Авторы



Рассказ поведает историю вампира, ведущего охоту на своего обезумевшего протеже...






"В аду не жарко и не холодно. Ад не глубоко под землей или где-то в небе. Это место на Земле, заполненное засасывающими болотами, уродующими болезнями и миллионами крошечных плотоядных существ. Ад - это джунгли, и он чудовищно зеленый".

- Грейг Бек, "Этот Зеленый Ад"

Дон Себастьян стоял в зарослях джунглей, сливаясь с тенями кипящей ночи, его багровые глаза созерцали сцену резни. Десятки изувеченных тел были разбросаны среди пучков африканского плакучего лавграсса, каждое из которых было искалечено и искорежено множеством пулевых ранений. Огромное море крови собралось под ними, пьянящий медный запах смешивался с миндально-серным запахом смерти во влажном воздухе.
Он отделился от темноты и двинулся среди трупов, стараясь не потревожить их, так как, казалось, парил над землей. Комары роились вокруг тел, но не обращали внимания на Себастьяна. Его лоб нахмурился от отвращения к бессмысленной трате жизни, которая лежала перед ним, случайному пролитию такого количества крови. Мертвые не различались ни по возрасту, ни по полу - мужчины, женщины и даже дети лежали у его ног. Себастьян заметил тело молодой девушки, тянувшейся к лежащей неподалеку мертвой женщине, возможно, ее матери. Пуля большого калибра пробила затылок взрослого трупа, кости и мозговое вещество были разбросаны по земле. Он наклонился и передвинул руку девушки так, чтобы она соприкоснулась с женщиной.
- Благородный жест, милорд, - раздался рядом чей-то голос.
- Так много смертей, - сказал Себастьян, его бледные черты были освещены яркостью полной луны.
- Эта страна пропитана ими, - ответил голос.
Высокий, мускулистый чернокожий мужчина приблизился к Себастьяну, пот блестел на его лысом лбу. В правой руке он держал большое мачете, его предплечье было покрыто толстыми мышцами, а его аура сияла светом, который излучали все живые существа. Сам Себастьян не излучал такой ауры.
- Эти жители деревни - христиане, - отметил здоровяк. - Последняя уничтоженная деревня, которую мы посетили, была мусульманской. Эта война продолжается без каких-либо признаков облегчения. Какие бы разногласия или воспринимаемые пренебрежения, с которых все это началось, все это затерялось в бесконечном круге насилия "око за око". Наемники из соседних государств прибыли, чтобы подлить масла в огонь.
- Это еще не все, Н'дака, - заявил Себастьян, его обостренные чувства проникали в темноту. - Я чувствую здесь запах его крови, как и в других деревнях. Его влечет к насилию и ненависти, как акулу к крови - это завораживает и мучает его. Это часть того, кто он есть.
Когда Н'дака начал отвечать, Себастьян заметил движение на краю поля трупов. Он двигался слишком быстро, чтобы за ним мог уследить глаз, и столкнулся с мужчиной средних лет, грабившим личные вещи и драгоценности убитых. Гнев наполнил темного человека, когда он схватил вора за горло и поднял его высоко в воздух, встряхивая негодяя, как непослушного ребенка.
- Грабитель могил! Падальщик! - закричал Себастьян.
Для вампира осквернение мертвых представляло собой акт святотатства.
Мужчина поперхнулся, ему перерезали горло. Он попытался освободиться, но хватка Себастьяна была крепче стали.
- Милорд, - выдохнул Н'Дака, несколько запыхавшийся от того, что бросился догонять Себастьяна, - он не заслуживает вашего гнева. Эти люди полностью обнищали - плоды их трудов украдены у них как правительством, так и повстанцами. Я предлагаю найти людей, которые убили эти бедные души, и поступить с ними так, как вы считаете нужным.
- Баx! - Себастьян уронил мужчину, как камень, больше расстроенный собственным раздражительным поведением, чем мародером.
Он знал, что его доверенное лицо, как всегда, говорит правду.
Н'дака подошел к испуганному мужчине и ободряюще положил руку ему на плечо, прежде чем заговорить с ним на местном диалекте. После краткого, острого обсуждения, здоровяк быстро передал Себастьяну то, что он сразу узнал.
- Этот человек - беженец из соседней деревни на Западе. Он говорит, что лидер повстанцев генерал Окоро недавно захватил там особняк губернатора, убив при этом всех государственных служащих и членов их семей. Окоро помогает злобный наемник, которого окрестили "Белым тигром", иностранец, который, по-видимому, выполняет всю грязную работу. Я думаю, у нас есть версия, кем может быть этот "Белый тигр".
- Амадио, - нараспев произнес Себастьян, опустив глаза.
- Этот джентльмен говорит, что люди Окоро находятся поблизости, совершают набеги на его деревню, как раз когда мы говорим. Они обычно заставляют некоторых молодых людей вступить в их ряды, прежде чем убивать всех остальных.
- Хватит болтать! - взревел Себастьян, потрясая кулаком в небо. - Моя кровь кипит, и я отомщу за эти преступления!
Нос Себастьяна расплющился, превратившись в морду летучей мыши, а пальцы вытянулись в когти. Длинный черный плащ, который он носил, превратился в перепончатые крылья, которые закрепились у него на пояснице. Пока потрясенный грабитель могил смотрел на это, Себастьян поднялся в воздух, его огромные крылья закрыли луну и отбросили на землю неясную тень. Он использовал свои цепкие ноги, чтобы поднять Н'даку за плечи, и они взлетели.
Вскоре они обнаружили войска Окоро. Люди в форме цвета хаки и красных беретах уже разделали новую группу уязвимых жителей деревни и находились в отвратительном процессе установки тел на большие деревянные доски вдоль центральной дороги - небрежная форма насаживания на кол. Кровь и едкие человеческие отходы стекали по доскам и капали на землю.
Себастьян узнал грубую работу Амадио. Это была тактика ведения войны, которую он привил своему кровному сыну много веков назад, в столь же темное время и в таком же темном месте. Он решил покончить с этим ужасом сегодня вечером.
Он низко спикировал и сбросил Н'даку на краю поляны. Здоровяк перекатился по инерции и вскочил на ноги с удивительной ловкостью для человека его роста.
Себастьян взревел с первобытным вызовом, когда приземлился, сбрасывая крылья, но сохраняя большую часть своего звериного облика. Его красные глаза сверкнули холодной угрозой в ночи, когда его клыки обнажились. Солдаты повернулись к нему лицом, роняя тела, которые они несли. Один из пронзенных трупов, за которые они держались, потерял равновесие и рухнул на землю. Люди Окоро стреляли из винтовок М-16, освещая темноту яркими вспышками выстрелов.
Себастьян почувствовал, как свинцовые пули проникают в его тело, его кожа покрылась рябью от ударов, но пули не причинили никакого вреда - обычный металл не мог нанести длительного вреда его мертвому телу. Он отмахнулся от надоедливых выстрелов, как от укусов комаров, и продолжил врываться в наемников с силой урагана, его острые пальцы перерезали глотки и позвоночники, кровь брызнула потоком крови из изуродованных тел. Он схватил крупного мужчину за ноги и развернул его по кругу, сбив с ног нескольких других. Он оторвал ногу наемника и использовал ее как дубину, чтобы избить сбитых людей до кровавого месива. Крики умирающих наполнили ночь.
Неподалеку взорвалась граната, сильный взрыв едва не сбил Себастьяна с ног. Он поглотил детонацию, а также летящую шрапнель, даже когда несколько нападавших были разорваны на кровавые куски. Хотя в ушах у него звенело и он потерял равновесие, он перегруппировался и продолжил убивать людей Окоро.
Себастьян был застигнут врасплох, когда почувствовал, как ледяной нож пронзил его спину и его мертвое сердце. Он быстро повернулся, отбросив нападавшего назад, прежде чем схватить мужчину когтями за горло. Себастьян вырвал его с брызгами крови, разбросав кусочки хряща, кости и связок. Затем вампир просунул свои удлиненные пальцы под челюсть и вышел через верхнюю часть черепа мужчины, вызвав извержение мозгового вещества.
Себастьян поднял труп наемника за шиворот одной рукой и слизнул толстую запекшуюся кровь с пальцев длинным языком. Он почувствовал, как горячая кровь потекла по его горлу, согревая его холодное тело и наполняя его новой энергией. Он чувствовал себя сильнее, не питаясь последние несколько дней. Красная жажда поднялась и поглотила его.
Себастьян зажал ртом дыру, которую проделал в шее наемника, и сглотнул кровь. По мере того, как поток постепенно замедлялся, вампир становился еще более голодным. Он схватил грудину трупа и вырвал ее, легко раздавив в руке. Себастьян положил мякоть в рот и высосал толстый красный костный мозг внутри. Он застонал от удовольствия.
Себастьян услышал крик и, развернувшись, увидел, что Н'дака удерживает наемника сзади, его массивная рука обвилась вокруг шеи мужчины. Н'дака умело перерезал горло и уронил дергающееся тело. Судя по количеству крови на одежде и клинке здоровяка, Себастьян решил, что его наперсник также нанес серьезный урон наемникам.
Н'Дака подошел и осмотрел спину Себастьяна.
- Позвольтe мне, - сказал он.
Себастьян почувствовал напряжение в своих ромбовидных мышцах, прежде чем Н'дака шагнул вперед и показал ему большой боевой нож "Ка-Бар", который недавно пронзил его сердце. Лезвие было покрыто тонким белым ихором, который сошел за кровь Себастьяна.
Себастьян отметил, что Н'Дака получил пулевое ранение в ключицу. Он провел острыми кончиками пальцев по ране. Н'Дака поморщился, но не вскрикнул, когда Себастьян извлек патрон. Вампир порезал указательный палец и капнул несколько бледных капель ихора на язык Н'даки. Рана на ключице мгновенно затянулась. За эти годы они не в первый раз обменивались кровью.
- Моя благодарность, дон Себастьян, - сказал здоровяк.
- Не стоит, - ответил Себастьян. - Я чувствую в воздухе запах Амадио. Он уже близко. Неподалеку на холме есть особняк; возможно, ты его не увидишь, но я могу разглядеть его отсюда. Он окружен лесом пронзенных тел. Стервятники наслаждаются настоящим пиршеством. Амадио воображает себя новым и усовершенствованным Владом Цепешем. Вот где мы его найдем.
- В чем заключается ваша стратегия, дон Себастьян?
Себастьян ухмыльнулся.
- Как ты уже знаешь, мой друг, я всегда выступаю за прямое нападение. Эти современные мужчины склонны к самоуверенной лени.
- Я не ожидал от вас меньшего, - Н'дака улыбнулся в ответ.
У одного из поверженных наемников вырвался стон. Они оглянулись и увидели, как окровавленный мужчина пытается отползти, используя только руки, обе ноги были оторваны по колено.
- Давай проведем небольшую разведку, хорошо? - предложил Себастьян.
Он подошел к мужчине и поднял его за шиворот. Наемник закричал, когда Себастьян грубо поднял его в воздух. Вампир завладел волей мужчины своим властным взглядом и просеял его недавние воспоминания. Когда он получил то, что ему было нужно, Себастьян сломал мужчине шею небрежным движением пальцев.
- Окоро и его люди скрываются в особняке - это их оперативная база. Там есть большой центральный конференц-зал, покрытый огромным стеклянным куполом, где он ведет свой бизнес. Мы "испортим им вечеринку", как они говорят.
- А Амадио? - поинтересовался Н'дака. - Он всегда был вашим любимчиком. Сможетe ли вы найти в себе силы даровать ему настоящую смерть сейчас, после всех этих лет?
- У меня нет выбора, - ответил Себастьян. - Ты давным-давно советовал мне не приводить его в свою жизнь, но я поступил опрометчиво и проигнорировал твой совет. Мне показалось, что я увидел в нем что-то особенное, невинность юности, смешанную с красотой, блеском и творчеством. Много ночей я часами наблюдал за ним, когда он рисовал, его язык приподнимался в уголке рта, когда он сосредотачивался, его плодородный ум был переполнен идеями. Я надеялся сделать эту красоту вечной, позволить ему вечно исследовать и создавать свое искусство. Но смерть отняла у него все эти замечательные качества. Сейчас он немногим больше, чем слюнявый зверь, исследующий различные способы пыток и проливания крови живых, чтобы отвлечь свое внимание от монотонности своего вечного существования. Он никогда не находил никакого смысла в подарке, который я ему сделал.
- Мне жаль, дон Себастьян, мне действительно жаль, - сокрушался Н'Дака.
- За мою долгую жизнь ты всегда оказывался моим самым близким другом, Ндака. В этот момент я понимаю, что, возможно, не смогу защитить тебя, если ты решишь пойти со мной дальше. Амадио прожорливо пировал уже много лет - его силы могут даже затмить мои собственные. Ужас, охвативший эту бедную нацию, был в значительной степени вызван моей давней ошибкой. Тебе не нужно сопровождать меня. Я пойму, если ты повернешь назад. Мне понадобится кто-то, чтобы содержать мое поместье в Лиссабоне, если я проиграю эту битву.
Н'Дака протянул свою большую руку и положил ее на плечо Себастьяна.
- Времена, когда мы впервые встретились, были совсем другими. Мой народ подвергался презрению и насилию. Я думаю, что ваше положение аутсайдера в этом мире позволило вам увидеть прошлые предубеждения общества. Bы всегда относились ко мне как к равному и были моим другом, несмотря на все безумие, которое мы пережили вместе. Я бы никогда не подумал о том, чтобы оставить ваc, особенно сейчас.
Себастьян выпрямился и уверенно заговорил:
- Тогда все улажено. Сегодня вечером мое кровное дитя встретит свою истинную смерть от рук своего создателя.
- Величайший вампир всех времен, - добавил Н'Дака, указывая на Себастьяна.
- Действительно, - согласился Себастьян, его острые зубы выступали над нижней губой в угрожающем рычании.

***


Некоторое время спустя, после короткого промежутка времени, в течение которого все люди, назначенные Окоро для охраны периметра, были навсегда нейтрализованы, Себастьян и Н'дака посмотрели вниз через купол особняка губернатора. Двадцатью футами ниже дюжина солдат обеспечивала безопасность в комнате, вооруженные винтовками М-16 и играя в видеоигры на большом экране телевизора, когда гремела хип-хоп музыка. Разноцветные гобелены покрывали зеленые стены. Сам Окоро сидел за огромным полированным столом красного дерева, одетый в белый костюм и красный берет, вертя в руке пистолет.
Себастьян посмотрел Н'Даку в глаза, когда тот поднял свой могучий кулак.
- И вот оно начинается, мой друг.
Н'дака одобрительно кивнул головой.
- Расплата, которая давно назрела.
Себастьян разбил толстое стекло, которое обрушилось на обитателей внизу. Он с грацией пантеры опустился среди ошеломленных наемников и ударил своими острыми когтями. Мужчины падали окровавленными кучами, их кровь добавлялась к ярким цветам гобеленов на стенах.
Окоро поднялся из-за стола, разбрасывая бумаги и белое порошкообразное вещество. Немного порошка прилипло к его ноздрям, когда он выкрикивал приказы своим людям.
Хотя Себастьян и не понимал диалекта, он быстро уловил смысл слов Окоро. Оставшиеся наемники открыли огонь из винтовок. Себастьян увернулся от некоторых пуль со своей огромной скоростью и отмахнулся от других, которые попали в него. Он ломал шеи и разбивал черепа, как яичную скорлупу. Внутренности и мозговое вещество плавали в кровавом супе на полу. Н'дака спустился с крыши и уничтожил оставшихся наемников сокрушительными ударами своего мачете, расколовшего черепа. Вскоре эти двое обнаружили, что стоят вместе среди кучи свежих трупов.
Раздался выстрел. Н'дака отшатнулся к стене, схватившись за верхнюю часть груди. Себастьян повернулся лицом к Окоро, который заревел, стреляя из пистолета. Вампир проигнорировал выстрелы в свой торс и двинулся на помощь Н'дакe, только чтобы остановиться, когда увидел, как здоровяк вытянул четыре пальца, универсальный код для "всего хорошего". Кровь, которую они делили, позволяла Н'даке игнорировать незначительные раны.
Себастьян был готов разобраться с Окоро, когда услышал, как мужчина закричал. Он повернулся и увидел лидера повстанцев, подвешенного в воздухе на невидимых нитях, кровь пузырилась у него изо рта. Крики резко оборвались, когда две когтистые руки разорвали Окоро на части, разбрызгивая кровь и органы по всей комнате.
Амадио шагнул вперед, когда две половины тела Окоро упали на пол, яркая улыбка осветила его лицо. Моложавый вампир отказался от военной формы, столь распространенной в этом регионе, надев белую шелковую рубашку и черные брюки с итальянскими дизайнерскими туфлями. Длинные каштановые волосы ниспадали на его широкие плечи.
- Увы, кажется, у меня что-то на брюках. Я не хочу поскользнуться на его кишках и испортить свои новыe туфли, - несмотря на улыбку, его глаза горели красной ненавистью и угрозой.
- Его великолепие, дон Себастьян Альварес Де Уллоа - какой приятный сюрприз! - Амадио высмеял своего гостя и, ухмыляясь, поклонился. - Такая честь еще раз удостоиться вашего присутствия! Я вижу, что черный по-прежнему является вашим предпочтительным цветом. Я подозреваю, что не часто кто-то ваших лет выходит из склепа? Конечно, как обычно, вам пришлось пойти и испортить всю мою тяжелую работу.
Амадио встал, и улыбка исчезла.
- Эта страна была моей находкой. МОЕЙ! Другим кровососам вход воспрещен! Я почти чувствовал запах ненависти, нарастающей в воздухе, когда я только приехал - столетия сдерживаемого гнева и разочарования, ожидающих, когда их освободят. Я потратил годы, культивируя кровопролитие и нищету, натравливая племена и религии друг на друга, вербуя убийц из других стран для дополнительного хаоса в этой смеси. Это действительно было довольно зрелищно - буквально ад на земле - и пикантная кровь лилась свободно. Я возлагал такие большие надежды на этого человека, - сказал он, указывая на изуродованный труп Окоро, - но он стал ленивым, и его присутствие больше не требовалось. Возможно, ты чувствуешь то же самое ко мне, разве нет?
- Ты оставляешь за собой след смерти и разрушения, куда бы ты ни пошел, Амадио, - возразил Себастьян, - порождая бесконечную армию вдов и сирот. Ты помнишь, когда ты был новичком в этой жизни? Я предупреждал тебя, чтобы ты питался с осторожностью, что величайшей силой, которой обладал наш вид, был тот факт, что немногие верили в наше существование. А теперь посмотри, что ты наделал! - Себастьян кипел, приближаясь к младшему ревенанту.
- Амадио! Я совсем забыл! Это было твое анахроничное имя для меня! Любимый человек. Как жалко! - усмехнулся Амадио, вонзая свои слова, как кинжалы, в самолюбие Себастьяна. - Бедный Себастьян - все еще воображает себя человеком чести! Я не был каким-то беспомощным ребенком, которого нужно было спасти, приютить и побаловать! Мне никогда не нужен был наставник. У меня была своя семья! Я был воином при жизни, а после смерти я стал чем-то гораздо большим!
- И чем-то гораздо меньшим, чем то, чем ты был, - ответил Себастьян. - Ты можешь обрушивать на меня все грубые оскорбления, какие захочешь, но это не меняет фактов. Творческий дар, которым ты когда-то обладал, так же мертв, как и твое непоколебимое сердце, - твое искусство больше не живет. Я неосознанно выпустил дьявола в мир. Я исправлю эту ошибку сейчас.
Амадио рассмеялся, но его лицо выдало боль, которую причинили слова Себастьяна. Его голос был полон яда.
- Ха! Ты думаешь, что можешь прикончить меня! Я свободно пировал в течение многих лет, насыщался жизненной силой этой страны! Я расширил свой аппетит за пределы простой человеческой крови. Я бродил по вельду, выслеживал гепардов и соперничал по силе с альфа-гориллами. Я разрывал глотки тиграм и львам и пировал их кровью, чувствуя, как их величественные тела холодеют под моими клыками. Теперь я сильнее, более жизнерадостен в Нежити, чем когда-либо прежде. Ты думаешь, что сможешь сравниться со мной, Себастьян - ты, который скупо питается от шей глупых, сплетничающих женщин? Когда ты в последний раз употреблял одну из них? Ты как никто должен знать, что именно смерть питает нас, даже больше, чем кровь, поток психической энергии, высвобождаемой при смерти мозга, который дает нам возможность отмахиваться от смерти каждую ночь, когда мы встаем!
- Я достаточно силен, - прорычал Себастьян, его нос расплющился, когда он приготовился к битве. - И ты прав, я человек чести - чести 14-го века.
- Это - твои вторые похороны, старик, - насмешливо ответил Амадио. - На этот раз, ты останешься мертвым.
Он превратился в двуногого человека-волка, его морда удлинилась, по мере того как на теле росла жесткая шерсть. Его мышцы раздулись до неестественных размеров, разрывая одежду.
Они подпрыгнули высоко в воздух, бросая вызов гравитации, и столкнулись вместе со звуком раската грома. Комната содрогнулась от удара, стекло разлетелось вдребезги. Сражающиеся упали на пол, виртуальный циклон клыков и летящих когтей, бледный ихор брызнул во все стороны. Это было поразительное зрелище, великолепная первобытная битва. Были нанесены раны, порваны ткани, сломаны кости, только чтобы снова зарости и изменить форму в течение нескольких секунд. Ни один из бойцов, казалось, не устал.
Себастьян ударил Амадио открытой ладонью в горло, ударом, который раздавил бы гортань дышащего человека. Амадио отшатнулся назад, на мгновение потеряв равновесие, давая Себастьяну пространство, необходимое для того, чтобы нанести удар спереди в грудину. Себастьян одновременно почувствовал и услышал, как сломалась грудная клетка Амадио, когда его удар подбросил молодого вампира в воздух, а затем врезался в стол Окоро.
Амадио пришел в себя почти мгновенно, подняв почти тысячу фунтов тяжелой деревянной мебели над головой, как детскую игрушку. Он швырнул стол, как ракету, в Себастьяна, который нырнул под него. Стол вылетел через металлический дверной проем, ведущий в фойе.
Себастьян рванулся вперед, его коготь был готов разорвать грудную клетку Амадио и вырвать его холодное сердце, но молодой вампир был быстрее. Его удлиненные когти вонзились в шею Себастьяна, перерезав яремную вену. Себастьян упал на колени, когда его ихор растекся по мраморному полу. Рана не была смертельной, но потеря такого количества ихора сильно ослабила его.
Амадио приблизился, подняв одну клешню, чтобы нанести последний удар.
- Ты никогда не был доволен тем, что просто оставлял все как есть, старик. Тебе всегда приходилось вмешиваться. Тебе следовало просто оставить меня в покое!
Однако прежде, чем его коготь успел опуститься, мачете обрушилось с огромной силой, глубоко вонзившись в мохнатую шею Амадио, заскрежетав по кости. Он повернулся и увидел, что Н'дака надвигается изо всех сил, пытаясь вонзить лезвие глубже.
- Ой, - сказал Амадио. - Любимая подхалимка Себастьяна дает о себе знать своим присутствием. Прочь отсюда!
Он сильно ударил здоровяка в грудь, сломав кость и отправив его в полет через всю комнату. Когда Н'дака приземлился, он не пошевелился.
Амадио попытался поправить шею, из раны сочился бледный ихор. Его лицо нахмурилось.
- Как неудобно, - заявил он с негодованием.
Он вытащил мачете и скомкал его, как фольгу, затем хрустнул шеей, когда сломанные кости выровнялись и зажили.
Амадио был не готов, когда Себастьян, рана на его горле почти зажила, ударил когтистой рукой ему под шею и по макушке.
Не в силах поддерживать свою форму человека-волка, Амадио вернулся к более человеческому облику. Себастьян посмотрел в испуганные, налитые кровью глаза Амадио, когда они метались из стороны в сторону в его пробитом черепе.
Бессмертие отвергнуто, - подумал старый вампир. Это был не первый раз, когда он видел паническое выражение на лице другого вампира.
Демонстрируя огромную силу, Себастьян оторвал голову младшего ревенанта и бросил ее на пол. Испуганные глаза Амадио проследили за ним, когда он подошел к обезглавленному туловищу и вонзил коготь в грудную клетку. Себастьян извлек сердце, высоко подняв его, когда голова Амадио зарычала от ярости, зубы клацнули и разорвали тонкие губы на кровавые ленты.
Себастьян посмотрел на своего побежденного кровного сына, наклонив голову, чтобы посмотреть ему прямо в глаза.
- Ты говоришь, что я должен пить больше, нет?
Амадио изумленно разинул рот.
Себастьян зарычал от ярости, вонзая клыки глубоко в сердце, высасывая холодный ихор изнутри, пока мышца не превратилась в высохший комок. Голова Амадио перестала двигаться, зрачки стали серыми и расширенными. Себастьян отбросил быстро разлагающийся орган в сторону, как кусок мусора.
Он нашел Н'даку, скорчившегося на земле и тяжело дышащего. Он поднял умирающего на руки, как отец мог бы держать ребенка. Его неестественная кровь даровала его наперснику жизнь, намного большую, чем у любого смертного, но этот человек все еще был человеком. Его тело получило слишком много повреждений, чтобы исцелиться, и конец был близок. Себастьян обнажил клыки, приготовившись к кровавому поцелую.
- Пойдем со мной, мой самый верный друг. Твои дни еще не закончились, - шепотом сказал Себастьян.
Н'дака закашлялся кровью, а затем улыбнулся.
- Я устал, мой друг, - прохрипел он сквозь проколотые легкие. - Я пережил всех своих внуков. Я думаю, что хотел бы быть с ними сейчас. Я скучаю по ним.
Себастьян закрыл глаза Н'Даки, укладывая здоровяка на пол. Он, конечно, выполнит последние пожелания своего друга.

***


Себастьян стоял на крыше губернаторского особняка. Там была бетонная посадочная площадка, а также вертолет, который больше никогда не будет использоваться. Пламя охватило нижние этажи особняка, поглотив все трупы, включая тела Амадио и Н'даки. В воздухе висел густой дым.
Он чувствовал, как их потеря сжимает его вены. Он оторвал часть своей темной души много веков назад, когда впервые обратил Амадио, - эта темная часть вернулась к нему сейчас, когда земные останки Амадио превратились в пепел и пыль. Несмотря на это, его собственные конечности отяжелели от усталости, усугубленной ранами, которые он получил в бою, а также длительной разлукой с родной землей, которую ему пришлось пережить.
Он посмотрел на восток, где солнце поднималось над горизонтом. Часть его испытывала искушение приветствовать его очищающие лучи и положить конец периоду полураспада, с которым он был проклят в течение стольких лет. Хотя солнечный свет не убьет его сразу, он ослабит его и сделает уязвимым для поднимающегося внизу пламени. Он никогда еще не чувствовал себя таким подавленным и пропитанным смертью.
Но он чувствовал, что обязан перед своим другом остаться в игре, так сказать, и посмотреть, куда приведет его этот курс действий. Он знал, что в мире есть другие, гораздо худшие монстры, чем он, как человеческие, так и нечеловеческие. Возможно, ему следует познакомиться с ними - в память о Н'даке.
Он стряхнул с себя мучительное чувство усталости, охватившее его, и поднялся в небо, когда особняк рухнул и был охвачен пламенем, улетая прочь от света рассвета.

Просмотров: 109 | Добавил: Grician | Теги: No Anesthetic, Грициан Андреев, Скотт Харпер, рассказы, вампиры | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Он сбежал из тюрьмы Техаса. Он безжалостен, одинок и зол. А тут дом, в котором молодая девушка с ребёнком. И мужа нет... пока нет......

Убийца стоит на краю моста. Ему выкурить сигарету или застрелиться? А что будет, если он не застрелится?.....

Когда с пролетавшего мимо Земли астероида посыпались споры инопланетной жизни, герой схватил сыновей и уехал в глушь, где нет людей. Но однажды утром на снегу обнаружились чужие следы......

Уокер никогда не считал себя каким-нибудь гением, но знал, что его тело никогда не ошибалось....

Всего комментариев: 0
avatar