Авторы



Терпение, как и штаны, может лопнуть в самое неожиданное время и в самом неожиданном месте...





Прежде, чем кто-то успел остановить ее, собака сожрала все дерьмо из испачканных голубых джинсов Рэнди Уилсона. Большой, тупой и светловолосый золотистый ретривер Шайенн предстал во всей красе. Он вгрызся в джинсы, стягивая их, и при этом слизывал жирные экскременты, как будто это было арахисовое масло. Фекалии напоминали мокрую глину и пахли, как недельная квашеная капуста, оставленная на прилавке. Морда собаки была покрыта фекалиями, зализана назад и приобрела неприятный оттенок. Она выглядела так, будто помогала Деми Мур и Патрику Суэйзи за гончарным кругом.
Рэнди оказался в затруднительном положении, стоя на коленях перед "фарфоровым алтарем" после того, как напился до бесчувствия на ежегодной вечеринке в честь Дня поминовения. Он добрался до туалета, что само по себе было чудом. Это была маленькая победа в войне, которую ему суждено было проиграть. Пока он стоял на коленях и срыгивал алкоголь из своего желудка, его кишечник освободился.
Он обосрался, как чемпион.
Он закричал и упал на бок на пол туалета, покрытый искусственной плиткой. Он расстегнул брюки, пинаясь и извиваясь. Он надеялся, что то, что казалось куском дерьма, осталось в основном нетронутым. Так оно и было. К радости Шайенн и отвращению Сары Уилсон, он напоминал хот-дог с молочным шоколадом. Собака с радостью проглотила фекальное лакомство. Женщина была другого мнения.
Жена Рэнди стояла в дверях туалета и смотрела на него, качая головой, не зная, что делать. Это был не первый раз, когда он так напивался. В любых других обстоятельствах это не было бы проблемой. Но сегодня вечером, с компанией, которую они привели в свой дом, ему следовало бы вести себя получше. Впрочем, сейчас его это не волновало. Рэнди был обнажен, как новорожденный младенец, и так же уязвим. Громкий храп свидетельствовал о том, что Рэнди отключился на полу. И тут Сара вспомнила, что она не одна.
Каждая живая душа с вечеринки наблюдала за происходящим. Рэнди не потрудился закрыть дверь в туалет. А Сара терпела неловкость перед всеми собравшимися. Она любила своего мужа, но сегодня это было уже слишком. Он напился до чертиков, не поев перед этим, и теперь они оба расплачивались за его неразумный поступок.
У Сары жгло в заднице, когда она знала, что приготовила еду больше для мужа, чем для присутствующих. Это были все его любимые блюда. Смог бы Рэнди потрудиться съесть хоть что-то из этого? Нет. Она провела весь день, готовя запеченные зити, макароны с сыром, семислойный тако и фруктовый пудинг. Не говоря уже о том, чтобы завернуть эти чертовы маленькие сосиски в тесто для круассанов. Все эти продукты Рэнди любил, но не трогал. Он хоть понимал, через что она прошла, чтобы довести пасту до нужной консистенции?
Вот чертов дебил, - подумала Сара, - он даже не знает, что значит "аль денте". Собака пробежала мимо нее, едва не сбив Сару на задницу. Измазанные в дерьме боксеры Рэнди крепко держались в зубах Шайенн. Сара отступила назад, чтобы избежать столкновения с собакой, и споткнулась о кроссовки Рэнди. Она удержалась от падения, схватившись за душевую занавеску. Несколько колечек выскочили и рикошетом разлетелись по ванне. Занавеска порвалась, и ее придется заменить. Еще одно невезение в стопку ее сегодняшнего дерьма.
Она потеряла самообладание.
- Все вон из этого гребаного дома! - кричала Сара, - Возвращайтесь в гараж, к бассейну, куда угодно, только не сюда, пока я не уберу этот гребаный бардак!
Она вышвырнула кроссовки Рэнди из ванной. Они синхронно стукнулись о стену. Дом очистился от гостей. Никто не спросил, нужна ли ей помощь. Они все знали правду.
Сара Уилсон была хорошим человеком. По крайней мере, она считала себя таковым. Любой, кто встречал ее, сказал бы, что она милая, может быть, с ней немного трудно работать, но, по крайней мере, она была вежлива в этом. Обсессивно-компульсивное расстройство Сары заставляло ее стремиться преуспеть во всем, в чем бы она ни участвовала. Если у нее не получалось, она всегда могла сжечь его и заставить исчезнуть. А если ее что-то чертовски раздражало, что ж, это тоже можно было сжечь. Десятилетие работы на обувной фабрике в Индиане заставило ее возненавидеть обувь. Ее презрение было настолько сильным, что она носила шлепанцы при любой возможности. Так было не всегда. Было время, когда Сара любила обувь. Когда она впервые встретила Рэнди на заводе в Фентоне, штат Нью-Йорк.
Завод по производству катетеров в Фентоне был дерьмовым местом для работы. Сара Плафф встретила там Рэнди Уилсона, и они полюбили друг друга. Но на заводе была строгая политика запрета на брачные отношения, особенно между начальниками и теми, кто работал под их началом. Рэнди был начальником Сары. Но они все равно полюбили друг друга и три года скрывали это от начальства, прежде чем об этом стало известно.
Продавец, завлекающий новых клиентов из японской больницы, наткнулся на них в их тайном убежище - караоке-баре в Фентоне под названием "У Рафферти". Сара и Рэнди выбрали это место, потому что никто из тех, кто работал на заводе, никогда бы не ходил в караоке-бар. Теперь кот был выпущен из мешка. В понедельник после этого их двоих привели в отдел кадров. Рэнди уволили на месте, а Сару отправили на испытательный срок.
Рэнди это устроило. Теперь они с Сарой могли жить дальше вместе. Благодаря опыту работы, Рэнди получил аналогичную должность в компании по производству бутылок в соседнем Фултоне. Вскоре после этого они поженились, и все было хорошо. Сара, с другой стороны, была совсем не рада этому. Она терзалась этим долгие годы. Сара искала повод, чтобы сравнять счет с руководством завода. Но ей так и не представился такой шанс. Десять лет назад, когда завод по производству бутылок в Фултоне закрылся, а завод "Fenton Catheter" сгорел дотла, она наконец нашла его. Местные новости назвали это трагическим поворотом событий в и без того экономически депрессивном городе.
Рэнди и Сара собрали вещи и переехали сюда из северного Нью-Йорка. Это была работа мечты. "Обувная фабрика Харрисона" позволяла им обоим работать, хотя и в разные смены. Конечно, тогда экономика была лучше. Но, как мы все знаем, ничто хорошее не длится вечно. Вскоре район, в котором они жили, становился все более бедным, с лишением права выкупа квартир и заброшенными полями. Последние пару лет были самыми худшими. Моральный дух на заводе был на рекордно низком уровне. Сначала сократили отпуска и сверхурочные. Затем стали ходить слухи о закрытии завода и переводе его в Китай или, что еще хуже, в Канаду.
Да, Сара выделила в "ящике своего сердца" особое место для обуви, туфель и кроссовок в частности. Оно было припрятано в углу и перевязано красивым бантиком, рядом с парой бывших парней и заводом по производству катетеров. Все трое тлели в ее воспоминаниях, как вишневые ядра угольных брикетов, мерцая от жара и развеивая дым давних костров.
Духовка пищала, сигнализируя о том, что свежий противень с запеченными зити закончил разогреваться. Сара была мастером по части запеченных зити. Члены семьи и коллеги по работе на протяжении многих лет всегда звонили ей, когда им нужно было испечь зити для какого-нибудь мероприятия. Выпускные вечера, церковные службы, детские праздники или похороны. Последнее было самым популярным. Настолько популярными, что в некоторых кругах зити Сары стали называть "Смертельные зити". Кто-то умер? Позвоните Саре, и она испечет убийственный зити для приема.
Сара помнила, что на приемах, на которых она бывала в прошлом, испеченные зити всегда были плохими. Например, ее школьный парень Джереми. Зити на его похоронах были отстойными.
Когда Сара еще не была Сарой Уилсон, когда она была Сарой Плафф, подростком, растущим в Фентоне, штат Нью-Йорк, она пошла на школьный бал со своим парнем, Джереми Симмонсом. После формальностей и бутылки ментолового шнапса Джереми решил, что Сара пьяная и он должны провести эту ночь без ее разрешения. Он считал, что она достаточно долго сдерживалась после того, как весь учебный год не расставалась с ним, и ее нужно было немного подтолкнуть. Если бы вы спросили его об этом в то ограниченное количество дней, которое у него оставалось, он бы сказал, что это хорошо для него.
Неделю спустя Сара не стала сопротивляться, когда он снова не спросил разрешения. Джереми отвез ее в тайное место для кемпинга. Она позволила ему насиловать себя, чтобы подтвердить свою ненависть к этому парню. Девушка писала за деревом, плача, когда он вытекал из нее. Она почувствовала, что задремала, но когда спальный мешок вспыхнул, все, что она могла делать, это смотреть, как он поглощает Джереми.
Саре повезло, - сказали они. - Спальный мешок лежал слишком близко к костру. Это был трагический несчастный случай, - говорили люди. На приеме утешали его семью и даже Сару - для тех, кто знал, что пара состояла в отношениях.
Она использовала оправдание скорбящих и их соболезнования, как повод не есть дерьмовое запеченное зити. Они были сухими, с ужасным послевкусием, а верхняя часть подгорела. Она все еще могла видеть черные кончики макарон, торчащие из подрумяненного сыра. Они напоминали ей обугленные пальцы Джереми, пробивающиеся сквозь прожженную нейлоновую ткань спального мешка.
Черт! Реальность вернула ее в настоящее. Сара стояла в коридоре между туалетом и кухней, и ее мысли метались, пока она оценивала ситуацию. Рэнди был в отключке на полу, он мог подождать. Собаки нигде не было видно, но вонь размазанного дерьма пропитала весь дом. Гончая, несомненно, была поблизости. Однако зити должно было подгореть, а этого она допустить не могла. Сара бросилась к плите, схватила рукавицы и вынула блюдо из духовки. Противень из фольги прогнулся под тяжестью трех фунтов макарон, говяжьего фарша, соуса для спагетти и моцареллы. От блюда поднялся пар, и на краткий миг серная вонь дерьма была перекрыта ароматом свежеиспеченного зити.
Сара отложила щипцы в сторону. Выглянув в окно, она увидела, что участники вечеринки все еще толкутся в гараже, пьют, слушают музыку. Это было хорошо. Это дало ей время позаботиться о муже, вытащить его из туалета и уложить в кровать. Он оставался без сознания, лежал на полу голый. Все, что ей нужно было сделать, это разбудить его, и она могла бы отнести зити на вечеринку и наслаждаться собой. Шайенн стояла у двери на кухне, ее лицо больше не было заметно измазанным дерьмом. Собака хорошо отмылась. Сара открыла дверь и выпустила животное.
- Рэнди, вставай. Давай. Ты должен выбраться из этой комнаты.
Сара ударила его по лицу, вымещая на нем свое разочарование. Это означало, что она ударила его сильнее, чем нужно. Все, что она получила в ответ, это тихий булькающий стон. Она усадила его. Его тело обмякло и затекло, и он рухнул на пол. Сара тихонько выругалась под нос. Это не сработало. Его кожа была холодной и липкой, не говоря уже о белой бледности, покрывавшей его тело.
Сара сидела на полу рядом с мужем, расстроенная и подавленная. Она не могла заставить его проснуться. Его дыхание было тихим и неглубоким, а пот продолжал капать на его лицо. Она вытирала его полотенцем. Дерьмо было размазано повсюду, и он не успел смыть всю рвоту в унитаз.
Используя более темные полотенца из бельевого шкафа в качестве импровизированной швабры, она вытерла беспорядок на полу в ванной. Этот подвиг был совершен в рекордные сроки - менее чем за десять минут. Промокшие полотенца, влажные от желчи и пота, отправились в корзину для белья. Она положила туда оставшуюся одежду Рэнди, состоящую из футболки и испачканных дерьмом джинсов.
Потом она вспомнила о зити.
Они остывают! Черт! Сара встала и побежала обратно на кухню, ее шлепанцы шлепали между подошвой ее ноги и полом, когда она шла. Черт, черт, черт! Она открыла дверцу духовки, подхватила ее стегаными рукавицами и задвинула противень с едой обратно, чтобы сохранить тепло. Она не могла подать холодный зити. Ни за что.
А как же Рэнди? Сукин сын! Сейчас не время для этого! Она не собиралась позволить ему испортить ей праздник. Сара знала, что ей нужно затащить его в постель, открыв ванную комнату для всех, кому она могла понадобиться. Она схватила его за руки. Черт возьми, он действительно замерз, - отметила она про себя, потом: - по крайней мере, зити был теплым. Перетащить его из ванной в соседнюю спальню оказалось легче, чем она предполагала. Он и так был достаточно худым и легким. Тошнило так сильно, что он, вероятно, сбросил еще пару фунтов. Сара перекатила тело Рэнди на кровать. Она разберется с этим после того, как все уйдут.
Сара Уилсон была уверена, что теперь все под контролем.
Она открыла духовку, и в лицо ей ударил жар. Это была печь, затуманившая зрение и перехватившая дыхание. Как жар из клуба в Сиракузах, когда она училась в колледже.
Она встретила мужчину своей мечты: Шейна Пэрри, длинноволосого рок-н-рольщика, который заставил ее забыть о преступлениях Джереми. Она открылась Шейну, отдала ему всю себя, и он принял это доверие на веру. Шейн не был достаточно хорошим певцом, чтобы быть в какой-либо группе, но он все равно ходил на концерты. Сара была его трофейной девушкой, которая висела у Шейна на плече в рок-клубах между Буффало и Олбани всякий раз, когда хорошая группа проезжала через регион в пределах пяти часов езды.
Шейн часто исчезал в туалете или за пределами клуба на длительные периоды времени. Не нужно было быть специалистом по хирургии мозга, чтобы понять, что он продавал наркотики. Сару это не беспокоило, она могла развлечь себя, слушая группы или ведя бездумную беседу с одной из других брошенных подружек, находившихся поблизости. А вот что ее беспокоило, так это посещение зеленой комнаты в баре Мака "Bad Art" в Сиракузах. Там она случайно наткнулась на какую-то шлюху, нюхавшую дорожку с члена Шейна. Это было шокирующе, да, но когда шлюха продолжила отсасывать ему для счастливого конца, Сара не могла смотреть. Он не видел свою девушку, и ее открытие не было таким, как это бывает в порно или в письмах в "Hustler". Нет, Сара молчала, прикуривая. Сделав пару затяжек, она бросила ее на пол и вышла на улицу, чтобы поплакать.
Позже сообщили, что пожар начался из-за тлеющей сигареты. Он распространился с молниеносной скоростью, отрезав "зеленую комнату" от всех выходов. В огне погибло полдюжины человек, включая Шейна Пэрри и молодую девушку, имя которой Сара не смогла вспомнить, хотя ее несколько раз упоминали в новостях. Если бы вы спросили Сару, она бы заплакала и сказала, что это трагедия.
По воспоминаниям Сары, на благотворительном вечере для выживших в клубе подавали запеченные зити, а также подносы с фрикадельками и итальянской колбасой. Поставщик провизии нарушил два кардинальных правила. Они не запекли мясо вместе с макаронами. И соусы были разные: один сладкий, другой немного горьковатый. Огромное "нет-нет". Вы должны были положить мясо в один соус с макаронами, вы, гребаные идиоты.
Сара надела свое самое счастливое лицо и открыла дверь. Шайенн проскользнула мимо нее и вернулась в дом. Собака удивила ее, и Сара чуть не уронила горячий поднос с едой. Она бросила на животное грязный взгляд, а затем вернулась на вечеринку со свежей порцией зити.

***


Блюдо из пасты стало хитом; Сара знала, что так и будет. Вся еда, которую она разложила, была съедена ее коллегами и друзьями.
Они шептались о Рэнди, стоя за столами и поглощая пищу.
Их коллеги, работавшие в первую смену на следующий день, ушли раньше, но вечеринка не стихала до самого утра.
Смех, хихиканье, все это было связано с Рэнди и их собакой, поедающей дерьмо...
Последний гость, который оказался их соседом, путешествующим пешком, наконец-то ушел.
Они будут сплетничать по дороге, почему бы и нет?
Сара вернулась в свой дом. Пора было ложиться спать.
Сможет ли она заснуть, учитывая обстоятельства?
Гараж можно было убрать и почистить завтра. Было уже чертовски поздно играть в домоправительницу Хейзел. Она приняла душ, чтобы охладиться. Стоя в нем и упираясь руками в стену, она уставилась на порванную занавеску, прокручивая в голове события ночи. Она чувствовала тошнотворную сладковатую вонь, поднимающуюся из корзины для белья. Авария, произошедшая с Рэнди ранее ночью, не прошла без боя. Она покачала головой, изнемогая от всего этого. Сара сделала пометку позаботиться об этом утром.
Нет. Подождите. Она поправила себя. Рэнди может позаботиться о беспорядке. Она достаточно привела его в порядок и уложила в постель.
Сара вернулась в спальню, чтобы позаботиться о Рэнди и лечь спать самой. Она остановилась на середине шага и провела рукой по лицу. Их собака лежала на кровати. Рэнди лежал на левом боку буквой "V", его зад был направлен на сторону кровати Сары. Это не было незнакомой территорией. Шайенн часто спала с ними на кровати. Собака тоже обычно прижималась к Рэнди. Но это было по-другому. Сгорбившись, Шайенн приподнялась, а ее голова была опущена. Лопатки собаки были слишком близко к его ноге. Она заглянула Рэнди в бок.
Морда Шайенн была по самые уши зарыта в щель задницы Рэнди.
- Шайенн! Нет! - закричала она на собаку.
Животное не обращало внимания на Сару, оно было слишком занято содомией Рэнди своей мордой. Шайенн впилась в него, крутя и поворачивая голову в его заднем проходе. Сара слышала влажные звуки, похожие на причмокивание и жевание. Откуда-то медленно, непрерывно капало что-то. От этого у нее заныло в животе. Одна из его кроссовок лежала у ее ноги; Сара схватила ее и бросила в Шайенн.
- Я сказала нет! - кроссовок отскочил от ее спины, привлекая ее внимание. Собака заскулила и отпрянула назад. - О, мой гребаный Бог!
Светлая морда собаки была красной и откинутой назад. В пасти ретривера висело что-то мясистое и вялое. Сара почувствовала, как желчь поднимается в ее горле.
- Убирайся оттуда! - снова закричала она собаке и бросилась внутрь, стуча ногами по полу дома.
Шайенн отскочилa, кровь и слюна капали с еe морды на ковер.
Сара потянулась вниз и встряхнула его.
- Рэнди, проснись... проснись, мать твою! Хватит!
Он не ответил. Она перевернула его.
Она увидела гораздо больше, чем могла себе представить за те короткие секунды, пока ее лицо не опустилось в мусорную корзину у их кровати. Контейнер быстро наполнился рвотой. Сара видела, что Шайенн сделала с задницей Рэнди. Что-то в его дерьме показалось собаке таким вкусным, что она вернулась за второй порцией. Должно быть, она вылизала его дочиста и хотела еще. Это все, что Сара могла придумать в оправдание того, что собака копалась в заднице Рэнди.
Как обожженное и покрытое волдырями лицо Джереми, с вплавленными в глаза кусочками нейлона.
Сара теперь знала, что за таинственный предмет Шайенн держала в своих щеках.
Жаль, что это не член Шейна или Джереми, - подумала она про себя.
Лужа черной жидкости, когда-то скрывавшаяся под ним, теперь окружала Рэнди на кровати, она впиталась в матрас и капала на пол под ним. Сара встала на колени рядом с ним, избегая прикасаться к солоноватой луже крови Рэнди. Она бросилась еще сильнее, ее тело сухо задышало и забилось в конвульсиях, пытаясь вывести все из организма. Желчь и кусочки соуса тако стекали с ее губ. Она вытерла рот одеялом, затем Сара засунула его в пустоту задницы Рэнди. Это было сделано не столько для того, чтобы остановить сочащиеся внутренние соки, сколько для того, чтобы не смотреть на рану. Она сдерживала слезы горя. Она любила Рэнди, но плакать можно будет после того, как она закончит работу.
События этой ночи были выше ее эмоциональных сил. "Ящик для ненависти" в ее сердце наполнялся до краев. В ближайшие двадцать четыре часа ей предстояло стать занятой женщиной. Она ненавидела смущение. Половина людей здесь работала на заводе вместе с ней. Смущение равнялось поражению в глазах закона, насколько она понимала, а Сара не могла этого допустить. Сегодня вечером она мысленно добавила своего покойного мужа в список ожидания самых темных уголков своего сердца, наряду с работниками "Harrison Shoes, Inc". Пришло время перемен. Cнова. Oна знала это точно. Она должна восстать из пепла без багажа прежнего мира. Саре снова нужно было очиститься, как она это сделала с Джереми, Шейном и чертовым "Фентон Катетер". Все они проложили себе путь в "ящик ненависти" в сердце Сары.
Трагедия? Да. Забавно, - подумала Сара, - нет, иронично. Ирония заключалась в том, что поступок Рэнди, когда он перебрал с алкоголем, и его результаты привели к такому развитию событий. Она знала, что ей нужно делать. Пришло время перемен. Сара Уилсон включила все конфорки на газовой плите.
Может быть, просто может быть, Сара уронила спальный мешок Джереми на огонь после того, как вырубила его на хрен?
Тусклый, дурманящий, не похожий на запах природного газа запах заполнил кухню и весь дом. Шайенн снова скреблась в дверь. Сара открыла ее и позволила животному убежать. Она последовала за собакой на улицу, вышла на подъездную дорожку, наблюдая и ожидая, пока дом наполнится газом. Убедившись, что это место - газовая ловушка, Сара пошла в гараж.
А может быть, в ту ночь, когда она застала Шейна за тем, как ему "намазывали ручку", Сара уронила сигарету на кипу бумаг? Это было после того, как она закрыла дверь в "зеленую комнату"? Черт, никто никогда не спрашивал, была ли она за кулисами, и она не потрудилась предложить никаких подробностей.
Здесь все еще был беспорядок после вечеринки в честь Дня памяти, но она достала из мусорной корзины пустую бутылку из-под пива, чтобы использовать ее по назначению. На полу за скамейкой стояла емкость с бензином. Женщина наполнила бутылку и засунула в горлышко бумагу, чтобы задержать бензин. Сара осмотрела свою работу и улыбнулась. Она вернулась к подъезду, взяла канистру с бензином, положила ее на заднее сиденье своего автомобиля и села в машину.
Как насчет десяти лет назад в "Фентон Катетер"? Сара могла что-то сказать или сделать по поводу истертых, искрящих проводов на станке. Она могла бы убрать легковоспламеняющиеся химикаты вблизи станка, прежде чем уйти с работы в пятницу. Она могла сказать начальнику. Но она этого не сделала. Как только ты попадал в "ящик ненависти" Сары, ты оставался там навсегда.
Фары машины осветили раннее утро, когда она остановилась рядом с большим эркером гостиной, выходящим на район. Она стояла там, ожидая и наблюдая за восходом солнца. Сара Уилсон сидела в машине и смотрела на коктейль Молотова, стоявший в подстаканнике. Теперь, когда воспоминания об их совместной жизни наводнили ее мозг с огромной скоростью, Сара обнаружила, что может немного расслабиться и поплакать о Рэнди.
Она плакала до тех пор, пока лучи утреннего солнца не сожгли росу на стеклах машины.
- Покойся с миром, любовь моя, - пробормотала убитая горем жена.
Вытерев сопли из носа рукавом рубашки, Сара подняла пивную бутылку, наполненную бензином. Она подожгла бумагу, засунутую в бутылку, вышла из машины и бросила взрывное устройство в окно своего дома. Она услышала звон разбитого стекла и тихий звук воспламеняющегося вещества и уехала. Последующий взрыв застраховал ее от необходимости объяснять, как на самом деле умер ее муж. Она включила радио. На радио играла песня семидесятых годов о прекрасных, солнечных днях. Утро, несомненно, было прекрасным.
Кто приготовит "Смертельный зити" Рэнди? - размышляла Сара Уилсон, когда в последний раз ехала на работу. - Лучше бы они не облажались, иначе я тоже засуну их в свой "ящик ненависти".

Просмотров: 48 | Добавил: Grician | Теги: No Anesthetic, рассказы, Томас Р. Кларк, Грициан Андреев | Рейтинг: 5.0/1

Читайте также

На Куинси напал грабитель и проколол ему ножом глаз... Но кажется, парня это ничуть не расстроило......

У женщины не было рук. Ее звали Спуки (Страшилка - прим. пер.), и это имя подходило ей как нельзя кстати. Угольно-черные волосы и темно-синие глаза....

Хэллоуин для детей, чёрт побери! Взрослые не допускаются! Пришло время детям получить свой праздник…...

Серийного убийцу поймали и наказали, но остались его родственники, которые не знали, а теперь знают. Как им жить дальше?...

Всего комментариев: 0
avatar