Авторы



Любимое занятие Ника - показывать член по веб-камере, ничего не подозревающим незнакомкам, но всё меняется, когда по другую сторону экрана ему самому показывают малоприятного вида причиндал...






Ник не знал, откуда взялось у него это увлечение, но он отдался ему полностью. Казалось, оно было у него с тех пор, как он себя помнил. Эти мгновения были единственным, что имело значение в его жизни. Все остальное было просто преамбулой и постскриптумом к острым ощущениям.
Сайт назывался InterphaZ. Ник считал его славной дырой для случайного общения, способа познакомиться с новыми людьми из разных слоев общества и завести какую-нибудь дружбу или, возможно, даже отношения. Другими словами, это была обычная пустая трата времени, но ему не потребовалось много времени, чтобы осознать его потенциал для своих собственных нужд. Вот тогда-то и началось самое интересное. И его новое занятие не прекращалось в течение последних четырех месяцев.
Ник называл девушек, которые только зарегистрировались на сайте, девственницами, потому что они ещё не сталкивались с такими парнями, как он. Вот и его новая жертва, Хелкет84, выглядела таковой. Она была привлекательной блондинкой с волосами, собранными в два хвостика. Как рога, подумал он сначала, но потом понял, что они должны были быть скорее похожи на кошачьи уши. Должно быть, ей понравилось то, что она увидела на его аватарке и в профиле (искусно созданном, чтобы представлять очаровательную и неопасную личность после нескольких месяцев проб и ошибок), потому что она приняла запрос на чат. Ее изображение появилось в левом углу экрана.
Как только она приняла его просьбу, он вскочил со своего эргономического кресла и ударил в цель, как профессиональный боксёр.
Вид его темно-бордовой рубашки и простодушного лица со слишком близко посаженными глазами, слишком тонким носом, безвольным подбородком, и милой улыбкой, наводившей на мысль о задумчивой безвредности, исчезли в мгновение ока, оставив Хелкет84 с монитором, полным курчавых волос на мошонке. Он приподнял рубашку, чтобы дать ей хороший обзор. И, конечно же, у него стоял, как скала; по-другому и быть не могло. Это была вершина. Он мог бы врезать членом в кирпичную стену и проломить её насквозь, как тот парень из «Кул-Эйда».
- Су-у-ука! - закричала Хелкет84 из динамиков его компьютера. Она отшатнулась от монитора, зажмурив глаза, как будто он показал ей фотографию младенца, разорванного на куски обезумевшим питбулем, а не пульсирующий красивый стояк. Разрешение веб-камер всегда оставляло желать лучшего, поэтому она не могла видеть, как по всему стволу члена Рэнда Макнелли были разбросаны кровавые ссадины от частой и агрессивной мастурбации, но если она хотела вести себя так, как будто это был первый раз, когда Золушка попала на бал, Ник был полностью за. Именно такой реакцией он наслаждался больше всего.
Хелкет84, наконец, поняла, что у нее хватит сил отключить этот живой канал генитального ужаса, и она нащупала свою мышь одной рукой. Другую она держала перед глазами, чтобы заблокировать себе картину дергающегося члена в своём мониторе.
- Больной ублюдок! - закричала она.
Хелкет84 отключила чат.
Ник сел c довольной улыбкой от уха до уха. Пожалуется ли она на него? Если и да, то это будет уже не в первый раз. Ник менял свой интернет-адрес так же часто, как некоторые люди меняли свои статусы в Facebook. Бан всегда можно было обойти.
Он наклонился вперёд и хотел ещё повеселиться, но в последний момент передумал. Перспектива продолжить была, конечно, заманчивой.
Но он решил дать ей передохнуть, а самому лучше подготовиться для следующей атаки уже с новым именем и профилем. Он считал, что лучше ударить и убежать.
- Член и трепет, сука.
Это была хорошая ночь с неизменно удовлетворительными реакциями—отвращением, ужасом, гневом. Некоторые ночи были менее насыщенными, вызывая лишь безразличие, скуку и сарказм. Это все, что у тебя есть? У моей вебки нет микроскопа, крохотный член. Но только не сегодня. Они съеживались и содрогались. Одна девочка даже закричала. Крест на ее аватаре наводил на мысль о христианской вере. Вероятно, после увиденного она встала на колени в битое стекло и бичевала себя плетью. Она навела Ника на мысль, что нужно сделать религиозный аккаунт. Это была бы рыбалка с динамитом, о чем ему давно следовало подумать. Мало кто был более предрасположен к тому, чтобы их потом вечно преследовал призрак пульсирующего члена Ника.
Было забавно думать, что он никогда бы не сделал ничего подобного в других обстоятельствах. В переполненном автобусе или в очереди в Старбаксе – никогда. За это полагались реальные наказания: тюремное заключение от правительства и перцовый баллончик и острые ногти от гражданских. Делать это онлайн, в уединении собственной квартиры, возможно, было и не так круто, но по крайней мере это было безопасно. Вы выходите в интернет, хотите пообщаться с кем-нибудь, у кого такие же интересы, как и у вас, и этот кто-то бросает вам член в лицо. Таков уж теперь был мир.
Он не думал об этом, когда покупал свою веб-камеру. Он просто ожидал, что будет общаться с разными сучками, которые будут раздеваться для него перед своими собственными камерами каждую неделю, если не каждую ночь (закон средних чисел), но этого не произошло. Когда знакомое разочарование омрачило его последнюю попытку избавиться от непрекращающейся скуки в жизни, он был вдохновлен новой идеей с другой целью. И она сработала. Ник победил.
В динамиках зазвучал звонок. Новое оповещение по электронной почте. Он перешел на вкладку. Еще одно Интерфазное уведомление о его последней выходке. Несоблюдение общепринятых норм... неподобающее поведение... нарушение пользовательского соглашения… бла-бла-бла. Для Ника это значило примерно столько же, сколько смерть в видеоигре.
Он нахмурился, прочитав тему еще одного нового письма: «ДИКАРЬ, СПАСАЙ СВОЙ ПЕНИС, ПОКА НЕ СТАЛО СЛИШКОМ ПОЗДНО!» Эта реклама была далека от обычных обещаний увеличить размер гениталий и продажи дешёвых афродизиаков. Может быть, оно должно было возбудить его любопытство достаточно, чтобы заставить его перейти по ссылке. Может быть, это и могло сработать на каких-нибудь дурачках, но только не на Нике.
Он отметил нежелательную почту как спам и закрыл вкладку.
Его любимое уведомление о запросе чата от InterphaZ—странный звук звонящего телефона—вернуло его к текущей миссии. Это было удивительно, так как Ник должен был быть снова заблокирован, и он ожидал, что ему нужно будет переключиться на нового провайдера и создать новый профиль перед очередной встречей в чате. Уведомление пришло от пользователя с ником nerXam83, фотография на аватарке показывала какую-то малолетку. Возможно, она видела больше членов, чем суперзвезда в порнухе. В эти дни трудно было сказать наверняка. 83 было сомнительным числом, и оно не обязательно означало год рождения.
Ник согласился на чат. Окно появилось в том же самом священном месте, где так много пользователей InterphaZ в прошлом оказались ослепленными красотой его члена.
Веки Ника исчезли в комичном удивлении - nerXam83 определенно был мужчиной, человеком, который превзошел мастера стояка в благоговейной собственной игре. Однако в его версии неожиданных мошоночных приколов был свой поворот. NerXam83 был болен. Его член выглядел как нечто из медицинского учебника, который передавали в жуткой игре, чтобы посмотреть, кто блеванет первым. По всему стволу его члена распространились пустулы, заполняя его окно чата в виде образования, похожего на пузырчатую пленку. Возможно, дело было в задержке трансляции, то тут, то там все равно терялись секунды, но Ник мог поклясться, что мясистые наросты пульсировали, когда он смотрел на них. К его ужасу, разрешение этого окна было качественным как Blu-ray запись, Ник увидел отвратительнейшую палитру влажных красных и желтых подтеков, вытекающих из воспаленных ран. Некоторые узелки были похожи на кровавые пузыри, в то время как другие сочились сиропом в молочных притоках, которые он мог видеть, постепенно продвигаясь над и между выпуклостями воспаленной кожи, как замедленная фотография. Презентация nerXam83 спереди и в центре на самой крутой в мире веб-камере открыла коралловый риф пенисной гнили, которая в настоящее время гноилась в нескольких дюймах от лица Ника.
Потрясенный Ник смотрел на него гораздо дольше, чем того требовал здравый смысл, и был одновременно возмущен и поглощен этой мерзостью, как если бы он был поглощен видом животного с двумя головами. Возможно, даже больше, потому что это был тот же самый вид... кто-то, кто так же разделял то же самое увлечение, что и он.
- Фу! - наконец простонал Ник и отключил чат, не глядя на него больше ни секунды, чтобы не проблеваться.
Некоторое расстояние от компьютера показалось ему хорошим знаком, поэтому Ник направился в ванную комнату дальше по коридору. Перед его глазами осталось остаточное изображение. Что могло быть причиной этой заразы? Может, он трахнул какую-нибудь прокаженную шлюху с сифилисом под Чернобылем? Ник не думал, что смог бы показать своё лицо миру, после того как заразился чем-то настолько отвратительным, не говоря уже о гниющих гениталиях, которые были его неотъемлемой частью.
Должно быть, это такой прикол. Чувак мог быть просто каким-то мастером грима, который просто напугает людей, вот и все.
Псих.
Разгадав тайну, он намеревался облегчиться, а затем вернуться к делу и показать свой причиндал неосторожным женщинам на Интерфазе.
Еще одна атака красивого члена, и всё, можно на боковую.
Он расстегнул молнию на брюках, а затем забыл все о своей теории на тему мастера грима и планах показать член паре дам, когда вспыхнула вспышка боли при освобождении его мочевого пузыря.
- Ой, блядь, сука!
Он дергался, как лягушка, подсоединенная к автомобильному аккумулятору, весь его мир сжался до дюйма пылающей ярости на кончике его члена. Ощущение было такое, как будто он мочится напалмом, и ему хватило ума поджечь струю. Его пронзительный вопль сопровождал медленное бесконечное мочеиспускание, не обращая внимания на тонкие стены между ним и его соседями. Сейчас все, что имело значение, все, что существовало, это гейзер расплавленной лавы, бьющий из его уретры. Последние капли оплавили его кожу словно кислотой, как будто когти разорвали его плоть и выбрались наружу.
Ник крепко зажмурился от натиска боли, а затем открыл глаза и увидел мир, затуманенный слезами. Его струя была рассеяна от спазмов, оставив красные пятна на сиденье унитаза, рулоне туалетной бумаги, полу, мусорной корзине. «Это кровь», - тупо подумал он, и холодный пот выступил у него на лбу. Все это была кровь.
Он осторожно отряхнулся, морщась от влаги на пальцах. Он уже боялся пары часов, когда зов природы заставит его снова пройти через эту пытку. Первый раз, возможно, был только разминкой…
Ход его мыслей прервался.
Влага на пальцах? Он не думал, что каким-то образом обрызгал себя, даже несмотря на все свое болезненное состояние минуту назад, но ожидал увидеть те же кровавые выделения, когда осматривал свою руку. Но это было не так. На руке все еще виднелись следы, но не крови, а скорее гноя. Жидкий воск, похожий на тот, что он видел на экране компьютера минуту назад. Он рассмеялся с едва сдерживаемой истерикой, потому что причина и следствие были так невозможны. Даже если бы nerXam83 жил с ним в одном доме, а не в другом штате или континенте в целом, это было бы невозможно. Ник просто смотрел на экран компьютера.
Какой-то вирус, подумал он и снова чуть не рассмеялся. Это имело зловещий смысл, каким бы безумным оно ни было, особенно если учесть обстоятельства его состояния.
Кишки Ника скрутило двойным, тройным узлом, пока он стоял перед зеркалом и рассматривал свой пенис. Возможно, это было в значительной степени психологическим, но теперь, когда он знал, что там была инфекция, его член чувствовал покалывание и жар, как будто он мог чувствовать новые пустулы, формирующиеся на микроскопическом уровне. Он осторожно держал его за головку, осматривая ствол с нарастающим ужасом. Несколько язв уже лопнуло от его крепкой хватки во время мучительного мочеиспускания. Паутина жилистой плоти свисала с нижней стороны, оторвавшись от основания. Обнаруженный слой был сырым, ракообразно-красным.
Ник встретил в зеркале свой пораженный взгляд, разинув рот, и его болезненно бледное отражение сочувственно произнесло: «Ты это видишь?»
К несчастью, так оно и было, и никакая перезагрузка после всеобщего передела не восстановила целостность его гениталий.
В одном из ящиков в ванной у него лежала марля. Он не знал, что еще можно сделать, кроме как завернуть в нее член. Намазать бинты каким-нибудь тройным антибиотиком (предполагая, что четырех антибиотиков не существует) и молиться о чудесном возвращении к своему первозданному состоянию.
Он потянулся к ящику, и в этот момент плотность его члена, казалось, потеряла твердость и приобрела текстуру губки. Его указательный и большой пальцы мгновенно проделали траншеи с обеих сторон. Он вскрикнул и отдернул руку, но глубокие вмятины остались. Что-то вывалилось из смятой плоти и упало на пол.
Ник лихорадочно огляделся, как будто где-то волшебным образом должна была появиться бутылочка с мазью для восстановления кожи. Но этого не произошло.
Первым побуждением было вызвать скорую, но что он им скажет? Мой член гниет на моих гребаных глазах из-за веб-шоу какого-то урода. Скорее, помогите мне! Когда они, наконец, признают, что это не ёбанный розыгрыш, и действительно пришлют кого-нибудь, то чем они ему помогут?
Спаси свой пенис, пока не поздно
Да, именно это и было написано в странном письме. Это казалось не более случайным, чем выходка nerXam83. Он осторожно вернулся в спальню, снимая рубашку, чтобы она не коснулась его паха и не усугубила повреждения. Он снова запустил свою электронную почту, не обращая внимания на прогорклую липкую жидкость, оставшуюся на мышке и клавишах, и узор капель на коврике из его язв, как тающие сосульки. Тошнота в желудке стала еще сильнее.
Наконец, он нашел письмо в папке со спамом и открыл его. Имя отправителя содержало слово InterphaZ (без возможности ответа). Там не было никакого текста, только встроенный GIF-файл мужчины с его половым органом на плоской поверхности стола, когда тот копошился ножом в своей мошонке. Анимированный воздушный шар заслонил удар ампутации со словом БУМ!
Да уж. Не самая заманчивая перспектива для потенциального лечения.
Пока не поздно... поздно для чего?
Он с отчаянием посмотрел на отвратительную штуку между своих ног, которая еще десять минут назад была совершенно нормальной. Болезнь прогрессировала, как трансформация оборотня старой школы с наложенными спецэффектами, процесс быстро распространялся.
- Нет, - закричал Ник. - О боже, нет.
В мешочке его мошонки виднелись вздувшиеся жемчужины, появляющиеся между бороздами. Целые сотни, как мутантные паучьи яйца, подготовленные к вылуплению адипоцитарного потомства. Жгучее, покалывающее ощущение вспыхнуло в полной мере, с крошечными иголками, покалывающими каждый миллиметр кожи. Это ощущение сводило с ума.
Сомнений быть не могло—зараза распространялась. В течение нескольких минут всё только усугубилось. К тому времени, когда приедут медики, все может быть гораздо хуже.
Пока не поздно.
Ник поспешил на кухню, и капель на полу стало еще больше. Потянувшись за электрическим разделочным ножом, он успокоил себя бесчисленными чудесами современной медицины. Люди все время теряют части тела и им пришивают их обратно, хотя Ник, конечно, не хотел, чтобы его гангренозный причиндал был снова прикреплен к нему. Но с практическими достижениями медицинских технологий они могли бы пришить ему новый член, не так ли? У него не было выбора, пока зараза окончательно не распространилась. Твердость рукояти разделочного ножа успокоила его. На нем была кнопка, а не спусковой крючок, так что он будет продолжать резать, если Ник потеряет сознание.
Сначала он вызвал скорую помощь, сообщив о массовой потере крови из-за несчастного случая с разделочным ножом. Он утверждал, что это были его пальцы, так как они, вероятно, не доберутся сюда быстрее в любом случае. Они заверили его, что кто-нибудь приедет, и он повесил трубку, его глаза снова затуманились.
Он включил разделочный нож, когда взял член в другую руку, обхватив яички ладонью, его пальцы образовывали С-образную форму. Любые сомнения в необходимости его действий были быстро нейтрализованы одним последним унижением плоти. Лоскутное одеяло гнойничков скользнуло под его пальцами, как какой-то вращающийся цилиндр, как на члене, так и на мешочке под ним. Кожа теперь почти не прилипала к плоти. Она легко оторвалась от стебля, а под ним оказалось мясо цвета лазаньи. Свободная веревка свисающей плоти скользнула прочь. Она шелушилась, как сброшенная змеиная кожа, лопаясь в нескольких местах, которые все еще были прикреплены, жидкие усики растягивались, как ириски, открывая мерцающее мясо. Нижняя сторона разорвалась вместе с взрывом, как будто что-то взорвалось внизу. Мешок отделился, как мокрая резиновая перчатка в его ладони. Яички и связки упали, как мертвые медузы, устрицы в желеобразной форме на его дрожащую руку. Опустошенный мешочек висел безвольно, как лоскут порванной занавески, кожа пениса напоминала пустую шелуху какого-то насекомого, задрапированную в его ладони. Все это мокро шлепнулось на пол. Он смотрел ей вслед, как раненый солдат, не способный удержать свои внутренности. Как ни странно, боли не было, если не считать травмы от тошнотворного зрелища, нервные окончания которого, возможно, уже превратились в желе. Прилипшее содержимое мешочка провисло, как сироп, на полпути к полу. Его пенис был всего лишь странным блестящим усиком, не считая головки, на которой еще сохранилась кожа и что-то похожее на нее, за исключением впадин, оставшихся от его пальцев. В остальном же он увидел нечто, практически лишенное кожи и разъеденное некрозом.
С другой стороны, у него было гораздо меньше того, что ему нужно было отрезать
Ник снова взялся за разделочный нож. Какие бы стоны он ни издавал, их заглушало жужжание лопастей. Он сосредоточился на своей цели – чудесном кусочке бледной плоти у основания органа. В корне, где осталась настоящая кожа, чувствовалась боль, но гораздо меньшая, чем он ожидал. Возможно, в этом и заключалось преимущество импровизированного сеанса нелицензионной хирургии, чтобы избавиться от своего разжиженного ебучего члена. Он все равно кричал, потому что это безумие разрушило естественный порядок его жизни. Лезвие легко рассекло ткань, взрыв багровых потрохов разнесся по кухонному столу и раковине, холодильнику, животу, бедрам и ступням. Он поднял другую руку, чтобы блокировать ответный удар, прежде чем придать новое значение лицевой ткани. Через несколько секунд все было кончено—едва ли дольше, чем его сеанс с Хелкет84.
Ник оставил разделочный нож скрежетать, автоматический выключатель в его голове был настолько перегружен, что он не мог вспомнить, как его выключить в этот момент. Он посмотрел на него так, словно никогда раньше не видел ничего подобного и не знал, как оно оказалось у него в руке, но в конце концов соединил достаточно точек, чтобы увидеть кнопку слайда и запомнить ее функцию как «вкл/выкл». Он уже положил большой палец на кнопку, когда ужасное покалывание внезапно охватило все пальцы его правой руки—той самой, которой он держался за член в ванной. Даже сквозь брызги крови он видел, как начали формироваться волдыри на его кисти, словно острова в кровавом океане, чувствовал, как они смещаются под ним, словно тектонические плиты.
Пока не поздно...
В конце концов, его звонок в 911 будет правдивым.
Неуверенный, услышал ли он приближающуюся сирену или это была просто скрежещущая серенада лезвий, Ник убрал большой палец и поднес разделочный нож к своей кисти, стараясь не думать обо всех местах, которые теперь были покрыты его жидкостями.

Перевод: Олег Казакевич
Категория: Райан Хардинг | Добавил: Grician (02.11.2020)
Просмотров: 89 | Теги: рассказы, Райан Хардинг | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль