Авторы



Обнаженная и раненная девушка просыпается прикованная к стене. Над ней стоит огромный мужчина. Как она туда попала? Кто он и чего он хочет?





- Какова твоя правда, Эбигейл?
- Не думаю, что она у меня есть.
- Тогда сделай это своей правдой. Сделай это, сделай это сейчас. Да. Вот и все. Каково это, Эбигейл?
- Тепло, папочка.
- Хорошо.
Барбара очнулась. Ее тело было словно налито свинцом, а глаза такими тяжелыми, что она с трудом открыла их. Она медленно пошевелила ногами и услышала лязг цепей и прикосновение чего-то тяжелого к ее лодыжке. Затем она помочилась на ногу и потеряла сознание.
Именно свист привел ее в себя. Низкий, протяжный, лишенный мелодии свист. Подняв голову с холодного пола, она прикрыла глаза рукой. Наконец, едва заметно моргнув, ее веки приоткрылись, и ее встретил яркий свет единственной электрической лампочки, свисающей с потолка. Затем внезапно свет померк, и над ней навис силуэт крупного мужчины.
- Ты очнулась, - сказал он таким мягким голосом, что это не соответствовало его габаритам.
Мужчина наклонился. Замер в нескольких дюймах от лица Барбары. Oн схватил ее за подбородок толстой пухлой рукой и оглядел ее. Она была в оцепенении, сонная и едва могла видеть, но чувствовала его запах. Запах застарелого пота был невыносимым, из области его паха исходил жар, и вместе с ним шел такой отвратительный запах, что она с трудом сдерживала рвотный позыв. Мужчина был нечист.
Свет падал у него из-за затылка, затемняя его огромное лицо. Барбара зажала нос, пытаясь противостоять запаху. Мужчина, казалось, ничего не заметил или ему было все равно.
- Твои глаза, они все еще остекленевшие. Твое зрение вернется. На это нужно время. Особенно, когда ты выпила в два раза больше, - добавил он, пристально глядя на нее.
Хотя она и не могла видеть, она чувствовала, что он изучает ее лицо, чувствуя, что его глаза наблюдают за ней. Мужчина убрал руку с ее подбородка, и голова Барбары тяжело упала на пол. Впервые она осознала свое положение и, более того, насколько обнаженной и уязвимой она была.
- Ты дрожишь. Мне пришлось снять с тебя одежду. Ты обмочила все свое платье, но не смущайся. Это случилось и с некоторыми другими. Похоже, это побочный эффект от лекарств. Наряду с потерей чувствительности и тяжестью, которую ты испытываешь. Это не навсегда, не волнуйся. Сейчас твоя одежда должна высохнуть. Я пойду проверю, а потом приду и приведу тебя в порядок как следует. Скоро они будут готовы. Почти время.
Она услышала медленные, волочащиеся шаги мужчины, когда он уходил, и ослепительный свет снова залил ее зрение.
Она подняла руку, чтобы прикрыть глаза от света.
- Время для чего? - невнятно спросила она, дрожа от ужаса.
Мужчина остановился в дверях, повернувшись к ней лицом. Его грузная фигура полностью скрывала дверь из виду. Она напрягла зрение, и мужчина медленно обрел четкость. Его грязные черные ботинки. Его выцветшие синие джинсы, которые свисали прямо с его коренастых ног. И его рубашка. Она не могла разобрать, потемнела ли она от пота, грязи или от того и другого вместе.
Он холодно посмотрел на нее, а затем улыбнулся. Улыбка была такой широкой, что растянула его огромное лицо, задрав щеки так высоко, что глаза почти исчезли.
- Пришло время тебе познакомиться с семьей, - ответил он тоном, в котором не было никаких эмоций.
КРРАНК!
БАХ!
КЛИНК!

Закрыв уши руками, она опустила голову на колени. В ушах Барбары звенело от открывания и затем закрывания двери. В сочетании с ярким светом у нее теперь была сильная головная боль.
Постепенно ее зрение прояснилось, и она отняла руку от глаз. Она была в комнате, прикованная за лодыжки к стене. Комната была маленькой, с каменными стенами и без окон. Перед ней у дальней стены стояло старое плетеное кресло, а в стене слева от нее была большая тяжелая дверь. Она была без одежды, грязная, и ее тело налилось свинцом.
- Что, черт возьми, происходит?!! - закричала она.
Она посмотрела на плетеное кресло. Между его ножек стояла миска, наполовину наполненная водой. Сразу же, как будто вид воды вызвал реакцию, ей стало трудно глотать, осознав, насколько пересохло у нее в горле.
Упираясь руками в землю, она попыталась встать, но у нее ничего не вышло. Ее ноги были слишком тяжелыми. Вместо этого она растянулась на земле; хватаясь за пол пальцами, чтобы подтянуться вперед. Она медленно придвинулась ближе к миске; медленное позвякивание цепей сопровождало ее движение. Это было самое трудное, что она когда-либо делала.
Наконец она добралась до миски и, протянув руку, жадно отпила из нее. Большие глотки воды сильно ударили в пересохшее горло, и стало больно. Как будто острые осколки камня попали в заднюю часть рта. Внезапно она перестала дышать. У нее перехватило горло, и она задыхалась. Она начала паниковать; дернулась вперед, схватившись за шею.
КРРАНК!
БАХ!
КЛИНК!

В дверь вошел мужчина, неся платье Барбары.
- Что ты делаешь? - закричал он, подскакивая к ней.
Он прыгнул вперед со скоростью, которая казалась невозможной для его габаритов, схватил Барбару и отшвырнул миску с водой. Он силой открыл ей рот, вонзил пальцы глубоко в горло, отчего ее сильно вырвало. Водянистая желчь потекла по лицу мужчины. C руки на ее свежевыстиранное платье капала вода. Он убрал пальцы с ее горла, и Барбара упала вперед на пол, глубоко задыхаясь.
- Ты должнa пить маленькими глотками! Ты не можешь пить нормально, пока нет. Если ты сделаешь это, твое горло перехватит, и ты начнешь задыхаться. Но я думаю, теперь ты это знаешь, да? Через пару часов с тобой все будет в порядке, - сказал он. - Но, до тех пор пей маленькими глотками!
Мужчина оглядел комнату. На перевернутую миску с водой и залитый рвотой пол.
- Посмотри на этот бардак. Ты снова испортила свое платье. После того, как я его только почистил, - вздохнул он, протягивая платье, чтобы рассмотреть его как следует. - Нет времени снова все убирать. О, они будут недовольны этим. Они захотят, чтобы ты хорошо выглядела. Выгляди, как можно лучше. Мне придется найти тебе что-нибудь другое. Я не могу отдать тебя им в таком виде. Не сейчас.
- О какой семье... о чем ты говоришь? Почему ты держишь меня здесь? Послушайте, пожалуйста, мистер... отпустите меня. Я обещаю, что ничего и никому не скажу. Просто отпусти меня, ты больше никогда обо мне не услышишь, клянусь! - умоляла она, слезы катились по ее лицу.
Мужчина направился к двери. На мгновение остановился к ней спиной.
- Никто не уходит. Никто. Я скоро вернусь с новой одеждой. Помни, если тебе понадобится вода, выпей ее. Ты не можешь умереть из-за меня.
КРРАНК!
БАХ!
КЛИНК!
Ты не можешь умереть из-за меня.

Эти слова пробудили воспоминание. Она вспомнила, как она сюда попала.

***


Барбара сильно ударилась головой, затем открыла глаза. Именно боль привела ее в чувство. С затуманенным зрением и пульсирующей головной болью она изо всех сил пыталась сосредоточиться. Где, черт возьми, она была?
Это заняло несколько секунд, но вскоре она поняла, что находится в багажнике движущейся машины. Ей было тесно, и она едва могла двигаться. Там с ней было что-то еще. Что-то большое, ограничивающее ее движения. Более того, ее ноги были связаны, а руки связаны за спиной. Растерянная и охваченная паникой, она начала вырываться, крича так громко, как только могла, пытаясь перекричать шум двигателя.
- Помогите! Кто-нибудь, помогите! Кто-нибудь! Вытащите меня отсюда нахуй!
Затем внезапно машина резко остановилась. Дернувшись всем телом назад, она сильно врезалась во что-то, что было рядом с ней. Она услышала, как открылась, затем захлопнулась дверца машины, за которой последовал звук шагов, направляющихся в ее сторону.
Багажник открылся, и над ней нависла темная фигура крупного мужчины; единственным источником света была полная луна. Мужчина залез внутрь и схватил ее своими огромными руками, вытащил из багажника и бросил на землю. Она сильно ударилась о землю, ободрав кожу на ногах.
Барбара огляделась по сторонам. Тонкий туман висел прямо над землей, а вдалеке виднелось нечто, похожее на старый фермерский дом. Ее окружали деревья, шелестевшие на легком ветру.
Мужчина наклонился, схватил ее за волосы и оттащил от машины в сторону фермерского дома. Кожа на ее ногах была исцарапана об острую каменистую почву.
- Оставайся здесь, даже не думай о том, чтобы двигаться, - сказал мужчина мягким завораживающим голосом, возвращаясь к машине, бормоча что-то себе под нос на ходу.
Барбара потянулась к своим ободранным ногам. К ним было слишком больно прикасаться. Она огляделась. Мужчина оставил ее у входа на территорию фермерского дома. Туман все еще был низким, но она могла видеть стены по обе стороны от себя, а прямо впереди был большой полуразрушенный дом. Сбоку от дома стояло старое каменное здание.
Со связанными за спиной руками она легла, потирая обмотанные веревкой запястья взад-вперед о каменистую землю, отчаянно пытается освободиться. Это сработало. Она чувствовала, как веревка ослабевает на ее запястьях, когда та рвалась о гравий.
Она услышала медленные тяжелые шаги, сопровождаемые хрюканьем и стонами. Из тумана снова появился мужчина, и Барбара прекратила попытки освободиться. Мужчина тащил за собой что-то большое и тяжелое. Чем ближе он подходил, тем заметнее становился. Барбара в ужасе смотрела на это. Он тащил тело. Завернутое в мешки для мусора и перевязанное скотчем. Мужчина бросил тело рядом с ней и перевел дыхание. Она посмотрела на большого мужчину, тяжело дыша от изнеможения, затем перевела взгляд на тело. Теперь она знала, на что ее толкнули в багажнике машины.
Полная страха, она обвела глазами тело, пока не добралась до головы. От удара тела о землю мусорный пакет разорвался, обнажив лицо. Барбара онемела. Она не могла пошевелиться и не могла говорить, когда ее глаза смотрели на лицо своей сестры.

***


Мужчина, воспользовавшись платьем Барбары, вытер рвоту и слюну со своей руки. Затем он заметил в ней перемену. Перемену, которую он видел в других. До нее.
- Ты вспоминаешь. Я узнаю этот взгляд. Страх в твоих глазах. Осознание. Я видел это много раз. Это значит, что время почти пришло. Я должен привести тебя в порядок, иначе они будут недовольны. Я скоро вернусь, и помни, сделай глоток, если захочешь выпить. Только один глоток.
КРРАНК!
Мужчина несколько секунд стоял тихо, лицом к открытой двери. Затем он заговорил.
- Мертвая девушка. Она была твоей подругой, верно? Может быть, сестрой? Да. Сестрой. Вот кем она была. Она слишком много боролась, ей не суждено было умереть. Семье не нравится, когда они умирают. Но, иногда они борются, и, что ж... случаются несчастные случаи. Если тебе от этого станет легче. Лучше было уйти так, как она ушла, чем так, как ей было суждено.
- Что, черт возьми, это значит? - Барбара заплакала.
Повернув голову, чтобы посмотреть на нее, мужчина ответил:
- Ты увидишь.
БАХ!
КЛИНК!

Барбара сидела, прислонившись к стене, и оплакивала свою сестру. Комната кружилась, и в голове все кружилось. Если бы у нее внутри еще что-то осталось, ее бы снова вырвало.
- Почему это происходит? - воскликнула она. - Почему?
Найдя в себе силы сдержать слезы, она с трудом поднялась на ноги. Встаю впервые с момента пробуждения. Она еще раз оглядела пустую комнату. Ничего, кроме плетеного кресла, миски для воды и цепей, приковывавших ее к стене.
Она проковыляла к миске с водой и отнесла ее к двери. Опустившись на колени, она вылила остатки воды через маленькую щель под дверью и смотрела, как она тонкой струйкой стекает обратно к ней. Где бы ее ни держали, она находилась ниже уровня земли.
Схватив свои цепи, она уперлась ногами в стену, к которой была прикована, и начала тянуть, используя те немногие силы, которые у нее были, но это было бессмысленно. Она осела обратно, опустошенная, прислонившись спиной к стене и опустив голову. Там она заметила что-то нацарапанное на каменном полу. Одно слово:
БОРИСЬ.

***


Туман сгущался, из-за чего было почти невозможно что-либо разглядеть. Мужчина направился к фермерскому дому, оставив Барбару рядом с ее мертвой сестрой. Она смотрела, как он сделал несколько шагов, затем туман поглотил его. В отчаянии она снова начала тереть свои связанные веревкой запястья о неровную землю, пока, наконец, веревка не лопнула и ее руки не были освобождены.
Потянувшись, чтобы развязать лодыжки, она услышала неподалеку разговор, остановивший ее как вкопанную.
- Мертвa? Насколько мертвa? С лицом все в порядке? - услышала она грубый хриплый голос.
- Нет, извини, дядя, - ответил мужчина.
- Черт возьми, чувак. Если бы ты не был членом семьи, я бы убил тебя давным-давно? Они нужны нам живыми и неповрежденными. Особенно лицо. Никогда не прикасайся к лицу. А как насчет другой?
- С ней все в порядке, дядя. Несколько отметин на запястьях и лодыжках, но не больше, чем обычно.
- Забери ее. Можешь делать с мертвой, что тебе заблагорассудится. К черту ее, съешь ее, мне все равно, просто убери ее с моей земли.
Барбара услышала приближающиеся шаги. Она отчаянно потянула за веревку, связывающую ее лодыжки, и ей повезло: узел развязался ровно настолько, чтобы освободить ноги. Она бросила последний взгляд на свою сестру и с любовью положила руку ей на голову. Затем она поднялась и побежала так быстро, как только позволяли ей ноги. Она понятия не имела, куда бежит, а из-за такого густого тумана она с таким же успехом могла ослепнуть. Ей удалось пробежать всего несколько ярдов, прежде чем сильная рука схватила ее за руку.
- Бежать бессмысленно. Отсюда тебе не сбежать, - сказал крупный мужчина, притягивая ее к своей груди и втыкая иглу в шею.

***


Барбара с бешено колотящимся сердцем стояла лицом к двери. Она дрожала, держа в руках плетеный стул. Это был ее единственный шанс на спасение.
КРРАНК!
БАХ!
КЛИНК!

Дверь открылась, и огромный мужчина заполнил дверной проем. Он нес чистое платье, губку и большую миску, наполненную мыльной водой.
- Нашел тебе платье. Я хранил его много лет. Не такое красивое, как твое, но, по крайней мере, оно не покрыто блевотиной...
Барбара ударила мужчину стулом в грудь, заставив его уронить платье и миску, из-за чего мыльная вода пролилась на землю. Мужчина быстро пришел в себя и решительно шагнул к Барбаре. Когда его нога коснулась мыльного пола, он поскользнулся и упал навзничь, ударившись головой о землю. Треск его черепа от удара о твердый пол был достаточно громким, чтобы Барбара услышала, и она увидела, как кровь хлынула из его затылка, смешиваясь с водой, а затем расходясь по каналам. Мужчина был мертв.
Она еще раз потянула за цепи, но они не поддавались. Удрученная, она посмотрела вниз на свои ноги. Цепи вокруг каждой лодыжки были заперты висячими замками. Ключ должен быть у мужчины.
Она лихорадочно обыскала его тело. Засунув руки в его карманы, она почувствовала потное тепло, исходящее от его тучного тела. Она достала связку ключей и в отчаянии принялась пробовать каждый из них к замкам своих кандалов.
Практически в мгновение ока она нашла нужный ключ.
Она была свободна.
Она взяла платье и натянула его через голову, перешагнув через мужчину, чтобы выйти из комнаты. Выйдя оттуда, она обнаружила крутую винтовую лестницу. Было темно, единственный свет исходил от больших толстых свечей, приклеенных к ступенькам собственным воском. Адреналин бурлил в ее теле, и сердце выпрыгивало из груди. Она повернула голову, посмотрела на мертвеца и вспомнила свою сестру.
- Гребаный урод! - закричала она, плюнув на его залитую кровью голову.
Она отвернулась от мужчины и, прихрамывая, начала подниматься по ступенькам, холодная земля причиняла острую боль ее босым ногам.
Добравшись до верха лестницы, она оказалась перед мрачным коридором с закрытой дверью в дальнем конце. Стены, как и комната, и лестница позади нее, была каменной, и снова только несколько зажженных свечей давали свет, но теперь она слышала шум дождя.
Барбара подбежала к двери в конце коридора и потянула за ручку.
Заперто.
Она почувствовала сквозняк. Прохладный порыв воздуха защекотал ее ступни, когда он ворвался под дверь. Она пробовала ключ за ключом из связки, которую взяла с собой, но ни один не подходил к замку. Остался только один ключ. Она вставила его в замок и повернула.
КЛИHК!
Дверь была не заперта. Она быстро распахнула ее. Первое, что она увидела, был дождь, когда ветер дул ей прямо в лицо, затуманивая зрение. Затем, выйдя из-под дождя в дверной проем, она увидела мужчину, высокого и худого, с кожей, покрытой морщинами, каких она никогда не видела. Мужчина тонко и зло улыбнулся, когда внезапно и поспешно воткнул иглу ей в шею.

***


Барбара открыла глаза. У нее снова сильно разболелась голова, и она почувствовала морскую болезнь, так сильно у нее кружился голова. Свет ослепил ее глаза. Только на этот раз все было по-другому. Она не вернулась в комнату, где была пленницей. Ей было тепло и, в некоторой степени, уютно. Когда ее зрение прояснилось, а туман в голове рассеялся, она посмотрела на свет над головой. Это была лампочка, помещенная внутри бумажной люстры. Люстра была розовой, что делало свет теплым и мягким.
Она попыталась поднять голову, но не смогла. Она не могла пошевелить ни руками, ни ногами. Все тело Барбары онемело и ничего не чувствовало. Двигались только ее глаза. Даже ее рот, открытый и слюнявый, не произносил тех слов, которые она пыталась произнести.
Помогите! - хотелось закричать Барбаре. - Кто-нибудь, пожалуйста. Помогите мне!
Ничего.
Она не издала ни звука.
Только струйки слюны стекали по уголку ее рта.
Она повела глазами, чтобы охватить как можно больше комнаты, насколько могла видеть. Вдоль стен тянулись полки, уставленные жуткими фарфоровыми куклами.
Я в спальне. Спальне девушки, - подумала она .
Внутри она истерически плакала. Наполненная страхом и страданием. Снаружи она лежала неподвижно, только по ее глазам было видно, насколько она напугана. Затем она услышала шаги, и мужчина со сморщенной кожей появился в поле ее зрения, склонившись над ней так, что его худое, обветренное и изборожденное морщинами лицо оказалось в нескольких дюймах от ее собственного. Его рука коснулась ее глаза, смахнув единственную слезинку.
- Она готова, - сказал он. - Ты готова, Эбигейл?
- Готова папочка, - заговорила молодая девушка.
Мужчина отвел голову от лица Барбары, и рядом с ним оказалась молодая девушка, одетая так же, как фарфоровые куклы, украшавшие стены. В ее руке был скальпель. Барбара посмотрела на девочку и инструмент в ее руке, затем снова посмотрела на кукол, заметив нечто ужасное, чего она не увидела с первого взгляда. Лица кукол были человеческими.
- Какова твоя правда, Эбигейл? - заговорил мужчина, не сводя глаз с Барбары.
- Не думаю, что она у меня есть.
Молодая девушка ответила безучастно.
- Тогда сделай это своей правдой, - ответил он, поворачиваясь к молодой девушке, беря ее руку со скальпелем и направляя его к лицу Барбары. - Сделай это, сделай это сейчас.
Направляемая рукой мужчины молодая девушка вонзила скальпель в кожу Барбары. Начав с линии роста волос надо лбом, затем двигаясь поперек и вниз к виску.
- Да. Вот и все, - улыбнулся мужчина. - Каково это, Эбигейл?
- Тепло, папочка, - бесстрастно ответила девочка.
- Хорошо.

Просмотров: 320 | Теги: рассказы, Masters of Horror, Питер МакKирнон, Zanahorras

Читайте также

    Ричард Смит, мужчина, страдающий от недостатка мужественности, решает подвергнуться операции, чтобы получить новый, более крупный пенис. Однако после операции у него начинаются странные изменения в те...

    Главная героиня повествования столкнулась с жестокостью со стороны своего партнера. Она использовала фразу «просто дыши» как мантру, чтобы справиться с болью. Описывая свои травмы, она ищет помощи и р...

    Чем должна закончиться хорошая вечеринка? Конечно, страшной историей. Но некоторые истории имеют продолжение......

    Фрэнк Хэкет ненавидел больницы из-за запаха дезинфицирующего средства и связанных с ними негативных ассоциаций. Его отношения к больницам были связаны с болью, страданиями и смертью, которые он видел,...

Всего комментариев: 0
avatar