Авторы



«Донная рыбка» была написана в январе 2000 года. Если б вы знали, что один из рассказов был данью Ричарду Лаймону, вас можно было бы простить за предположение, что «Донная рыбка» в значительной степени перекликается с его «Ванной». Уверен, что многие, у кого бывали "романы на одну ночь", испытывали страх перед беременностью. Думаете, это история о чем-то другом? Ну, может, лишь отчасти.

Рассказ из сборника «Генитальный измельчитель»






Нет... мать никогда не говорила, что бывают подобные деньки.
Обстановка, на первый взгляд, неплохая. Лежу в постели с блондинкой. У нее образцовые сиськи, натуральные арбузы, не меньше. Мне всегда нравились женщины с длинными волосами. У нее как раз, то что надо. Светлые локоны, почти до лопаток. Лицо тоже приятное, с блестящими как алмазы глазами.
А вот в остальном моя пассия до уровня "Пентхауса" уже не дотягивает. Как гласит кинопостер "Годзиллы", размер имеет значение. По ней за два квартала видать, что она одевается в магазинах для толстух (и это при росте в полтора метра, так что прикидывайте сами). Я уже почти кончил, воображая, будто на самом деле трахаюсь с Шерилин Фенн (и Шерил Ли), как она захотела сесть на меня сверху. Я был добрым (проще говоря, бухим), поэтому согласился. И вскоре думал уже не о Щерилин и Шерил, а о том, как бы не задохнуться.
Я согласился на вышеупомянутые зверства и взял на себя полную ответственность. Но "коронный номер" вышел из-под контроля - это обстоятельство существенно ухудшило мое положение.
Блондинка с убедительным размером бюстгальтера, но замедленным метаболизмом мертва, и по-прежнему лежит на мне. Думаю, это случилось в 3:36 утра. Это время я увидел на цифровых часах, когда повернул голову вправо. Еще я могу шевелить правой рукой. На этом мой предел мобильности заканчивался. Левая прижата этой... черт, я даже не помню ее имени. А она вообще мне его называла? Наверно, я прослушал. В клубах и барах очень шумно. Отличные места для знакомств, только представляться бывает не обязательно. Люди пьют и шатаются по кабакам ради одного простого "перепиха", вот и все дела (я читал "Игру"... и знаю, что к чему).
Кем бы она не была, она намертво прижала мои ноги и туловище к матрасу. Я не могу повернуть голову влево, потому что ее локоть находится между моим ухом и плечом.
По десятибалльной шкале конфузов ситуация стоит минимум на девятом месте. Чтобы уж добраться до десятого, позволю себе признаться - у меня все еще стоит. Никто не должен знать об этом, поэтому говорю сам себе, что эти неистовые вращения под ней - всего лишь отчаянные попытки освободиться.
Только это и ничего больше.
Шерилин и Шерил... Лаура (или Мадлен) и Одри... стоп-сигнал... Шерил танцует под музыку Бадаламенти... Тайная сцена, которую никогда не показывали. Лаура и Одри экспериментируют...
Миссия выполнена. Хотя бы я снова могу мыслить здраво.
Первое, что нужно помнить - это не сильно пинать себя за то, что пошел домой к этой... как там ее зовут (точнее звали). Я попал в бар слишком поздно, поэтому всех красоток уже разобрали - очаровав, либо тайно подсыпав в коктейль это замечательное изобретение, клофелин (Единственно верный индикатор человеческого прогресса, если спросите меня... на втором месте идет презерватив и его близкий родственник, противозачаточная таблетка). Когда я вошел в бар, там оставались одни "донные рыбки", и я знал, что любая, которая пойдет со мной ко мне домой под утро, будет не хуже плотоядного вируса, поэтому стал в срочном порядке напиваться. Насилие над самолюбием и похмелье - плохие компаньоны, но в то время я подумал, что лучше вернуться домой в обнимку с какой-нибудь "страшилкой", чем одному. Когда к горлу уже стала подкатывать тошнота, а садиться за руль в таком виде было равносильно убийству невинной семьи, возвращающейся на своем "универсале" домой из Диснейленда, я начал свой флирт со скупых дежурных фраз. Лишь с третьей попытки мне повезло с моей "крошкой". К тому моменту обе щеки у меня уже горели, потому что кое-кто счел мои "комплименты" слишком пошлыми для одной пощечины. На ней была футболка с надписью: "Сделана навечно". Представившись, я тут же поинтересовался, не хочет ли она провести ночь в постели со мной. Наверно, надо было купить ей для начала выпить, но невелика потеря... образно говоря.
Я не столь отчаянный, каким кажусь, поэтому позвольте мне объяснить, откуда я такой взялся. Когда мне было пятнадцать, я ходил кататься на санках на "Жопу мира". Это такая горка за лесом, граничащим с нашим районом. В конце ведущей к ней тропы был если не бесконечный, то очень длинный спуск. Наверно, у каждого была рядом такая "Жопа мира". Вас она наверняка разочаровала бы, но это было лучшее, что мы имели. Соседский пес постоянно кидался на меня сзади, видимо принимая за течную сучку. Моего настойчивого поклонника-пса не волновало, что я напоминаю собаку не больше, чем птицу эму. Ради удовольствия он мог закрыть глаза на реальность. Я не пытаюсь сказать, что я собака (хотя, наверно, ей являюсь), а только то, что вполне естественно смотреть на всю картину в целом, если она вас устраивает, и игнорировать реальность ради удовольствия. И пусть даже в конце не будет длинного спуска с горки.
Что касается причины смерти моей "ночной бабочки", то я назвал бы остановку сердца или аневризму. То есть она не во мне. Я просто лежал и ждал, когда она кончит. И чем раньше, думал я, тем лучше. Не понимаю, почему она так возбудилась, потому что у девушки с такими размерами, наверно, было немало парней. Теоретически, американским идеалом красоты является какая-нибудь костлявая сучка с легкой степенью анорексии, но не будем забывать, что все мужики - оппортунисты. Большинство таких крупных девушек обычно страдают пониженной самооценкой, и благодарны за любое внимание. Если секс - это единственный способ продлить лесть, они пойдут до конца. До победного конца.
Думаю, я могу расслабиться, зная, что она уже не залетит. Это всегда вызывало серьезное беспокойство, куда более серьезное, чем тот пес на пути к "Жопе мира", пытающийся отыметь вашу куртку.
Дыхание у меня участилось, будто я несколько часов просидел в застрявшем лифте. Моя... борьба... потребовала больше усилий, чем я мог себе позволить. Я был готов скорее умереть, чем позвать на помощь. Так что, если я буду жить, значит это судьба. Из-за темноты я не понимаю весь масштаб катастрофы, но чувствую себя как Джонни Депп в "Кошмаре на улице Вязов", где он проваливается сквозь матрац. На мне лежит минимум триста фунтов. Помню, что установил максимальный предел в 350 фунтов, и обрадовался, что нашел кого-то гораздо ниже его. Вот только тачка у нее оказалась очень маленькая, что быстро подпортило мне всю радость.
Либо масса тела действительно так меня впечатлила, либо я ошибся насчет соотношения ее веса и роста. Похоже, мне нужно как-то выскользнуть из-под нее, если уж не удается ее поднять. Думаю, в матрасе вмятина, там, где сломались пружины. Кстати, такое могло произойти, когда она начала на мне скакать.
Я не смог бы сказать, куда она увезла меня на своей иронически маленькой машинке, даже если был бы трезв во время поездки. Даже если б у меня в пределах досягаемости был телефон, я не смог бы сказать оператору, куда отправлять полицию. Думаю, они сумели б отследить звонок, но они наверняка делают это лишь, когда есть подозрение на "развод". А кого-то остро нуждающегося могут и проигнорировать.
Я не совсем уверен, что хочу, чтобы меня спасали. Им пришлось бы разжимать эти "челюсти". Такое чувство, что мои ребра вот-вот треснут и рассыплются в пыль. С моим везением все закончится "аварийно-спасательным шоу". И все будут считать меня неудачником, который даже не способен перепихнуться с партнершей своей весовой категории. Слух распространится с быстротой молнии, и где бы я ни появился, меня будут называть "Парнем, который чуть не задохнулся под жирной ночной бабочкой".
...Что это было?
Я что-то услышал. Звук стал для меня неожиданностью, поэтому я не могу сказать, где был его источник. Где-то в доме, или прямо под кроватью. Может, это какой-нибудь неблагополучный район, и кто-то забрался в дом. О, черт! А если она замужем? Не могу представить, какого мужа может довести до смертоубийства такая "одноразовая" бабенка, развалившая свои прелести, но все равно, ему, наверное, будет очень обидно. Я, наверное, вышиб бы парню за это мозги.
Снова тихо. Даже сказал бы, слишком тихо.
Мое сердце стучало, как АК-47. Будь это какой-нибудь злоумыщленник, он мог бы часами резать меня, а мне оставалось бы лишь истекать кровью. Левая рука у меня отнялась, а дискомфорт от уткнувшегося в шею локтя усиливался. Нужно было больше заниматься спортом, может даже присоединиться к программе по фитнессу. Я не поднимал тяжестей со школы, а тогда я мог выжать две сотни. Не обязательно иметь хорошее телосложение, если предки покупают тебе "Мустанг". Я быстро это понял, и поэтому распрощался с бицепсами и прессами. С возрастом мало что изменилось, поэтому я продолжал бухать и куролесить.
Странно было ощущать на себе груз ее груди, но не слышать биение сердца. Не чувствовать этот молоточный стук. Поэтому я понял, что она не просто потеряла сознание. Думаю, что она вообще не пила и оставалась трезвой, чтобы подцепить парня вроде меня. Шлюха.
Потом шум повторился. Его источник определенно находился в комнате. Я протянул руку к прикроватной тумбочке, надеясь нащупать телефон. Если поднимется шумиха, я сымитирую собственную смерть. Но я хочу выбраться отсюда немедленно. Она затащила меня сюда, не включая свет, и сразу повалила на кровать. Я не знаю даже, как выглядит интерьер комнаты. Через пару часов станет светло, и это поможет, поскольку сложно проявлять инициативу в темноте. Даже если я не смогу дотянуться до телефона, один его вид поможет мне морально. В конце концов, матери достаточно увидеть своего ребенка зажатым под машиной, чтобы проснувшаяся в ней сверхчеловеческая сила помогла ей вытащить его.
Подожди. Одну. Долбаную. Секунду.
Снова шум, а потом что-то еще. Я почувствовал толчок. Это не удар сердца. Источник толчка находился у нее в животе.
Снова.
И снова.
В разных местах, но только не в грудной клетке. Я чувствовал толчки своим животом.
Это что, трупное окоченение? Разве оно может наступить так быстро, и проходить таким образом? Я ничего об этом не знаю. Я не дока в подобных вещах.
О, так нельзя... Нет, ни на секунду не поверю. Если б она была беременна, ребенок умер бы вместе с ней, так? Он не пинал бы меня сейчас, будто я был всему виной. К тому же, я только сейчас заметил ее беременность. Пьянство - плохой помощник в объяснении всех нестыковок.
Однако шум не походил на удары ногой, поскольку вы не смогли бы услышать даже Пеле, находись он в утробе. Звук был более... влажный, как будто еда проскальзывала сквозь сырую бумагу и шлепалась на пол. Хотя там было кое-что еще... хруст чего-то рвущегося. Но не бумаги. Тоже чего-то влажного.
Нет, это не трупное окоченение. На ум не приходит ни один рациональный научный термин для этой хрени. Я знал, что женщина умерла, но чувствовал в ее теле какое-то подрагивание. Как-то я пошутил с друзьями, что отгрызу собственную руку, чтобы освободиться от женских объятий. Сейчас это не кажется таким уж и плохим вариантом.
Мне немедленно нужен свет. Есть неписаное правило, что подобное не может случаться при солнечном свете. Я смог нащупать ночной светильник, но до выключателя дотянуться не смог. Похоже, там не было ничего кроме лампы и часов. Обычных часов. Без радиоприемника. Я включил бы его, только чтобы заглушить шум, но все что сумел сделать, это установил будильник на 9:48. Если я все еще буду здесь, когда он зазвенит, то вряд ли доживу до того, чтобы его услышать.
Влажные звуки усилились. Какого черта беременная женщина делала в баре для знакомств? У нее было больше шансов заставить меня оплачивать ей квартиру, чем вступать в долгосрочные отношения, от которых отказался отец ребенка.
Вдруг на животе у меня стало сыро. Жидкость растеклась по мне, а потом буквально полилась с меня рекой. Она текла из женщины, и я уверен, что это кровь.
Много крови.
Я снова принялся биться под ней, отчаянно пытаясь выбраться наружу. У нее в животе определенно была дыра. Ее гладкие края касались меня словно какое-то новое сексуальное отверстие, и из него продолжало выливаться содержимое. Это, наряду с непрекращающейся тошнотой после выпитого, вызвало у меня рвоту. В зависимости от траектории, большая часть, похоже, попала ей на волосы и на спину. Ее кровь... вперемежку с какими-то комочками... ручьем стекала к моему паху. Несмотря на столь обильную смазку, я не добился никакого прогресса в плане собственного освобождения. Левая рука по-прежнему ничего не чувствовала. Она была словно набита гвоздями и иголками. Кровообращение в ней нарушилось, поэтому я не мог пошевелить ею.
Еще один звук. Узнав его, я закричал так громко, как только мог, с учетом навалившейся на меня тяжести. Хотя вряд ли меня было слышно даже из кухни, не то что из соседнего дома. Мне пришло в голову, что, возможно, это всего лишь яркая галлюцинация из-за нехватки кислорода. Но эта мысль не принесла особого утешения.
Между криками раздавалось влажное хлюпанье, когда я слабо пытался спихнуть с себя тело.
Хлюпанье, капанье, а потом журчание, когда жидкость хлынула наружу. И все это сопровождалось хрустом чего-то рвущегося. Однако в какой-то момент меня стало больше беспокоить мое паническое состояние, чем его причина.
Нечто скользкое стало ощупывать мой живот, словно зондируя местность. Мне стало дурно. Вся кровь будто устремилась в голову. Беспамятство было б сейчас божьим даром.
Я готов был уже отключиться, как вдруг услышал и почувствовал, что дыра у нее в животе треснула, словно художник в ярости вырвал страницу из своего альбома. Какие-то штуки принялись трогать меня, влажные и любопытные. Чьи-то крошечные пальчики? И было еще кое-что - нечто более крупное и мягкое как хрящ. Думаю, это был нос. Под ним меня кольнуло что-то острое.
Подбородок.
Между носом и подбородком раскрылась теплое отверстие.
Похоже на рот.
И что самое невероятное - он уже имел зубы, и притом достаточно крупные.
Хруст чего-то рвущегося внезапно прекратился, и надеюсь, когда через пару секунд он раздастся снова, я уже буду не способен рассказывать, что случилось дальше...

Перевод: Андрей Локтионов |
Автор: Райан Хардинг | Добавил: Grician (23.09.2020)
Просмотров: 105 | Теги: Райан Хардинг, рассказы | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Расследование экспериментов по работе с человеческим разумом в восточной Германии приводит на небольшой островок в Балтийском море и раскрывает жуткие подробности....

Один из самых психоделических рассказов Ли из сборника "Quest for Sex, Truth & Reality"....

Санни Трубадур — бывший боксер, ныне вынужденный работать на почте. Как-то раз местный бандит Томми Рифкин по прозвищу Скарп предлагает ему подзаработать деньжат. Для этого Санни должен найти девушку ...

История модификации тела, доведенная до крайности....

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль