Авторы



Джед заподозрил друга, что тот переспал с его женой, и дабы разговорить товарища, он решил напоить его особой самогонкой...






Джед видел, что она не стыдится. Если бы она это делала, она не смогла бы заснуть после того, как он ушёл. Это его взбесило. Это было всё, что он мог сделать, чтобы не убить её, когда узнал об этой измене, всё, что он мог сделать, - это положить дробовик обратно в футляр, затащить свою жалкую задницу обратно в грузовик и вернуться в местную пивную забегаловку, чтобы бубнить про свои беды и заливать их очередной порцией спиртного. Налить ещё одну, да, сэр. Его горести и так было ужасно трудно утопить.
Но то, что случилось сейчас! Мэри Лу должна подняться с красными глазами и сжимать в руках скомканные салфетки, встречая его с полным извинениями вздохом. Где были слёзы? Извинения? Почему её губы не целовали Джеду задницу? Почему дела идут не так, как он видел их в своей голове?
Конечно, всё было не так, как в чёртовых фильмах.
Дробовик всё ещё находился в футляре в гостиной. С ним было бы слишком много грязи. Джед подошёл к кровати, сжимая в руках подушку, его лицо исказилось ликующим гневом. Глядя на жену, он больше не видел женщину, которую когда-то любил. Нет, сэр. Он видел только грязную шлюху.
Мэри Лу закричала в подушку. Джеду пришлось держать её крепче, чем ожидалось. Она резко взбрыкнула, и на мгновение Джед почувствовал себя всадником на быке, пытающимся продержаться свои восемь секунд. Эта мысль рассмешила его, а затем он резко получил коленом по яйцам. Он убрал подушку.
- Бля, сука!
Задыхаясь, она воспользовалась моментом, чтобы замахнуться на него рукой. Джед быстро отклонился. Когда он схватил её за запястье, он услышал треск и отпрянул, опасаясь, что сломал кость. Мэри Лу закричала. В ужасе она подняла дрожащую руку. Кисть как бы свисала со сломанного запястья. Кость проткнула кожу. Просто острый конец кости, на котором висела кисть. Кровь текла ручьём, и Джед выругался.
- Чёрт возьми! Посмотри, что ты сделала сейчас, грязная пизда! Ты сопротивлялась, и я сломал тебе грёбаную руку. Блять! Ты истекаешь кровью!
Он вышел из комнаты в возбуждённом состоянии, хлопая дверью в соседней комнате. Когда он вернулся, в руке был дробовик. Теперь он плакал и всё же выглядел злым, как гремучая змея в помойной яме.
- Я не хотел этого делать!
Джед подошёл к кровати с залитыми от слёз глазами и спустил курок.
Мэри Лу закричала…
… и продолжала кричать.
Джед вытер глаза.
- Бля!
Он не убил её, он отстрелил её сломанную руку. Теперь брызги крови украшали столбик кровати и стену, как будто ребёнок окунул свои пальцы в свежую рану и рисовал ими.
- Вот, бля!
Джед быстро перезарядил старый дробовик, заменив пустой патрон новым. Мэри Лу хныкала, кричала и рыдала. Её культя сильно тряслась, по её руке текла кровь, ещё больше пропитывая матрас, на котором она лежала.
На этот раз Джед не стал возиться. Он приставил дуло дробовика прямо к её лбу, стиснул зубы и нажал на спусковой крючок, отправив её туда, куда уходят грешники и грязные жёны-изменщицы. Её голова разлетелась на части, как спелый арбуз. На изголовье кровати, где раньше была её голова, сейчас находилось пятно мозгового вещества, отдающее багровым оттенком.
Джеду было всё равно. Он чувствовал себя бессовестным, как пел Гарт Брукс.
Бесстыжим.
Точно таким же, как его изменяющая жена.

- Как насчёт того, чтобы выпить кое-чего новенького? - спросил Джед с искривлённым ухмылкой ртом, в котором болталась сигарета, а перед его прищуренными глазами витали струйки дыма.
Луис, давний партнёр Джеда по рыбалке и собутыльник, сел прямо, широко раскрыв глаза и внимательно его слушая.
- Я не против попробовать.
Двое мужчин сидели в лодке Джеда, пили пиво и ждали, когда рыба клюнет. Было поздно, полная луна украшала звёздное небо, отбрасывая сияние, которое должно было привлечь рыбу к поверхности озера.
- Это совершенно новая вещь, - сказал Джед, вынимая бутылку из своего ящика со льдом. - Я сделал это несколько ночей назад. Она проберёт тебя конкретно, если всё же решишься.
- Попробую, - сказал Луис, и на его взлохмаченном бородатом лице появилась улыбка.
От этого самогона у него закружилась голова. Последний раз так было, когда они украли алкоголь из запасов отца Джеда, когда им было всего по двенадцать лет.
Джед сделал глоток из бутылки, поморщившись, когда огненная вода прожигала жидкий след в его горле. Он передал бутылку Луису, который тут же опрокинул её. Он хлопнул себя по колену и воскликнул хвалу сильному эликсиру.
- Чёрт, сильная штука, не так ли? - сказал Луис.
- А я говорил тебе.
Джед крепче сжал удочку, но Луис этого не заметил. Джед думал о многом, не говоря уже о непрерывных голосах, которые щекотали заднюю часть его мозга, как пёрышко по босой ноге. Голоса были бессмысленными и беспорядочными и усилились после того, как Луис выпил из бутылки. Временами среди этих голосов возникали связные мысли. Один внутренний голос велел Джеду пригласить Луиса на его лодку на ночную рыбалку, а другой голос велел ему напоить Луиса самогоном.
Джед положил свою удочку и воткнул очередную сигарету в свою чернозубую пасть. Он хорошо представлял, что будет дальше, и надеялся на лучшее. Он привёл Луиса к озеру не только из-за голосов в голове.
Он должен был убедиться, что Луис был хорошим другом.
Джед зажёг сигарету.
- Луис, как ты себя чувствуешь?
- Хорошо, я думаю. Но я бы почувствовал себя намного лучше, если бы ещё раз выпил этого самогона.
Джед согласился. Луис был заядлым пьянчугой, другом Бобби Дженсона, владельца местной пивной забегаловки, которую - хотя вывеска слетела во время сильной зимней бури - все нежно называли «Сараем». Он провёл там много ночей, попивая пиво и пропуская шоты виски один за одним, болтал всякое дерьмо и снова и снова рассказывал одни и те же надоевшие истории всем, кто был в пределах слышимости. Люди, которые знали Луиса достаточно хорошо, старались садиться от него подальше, как только у него начинали шевелиться губы. Не нужно было попадаться в эту паутину.
Лицо Луиса стало пустым (ну, более пустым, чем обычно).
- Мне вдруг стало немного даже забавно. Как будто мой разум начинает думать по-другому, - он нервно усмехнулся. - Это какое-то слишком хорошее пойло, а?
Джед сразу же выдал вопрос, который горел у него в голове. Ему нужно было сразу узнать, был Луис хорошим другом или нет.
- Ты ведь не трахал мою жену?
Прежде чем Луис успел подумать, чтобы держать свой гнилой рот закрытым, он выпалил:
- Да, я трахнул Мэри Лу! - он зажал рот рукой, его глаза расширились от стыда и шока. А потом он снова открыл свою вонючую пасть. - И в задницу тоже трахнул. Я заставил её плакать! - и снова его рука прижалась ко рту, пытаясь не допустить, чтобы вся правда вылилась наружу, но он ничего не мог с этим поделать.
Джед усмехнулся. Голоса, которые усилились в его голове, сейчас немного успокоились. Он получил свой ответ, хотел он того или нет. Оказалось, у него совсем нет друзей.
- Вот что делает с тобой эта фигня, Луис. Это как… как сыворотка правды. Я был здесь с Билли два дня назад. Мы начали это пить, и, прежде чем я это понял, мы раскрывали секреты друг другу, и мы ничего не могли с этим поделать. Мы рассказывали друг другу то, о чём никогда не хотели никому рассказывать, а затем…
Голос Луиса дрогнул:
- Что затем?
Джед посмотрел Луису в глаза с серьёзностью и изумлением одновременно, особенно нетипичными для него.
- Билли сказал мне, что трахнул мою Мэри Лу.
- Вот дерьмо!
- Чёрт возьми, приятель! Да, чертовски верно подмечено! Я видел, как кто-то убегал из дома неделю назад, только я не знал, кто это был. Я погнался за ним с дробовиком и выстрелил, но промахнулся. Я собирался застрелить Мэри Лу, но вместо этого пошёл в «Сарай», - Джед посмотрел вниз. - Не думаю, что это ты был там той ночью, - он смотрел тёмными раскосыми глазами. - Ты был слишком занят дрочкой своего члена.
Между мужчинами царила тишина, их разумы свободно источали истины и ничего более. Никаких домыслов, никакой чуши лжи, только правда, правда настолько серьёзная и разоблачающая, что она рождалась из самых глубоких и тёмных секретов.
- Когда я вернулся, я убил её, - впервые сказал Джед вслух. Он ничего не мог с собой поделать.
- Ты ведь меня сейчас разыгрываешь, да?
- Я не знал, с кем она трахалась в нашей кровати и сколько раз, но её даже не стыдило то, что она делала, Луис. Ей было всё равно! Я не мог выносить это дерьмо. Женщина должна быть верной, Луис. Как и мужчина. Я никогда не изменял ей, никогда не делал с ней ничего подобного.
Голос снова появился в голове Джеда, в затылке, где череп встречается с позвоночником, очень мягкий, как порхающие бабочки.
«Скажи ему, - говорил голос. - Скажи ему».
- Я отвёз её в лес и похоронил.
Джед завёл подвесной мотор. Луис выглядел так, будто не знал, удивляться ему или радоваться.
- Я должен показать тебе, где я её похоронил.
На лице Луиса появилась маска страха.
- Я… я не думаю, что мне нужно знать, где ты её похоронил, Джед.
Джед начал направлять лодку, но не в сторону маленькой пристани на краю его владений. Он ехал в противоположном направлении.
Голоса в голове Джеда немного уменьшились, но всё же оставались слабой какофонической мантрой безумия.
Луис не хотел выходить из лодки из-за того, что он сказал. Это было похоже на потерю контроля, снижение двигательной функции, из-за грёбаного пойла он открыл рот и сказал глупейшее дерьмо.
Откровения пьяного мудака!
Они стояли на берегу озера в сопровождении хора насекомых и лягушек, который соответствовал хору в их больных головах. Это придавало новый смысл происходящему.
Луис покачал головой.
- Я не хочу видеть, где ты её похоронил, Джед.
- Есть ещё что посмотреть. Разве ты не хочешь знать, почему этот самогон заставляет тебя думать правду и говорить её? Разве ты не хочешь знать, почему ты думаешь иначе?
- Из чего ты его сделал?
- Я покажу тебе.
Джед с фонариком пошёл в лес. Как тупица, Луис последовал за ним, луч света Джеда пробивался сквозь чащу, указывая путь. Луис мог бы прыгнуть обратно в лодку и уплыть, но он знал, что Джед должен быть вооружён. Он получил бы пулю в затылок, прежде чем успел бы крикнуть «Дикси» - слово из неофициального гимна южных штатов.
- Вот оно, - сказал Джед, останавливаясь.
Луис склонил голову, прищурившись.
- Что это за фигня?
Они стояли перед самым странным растением, которое Луис когда-либо видел. Тонкие листья его свисали, как зелёные павлиньи перья, с пышными красными цветками и гроздьями чёрных ягод, покрытых чем-то вроде пушистой плесени. Растение было прямо с обложки старой научной фантастики, хотя никто из них не любил читать.
- Я хотел чем-нибудь отметить её могилу. Я увидел это маленькое растение, которое я вырвал с корнем, когда копал яму. Я никогда не видел ничего подобного, поэтому знал, что смогу найти его снова, - Джед помолчал. - Когда я прикоснулся к нему, я услышал голоса. Я вернулся через два дня, и маленькое растение выросло в куст. Я не мог в это поверить. Я съел несколько ягод, голоса в моей голове сказали мне это сделать, - сказал Джед, у него не было выбора. - Да, голоса в моей голове сказали мне это. Я отнёс их домой, бросил в свой аппарат и сделал совершенно новый самогон.
- Голоса в твоей голове?
Луис начал искать выход. Он подумал о том, чтобы вернуться к лодке и запустить подвесной мотор, прежде чем Джед догонит его, но что, если он догонит? Что тогда? Конечно, Джед убьёт его. Они на двоих выпили шесть упаковок пива, и Луис застрял с ним в уединённом лесу. В этом лесу никто не услышит его криков.
- Ягоды, Луис. Съешь их. Они и с тобой поговорят.
Луис тяжело сглотнул.
- Я не хочу есть эти странные ягоды, Джед.
Глаза Джеда остекленели в лунном свете, который проникал сквозь кроны чёрного ореха и клёна.
- У меня есть план, и я хочу, чтобы ты помог мне с ним. Ты мне должен, хуесос! Ты же дружишь с Бобби Дженсоном и Шейлой из «Сарая»? - Джед встряхнул бутылку с самогоном. - Ты можешь пройти в бар и налить немного этого во все бутылки со спиртным. Я пойду и куплю всем выпить, и они расскажут правду, раскроют свои грязные секреты. Разве ты не хочешь знать, о чём действительно думают все здесь? - Джед акцентировал слово «действительно», приподняв брови, как актёр-комик Граучо Маркс, а затем его лицо помрачнело. - Ты в долгу передо мной, Луис. Это будет твоё жалкое извинение за то, что ты засунул член в жопу моей жены, понял?
Луис покачал головой.
- Прости, Джед, правда, я просто…
Нет, он не хотел знать, о чём думает город, и он не был слишком тупым деревенщиной, чтобы не увидеть, какими будут катастрофические последствия, если он поможет Джеду с его причудливым планом.
- Я не думаю, что могу помочь тебе в этом, Джед. Разве ты не знаешь, что произойдёт? Весь проклятый город набросится друг на друга.
Джед выглядел сконфуженным.
- Но ты должен.
- Нет. Я не могу этого сделать.
- Просто прикоснись к кусту, и ты увидишь. Ты услышишь голоса в своей голове. Я говорю тебе, Луис, ты хочешь этого.
- Я не хочу слышать голоса в голове, чёрт возьми! Я ухожу отсюда! - Луис повернулся и пошёл прочь.
К чёрту! Пусть Джед выстрелит ему в затылок!
Голоса превратились в пронзительный рёв, когда Джед бросился за Луисом.
- Но ты мне должен! - сказал он, схватив Луиса за рубашку и толкнув его в куст, который он так лелеял. - Прикоснись к нему, Луис, и ты поймёшь! Просто хватай листья и дай им поговорить с тобой, чёрт возьми!
В приступе гнева Луис схватил куст за толстые стебли. Он почувствовал мгновенный прилив, когда в его голове вспыхнула смесь голосов, словно в комнате, полной людей. Это было успокаивающим, если не подавляющим, но Луис не был слабоумным человеком, не из тех, кто так легко впадал в безумие, как Джед.
Лицо Джеда просияло.
- Ты слышишь их, не так ли?
- Ага… - глаза Луиса уставились вдаль, как будто смотрели в другое измерение, а затем снова стали ясными. - Но они мне не нравятся!
Луис упал на колени и начал выдёргивать куст из зловонной почвы. Джед закричал что-то пронзительное и неразборчивое, что, казалось, сливалось с какофонией, наполнявшей разум Луиса, создавая причудливую гармонизирующую тональность, которая на мгновение грозила уничтожить его барабанные перепонки.
Джед прыгнул на спину Луису, и они словно были единым целым, их разум синхронизировался с жутким притяжением странного растения. Они могли видеть мысли друг друга, как будто у них был общий мозг. Мысли злого умысла. Мысли об истине. Луис задрожал, когда увидел грязные намерения Джеда. В приливе энергии, подпитываемой страхом, Луис отшатнулся, сбросив с себя Джеда и выкорчевав странное растение.
Луис всё ещё видел образы в своём сознании. Видел то, что Джед планировал с ним сделать.
Джед никогда не планировал, чтобы он ушёл отсюда живым.
Стоя там, держа вырванное с корнем растение, Луис завис над Джедом, который лежал на земле, тяжело дыша и вытирая кровь из разорванного носа. Он выглядел как после серьёзной драки.
Джед сказал:
- Ты вырвал его, грёбаный придурок!
Луис крепко держал растение. Оно дрожала в его хватке, корни хлестали взад и вперёд, как кошачьи хвосты. Луис знал, что растение голодно. Он чувствовал это. Корни стали влажными, когда болтались, выделяя слюну для необходимой им плоти-почвы.
- Я знаю, что ты хотел сделать со мной, - сказал Луис. - Я это видел. Я… - он покачал головой.
Если раньше Джед был на грани извинения, то теперь он пришёл в ярость.
- Ты тупой сукин сын! Ты это заслужил, чёрт возьми! Ты заслуживаешь всего, что ты видел, за то, что трахался с моей женой за моей спиной. Так не поступают с друзьями, ублюдок!
Пока Джед говорил, растение посылало волны энергии через тело Луиса, как будто оно накачивало его адреналином. Больше не в силах избежать послания, которое передавало растение, он бросился на Джеда и толкнул извивающиеся корни ему в лицо, чтобы заткнуть ему рот.
Приглушённый голос Джеда превратился в пронзительные крики ужаса и паники, когда корни проскользнули через доступные отверстия и мягкие точки на его лице. Особенно толстый канат органического вещества вошёл в его рот и заполнил его горло, как огромный член порно-звёзды, блокируя его дыхательные пути и создавая кляп. Крошечные корни вонзились в его ноздри, следуя по пазухам, наполняя лицо ощущением жжения. Как только корни вошли в его слуховые проходы и вонзились в его мозг, он мог слышать только собственные крики страдания в своей голове. Он мог видеть потрясённое лицо Луиса всего на мгновение, прежде чем его глаза были вырваны парой особенно голодных корней. Они проскользнули через слёзные протоки, но у них не было интереса к самим глазам, они сосредоточились на мозге. Глазные яблоки Джеда выпирали по бокам их впадин, оставаясь там только на зрительных нервах, которые ещё не были перерезаны.
Пока корни пробирались сквозь тело Джеда, Луис заметил в раскуроченной почве, откуда он вытащил растение, гниющие останки Мэри Лу, слизистые и влажные.
Он собирался повернуться и уйти, когда голоса в его голове усилились. Они утихли только тогда, когда он обратил внимание на тело Джеда, голова которого исчезла, теперь полностью покрытая органической материей. Но происходило что-то ещё. Под его одеждой было движение.
Луис, который был склонен исследовать самые отвратительные вещи в жизни, например, переворачивать тухлого оленя, чтобы увидеть, как в его кишках копошатся личинки, ничего не мог с собой поделать. Он поднял рубашку Джеда. Желудок Джеда вздрогнул, когда что-то внутри толкнулось, чтобы освободиться. Луис с опаской сделал шаг назад, потрясённый зрелищем. Но было движение и в другом месте.
В штанах Джеда.
Это была область, которую Луис не хотел исследовать.
Но он не удержался.
Он расстегнул молнию на штанах Джеда и спустил их. Посиневшие тугие ягодицы пульсировали, как будто у него был какой-то волшебный член и яйца. Луис на секунду остановился, огляделся, чтобы посмотреть, не приближается ли кто-нибудь (как будто быть пойманным на каком-то гомоэротическом акте для него было хуже, чем быть пойманным с грёбаным трупом), а затем стянул с него нижнее бельё. Член Джеда стоял колом, что показалось Луису странным, учитывая все обстоятельства, а затем что-то появилось из опухшего красного кончика.
Корни прорвались сквозь нежную плоть головки члена и из лобка Джеда, красные и мокрые от его крови. Словно пытаясь прижать Джеда к земле, корни скользнули вокруг его туловища и впились в мягкую землю вокруг его тела, кусочки окровавленной плоти и лобковых волос блестели в лунном свете.
Луис не сожалел о том, что случилось с Джедом. Одного взгляда на покрытый слизью труп Мэри Лу было достаточно, чтобы убедиться, что он должен был стать следующим, и тогда, возможно, после того, как Джеду удалось бы распространить это спиртное в «Сарае», весь проклятый город стал бы пищей для странного растения.
- Проклятый идиот! - сказал он трупу Джеда.
Луис вернулся к лодке.
Когда три дня спустя он очутился в лесу, его разум был полон голосов, он не удивился, обнаружив странный пышный куст с чёрными пушистыми ягодами, которые так хотелось превратить в самогон.
Они никогда не прекратят разговаривать с Луисом, и он просто должен был принять это.
Кроме того, было бы здорово узнать, о чём все действительно думают…

Перевод: Alice-In-Wonderland
Категория: Роберт Эссиг | Добавил: Grician (11.10.2020)
Просмотров: 35 | Теги: рассказы, Роберт Эссиг | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль