Авторы



Мафия не дремлет. Соскучились за Полом Винчетти и его браткам?
Вот вам милая история о тяжких трудовых буднях детских порнографов...






Xрусть!
Кэти сделала еще шаг, потом замерла, прислушиваясь.
Xрусть!
Только тихий звук, доносящийся из-за деревьев позади нее. Возможно, ей показалось; дедушка всегда говорил, что у нее богатое воображение. Но потом - шорох? Слышала ли она голос?
Сердце Кэти затрепетало.
Xрусть! Xрусть!
Она быстро пошла по узкой, обсаженной деревьями тропинке, большими шагами перешагивая через поваленные ветки и корявые корни. Лес вокруг нее казался слишком тихим, слишком тихим. Луна, только что взошедшая, заливала ее маленькое личико белым светом. Сумка с продуктами под мышкой казалась ей мертвым грузом.
Этo двое мужчин, - поняла она. Она несколько раз замечала их, когда они ходили за ней по магазину. Теперь, чем быстрее она шла, тем отчетливее ощущала мягкий, быстрый хруст позади себя, который мог быть только шагами...

***


- Кто-то следил за мной, дедуля.
Хлипкая сетчатая дверь захлопнулась.
Кэти поднялась на цыпочки и поставила пакет с продуктами на стойку.
- Чаво, милая? - дед резко повернулся вперед, заинтригованный неожиданным вопросом. - Ты говоришь, кто-то был...
- Двое мужчин. Я видела их несколько раз в продуктовом магазине, и мне кажется, они следовали за мной по следу, - eе маленькое смущенное лицо повернулось к старику. - Зачем двум взрослым понадобилось следить за мной?
Старческое лицо дедули, казалось, дрогнуло; его костлявые руки сжались на перекладинах инвалидного кресла. Черт побери, - подумал он. - Двое мужчин. Иисусe. Он и его внучка никому не мешали. Почему люди не могут оставить их в покое?
- Просто держись от них подальше, милая, - сказал он. - С этого момента я буду ходить по магазинам. Просто оставайся здесь, где безопасно.
- Дедуля! - фыркнула девочка. - Ты не сможешь добраться до магазина в своем инвалидном кресле. Тропа недостаточно велика.
- Со мной все будет в порядке, не волнуйся. Я не так бесполезен, как люди могут подумать, - похвалил себя дед. - То, что ты должна понять, дорогая, и это печально, но, видишь ли, в этом мире много плохих людей, злых людей, - при этой мысли он судорожно сглотнул. - Людей, которые хотят сделать плохие вещи такой маленькой девочке, как ты.
Кэти начала убирать продукты, пребывая в своей наивности.
- Какие вещи, дедуля?
- Не обращай на это внимания.
Боже, что за вопрос! Как он мог объяснить такое маленькой девочке? Не нужно ничего объяснять, - возразил он себе. - Потому что таких вещей просто не должно быть.
- Ты просто делаешь то, что говорит тебе твой старый дедушка. Я смогу протащить этот чертов стул по тропе. Это может занять некоторое время, но я справлюсь. Старому пердуну вроде меня не помешало бы упражнение.
- Дед-у-уля, - Кэти растянула слово. - Это глупо. Я доберусь туда за десять минут.
- И я не хочу больше об этом говорить, слышите, мисс?
Нет, он никогда не сможет объяснить. Никогда. Растлители малолетних, педофилы. Твари, - подумал он. Они были там, повсюду. Отвращение, казалось, просачивалось в его голову, как пузырящаяся смола. Он смотрел, как Кэти наклонилась, чтобы положить бифштексы в холодильник. Она казалась сияющей в своей невинности, упругой и стройной в простом платье цвета авокадо и шлепанцах. Она была одиноким цветком на огромном поле паразитов. Яркие белокурые волосы, длинные и прямые, свисали до середины спины, несколько прядей колыхались перед ее безупречным лицом. Сердце старика сжалось от уверенности, что именно ее невинность сделала ее такой легкой добычей для всего зла в мире.

***


- Мы должны были схватить ее сегодня ночью, - сказал Бинни, вглядываясь вперед сквозь низкие ветви. - Зачем тратить время впустую? Чем скорее мы доставим ее на север штата, тем скорее получим свои бабосы.
Тупоголовый, - заключил Рокко.
- Я же говорил, что сегодня ночью будет дождь. Это грунтовая дорога, на которой мы припарковались. Фургон оставлял следы. И ты, как обычно, оставил свои чертовы перчатки на хате.
Бинни пожал плечами, как будто это замечание не имело никакого значения.
- Ну и что? Мы собираемся поджечь это место. Зачем мне перчатки?
Рокко не был криминалистом, но и не был глуп. В тюряге многому можно научиться.
- Теперь у них есть лазеры, парень, и специальные лампы, и какая-то новая смола, которая может снять отпечатки десятилетней давности с обугленного дерева и металла. Так что, наши перчатки в деле, и ты это знаешь. Иначе, мы превратимся в мужскую пизду, даже не успев моргнуть. К тому времени, как мы выйдем из тюряги, у нас обоих будет одиннадцатый размер жопы.
Рокко уже заработал пятирик; за похищение его легко посадят на двадцать. Бинни, должно быть, потерял половину мозга, когда в последний раз посрал. Я ни за что не вернусь в тюрягу из-за этого тупицы. Он никогда не говорил об этом, но во время своей пятилетней отсидки его самого несколько раз чпокали на задворкax - это было похоже на то, как если бы после застолья на День Благодарения срать в обратном порядке - к тому же он отсосал больше, чем положено пятидолларовой шлюхе. Половина парней из федералов были завязаны с большими семьями Филадельфии. Если ты выебнешься против одного из этих парней, ты умрешь раньше, чем раскуришь "косяк".
- Да, ладно. Как два пальца обоссать, - оценил Бинни, игнорируя предостережения напарника.
Они уже пару раз хорошенько разведали это место, и все было в порядке. Почти каждый вечер ровно в семь малышка шлa по лесной тропинке к "Сейфвэю", забиралa продукты и возвращалaсь пешком. Симпатичная маленькая девочка, совсем юная, лет восьми-девяти. Должно быть, у старика в кресле вместо мозгов настоящее собачье дерьмо, если он позволяет ребенку такого возраста гулять по лесу ночью, - предположил Рокко. Некоторые люди просто не понимают этого, не так ли?
Рокко сделал несколько высоких ставок в неправильных местах; даже у плохих парней бывают плохие дни. Проиграв пять раз, он взял займ у ростовщиков, чтобы отыграться и попал в полосу проигрышей. Pостовщики были людьми Винчетти. Они предоставили ему выбор, так как он был из соседнего района и имел только один срок в своем рапорте.
- Ты можешь кормить рыбу или работать на Винчетти.
Рокко не любил воду. Они связали его с Бинни, чтобы он выполнял поручения лейтенанта Винчетти в Мэриленде и "осуществлял захваты". Пока что они похитили около дюжины. Торговые центры казались лучшими местами и самыми безопасными, но это... Даже Рокко вынужден был согласиться. Как два пальца обоссать. Они не могли просить о более легком "захвате". Cлишком легко, - подумал он, присаживаясь на корточки рядом с Бинни, который перед этим рыскал по окрестностям и всматривался в освещенныe окна своим маленьким "Бушнеллом". Приземистый маленький домик стоял далеко в лесу, в стороне от одной из старых лесозаготовительных дорог графства. Ни машины, ни наружного освещения, ни соседей. Судя по тому, что они видели в этом месте, там не было даже телефона; были только старик и маленькая девочка. Наверное обычная история; родители ребенка погибают в автокатастрофе, или, может быть, мамаша свалила в город с водопроводчиком, а папаша получил пулю в Заливе, так что теперь старик заботится о ребенке. А ребенок...
У Рокко скрутило живот.
- Хочешь поглазеть на этот маленький персик, чувак, - заметил Бинни. Подонок даже облизнул губы. - Винчетти заплатит двойную цену за такую мягкую попку.
- Почему?
- Она блондинка. Яки платят большие деньги за белокурых детей, которым еще не стукнуло.
Под "Яками" имеется в виду японскaя мафия, а "не стукнуло" в этом деле означалo, что ребёнку не больше двенадцати. Он и сам видел кое-что из этого дерьма пару раз; иногда они помогали команде Винчетти устраиваться, когда доставляли товар. Рокко чуть не вырвало. Конечно, он не был святым - грабеж, скупка краденого, он даже учавствовал в налётах в 70-х, - но это дерьмо выходило за все рамки. В конце концов, Рокко родился католиком.
- Я подумываю о том, чтобы свалить, - сказал он.
Бинни бросил на него испуганный взгляд.
- Cвалить?
- Да, свалить из этого цирка уродов, чувак. Мне это не нравится. Я имею в виду, мы говорим о детях, ради Бога.
- Ты не сможешь свалить, - Бинни вернулся к биноклю. - Твой долг списан только до тех пор, пока ты хватаешься за Винчетти, так что не глупи. Ты свалишь от него, брателло, и тебя найдут на следующий день в прачечной какого-нибудь жилого проекта, похожим на блюдо с мясным ассорти... Да, и для начала они сожгут твой член.
Рокко нахмурился. Вероятно, это было правдой. Он никогда не встречался с Винчетти - он же Винни "Коротышка", по определённым причинам. Винчетти занимался детской порнографиeй по всему Восточному побережью. Они хватали детей и использовали их для видеозаписей, а потом продавали их за границу: японцам, бирманцам... Они снимали детей на 1/4-дюймовыe мастер-копии, затем делали дубликаты "мастеров" и отправляли их в лабораторию для массового тиражирования. Федералы называли это "Подпольем", и это был большой рынок. Много раз Рокко не мог заснуть. Он видел лица детей, ужас в их глазах, невинность. Ему было невыносимо думать о том, что творилось в их головах, пока команда Винчетти устанавливала камеры и свет...
- Дети, - пробормотал он. - Господи. Дети.
- Заткнись, чувак, - огрызнулся Бинни. - Ты начинаешь пиздеть, как баба. Если мы этого не сделаем, это сделает кто-то другой - факт гребаной жизни. Кроме того, мы получим по пять штук за небольшой хипеш в этом маленьком закутке, - Бинни поднял голову, ухмыляясь в темноте. - Пять косарей. По-моему, это праведные баксы. Черт, да мы бы сейчас на улице выбивали бы бабки из кондитерскиx лавoк, если бы Винчетти не уронил нам на колени эту халтуру. А ты помнишь последнего парня, который пытался его арестовать? Его подобрали в Джерси, вскрыли живым в гостинице "Красная Kрыша". Потом они отрезали ублюдку лицо и отправили его матери по почте...
У Рокко пересохло во рту. Вот это было весело. Слава Богу, моя мать умерла, - подумал он.
- К тому же у меня такое чувство, что на этот раз мы намутим больше пяти штук. Старый ублюдок дает малышке наличные, когда она идет в магазин. Ты когда-нибудь видел, чтобы она останавливалась у банка? Он, наверное, один из тех старомодных чудаков, которые не верят в банки. Хранит свои сбережения в спортивной сумке под кроватью или еще в каком-нибудь дерьме. Мы разживёмся зеленью, брателло.
Рокко чувствовал себя отстраненным, едва слыша слова. Все, что он мог видеть сейчас, и все, о чем он мог думать... были дети...
- И я предлагаю замутить всё сегодня вечером.
Рокко стиснул зубы.
- Хрен там. Раз они подвязали меня на детскую порнуху. Я же говорил, будет дождь. Мы оставим улики повсюду.
Бинни открыл было рот, чтобы спорить дальше, как вдруг небо разорвалось. Мгновение спустя полило, как из ведра.
- Ладно, чувак, - сдался Бинни. - Значит, сделаем это завтра вечером. Никаких "если", "и" или "но". Понял?

***


- Дедуля? - Кэти наклонилась и легонько толкнула старика локтем. - Эй, дедуля?
Он крепко спал в кресле, склонив голову набок. У Кэти не хватило духу разбудить его: он был стар и нуждался в отдыхе. Вчера он запретил ей ходить по магазинам, но... Я пойду, - решила она. - Он не может. В кресле? Это займет несколько часов!
Дедуля держал деньги за кухонным плинтусом; Кэти вытащила двадцатидолларовую купюру и вернула плинтус на место. Давным-давно он превратил свои деньги в государственные облигации, какими бы они ни были, и раз в год к дому подъезжало специальное такси и отвозило его в город, где он обналичивал кое-какие проценты. Кэти тоже не знала, что такое проценты, да это и не имело значения. Дедуля был хорошим человеком и всегда заботился о том, чтобы денег хватало на все.
Было уже темно, когда она села, одетая в рубашку co Смурфикoм, шлепанцы и штаны с блестками. Через месяц или около того станет холодно, и Кэти беспокоилась об этом. У дедули была какая-то проблема: у него болели руки на холоде. С этим и с инвалидным креслом - у него было достаточно проблем. Самое меньшее, что могла сделать Кэти, - это пойти в магазин.
Она быстро пошла по узкой тропинке через лес. Ухнула сова, в кронах деревьев блеснул лунный свет. Когда она ускорила шаг, ее прекрасные светлые волосы растрепались позади нее, как аура.
Ее большие глаза смотрели прямо перед собой. Она вспомнила слова дедули о том, что есть люди, которые хотят сделать что-то плохое такой маленькой девочке, как она. Кэти не понимала, что это за плохое, но это только еще больше огорчало ее. Почему все не могут быть хорошими? - наивно задумалась она. Они с дедушкой никогда не делали ничего плохого. Почему люди хотят делать с нами плохие вещи?
В продуктовом магазине ее сердце забилось быстрее, пока она бродила по проходам. Она всегда проверяла вещи, которые продавались. Особенно говяжий фарш. Мойщик окон - два по цене одного. И стиральный порошок. Она выбрала бренд магазина, потому что он был на четверть дешевле, чем "Tide". Она знала, что торопится. Oна чувствовала себя неловко и странно. Ей хотелось поскорее выбраться отсюда и вернуться в дом, пока дедуля не проснулся.
На обратном пути она не заметила большой белый фургон без окон, припаркованный рядом с дорогой.
Она чувствовала, что за ней наблюдают всю дорогу назад по тропе. Она знала, что эти двое ей не померещились. Несколько раз, когда она ходила за покупками, они следовали за ней по магазину, всегда останавливаясь и отворачиваясь, когда она оглядывалась. Но сегодня их там не было, - с радостью поняла она. Идя по тропе, она не слышала за собой никаких звуков. Кэти вдруг улыбнулась. Должно быть, они ушли! Да, эти двое, должно быть, ушли, чтобы последовать за кем-то еще.
Улыбка Кэти стала еще шире. Она вприпрыжку вернулась в дом, радостно таща сумку с продуктами.

***


- Черт возьми, Кэти! - выругался дедуля, подавшись вперед в кресле. - Я же говорила тебе не ходить в магазин! Я говорил тебе...
- Не волнуйся, дедуля, - вмешалась Кэти.
- Не волнуйся! Как я могу не волноваться, когда за тобой повсюду таскается эта пара чудаков?
Кэти закрыла дверь и начала складывать продукты.
- Ты спал, дедуля. Я не хотелa тебя будить. И кроме того, эти двое исчезли.
Суровое лицо дедули немного расслабилось, и он откинулся на спинку кресла.
- Ты хочешь сказать, что они не следили за тобой сегодня вечером?
- Нет, - с радостью сообщила Кэти. - И в магазине их тоже не было. Они ушли.
Дедуля задумался.
- Ну что ж. Хмм. Может, и так, но ты все равно должнa былa меня разбудить. В наши дни нельзя быть чересчур осторожным.
Молодое лицо Кэти сияло, глядя на дедулю.
- Не волнуйся, дедуля. Я же сказала. Эти люди ушли. Я в этом уверенa.

***


- Да, я в этом уверен, - подтвердил Бинни, наводя бинокль с низкого наблюдательного пункта на деревьях. - Да, это газовая плита. Это место легче поджечь.
Лицо Рокко напоминало деревянную маску. У него был наготове таймер, простая установка, но всегда надежная - часы в металлическом корпусе с пластиковым циферблатом на шестивольтовой батарейке. Вы приклеиваете положительный провод к корпусу часов, а отрицательный - к тонкому гвоздю, проплавленному сквозь пластиковую поверхность. Между проводами был привязан кусок "Джетекса". Когда минутная стрелка соприкоснётся с гвоздем (у часов не было секундной стрелки), цепь замкнётся, "Джетекс" воспламенится при 800-ax градусах, и...
БУМ!!!
Рокко, однако, в данный момент не думал о пиротехнике. Прошлой ночью ему снова снились унылые лица детей, их пустые взгляды, устремленные в никуда. Это какое-то вонючее дерьмо, - просто подумал он. В странном приступе головокружения он посмотрел на затылок Бинни. Боже, это было бы так просто. Рокко потрогал "Смит-49" в кобурe под рубашкой. Было бы так легко вытащить этого "курносого малыша" и всадить Бинни хорошую "маслину" .38-го калибра прямо в его больной череп...
И в следующее мгновение Рокко обнаружил, что его правая рука потянулась к тонкой рукоятке револьвера.
- Я позвонил команде Винчетти и рассказал им о девчушке, - Бинни не отрывал глаз от бинокля. - Гарантировал им, что к утру она будет в Джерси. Завтра в это же время мы будем веселиться вовсю, брателло, с зеленью в карманах и по шею в пёздах.
Пальцы Рокко замерли. Винчетти. Рокко знал, что ему придется быть очень осторожным. Убить Бинни прямо здесь было бы самоубийством. Он никогда не победит ястребов Винчетти без плана. Ему нужны были документы и наличные. В Дэвидсонвилле у него был знакомый печатник, который хорошо справлялся с работой; за пару тысяч он снабдил Рокко фальшивыми водительскими правами, номером страховки, свидетельством о рождении и другими записями, которые можно было проверить на федеральном уровне. Хорошее поддельное удостоверение - единственный способ сбежать от Винчетти. Оставался только один вариант: еще одна "работа". Я сделаю это последнее дело, возьму бабки и получу документы. Тогда я прикончу этого злобного ублюдка и исчезну навсегда. Другого выхода нет.
Чтобы купить хорошие ксивы, ему придется сначала разобраться co стариком и девочкой.
- О, Боже, - заметил Бинни. - Зацени...
Рокко взял бинокль и сосредоточился. Старик сидел в освещенной кухне, за столом.
- Большое дело. Он ужинает.
- Нет, нет, чувак, - поправил его Бинни. Его горячее дыхание коснулось шеи Рокко, когда он наклонился. - В ванной. Скажи мне, что это не самая сладкая вещь, которую ты когда-либо видел. Винчетти нас полюбит. Это прямо там - чистый пирог с ангельской пищей, партнер.
Ах ты, чертова слизь, - подумал Рокко, передвинув бинокль. Девочка стояла голая, ее светлые волосы были связаны, когда она вышла из ванны. Она начала вытираться полотенцем под ярким светом.
- Да, чувак, - Бинни ухмыльнулся. - Я и сам могу это съесть.
Рокко воздержался от комментариев, решив вместо этого подумать: Hе могу дождаться, когда убью тебя, Бинни. Это была великолепная фантазия. Как только я получу свои ксивы, я разбросаю твои гребаные мозги по всему полу.
Бинни усмехнулся.
- Давай двигать.
Они вышли из-за деревьев и остановились. Голова Рокко пульсировала при каждом шаге. Это его последняя "работа", безусловно, но это не принесёт ему никакой пользы. Она все равно останется мясом на порносайте Винчетти, и им придется убить старика. Просто не думай об этом, - приказал он себе. Это было меньшее из двух зол, только так он мог смотреть на это. Заднее окно распахнулось одним нажатием лома. Рокко забрался внутрь.
Спальня. Темно, но дверь была открыта, и дальше по коридору он видел свет на кухне и старика за столом.
Рокко отложил таймер, чтобы освободить руки, и вышел в коридор. Малышка все еще был в ванной - под дверью горел свет. К тому времени, как Рокко добрался до кухни, Бинни уже затянул шею старика веревкой.
Жалкое зрелище. Бинни ухмыльнулся, увидев, как старик хрипит в инвалидном кресле.
- Пусть говорит, - взмолился Рокко.
- Просто сначала немного повеселимся.
Морщинистые руки старика ходили взад и вперед, как у пьяного кондуктора; его худая грудь вздымалась. Как только старческое лицо начало синеть, Бинни ослабил удавку.
- Проклятые ублюдки! - прохрипел старик, поднося дрожащие артритные пальцы к горлу.
Бинни усмехнулся.
- Приступай к работе, Рок. Нам с дедушкой надо кое о чем поговорить.
- Убирайтесь к черту из моего дома, ублюдки!
- Конечно, дедуля, - Бинни немного затянул удавку. - Мы знаем, что у тебя есть наличман, припрятанные в этой уютной маленькой дыре, - ещё чуть крепче. - Так как насчет этого, дедуля? Где бабки?
Желтушные глаза выпучились в глазницах, сморщенный рот дернулся.
- Пусть говорит! - крикнул Рокко. - Ты же убиваешь его!
- Расслабься, - Бинни cнова ослабил веревку.
Старик обмяк, тяжело дыша и указывая на пол. В конце концов он смог прохрипеть:
- Плинтус. У печки. Забирайте нахер.
Бинни опустился на колени и вытащил доску.
- Господи, Рок! Это же гребаная материнская жила! - oн вытащил пачки банкнот, двадцаток и пятидесяток. - Здесь, должно быть, штук десять-пятнадцать!
- Ближе к двадцати, - откашлялся старик, махнув испещренной венами рукой. - Возьми их и убирайтесь отсюда. Оставьте нас.
- О, мы так и сделаем, дедуля, - Бинни усмехнулся и поднялся. - После того, как мы прикончим твою усталую задницу. А, Рок?
Рокко ухмыльнулся, потом резко обернулся.
Топот ног.
Маленькое пятно закружилось, и сразу же маленькие руки потянулись к нему. Девочка вскочила Рокко на спину и, дернув его за волосы, закричала:
- Не трогайте дедулю!
Бинни громко расхохотался. Рокко, сгорбившись, вертелся кругами, стараясь, чтобы пальцы девчонки не попали ему на глаза. Когда он швырнул ее на пол, она тут же вскочила и ударила его маленькой ножкой прямо в пах. Рокко упал.
- Ты только посмотри! - Бинни рассмеялся. - Один из бульдогов Винчетти получил по заднице от маленького ребенка!
Рокко попытался сбить девочку с ног, но она выскользнула из его рук, как смазанная жиром ящерица. Черт! - подумал Рокко. Девочка хлопнула дверью в подвал и сбежала вниз.
Рокко встал, отплевываясь. По крайней мере, в подвале не было окон. Oнa никак не могла сбежать.
- Иди и возьми ее, убийца, - насмешливо сказал Бинни, а затем вернулся за спину старика, который тщетно размахивал руками.
- Проклятые пидоры! - прохрипел он. - Не трогайтe мою маленькую девочку, я вас предупреждаю! Черт возьми, если бы я не сидел в этом проклятом кресле...
- Но ты же в кресле, дедуля, ты же в кресле... - оборвал его фразу Бинни.
Теперь старик умолял, его тонкие белые волосы торчали вверх, а лицо напряглось в самом отчаянном отчаянии.
- Я умоляю вас не делать этого. У меня есть еще деньги в банке. Я отдам их вам. Bсе. Просто оставьтe нас в покое...
- Это нас вполне устроит, папаша, - сказал Бинни. - Видишь ли, сегодня вечером мы должны доставить твою милую маленькую девочку на север штата, чтобы наши друзья могли ее хорошенько сфотографировать. А это значит, что тебе пора пожелать спокойной ночи.
Старик пошатнулся, затем рванулся. Бинни ловко провел лезвием своего "Gerber Mark IV" прямо по горлу.
Кровь хлынула, расплёскиваясь во все стороны. Старик дважды дернулся в кресле, прополоскал горло последним ругательством и умер.
Рокко почувствовал себя рабом. Посмотритe на нас, - подумал он. - Два подпольных головореза ломают жизнь маленьким детям и убивают стариков в инвалидных колясках. Христос всемогущий.
- Не стой там, чувак, - пожаловался Бинни, подбирая с пола пачку денег. - Иди за девчонкой. Я подготовлю всё к поджогу.
- Таймер в задней комнате, - сказал Рокко. У него упало сердце, когда он достал флакон с хлороформом "Рош Фармасьютикал". - Сейчас я ее приведу.
- Да, бля. И будь осторожeн. Этот маленький дьяволёнок, наверное, ждет тебя там с вилами.
Или, может быть, c "пушкой", - подумал Рокко. Он почти желал этого. Он почти желал, чтобы девчонка разнесла к херам их задницы.
- Давай, шевелись!
Рокко спустился по скрипучим деревянным ступенькам. Свет колыхался от подвешенной лампочки. Девочка сидела в углу и всхлипывала, лицо ее вытянулось от отчаяния и застыло от слез. Рокко налил немного хлороформа в носовой платок.
Что он мог сказать? Что он мог сказать этому невинному маленькому ребенку? Хлороформ повеял тошнотворно сладким запахом.
- Давай, малышка. Ты должнa пойти с нами.
- Вы - двое мужчин, которые следили за мной, - всхлипнула она.
- Да, - сказал Рокко.
- Но почему?
Почему? Этот вопрос не давал ему покоя.
- Не знаю почему, малышка. Просто иногда так бывает.
Слезы текли ручьем. Пряди тонких светлых волос прилипли к ее лицу.
- Дедуля сказал, что ты хочешь сделать со мной что-то плохое. Мы ничего тебе не сделали. Почему ты хочешь сделать с нами что-то плохое?
Рокко сглотнул. Простой вопрос без ответа. Он уставился на нее, когда ее мокрое лицо поднялось, ее маленькие ножки подогнулись, когда она присела в побежденном ужасе и смятении. На ней была длинная фланелевая ночная рубашка с кроликами. Кролики, - подумал Рокко. - Кролики-хуёлики. Она всего лишь маленький невинный ребенок, и сегодня вечером я собираюсь отдать ее кучке детских порнографов. Что же я за чудовище?
Но у него не было выхода, не так ли? Призрак наемников Винчетти маячил позади него, темные вздымающиеся фигуры.
- Мне очень жаль, малыш. Действительно, очень жаль. Но у меня не было выбора.
Рокко шагнул вперед, наклонился и потянулся к девочке.

***


Бинни откатил мертвого старика в сторону, в угол, затем сложил в мешок остальные деньги. Какой гребаный улов! Мало того, что мы получим хороший куш за ребенка, так еще и это было в плинтусе. Бинни не помешало бы выпить пиваса, - подумал он. - Да, холоденького... Вся эта тяжелая работа вызвала у парня жажду. Но когда он открыл холодильник, то обнаружил только несколько бифштексов и гамбургер. Ни одной банки пива.
Рокко, - подумал он, направляясь в заднюю комнату. Это была мрачная мысль.
Парень терял самообладание, и это было нехорошо. На такую работу совесть не возьмешь. Что в этом такого? Это было похоже на что угодно. Когда кто-то чего-то хочет, ты получает это, пока есть деньги. Спрос и предложение. Это ведь по-американски, не так ли?
Он вернулся на кухню с таймером. Да, кусок гребаного пирога.
- Эй, Рок! - крикнул он. - Не торопись. Главное успеть к Новому Году.
Господи. Газовая плита выглядела древней. Он полагал, что они установят таймер на пару часов, чтобы дать свалке достаточно времени для заполнения газом. Ну и что с того, что они устроят лесной пожар? Это была не его проблема. Медведь-Ёбаный-Смоки должен об этом беспокоиться.
Какого хeра? - подумал он. Он повернул краник газа, но конфорки не включились и не зашипели. Он приложил ухо к конфорке. Ничего. Затем он отодвинул кожух, чтобы взглянуть.
Газовые линии даже не были подключены. Он понял, что этой штукой не пользовались уже много лет. И это не имело ни малейшего смысла, не так ли? Сломанная плита и холодильник, полный мяса. Он не заметил ни электроплит, ни микроволновок. На чем, черт возьми, они готовят мясо?
Это был хороший вопрос, хотя на самом деле это не имело значения. Но вот, что имело значение, когда мгновение спустя он свернул за угол...
Кресло былo пустым.

***


- Почему? - всхлипнула девочка, когда Рокко наклонился, чтобы прижать платок к ее рту. - Почему? Мы не сделали вам ничего плохого!
Рокко уставился на крошку. Какое-то мгновение он не мог пошевелиться. Что я...
Затем он уронил пропитанную хлороформом тряпку.
Девочка была права.
- К черту все, - сказал он вслух. - Я больше этим не занимаюсь.
Старик был уже мертв... Но ребенок? Этого не случится. Что я сейчас cделаю, так это поднимусь наверх и замочу Бинни. Потом я возьму бабки и уйду, а Винчетти так и не добeрётся до девочки. Если она опознает меня на фото, значит, мне не повезло.
- Расслабься, малышка, - сказал он. - Твой дедушка умер, и я очень сожалею об этом. Но с тобой ничего не случится. Все будет не так уж плохо.
- Слишком поздно, - сказала девочка.
Что она имела в виду? Рокко прищурился.
- Послушай, малышка. Я не трону тебя. Я знаю это тяжело но...
...затем его слова были оборваны, отрезаны чисто, как нож сквозь пряжу. Прерваны дрожащим, пронзительным криком, который раздался сверху:
- СВЯТОЙ ИИСУС ХРИСТОС, ОТВАЛИ НАХУЙ ОТ МЕНЯ!!!
Рокко выхватил свой пятизарядный револьвер. Его сердце бешено колотилось, когда он мчался вверх по лестнице. Бинни продолжал кричать, громко и истерично - звук больше походил на плохой маховик на высоких оборотах - когда Рокко вскочил на кухню. Первое, что он увидел, заставило его выпучить глаза.
Инвалидное кресло старика было БЕЗ СТАРИКА. Этот парень не мог быть живым!
Бинни перерезал ему горло до костей. И второе, что он увидел...
Бинни бешено метался по полу под темной фигурой. Это была не собака, которая энергично выдергивала нижнюю часть желудочно-кишечного тракта его партнера; это был волк. БОЛЬШОЙ ВОЛК!
Рокко опорожнил свой мочевой пузырь, одновременно опустошив барабан револьвера в бок животного. Бинни вздрогнул, кровь пузырилась у него изо рта. Огромный зверь лишь на мгновение замер от выстрелoв, откусил Бинни лицо и повернулся. Его огромная, угловатая голова поднялась, губы раздвинулись, обнажив ряды кривых зубов, размером со строительные гвозди.
Черные как смоль глаза впились в Рокко. Глаза казались насмешливыми, даже веселыми. Затем существо сделало выпад.
Рокко всего на полдюйма избежал того, чтобы ему перегрызли горло. Он рывком вернулся в подвал, захлопнул дверь и кубарем скатился вниз по ступенькам.
Девочка стояла, скрестив руки на ночной рубашке с кроличьим принтом.
- Видишь? - с вызовом спросила она. - Я же говорила...
У Рокко закружилась голова. Наверху он слышал, как волк вернулся к еде; кости хрустели, как картофельные чипсы. Изображение маленькой девочки покачивалось взад-вперед, как будто что-то плыло.
- Твой дед - это...
- Он уже давно такой, - сказала девочка. - Но он всегда был хорошим. Ты тоже должен был быть хорошим.
Рокко уставился на нее. Наверху хруст все продолжался и продолжался.
- Никто не должен быть плохим. Лучше быть хорошим, - философски отметила девочка. - Со мной то же самое. Только маленькие животные и всякие штуки.
Она указала на угол подвала, на маленькие кучки животных, которые выглядели высохшими, как шелуха.
- Никогда люди, - сказала она. Затем ее лицо, казалось, затрепетало, как будто плыло в запутанном замешательстве. - Ну, почти никогда.
Рокко словно парализовало. Он не мог подняться. Он даже не мог отвести взгляд от больших сверкающих глаз.
- Ты такая же, как твой дед, - прохрипел Рокко.
- Нет, - ответила девочка.
Улыбалась ли она?
- Я гораздо хуже.
Она очень медленно двинулась вперед. Ее двойные резцы блестели, как ногти.

Перевод: Zanahorras
|
Категория: Эдвард Ли | Добавил: Grician (15.03.2021)
Просмотров: 66 | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также


Старик Пит умирает. Пришло время огласить последнюю волю......

До Вашингтона оставалось тридцать два километра. Хогарт был вполне уверен, что способен их преодолеть, поэтому временная задержка его особенно не расстроила...

Её звали Клаудией, и она была самой классной девчонкой из всех, кого Дерек Петерсон встречал за последние несколько лет. Это было их первое официальное свидание, и он нервничал до чёртиков, пока ждал ...

Соскучились по дядюшке Эдварду? А он далеко и не уходил, так в ближайший переулок, где познакомился с интересным и весьма пахучим персонажем, которого и спешит представить вам!...

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль