Авторы



Крис и Линда идеальная пара, с весьма специфическим аппетитом...






- Может, ты просто перестанешь вредничать? Это очень важно для меня, ты нужен мне сегодня вечером.
- Дорогая, ты не из тех, кто нуждается в помощи, - сказал Крис своей девушке.
- Пожалуйста, - надулась Вероника Энн Льюис, или Ронни, как она просила ее называть, усаживаясь ему на коленки в своем маленьком черном дизайнерском платье. - Я позже отблагодарю тебя за это, ты сам знаешь как.
- Я не понимаю, почему это так важно для тебя, дорогая. Я уверен, что ты все равно получишь это повышение, и тебе не нужно для этого лизать всем задницу на этом ужине.
- Да ладно, ты же знаешь, что я иду туда вовсе не из-за этого. Линда была очень добра ко мне и, кроме того, я подумала, что это будет весело.
Крис вздохнул. Да, возможно, он был немного грубоват, но ему действительно не улыбалось весь вечер притворяться, что ему очень интересно выслушивать грандиозные планы или воспоминания об очередной поездке куда-то на отдых мужа Линды, пока девушки обсуждали работу, которая казалась самой скучной на свете в истории человечества: гребаный макияж.
- Весело? Муж Линды такой же веселый, как понос в белых брюках.
На самом деле он ни разу не виделся и не общался с мужем Линды, но, зная, что тот занимает высокий пост в банковской сфере и значительно старше своей жены, уже понимал, что общих тем для разговора там явно не предвиделось. Все его разговоры будут вертеться о финансах, связях и прочей ерунде, которую любят обсуждать люди его статуса.
Другими словами - зануда.
Карьера его девушки была для нее всем, и он нехотя уважал это. Она была региональным менеджером известной косметической компании, которая продавала косметику путем сетевого маркетинга. Ронни когда-то была одной из таких продавцов, и благодаря своему природному стремлению и амбициям она быстро пробила себе дорогу наверх.
Ронни, может, и добилась успеха, но до Линды ей было еще далеко. Та была чертовым руководителем компании, всего на несколько ступеней ниже самого большого босса. Линде приглянулась Ронни, и она ясно дала понять, что та - следующая в очереди на повышение, если придет сегодня на ужин. Конечно, на самом деле она этого не сказала, но, по мнению Криса, ей и не нужно было этого делать. Линда Хайд была сукой-карьеристкой, которая обращалась с его девушкой, как с маленькой собачкой.
- Пожалуйста! Мне очень нужно, чтобы ты пошел со мной на этот ужин.
Она со знанием дела ерзала на его коленях так, что ее платье задиралось еще выше и выше, пока не стали видны ее черные кружевные трусики.
- Ладно, - хмыкнул он, зная, какой покладистой она может быть в постели, если он исполнит ее желание. Возможно, она позволит ему снова трахнуть ее в задницу, несмотря на то, что визжала и плакала, как ребенок, когда они пробовали это в последний и единственный раз. - Но тебе лучше потом отблагодарить меня так, чтобы это стоило моих усилий.
- О, я сделаю все, что ты захочешь, уж будь уверен.
На мгновение Крис восхитился ее амбициями и стремлением. Он сам был обычным сантехником и постоянно говорил себе, что вполне доволен своей работой. Она неплохо оплачивалась, и он был действительно мастером своего дела, так что особых стремлений у него не было. Но ему не нравились такие люди, как Линда Хайд и ее столь же жадный до власти и денег муж.
И все же, в глубине души он признавал, что он завидует успеху своей девушки.
Но ведь мне даже не нужна эта чертова карьера, так ведь? От этого больше хлопот, чем пользы.
И вообще, - напомнил он себе, - сегодняшний вечер не будет таким уж плохим, потому что внешне Линда - само совершенство.
Он встречал ее всего один раз, когда заезжал за Ронни в офис, потому что ее машина сломалась. Тогда он и познакомился с боссом Ронни, соблазнительной и роковой женщиной, какой она показалась ему на первый взгляд. Он любил свою умную, амбициозную девушку. И то, что Линда выглядела как голливудская кинозвезда, не означало, что она должна была ему понравиться. Он никогда не смог бы увлечься женщиной, чьи метафорические яйца были больше, чем его собственные. Его Ронни была амбициозна, но Линда была откровенной стервой. И все же было в ней что-то такое, что заставило его член приподняться при мысли, чтобы отжарить эти красотку.
- О чем задумался? - спросила Ронни, обхватив его лицо ладонями.
- Просто думаю о Линде Хайд, - честно ответил он.
На секунду лицо Ронни помрачнело, прежде чем ей удалось быстро взять себя в руки.
- Ты думаешь, она красивее меня?
- Кто?
- Ты знаешь, кто.
Он действительно знал, и прочистил горло, ломая голову в поисках правильного ответа.
- Ну, она эффектней тебя.
Под этим он подразумевал, что роскошная грива блестящих каштановых волос Линды, пухлые губы, огромные голубые глаза, подтянутая фигура и бесконечно длинные ноги были на порядок привлекательнее, чем небольшой рост, пухлые бедра, кривоватые ноги и немного слишком большой нос Ронни. Не то, чтобы она была страшненькой, вовсе нет, ее милая улыбка, натуральные, светлые волосы и искрящиеся карие глаза всегда привлекали восхищенные взгляды, но она не была Линдой Хайд.
- То есть, ты хочешь сказать, что она красивее меня.
- Нет, я не это сказал.
- Тебе и не нужно было.
Она отстранилась от него и вскочила с его колен, ее вечная улыбка изогнулась в мрачную линию.
- Эй, это ты хочешь туда идти. А не я, помнишь?
- Да, ты ясно дал это понять, спасибо за поддержку.
Что бы он не сказал, Ронни нашла бы причину до него докопаться. И то ей не так, и так не этак.
Женщины.
- Хватит дуться. Эй, куда ты идешь?
- Вызвать нам такси, - сказала она через плечо, выходя из гостиной. - Мы должны скоро выезжать.
Мимолетно он подумал, каково это, быть с такой женщиной, как Линда Хайд. Он был уверен, что та никогда не обижается из-за таких пустяков. Нет, такая женщина, как она, знала, чего хочет и куда направляется, такая не обижается абсолютно ни на что.
И наверняка ей нравиться, когда ее ебут в жопу.

***


Полчаса спустя их такси остановилось у дома Линды и Стефана.
- Черт возьми, вот это домище! - сказал Крис, широко выпучив глаза на его красивом лице при виде солидных размеров особняка, возле которого остановилось такси.
Ронни говорила, что они живут в большом доме на окраине города, но он никак не ожидал, что дом будет такого размера. При всем при этом, эта махина была полностью скрыта от глаз и невидима с главной дороги на выезде из города. Он бесчисленное количество раз проезжал мимо высоких кованых ворот, но кто бы мог подумать, что за этими воротами находится такой дом?
Крис в оцепенении вышел из машины, расплатился с водителем и смотрел, как такси исчезает из виду, направляясь обратно по извилистой гравийной дороге.
- Удивительно, правда? - сказала Ронни, но Крис ее почти не слушал. - Линда показывала мне фотографии, но я и представить себе не могла, что он такой грандиозный.
- Да, - сказал Крис, не особо слушая ее.
Господи, представь, что ты здесь живешь. Это было бы чертовски невероятно.
Он уставился на внушительный фасад. Дом был не просто большой, он был дворцом и, по его мнению, в нем было не менее десяти спален. Он ничего не знал об архитектурных стилях, но решил, что дом должен быть как минимум викторианской эпохи, а возможно, и старше.
Движение на широком крыльце с колоннами привлекло его внимание, и он завороженно смотрел, как двойные парадные двери открываются наружу.
В дверях появилась Линда, выглядевшая как никогда великолепно. Свет в коридоре позади нее вырисовывал ее силуэт, создавая эффект ореола вокруг ее изящных изгибов. Как и Ронни, она была одета в маленькое черное платье, но по сравнению с ней, Ронни выглядела как мешок с картошкой.
Блядь! Да она - гребаная богиня.
Ронни подошла к крыльцу, и две женщины театрально расцеловали воздух у щек друг друга.
- Дорогой, я так рада, что ты смог прийти, - промурлыкала Крису Линда. Она улыбнулась ему, и он почувствовал, как напряглись его яйца. - Ну, проходи, милый, обещаю, я не укушу.
Как мотылек, которого тянет к огню, он подошел к ней, очарованный ее широкой улыбкой супермодели и безупречно ровными длинными ногами.
Я знал, что она красива, но, черт возьми, на нее даже больно смотреть.
Она поцеловала его в щеку, и ему пришлось физически сдерживать себя, чтобы не схватить ее за упругую маленькую попку.
- Ммм, ты еще красивее, чем я помню, - тихо вздохнула она ему на ухо, прежде чем отстраниться от него. - Пожалуйста, проходите, мой муж просто умирает от желания познакомиться с вами обоими.
Она провела их в красивую прихожую с черно-белым кафельным полом и люстрой. Крис ничего особенного не рассматривал, потому что был слишком занят разглядыванием ее упругой попки, которая соблазнительно выгибалась под облегающим платьем при каждом ее шаге.
Крис оказался в самой большой столовой, в которой он когда-либо бывал за всю свою жизнь, и на мгновение даже соблазнительная задница Линды была забыта. От роскоши, от высокого, богато украшенного резьбой потолка, хрустальной люстры и полированного паркетного пола в елочку просто захватывало дух. Длинный обеденный стол был сделан из прозрачного стекла, и его взгляд остановился на восьми сверкающих стеклянных стульях, окружавших его. Он присмотрелся к ним повнимательнее, не веря тому, что видит. Неужели стулья были инкрустированы бриллиантами?
Над открытым, модным белым камином висела картина, подозрительно похожая на подлинник Пикассо, а дальнюю стену огромной комнаты занимал книжный шкаф из красного дерева от пола до потолка, заставленный книгами в кожаных переплетах.
- Это невероятно, - сказала Ронни.
Линда пренебрежительно махнула рукой.
- Спасибо. А где же мой муж?
Дверь на другой стороне комнаты распахнулась, и появился пожилой толстый мужчина. У него была копна белоснежных волос и сверкающие голубые глаза. Крис удивленно посмотрел на него.
Он такой старый, что годится ей в отцы. Как она с ним живет?
Линда была красивой и совершенно нестареющей, как это бывает только у истинно красивых людей. Ей могло быть от двадцати пяти до сорока пяти. Но этот парень выглядел по меньшей мере на пятьдесят пять - на добрых двадцать лет старше Криса.
- А вот и я, дорогая, - сказал Стефан. Он подошел к ним, протягивая руку. - Привет, Крис, очень приятно познакомиться. Добро пожаловать в наш дом.
- Спасибо, - ответил Крис, пожимая руку мужчины.
Когда со знакомствами и любезностями было покончено, Линда пригласила их сесть за экстравагантный стол.
- Ужин не займет много времени. Но это будет нечто особенное.
Линда и Стефан смеялись, а Крис и Ронни вежливо улыбнулись.
Что в этом такого смешного, блядь? - спросил он.
Они с Ронни сидели по одну сторону стола, а Линда и Стефан - по другую. Это было не так уж плохо, подумал он, поскольку теперь он мог не открывать глаз от декольте Линды. Ее сиськи были больше, чем у Ронни, несмотря на ее изящное телосложение.
- Нам нужно многое обсудить этим прекрасным вечером, - сказала она, и его взгляд оторвался от ее сисек, когда он почувствовал, что она смотрит на него.
На секунду она ухмыльнулась, как будто знала, что он делал, и он почувствовал, что краснеет.
Господи, эта женщина возбудила меня, как сопливого школьника.
Когда он посмотрел в сторону Ронни, то увидел, что выражение ее лица было каменным. Он знал этот взгляд - никакого секса у них сегодня точно не будет.
Ну да, она так и настроена.
- Кто за шампанское? - спросил Стефан, казалось, не обращая внимания на вспышку напряжения за столом.
В центре стола стояло ведерко для вина с бутылкой лучшего шампанского. Стефан откупорил пробку и принялся разливать вино в четыре фужера.
- За начало дружбы и новые начинания, - сказала Линда, поднимая свой бокал. - Ваше здоровье.
- Выпьем, - эхом отозвались все за столом.
- Большое спасибо, что пригласили нас сегодня, так приятно быть здесь.
Крис скривился от того, что его подруга начала лизать им задницы, и еле сдержался, чтобы не хмыкнуть.
- О, поверьте, нам тоже очень приятно. На самом деле, это подводит меня к причине, по которой мы пригласили вас сюда сегодня вечером. Вы здесь, чтобы обсудить твое повышение, не так ли, Вероника?
Все взгляды обратились к Ронни. Она неловко поерзала на месте, будучи поставленной в такое положение, ее щеки начали пылать.
- Ну, я думаю, да. Я имею в виду, это очень мило, что ты решила повысить меня в должности, и все такое, но это не единственная причина, по которой мы здесь...
Ее голос неубедительно прервался.
Почему я никогда раньше не замечал, какая она невзрачная?
- Ну же, милая Вероника, - рассмеялся Стефан, - ты также здесь из-за бесплатного ужина.
Линда откинула назад голову и рассмеялась, а Крис восхитился ее ровными белыми зубами. Ронни покраснела еще сильнее, неловко улыбаясь вместе с ней, но Крис мог сказать, что она чувствует себя униженной.
А ему наплевать.
Господи, я действительно думаю, что больше не люблю ее.
Эта мысль пронеслась в его голове, застав его врасплох, и он сделал большой глоток шампанского.
О, хорошо, по крайней мере, она получит повышение, это смягчит удар от того, что я ее брошу. Слава Богу, мы не стали торопиться и съезжаться.
- О, не обращай внимания на моего мужа, милая, он просто дразнит тебя. Прекрати, Стефан, ты такой ужасный.
- Да, да, прости, дорогая. Ну что, поговорим о повышении Вероники?
- Да, давайте, - сказала Линда.
Она бросила на его девушку такой взгляд, который он не понял. Ронни выглядела озадаченной, и он не мог сказать, что не понимает ее.
Линда повернула к Ронни свою мегаваттную улыбку.
- Это правда, что наша компания расширяется, а ты, Ронни, исключительно хороша в своем деле. При нормальных обстоятельствах я бы действительно хотела перевести тебя с должности регионального менеджера по маркетингу на должность директора. В конце концов, ты действительно много работала для этого.
- Я не понимаю. Ты говоришь, при нормальных обстоятельствах. Разве ты не собиралась повысить меня в должности?
Крис смотрел, завороженный. Это было похоже на то, как кошка играет с мышью. Несмотря на то, что Линда выглядела моложе Ронни, она обладала всем изяществом, высокомерием и самосознанием стареющего голливудского секс-символа. Как если бы Рита Хейворт дожила до ста лет, а затем, как по волшебству, ее столетняя личность влилась в идеальный образец двадцатилетней девушки.
- Полагаю, то, что я задумала для тебя, можно рассматривать как своего рода повышение. Это, конечно, будет большая перемена для тебя.
Ронни тупо смотрела на нее.
- Я действительно не понимаю.
- Нет, не понимаешь. Дело в том, что я хочу двигаться дальше. Было бы справедливо сказать, что наше пребывание здесь подошло к концу, не так ли, Стефан?
- Да, дорогая, конечно, да.
- Ты покидаешь компанию? - спросил Ронни.
- Да. Пришло время, Стефан.
- Да, дорогая.
Ронни закричала, а Крис задохнулся от шока, холодный пот мгновенно выступил по всему его телу. Стефан из ниоткуда достал маленький пистолет и направил его на них.
Господи Иисусе, этот ублюдок, должно быть, сидел на нем.
- Что за... - начал он, вскакивая на ноги.
- Я бы на твоем месте не стал этого делать. Сядь на место, пожалуйста, - сказал Стефан, переводя пистолет с него на Ронни и обратно.
Крис осторожно сел на место.
- Я действительно ненавижу оружие, - сказала Линда. - Но не волнуйтесь, это только для того, чтобы сделать вас более сговорчивыми на этой стадии процесса. Обещаю, мы не собираемся вас убивать, по крайней мере, нам этого не хочется.
Стефан засмеялся.
- Действительно.
- Теперь, я бы хотела, чтобы вы оба разделись догола, пожалуйста.
Крис тупо смотрел на нее, его рот открылся с изумлении.
Он слышал эти слова, но они не имели для него смысла.
- Ты слышал мою жену, - сказал Стефан. - Раздевайся. Живо.
Ронни начала плакать, а Крис поднял руки в бессознательном жесте капитуляции.
- Ладно, это, очевидно, какая-то шутка, и вы уже повеселились. Пожалуйста, опусти пистолет.
На этот раз Крис тоже закричал вместе с Ронни, когда Стефан выстрелил из пистолета. Грохот выстрела громко прозвучал в комнате, и от него зазвенело в ушах, в то время как пуля пролетела мимо его головы в нескольких дюймах.
Пуля попала в пол прямо за Крисом. Когда тот повернул голову, чтобы посмотреть, красивый пол, выложенный елочкой, был поврежден. Умышленное уничтожение собственного имущества сильно встревожило его.
Черт! Они ни черта не шутят.
- Я настоятельно рекомендую вам обоим не расстраивать моего мужа еще больше. Ради всего святого, Ронни, пожалуйста, перестань рыдать.
Ронни не перестала, вместо этого расплакавшись еще сильнее.
Просто заткнись нахрен, - беззлобно подумал Крис. - Ты делаешь только хуже, тупая корова.
Линда поднялась со стула и уставилась на них, уперев руки в бока, словно они были непослушными детьми.
- Пожалуйста, не делайте нам больно, - икнула Ронни между всхлипываниями.
- Пожалуйста, не делайте нам больно, - передразнила ее Линда, сжимая лицо в притворном ужасе. Она опустила руки и спокойно посмотрела на них. - Вот что я вам скажу: вам будет легче, если я разденусь первой?
Нагнувшись и схватив подол своего короткого черного платья скрещенными руками, она одним быстрым движением стянула его через голову.
Несмотря на тревожную ситуацию, сердце Криса подскочило к горлу, а его член мгновенно напрягся при виде нее. Она была еще более великолепна, чем он мог себе представить. На ней было шокирующее розовое прозрачное белье, а ее кожа была самой молочной, самой гладкой и белой, какую он когда-либо видел.
- Тебе нравится то, что ты видишь, большой мальчик? - спросила она Криса, соблазнительно облизывая губы.
- Дорогая, прекрати играть со своей едой, - сказал Стефан.
Линда проигнорировала его и посмотрела в глаза Крису.
- Ну так что?
Крис мог только смотреть на нее, не находя слов. Что, черт возьми, он должен был сказать? Ответить ДА, и получить пулю в голову от ее мужа? Или НЕТ, и он рискует обидеть ее, что может сделать ситуацию еще хуже?
Нехотя он кивнул.
- Хорошо, - сказала она, ее большие голубые глаза заблестели от удовлетворения. - Теперь я попрошу еще раз для слабослышащих. Пожалуйста, встаньте и снимите свою гребаную одежду.
На дрожащих ногах Крис поднялся на ноги.
- Ронни? Нам лучше сделать это, - сказал он мягко, хотя и был зол на нее за то, что она не переставала реветь.
Он протянул руку, чтобы погладить ее по плечу, но потом остановился, передумав. Инстинктивно он знал, что Линда рассердится, если он прикоснется к ней.
Его руки дрожали, когда он расстегивал черную рубашку, пока пальцы шарили по пуговицам. Тем не менее, он сделал все возможное, чтобы не показать свой страх. Страх - это слабость, а он знал, что проявлять слабость перед этими двумя было бы очень плохой идеей.
Расстегнув рубашку, он скинул ее с плеч и позволил ей упасть на пол.
- Мило. Очень хорошо, - сказала Линда, облизывая губы. - Теперь остальное.
Крис знал, что у него хорошее тело. На самом деле, отличное тело. Он ходил в спортзал шесть дней в неделю и хорошо питался. Внезапная волна обидного гнева обрушилась на него, и он вызывающе посмотрел на нее. Ронни осталась сидеть на месте, жалобно всхлипывая.
Тебе это нравится, сучка? Я покажу тебе кое-что, на что ты действительно будешь смотреть.
Вытянув ремень через петли своих синих джинсов, он расстегнул ширинку и спустил джинсы.
На лице Линды появилась легкая полуулыбка, выражение лица было мечтательным. Когда он взглянул на Стефана, тот вовсе не выглядел довольным, и Крис почувствовал извращенное удовлетворение.
Сильно ревнуешь, старый, уродливый, жирный пиздюк?
- Я настоятельно рекомендую тебе заставить свою девушку раздеться прямо сейчас, пока я не вышиб ей мозги.
Ронни подняла залитое слезами лицо, чтобы посмотреть на Стефана.
- Пожалуйста, зачем ты это делаешь...?
- Ронни? - сказал Крис. - Пожалуйста, делай то, что он говорит.
Она повернула голову, чтобы посмотреть на него, и впервые он увидел проблеск понимания в ее глазах. Она поднялась на ноги и, совершенно не обладая изяществом Линды, с трудом выпуталась из своего черного платья и осталась стоять в черном нижнем белье.
Крис не мог не сравнить этих двух женщин.
Господи, что я в ней нашел, - подумал он, пробегая взглядом по ее коренастому телу. Она была ничем по сравнению с Линдой, просто пустым местом.
- Ради всего святого, это слишком долго, я уже проголодалась, - надулась Линда.
- Да, я тоже. Так что давайте, ублюдки, снимайте остатки своего барахла, - сказал Стефан.
Крис не стал размышлять над странностью слов Линды, вместо этого он снял ботинки и стянул трусы, оставшись голым. Ронни сделала то же самое, но он едва взглянул на нее. Она выглядела так жалко, стоя там, дрожащая и голая.
- Можно мне взять пистолет, милый? - спросила Линда у своего мужа.
- Зачем? - спросил он.
Линда закатила глаза.
- Да ладно, ты всегда играешь с пистолетом, ты обещал, что я смогу попробовать в этот раз.
Он помедлил секунду, прежде чем ответить.
- Хорошо.
Крис посмотрел на него: он нервничал? Он не мог даже предположить, что происходит между этими двумя или что здесь вообще происходит, и решил, что у него есть проблемы поважнее, например, какого черта им от него нужно?
Но он сохранял спокойствие и бесстрастное выражение лица.
Стефан передал жене пистолет, и она взяла его с милой улыбкой, а затем повернулась лицом к двум обнаженным заложникам.
- Сядьте, пожалуйста, - сказала она, размахивая пистолетом, - и отодвиньте стулья немного от стола.
Они так и сделали, причем Ронни продолжала плакать и изо всех сил скрещивала ноги, обхватив руками обнаженную грудь.
Крис, однако, поступил прямо противоположно: он сидел, слегка расставив ноги, как он сделал бы, если бы был одет, опираясь одной рукой на сверкающий подлокотник кресла. Выпирающие драгоценные камни впивались в голую плоть его предплечья, но он не хотел убирать руку и показать на лице дискомфорт и унижение, которые он испытывал.
Он перевел взгляд на Линду, которая сидела на краю стеклянного стола напротив них. Стефан по-прежнему сидел на своем месте с противоположной стороны.
- Боже, это белье такое неудобное, - сказала она, потянувшись к застежке на спине, чтобы расстегнуть лифчик. Ее большие сиськи выскочили на свободу; это была самая совершенная пара, которую Крис когда-либо видел в своей жизни. Несмотря на ужас ситуации, его член напрягся до полуэрекции.
Он уставился на упругие, кремовые бугры плоти, такие высокие, гордые и большие; они должны были быть, по крайней мере, четвертого размера. Ее напрягшиеся соски были маленькими и розовыми, почти невидимыми на фоне ее молочной кожи. У него во рту совсем пересохло, когда она запустила большие пальцы в трусики и спустила тонкую розовую ткань вниз по длинным стройным ногам. Она не стала снимать черные туфли на высоких каблуках и широко расставила ноги. Ее пизда была безволосой, складки половых губ были такими же бледно-розовыми, как и соски.
Он резко втянул воздух, когда она подняла одну ногу и поставила ее на стеклянную крышку стола. Она слегка откинулась назад, чтобы они оба могли видеть каждый дюйм ее прекрасной пизды.
- Ты очень красив, Крис, почему бы тебе не взять в кулак свой сочный член, покажи мне, как сильно ты меня хочешь.
Ронни повернула свое заплаканное лицо к нему, зарыдав еще громче.
- Крис, пожалуйста... - проговорила она, ее слова прерывались всхлипами.
- Милая? Что ты делаешь? - спросил Стефан с другого конца стола. - Я знаю, что тебе нравится играть с едой, но не кажется ли тебе, что ты заходишь слишком далеко?
Крис на время забыл о Стефане, и когда он посмотрел на него, то увидел, что тот уже встал на ноги и раздевается.
- Я просто немного развлекаюсь, Стефан, - надулась она. - Вся эта кровь, бурно циркулирующая по телу, делает мясо намного вкуснее, - oна снова обратила свое внимание на Криса. - Сделай это. Покажи мне, как сильно ты меня хочешь.
Крис сглотнул, не сводя с нее пристального взгляда, пока хватался за свой член. К его удивлению, его член был твердый как сталь. В глазах Линды вспыхнула похоть, и его взгляд снова остановился на ее пизде.
Святой Иисус, она мокрая, - подумал он, и его член одобрительно дернулся. Складки ее пизды слегка набухли и разошлись, поблескивая под светом люстры, и он больше не мог лгать себе - он был возбужден и готов взорваться, как чертов вулкан в аду.
Медленно, он надрачивал свой член, настолько возбужденный, что ему было все равно, что она держит его на мушке, или что ее муж и его подружка находятся в комнате.
- Очень хорошо, - сказала она, ее голос был похотливым и низким. - Вы хотели бы знать, почему вы здесь сегодня вечером?
Ронни ничего не ответила, она просто продолжала свой адский вой.
- Да, я хочу, - сказал Крис, пораженный тем, как ровно звучит его голос.
- А у тебя есть яйца. Мне это нравится. Очень нравится. Обычно мы со Стефаном заставляем еду лечь на стол, а потом мы ее съедаем.
Крис тупо смотрел на нее.
Неужели он не ослышался?
Он словно очнулся от дурмана и увидел Стефана, стоящего рядом с Линдой. Вид его морщинистой, дряблой плоти и маленького члена почти лишил его эрекции, поэтому он сосредоточился на блестящей пизде Линды.
- Зачем ты все объясняешь этому чертову ужину? - спросил Стефан. - Я голоден, давай просто поедим.
- Потому что мне так хочется, ясно? На самом деле, мне уже надоело твое постоянное чертово нытье.
Она повернулась и выстрелила ему между глаз.
Стефан сполз на пол в брызгах крови, а Линда бесстрастно смотрела на него.
Ронни пронзительно закричала, а Крис сидел потрясенный, с недоверием глядя на кровавую бойню.
- И твоя гребаная подружка тоже может заткнуться, - сказала она, вскочив и сильно ударив рукояткой пистолета в висок девушки.
Крики Ронни мгновенно оборвались, и она откинулась в сторону, сползая на пол неуклюжей кучей обнаженной плоти.
- Вот так намного лучше, - сказала Линда, проведя рукой по своей роскошной копне каштановых волос.
Крис был слишком потрясен, чтобы говорить или даже двигаться. Он просто сидел ошеломленный, не веря в происходящее. Он пристально посмотрел на Ронни.
Она все еще дышала.
Господи. Почему она убила его?
Медленно, он поднял взгляд, и встретился с глазами Линды.
- Чего ты хочешь, Линда?
- Тебя.
- Меня?
- Я хотела тебя с первой секунды, как только увидела. Я немного старше, чем кажусь, Крис, и можно сказать, что я довольно хорошо разбираюсь в людях. Я знаю, когда вижу родственную душу, когда вижу кого-то похожего на меня.
- Я совсем на тебя не похож, - сказал он, прежде чем его мозг успел включиться.
Но его слова не разозлили ее, она откинула голову назад и рассмеялась. Его взгляд задержался на ее обнаженной белой шее, и он представил, как прикасается к ней губами и вдыхает ее запах, пока грубо трахает ее.
- О, не могу согласиться с тобой. У тебя черная как смоль душа, и плотские желания соответствуют ей. Твоя страсть глубока, Крис, глубже, чем ты сам думаешь.
Она проворно подошла к нему, ее бедра вызывающе покачивались. Прижав одну руку к его напряженной груди, она легко коснулась губами трепещущей вены на его горле.
Я мог бы напасть на нее прямо сейчас, вырвать пистолет из ее руки...
Но почему-то он не мог заставить себя сделать это.
- Я знаю, что ты такой же как я. Я чувствую это по запаху, по вкусу, - прошептала она.
Ее дыхание щекотало его кожу, и его член дернулся.
Господи, почему у меня такой охуенный стояк?
- Скажи мне, чего ты хочешь, - сказал он хрипловатым голосом.
Трудно было соображать здраво, когда она была так близко; от ее запаха и тепла ее тела у него кружилась голова и путались мысли.
Он стоял неподвижно, его дыхание было учащенным, он не делал никаких движений, чтобы притянуть ее ближе или оттолкнуть.
- Я уже сказала тебе. Я хочу тебя. Я была со Стефаном сто двадцать два года. Поверь мне, привязанность может немного ослабеть после такого долгого времени, даже если я обязана ему всем.
- В какие игры ты играешь, Линда?
Она обхватила рукой его твердый член, и он резко втянул воздух.
- Никаких игр, Крис. Ничего такого, с чем бы ты не смог справиться.
Холодное дуло пистолета ткнулось ему в бок, когда она плотно прижалась губами к его губам. Ее упругие груди прижались к его груди, и желание пронеслось по его телу.
Слишком быстро она отстранилась от него, оставив его наедине с собственной эрекцией.
- В любую секунду Стефан очнется. Я, конечно, могу отрезать ему голову прямо сейчас, но тогда ты ничего не увидишь, - с наигранной серьезностью сказала она, присев на край стола и небрежно помахивая пистолетом в его сторону. - А тебе нужно это увидеть. Я могу объяснять все до посинения, но без доказательств, какой в этом смысл? Это человеческая природа, и я уважаю ее. Но скоро ты станешь чуть больше, чем человеком.
- Ты говоришь загадками.
Она скрещивала и раздвигала ноги со всей грацией и уверенностью высокопоставленной женщины на деловой встрече. То, насколько комфортно он чувствовала себя обнаженным, было поразительно, и он никогда раньше не испытывал такого влечения к женщине.
- Ладно, Крис, пора выложить карты на стол. Ты сам видел, как я ранила Стефана в голову, так? Посмотри на его голову, на его рану. Мне нужно, чтобы ты убедился, что после такого ранения в живых остаться невозможно.
Крису очень не хотелось осматривать затылок Стефана, но он подошел к трупу мужчины и заглянул в маленькое аккуратное красное отверстие в середине его лба.
- Давай, поверни его голову в сторону, посмотри хорошенько. Он не укусит. Во всяком случае, пока.
Вздохнув, Крис потянулся вниз и, схватив за серебристые волосы мужчины, поднял его голову с пола. Она оказалась гораздо тяжелее, чем он ожидал, и он содрогнулся от отвращения.
Этот парень мертвее мертвого.
Я действительно не хочу видеть это дерьмо, - подумал он, поворачивая голову мужчины набок.

Затылок представлял собой кровавое месиво из раздробленного черепа, крови и слипшегося мозгового вещества. Он смотрел на это всего секунду, потом отвернулся, сдерживая порыв проблеваться.
- Он мертв? Ты убедился, что я вышибла ему мозги?
- Да, - сказал он, ненавидя себя за дрожащий голос.
Но, Боже, все это было хреново.
- Хорошо. Через пять минут или меньше, его затылок полностью затянется, и дорогой Стефан будет жив, не говоря уже о том, что он будет очень зол. Я ожидаю, что он бросится на меня в ярости, так что мне придется выстрелить в него снова довольно быстро, а затем отделить его голову от тела.
Крис просто тупо смотрел на нее; никогда в жизни он не чувствовал себя так растерянно.
- О чем, черт возьми, ты говоришь?
- Думаю, нас можно назвать вампирами, хотя мы не только пьем кровь, но и едим плоть. Мы называем себя Пожирателями Плоти. Не слишком оригинально, правда? В любом случае, Стефан познакомил меня с этой жизнью более ста лет назад. Мы - единственные двое, о которых мы знаем, не считая давно умершей бывшей Стефана, и мы договорились, что так и будет. Если бы нас стало больше, это было бы слишком опасно. Мы опасны, и в итоге мы бы поубивали друг друга. К тому же, чем больше нас будет, тем больше шансов, что нас обнаружат, потому что нам нужно питаться. А питаемся мы только людьми.
- Питаться, - оцепенело повторил он.
Понимание плясало на задворках его сознания, но это было абсурдно, чудовищно и неправдоподобно, чтобы он мог это воспринять.
- Да, кормиться, - сказала она с преувеличенным терпением. - Нам не нужно питаться человеческой плотью слишком часто; достаточно одного раза в месяц, и в основном мы можем питаться обычной человеческой пищей. Но если мы долго не едим плоть живого человека, мы умираем. Я хочу, чтобы ты был рядом со мной, Крис. Стефан выбрал меня, а теперь я выбираю тебя.
- Почему меня? - только и смог спросить он.
- Я наблюдала за тобой, Крис, следила за тобой. С первого момента, когда я увидела тебя, когда ты забрал Ронни из офиса в тот раз, я знала, что ты должен быть моим. Я должна была сделать тебя своим.
Крис был ошеломлен. Это было безумие, она была сумасшедшей, это был кошмар, это был...
...шанс всей жизни. Бессмертие. Родственная душа. Исполнение всех моих темных желаний.
Он потряс головой, чтобы прояснить свои запутанные мысли.
- Мне кажется, ты начинаешь понимать, - сказала она. - Я вижу это в твоих глазах. И если ты сможешь пройти через это, я могу подарить тебе весь мир. У меня больше денег, чем я могу потратить, но иногда мне нравится работать ради удовольствия, как это было в косметической компании. А когда мне становится скучно, или я чувствую опасность, чувствую, что меня настигнет смерть, я исчезаю. А потом появляюсь в другом месте, с другим именем, - oна соскользнула со стеклянного столика и снова подошла к нему, стоя близко, но не касаясь его. - И это время сейчас. Новый старт. Другая страна. Совершенно новое приключение, только ты и я.
Ее голубые глаза сверкали плотским обещанием, знанием и злом. Он задрожал.
Боже, она была чертовски завораживающей.
- О, смотри, он возрождается, - сказала она.
У Криса помутилось сознание. Огромная комната закружилась вокруг него, и он покачнулся на месте. Все это было слишком: ее слова, все, что она рассказала и сделала, и в первую очередь потому, что Стефан действительно поднимался с пола. В это трудно было поверить, но это происходило.
- Срань господня, - задыхаясь, проговорил он, шатаясь.
Несмотря на кровь и мозги, заляпавшие пол вокруг него и его окровавленное тело, Стефан действительно был жив и невредим. Дыра на затылке уже затянулась, хотя к серебристым волосам прилипли комки мозга.
Неужели у этого ублюдка вырос новый мозг, - недоверчиво подумал он. - Но ведь несколько секунд назад он даже не дышал. Как это вообще возможно, блядь?
- Ах ты, сука, - проговорил Стефан, неуклюже поднимаясь на ноги. - Это действительно чертовски больно.
- Прости, дорогой, - сказала она, направляя на него пистолет. - Но все кончено.
- Нет! Не смей направлять на меня эту штуку, не смей...
Его слова оборвались выстрелом пистолета, и он снова рухнул на пол.
- Он будет лежать минут пять или около того, пока снова не восстановится. Господи, теперь и эта тупая куча мусора приходит в себя.
Ронни ворочалась на полу, издавая жалкие скулящие звуки, как загнанная кошка. Линда подошла к ней и кончиком острого носка своего каблука ударила ее в висок. Ронни мгновенно затихла.
Несмотря на вожделение к Линде, Крис застонал.
- Не надо. Ты убьешь ее.
Линда закатила глаза.
- Она уже мертва. Смирись с этим.
Как бы отвратительны ни были ее слова, он каким-то образом осознал, что не испытывает такого отвращения, какое должен был бы испытывать. Во всяком случае, если судить по его эрекции.
Линда подошла к мужу и присела рядом с ним. Вцепившись в его волосы, она повернула его голову и засунула пальцы в его проломленный череп, зачерпнув горсть мозгов.
- Ммм, вкусно.
Желудок Криса сжался, но его не стошнило. Его глаза выпучились, он смотрел, как она подносит внутренности головы Стефана ко рту. Ее тонкий, розовый язычок нежно облизывал губчатую, капающую с ладони жижу.
- Ешь, - сказала она, уверенно шагая к нему, в другой руке у нее был пистолет.
Она сунула мозги ему под нос.
Первым его порывом было бежать к двери, рискуя тем, что она может легко выстрелить ему в спину. Получить пулю было лучше, чем есть чертовы мозги.
В ноздри ударила медяная вонь крови, и его желудок заурчал, но не от отвращения.
Неужели мой гребаный желудок действительно урчит от голода?
- Вот так, - ворковала она, - поддайся этому чувству. Плотоядные пахнут иначе, чем обычные люди. Если обычные люди чувствуют запах нашей крови, это пробуждает в них давно похороненную первобытную похоть. Мы действительно пахнем очень аппетитно. Я даже не могу находиться рядом с другими, когда у меня менструация. Но не волнуйся, когда ты превратишься, желание есть обычных людей будет гораздо сильнее, чем желание съесть другого Пожирателя плоти.
- Это безумие, - прошептал он.
Но все же он не убежал, вместо этого представляя, какими на вкус будут эти теплые, мягкие мозги.
- Я помню, как Стефан обратил меня. Он прожил со своей женой восемьдесят лет, но влюбился в меня. Так что не расстраивайся, что происходит, то происходит. Он заслужил это.
Правда заключалась в том, что на благополучие Стефана ему было глубоко плевать. Его рот начал наполняться слюной, и прежде чем он понял, что делает, Крис схватил ее руку и стал слизывать с ее ладони мозги, как будто это был кусок сдобного пирога.
- Хороший мальчик, - промурлыкала она. - Я знала, что не ошиблась в тебе.
Эндорфины взрывались в его мозгу, когда он откусывал кусочек за кусочком от восхитительного угощения в ее руке. Теплое, покалывающее ощущение распространилось по его телу, как в тот раз, когда у него свело спину и морфий, который ему дали в больнице, прочертил по его телу дорожку оцепенелого блаженства. Только это ощущение было в тысячу раз сильнее: он словно парил. Приглушенно, с пола до него донесся стон.
Ронни.
Он повернул голову в ее сторону, слюна переполняла его рот, готовая закапать с окровавленных губ.
- Ронни, Ронни, Ронни.
Линда хихикнула.
- Терпение. Сначала мы должны разобраться с моим бывшим мужем. Единственный способ убить Пожирателя плоти - это отделить голову от тела, и мы должны сделать это быстро, пока он не восстановился снова. А когда мы это сделаем, то сможем приступить к действительно вкусному ужину.
Ее взгляд метнулся к его бессознательной девушке, и он улыбнулся. Он менялся, он чувствовал это. Его мысли никогда не были такими острыми, его тело никогда не чувствовало себя таким сильным и здоровым.
Бессмертие. Настоящая любовь. Мир у моих ног.
- Сейчас вернусь, - сказала она, выходя из комнаты.
- Куда ты идешь?
- За топором в гараж.
Крис смотрел на ее удаляющуюся задницу, его член был настолько тверд, что причинял боль.
Движение в углу глаза заставило его обернуться.
Черт! Он снова поднимается.
Стефан поднялся одним плавным движением, напоминая вампира из старого черно-белого фильма, где нежить восстает из гроба...
Его идеально восстановленная голова повернулась в его сторону, затем он встал на ноги.
- Тебе это с рук не сойдет, тупой, накаченный хуесос.
Стефан бросился на него, и Крис, не любивший отступать в драке, встретил его в оборонительной стойке. Они сильно столкнулись. Возросшая сила Криса сделала его бесстрашным, он чувствовал, как энергия проходит через его организм, он никогда не чувствовал себя более живым, более мужественным.
Но Стефан тоже был Пожирателем плоти. Несмотря на то, что он был не в форме, Крис понимал, что Стефан все еще мог справиться с любым обычным парнем и выбить из него все дерьмо, даже если этот обычный парень окажется Брюсом Ли.
Но Крис уже не был обычным парнем, больше нет.
- Ну давай же, дряблая старая пизда, начинай.
Стефан хрюкнул от боли, когда Крис взял его в захват. Удерживая его так, что его лицо было прижато к его голой груди, он ударил его коленом в пах. Воздух вышел из легких Стефана в изумленном крике, и он обмяк в его руках.
Крис ударил его коленом еще раз и отпустил. Мужчина упал, как мешок с дерьмом, грохнувшись на землю и жалобно скуля.
- Крис? Помоги мне подняться, - сказала Ронни с пола.
Крис отшатнулся от нее. Она сидела прямо, плакала и смотрела на него дикими глазами. Стефан только стонал, свернувшись калачиком на боку в позе эмбриона.
- Теперь ты не такой уж большой человек, да? Я тоже Пожиратель плоти, и я в чертовски лучшей форме, чем ты.
Крис пнул его в ребра для пущей убедительности.
- Я уже здесь, - раздался голос Линды из дверного проема.
Все еще голая, она стояла там с топором, перекинутым через одно плечо, и пистолетом, болтающимся в пальцах другой руки.
Ронни начала издавать странные звуки: что-то вроде икающего всхлипа, который был отчасти криком, отчасти хныканьем.
- Держи этого ублюдка ровно, - сказала Линда, подойдя к ним. – А тебе лучше заткнуться, тупая сука. Господи, как будто я могла предложить такой жалкой истеричке, как ты, повышение по службе, мне нужен был только твой парень.
Проходя мимо нее, она ударила ее ногой по ребрам в то же самое место, куда Крис ударил Стефана.
Он улыбнулся.
Моя девочка.
Крис устроился на груди Стефана, поставив ногу на каждое предплечье. Тот хныкал, как ребенок, и этот звук заставил Криса улыбнуться еще сильнее. Линда улыбнулась ему и, широко расставив ноги, замахнулась и обрушила лезвие топора на шею мужа...

***


- Это было невероятно, - пробормотал Крис, целуя Линду в макушку.
Она растянулась в его объятиях на двуспальной кровати, и Крис крепко обнял ее.
- Да, невероятно. Ты невероятный. Я знала, что была права насчет тебя.
- Не сочти меня странным, но я тебя чертовски люблю.
- Я тоже тебя чертовски люблю.
- Ронни была великолепна на вкус, не так ли?
- Да, женщины до тридцати всегда самые вкусные.
Крис удовлетворенно вздохнул, насытившись хорошей едой и еще лучшим сексом. То, как Ронни закричала, когда он укусил ее за сиську, было нечто. А когда они с Линдой трахались поверх ее еще дергающегося трупа, это было просто умопомрачительно.
Он вдыхал ее запах; запах крови и смерти прилип к ней.
- Ты действительно собираешься сжечь этот дом? Это кажется таким экстравагантным.
Он почувствовал, как она пожала плечами в его объятиях.
- Тело Стефана должно быть полностью уничтожено, просто на всякий случай. Кроме того, лучше сжечь все улики. Я готовилась к этому дню несколько месяцев, в гараже припрятано достаточно канистр с бензином, о которых Стефан не знал.
- Но этот дом должен стоить миллион, как минимум.
- Полтора миллиона, если быть точным. Я богата, Крис, у меня очень много денег. У меня собственность по всему миру и огромные оффшорные счета, благодаря Стефану. Пришло время двигаться дальше, оставить все это позади. В моей машине в гараже лежит несколько миллионов наличными, мы просто уедем и начнем все сначала.
- Вот так просто?
- Да. Вот так.
Выпутавшись из его объятий, она наклонилась и полезла под кровать.
- Я не забыла принести тебе закуску после секса.
Крис засмеялся от восторга при виде головы Ронни, которая свисала с руки Линды на длинных светлых волосах, за которые та ее держала. Рот на голове был открыт в беззвучном крике, а глаза закатились назад.
- Ах ты, маленькая распутница, блядь, я так тебя люблю.
- Я тоже тебя люблю.
Вместе они наклонились к лицу Ронни, засасывая каждый по глазу. Одним сильным всасыванием Крису удалось втянуть в себя глазное яблоко из глазницы, перерезав передними зубами зрительные нервы, и оно проскользнуло в его горло, как самая гладкая устрица.
Не могу поверить, что когда-то я любил Ронни, - подумал Крис. - Но, блядь, на вкус она мне точно понравилась...

Перевод: Олег Верещагин |
Автор: Сэм Уэст | Добавил: Grician (01.11.2021)
Просмотров: 57 | Теги: Олег Верещагин, Сэм Уэст, рассказы | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Рыбаки - они... они такие.....

Каждый день вы влачите жалкое существование в тисках невидимых социальных ограничений. Дом, работа, дом... Пора проявить смелость, сбросить тонкую маскировку и показать всему миру свое истинное "Я"....

Морщинистое лицо Уолтера Перси ничего не выражало – его безмятежный облик ни капли не выдавал его внутренней злости. У него всегда получалось скрывать свои истинные чувства – сомнительный талант, кото...

Уже поздно, а Сидни все еще в офисе, работает допоздна, пытаясь закончить монтаж рекламы к Хэллоуину. Она совсем одна в огромном офисном здании. Давным давно здесь жил и практиковал странный доктор. Б...

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль