и не распространяем никакие болезни. СПИД, герпес и прочее дерьмо – все это имелось у меня, когда я была розовой, а сейчас ничего нет, и клиент знает, что, если он снимет зомбака, то ничего не подцепит.
А вот почему я убила Рома. После того, как я обратилась в зомбака, он пораскинул мозгами и решил, что сможет солидно заработать на мне за счет любителей разных причуд. Он заставлял меня работать прямо у себя на хате, приводя клиентов, которые платили по двести долларов за час. Эти больные уёбки приходили и делали все, что хотели, и я имею в виду, действительно, все, что хотели. Бондаж, садомазохизм, скат и прочее дерьмо. Единственное правило Рома состояло в том, что им не разрешалось ломать мне кости или отрезать какие-либо части тела. И подобных извращенцев находилось больше, чем достаточно, скажу я тебе. Ты бы удивился, узнав, сколько ненормальных сволочей обитает в нашем мире. Они связывали меня, подвешивали, втыкали иголки в мои сиськи, срали в рот, и прочее, блядь, прочее. Зомбаки не чувствуют боли, поэтому Рому все было по-фигу. Все годилось, понимаешь? А потом ему пришла в голову блестящая идея основать собственный видеоканал под названием «Рай зомбаков», где я стану звездой. Ублюдок собирался снимать все, пока эти извращенцы развлекались со мной! Вскоре меня уже тошнило от этого. Зомбакам не нужно спать, поэтому Ром хотел превратить меня в круглосуточную машину по зарабатыванию денег. Последней каплей стал богатый подонок, засунувший свой кулак мне в жопу, причем я не получила с этого ни хера. И тогда я…
Ну, если ты хочешь знать подробности, однажды ночью я разбила Рому башку крышкой от бачка унитаза, вспорола ему живот и съела его кишки.
Черт. Иногда девушка должна сделать то, что должна сделать.
Знаешь, зомбаки могут есть только сырую пищу. Если жрать обычную еду, то дерьмо не выходит наружу, и тебя раздувает. Была одна девушка по имени Сью, обращенная в зомбака, как и я - блондинка, довольно толстая, с очень большими сиськами - и она продолжала кушать то, что едят розовые. Однажды я увидела ее проходящей мимо отеля, и, клянусь, она напоминала Джаббу Хатта. Не успев дойти до автобусной остановки, Сью взорвалась прямо на улице, превратив все вокруг черт знает во что.
После того случая придурок сенатор-республиканец, о котором я тебе говорила, понес околесицу - ты только бы послушал его - типа, что, поскольку зомбаки могут есть только сырую пищу, это означает, что они скоро превратятся в настоящих зомби и начнут пожирать людей на улицах, как в каком-нибудь фильме ужасов, а, следовательно, нас надо «социально изолировать». Хорошо, что этот засранец не встретил поддержки. Конечно, это выглядит довольно лицемерно с моей стороны, учитывая, что я только что рассказала тебе, как сожрала внутренности Рома. Я просто подумала тогда, что должна это сделать, вот и все. Я устала от того, что этот подонок использовал меня, вот и расправилась с ним. Не могу сказать, что его кишки отличались в лучшую сторону от другой еды - у зомбаков отсутствует ощущение вкуса.
Одно из преимуществ того, что ты – проститутка-зомбак, состоит в том, что ты сама начинаешь обеспечивать свою безопасность. Твоя задница прикрыта, и тебе не нужна никакая наркота. До сих пор действовало правило, что ни одна девушка не может быть сама по себе. Если хочешь работать на улице, у тебя должен иметься сутенер. Спроси любую путану в любом городе мира. Попытаешься работать в одиночку, и тебе изуродуют лицо, либо вообще окажешься в мусорном контейнере с перерезанным горлом. Понимаешь, мы всегда боялись дать отпор, постоять за себя. К тому же большинство девушек подсажены на наркоту. Я тоже была. Будучи розовой, я кололась четыре раза в день, мне приходилось делать инъекции в ногу, потому что на руках все вены истончились и почернели. Каждую ночь, как по часам, я отдавала свой заработок Рому, а он снабжал меня героином, и это было все, о чем я тогда думала. Когда ты на игле, у тебя нет души. Да, вся моя жизнь сводилась к тому, чтобы выделывать свои штучки, не сердить Рома и получать дозу. Чистый ад, скажу тебе. Но после обращения в зомбака я перестала нуждаться в наркоте, а затем меня осенило, что я также не нуждаюсь и в Роме. И все остальные зомбаки, работающие на улице, вдруг тоже пришли к той же самой мысли, после чего множество сутенеров внезапно оказались запакованными в мешки для трупов. Розовые девушки, конечно, все еще на привязи, но их сутенеры не суются к нам, потому что знают, что в противном случае их постигнет участь Рома. И хер с ними.
Черт, чувак. Я не вижу особо никакой разницы. Иногда я не уверена, есть ли она вообще. Писька – это писька, а член – это член. И когда я отсасываю какому-нибудь клиенту в его автомобиле, ему по-хрену, живой мой рот или мертвый, а для меня даже лучше, потому что я не чувствую вкус его спермы, когда он кончает, а если от него воняет, я не ощущаю запаха. И, что самое главное, баксы - зеленые, вне зависимости от того, зомбак ты или розовый, понимаешь?
Я хожу по магазинам, покупаю одежду, смотрю телевизор, у меня есть вполне пристойная небольшая квартирка. Черт, я совершенно такая же, как и все остальные.
Ладно, поскольку ты новичок в городе, то, наверное, думаешь, блин, эта цыпочка чертовски мертвая, а те девушки на другой стороне улицы - живые. Хорошо, чувак, давай я расскажу тебе кое-что. Вон та маленькая блондинка в очках у банкомата - она тебя ограбит. А те две чернокожие цыпочки на углу Калверта обе заражены СПИДом. И откуда ты знаешь, что кто-нибудь из них не отведет тебя в темный переулок, где их будет поджидать сутенер, чтобы проломить тебе башку, забрать деньги, угнать машину, а может, даже убить тебя?
Хочешь попробовать?
Ладно, чувак. Давай развлечемся. Я сделаю лучший отсос в твоей жизни, и ты можешь кончить, когда захочешь. И я не облапошу тебя, как те розовые на другой стороне улицы. Все честно, мужик - десять баксов за такой хороший минет, что, я гарантирую, ты еще вернешься, и я, кстати, проглочу, без обмана. Что скажешь?
Ну вот и славно!
Эй, отличный автомобиль. Продолжай ехать, и я скажу тебе, ког... ага, поверни сюда, заезжай здесь в этот переулочек. Да, хорошо, теперь выключи фары.
И спусти штаны, партнер.
Хм, давай посмотрим, что мы имеем, да. Уже встал, мне это нравится. Обычно в это время большинство парней возвращаются домой из баров, набравшиеся в хлам. Знаешь, требуется целая вечность, чтобы завести их.
Хорошо, теперь я покажу тебе, на что способна. Откинься назад на сиденье и расслабься…
Подожди, что за х...
Эй, глянь, приятель, прости, но...
Черт, я не сделала ничего плохого! Я не виновата, что от твоего члена отвалилась кожа! Я просто…
Что происходит, чувак? Что за хрень с тобой?
Ты… ты… что?
О, чувак! Ну и дела! Ты тоже зомбак! Такой же, как и я!
Успокойся, ладно? Я сейчас все приделаю, кожа отвалилась только у основания. Не волнуйся, я ее одену на место, нет проблем.
Видишь? Все нормально.
Хорошо, хорошо, откинься назад и расслабься. Ха, зомбак? Реально, круто.
Пожалуй, я не возьму с тебя денег.

Перевод: Gore Seth |
Автор: Эдвард Ли | Добавил: Grician (10.02.2021)
Просмотров: 112 | Теги: Эдвард Ли, рассказы | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

В один прекрасный момент Эвери Паркер стал невидимым... Но не для всех......

Два маленьких мальчика были очень любознательными. Особый интерес они проявляли к человеческому мозгу. А что там внутри? Малышка Мэри помогла мальчикам разобраться, что к чему......

Джина нельзя было назвать хорошим человеком. Его главной страстью было «развлекаться» с маленькими девочками, входя к ним в доверие и устраивая хитрые ловушки. Но однажды его оружие оказалось применен...

Чего только не взбредет в пропитанный алкоголем мозг. Сходящий с ума алкоголик начинает слышать голос, да какой - Джонни Деппа! Вместе они создают шедевральный некрокостюм. И вот приходит время продем...

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль