Авторы



Митч зажмурился и стал ждать выстрела. Этого ужасного мига умопомрачительной агонии. Мысль о том, что его время на земле подошло к концу, приводила его в ужас...






К тому времени, как угнанный “Лексус" свернул на обочину темной проселочной дороги, Митч МакKэффри был уже совершенно разбит. Каждая унция фальшивой бравады исчезла. Он покончил с легкомысленными замечаниями и бессильными, псевдо-жесткими угрозами. Ствол "Глока" Логана Кейна еще сильнее уперся ему в бок.
Митч зажмурился и стал ждать выстрела.
Этого ужасного мига умопомрачительной агонии.
Он услышал, как открылась дверь. Судя по звуку, это была передняя пассажирская дверь. Затем раздался хруст гравия на обочине под ногами, обутыми в сапоги. Дверь справа от него открылась, и его вытащили из машины.
Логан Кейн выбрался следом за ним.
Потому, что они не хотели делать это в машине. "Лексус" еще какое-то время не будет числиться в угоне, а они не хотели разъезжать по городу в машине, испачканной кровью. Слишком бросается в глаза.
Так что Митч получил отсрочку.
Возможно, очень короткую.
Может быть, несколько драгоценных секунд. Мысль о том, что его время на земле подошло к концу, приводила его в ужас. Несправедливость всего этого была слишком велика. Он не был плохим парнем. Он совершил несколько ошибок, ошибочных суждений, но не заслужил этого.
Никто не должен испытывать такой ужас.
Эту беспомощность, эту тотальную, обнажающую душу кастрацию.
Митч открыл глаза и увидел, что Деррик Маллинс целится ему в лоб из "Зиг-Зауэра". Митч съежился и представил, как это произойдет, увидел, как дуло выплюнуло огонь, увидел, как пуля пробила лоб и вышибла мозги, вылетевшие из заднего основания черепа. Слезы потекли по его щекам, а из одной ноздри выскочила сопля и превратилась в пузырь.
- Пожалуйста...- eго голос был грубым и хриплым от рыданий и отчаяния. - Пожалуйста... не убивайте меня... Я не буду давать показания. Kлянусь. Вам вовсе не обязательно меня убивать.
Логан Кейн рассмеялся.
Точно настроенный двигатель "Лексуса" увеличил обороты. Окно опустилось, и Дэл Хиггинс, человек за рулем, сказал:
- Не валяй дурака. Сделай это и давай выбираться отсюда.
Митч завизжал.
Постыдный звук.
Звук, который издает избалованный ребенок, когда его любимую игрушку забирают в наказание за плохое поведение. Он умоляюще протянул руки и схватился за ”гуаяберу” Логана Кейна.
- Пожалуйста... смилуйся... У меня есть дочь...
Логан застонал.
- О, только не это дерьмо, - oн фыркнул от смеха. - Господи, как же я ненавижу, когда они начинают говорить: ”у меня есть ребенок!”- черт, как будто это им поможет.
Митч ухитрился ухватить в пригоршню гладкую ткань неловкой рукой.
- Пожалуйста...
Логан ударил его “Глоком” по голове.
Митч взвизгнул и отлетел в сторону. Он потерял равновесие, и его руки бешено вращались в отчаянной попытке его восстановить. Но Деррик Маллинс сильно ударил его сапогом в живот, и, шатаясь, он свалился в канаву. Его затылок ударился о камень и боль взорвалась в голове, пронзив тело зигзагообразной молнией. Его зрение исчезло во вспышке белого света.
Когда он снова смог видеть, то увидел только темноту.
Затем он увидел белый серп Луны, висевший высоко в небе над ним. На мгновение он забыл о своем затруднительном положении, забыл, что вот-вот умрет. Он был ошеломлен красотой ночного загородного неба. Господи, да тут и вправду можно было увидеть звезды. Он поднял дрожащую руку к небу, потянулся к Луне, воображая, что сможет ухватиться пальцами за зазубренный край этого белого обломка.
Но мистический момент улетучился.
Он увидел Логана Кейна и Деррика Маллинса, нависших над ним. Они были похожи на великанов, стоящих на краю канавы. Окутанные тенью ближайшего леса, они выглядели как личные пехотинцы Сатаны, злобные предвестники гибели.
Пистолеты, нацеленные на него сверху, выглядели как руки правосудия.
Он снова услышал хриплый голос Логана Кейна.
- Прощай, Митч.
“Глок” и ”Зиг-Зауэр” выстрелили несколько раз. Пуля просвистела мимо горла Митча и вонзилась в мягкую землю.
Это был единственный промах.
Одна пуля пробила желудок. Другая разорвала пивной живот, как мешок с картошкой. Крупнокалиберные пули пробили его насквозь, образовав дыры в нижней части спины, из которых кровь хлынула на землю. Еще одна пуля раздробила ребро и застряла в нем. Две другие пренебрежительно вошли чуть выше паха. Высокоскоростные захватчики жалили, как пчелы, но этот первоначальный всплеск боли был ничем по сравнению с волной агонии, охватившей его, как только его нервные окончания отреагировали на повреждения. В этот момент у него было мало сознательных мыслей, только совершенное осознание тотальной боли, но он все же помолился о пуле в голову.
Чтобы положить конец его страданиям.
Но тут пистолеты умолкли.
Логан Кейн сказал:
- Этого должно хватить.
Митч взвыл.
Деррик Маллинс взглянул на Логана.
- Он не умер. Я всажу ему пулю в голову.
Он снова поднял руку, чтобы прицелиться, но Логан схватил его за запястье.
- Нет, хрен с ним, чувак. Он умрет через несколько минут, - oн усмехнулся. - Пусть этот мудак почувствует, что это такое.
Маллинс улыбнулся.
- Конечно. Как скажешь.
Они вернулись в машину, и Дэл Хиггинс нажал на педаль газа. "Лексус" отъехал от обочины, и он услышал, как машина набирает скорость, удаляясь от него. Шум двигателя усилился на мгновение, а затем быстро стих.
Они уехали.
Глаза Митча МакKэффри наполнились слезами. Он был совсем один. Он должен был умереть здесь, в этой канаве. Незамеченный. И некому было утешить его, когда он соскальзывал в бездну - или делал шаг к свету, или что там на самом деле происходит, когда ты умираешь. Он подумал о своем отце, который дожил до восьмидесяти двух лет и умер в относительном покое на больничной койке. Образ той ночи насмехался над Митчем, выражением лиц друзей и членов семьи, собравшихся вокруг постели умирающего.
Боже, как же он хотел, чтобы кто-то был с сейчас ним.
Он боялся встретиться с этим в одиночку.
Он взывал к своей матери.
Которая находилась в доме престарелых в сотнях миль отсюда. У Лоис МакKэффри была прогрессирующая болезнь Альцгеймера, и она не узнала бы своего младшего сына, даже если бы увидела его.
Но были и другие люди, которые беспокоились о нем. Салли, его семилетняя дочь. Карен, его бывшая жена, с которой он все еще лелеял надежду на примирение. Теперь у него нет ни малейшего шанса на это. Его брат и сестра, Джереми и Хизер. Некоторые из его ближайших друзей и деловых партнеров. Да, есть еще люди, которые будут оплакивать его кончину. Несмотря на серию неудач, которые привели его к этому печальному концу, люди любили его.
Что скажут эти люди о причинах его смерти?
Нет смысла даже думать об этом.
Митч знал, что они подумают. Что он сам во всем виноват. Что это то, что ты получаешь, когда ведешь дела с такими людьми, как босс Логана Кейна.
И они будут правы.
Митч моргнул и снова увидел лунный серп. Это было так прекрасно. Было что-то... духовное в его восприятии этого сейчас, чувство, полностью удаленное от его внутренних представлений о высадке на Луну и людей в громоздких скафандрах, подпрыгивающих на серой, усыпанной камнями поверхности. Теперь он пристально смотрел на нее, пытаясь превозмочь боль с помощью силы воли. Он представил себе свою душу, свой дух, ускользающий из физических оков и взмывающий высоко над землей, восходящий не к небесам, а к Луне. Он видел это в своем сознании, его сущность поднималась к небу, оглядываясь назад, чтобы увидеть, как его тело становится все меньше и меньше, пока не исчезло.
Пока сама Земля не превратилась под ним в плавающий шар.
Он улыбнулся тому чувству свободы, которое у него было бы. Его охватило горячее желание, чтобы все было именно так. Он молился, чтобы его душа освободилась от этой разрушенной оболочки. Он хотел существовать на другом уровне, в том месте, где духи были свободны от человеческой слабости и алчности, в месте совершенного покоя.
Мысленное отвлечение было прекрасным несколько мгновений, но реальность его телесных чувств подавила видение. Он почувствовал резкий соленый привкус крови в горле. Он склонил голову набок, и из уголка его рта потекла струйка крови. Боль стегала его плетью, и он дергался в канаве, снова зовя свою мать.
Дорогая, милая, старая мама.
Свет горит, но дома никого нет.
Митч попытался засмеяться, но изо рта хлынула кровь.
Господи, ну почему он еще не умер?
Ему пришло в голову, что при надлежащем медицинском уходе у него есть шанс выжить после нанесенного ему ущерба. Слабый шанс, конечно, но все же шанс. Пули прошли мимо сердца и головы. Его легкие, казалось, не были пробиты, что, учитывая, куда было направлено большинство выстрелов, было не менее, чем чудом. Вполне возможно, что хорошая травматологическая бригада и опытный хирург смогли бы спасти его. Он слышал о людях, выживших после нескольких выстрелов, поэтому знал, что такие вещи возможны.
Он также знал, что выживание зависит от получения немедленного лечения. Что, кажется, для него было просто невозможно. Он проклинал этих долбоебов за то, что они бросили его в такой глуши. Возможно, пройдет много времени, прежде чем появится другая машина. Даже если кто-то и проедет мимо, он вряд ли увидит его здесь, внизу.
Может быть, если бы он смог выползти на дорогу... лечь там плашмя на асфальт.
Кому-то придется остановиться.
Он повернул голову и посмотрел на дорогу. Она был всего в нескольких футах, не больше дюжины. Но с таким же успехом, могла быть и на другом конце света. Боль терзала его тело каждый раз, когда он пытался пошевелиться.
Так что Митч сдался.
Он остался лежать на спине, продолжая смотреть на Луну. Все незначительные следы боевого духа, которые ему удалось выудить, увяли и умерли. Он снова смирился с неизбежностью встретить свой конец в этой вонючей канаве.
Он еще немного поплакал.
Выплюнул еще немного крови.
Он подумал: Если бы я только мог поскорее умереть, если бы я только мог как-нибудь покончить с собой...
Если бы только я не был так глуп.
Через некоторое время - казалось, что прошло много, много времени - у него закружилась голова. Боль немного утихла. Он либо терял сознание, либо, в конце концов, умирал. Он молился о последнем. Его зрение снова затуманилось, и осколок Луны стал еще больше, увеличенный потоком влаги из глаз. Он расцвел, как сверкающий цветок, взрыв прекрасного света, который уничтожил все остальное.
Он не видел бледную темноволосую женщину, выходящую из-за деревьев за канавой.
Чувство головокружения становилось все более явным.
Вот оно, - подумал он.
Я почти мертв.
Слава Богу.
Темноволосая женщина опустилась на колени в канаве рядом с ним. Митч ощутил чье-то присутствие, кроме своего собственного, и это на мгновение вернуло его с края пропасти. Он моргнул и увидел женщину. Когда он увидел, как она прекрасна, как сильно похожа на неземную богиню из легенд, он протянул руку и коснулся ее щеки.
Она улыбнулась и поцеловала тыльную сторону его ладони.
Затем она взяла его на руки и подняла с земли.
Этого не может быть, - подумал Митч.
У него были галлюцинации, его угасающее сознание наполняло его разум похожими на сон видениями того, чего не могло быть. Ни одна женщина, особенно такая стройная, как эта, не могла бы поднять его, приложив так мало усилий.
Но видение не исчезало.
Женщина вынесла его из канавы и понесла в лес. Он чувствовал прикосновения низко свисающих веток, слышал стрекот сверчков и видел редкие проблески прекрасного лунного света сквозь ветви.
О, Мать, - снова подумал он.
О, Мать Луна...
Затем, наконец, весь мир погрузился в черноту.
Сознание возвращалось постепенно. Его первое ощущение было тактильным, его тело лежало на прохладной гладкой поверхности. Рядом потрескивал теплый костер. Он перекатился поближе к источнику тепла, свернулся калачиком в позе эмбриона и снова провалился в небытие. Он слишком устал, чтобы замечать что-либо, кроме любопытного факта своего продолжающегося существования.
Через некоторое время он очнулся.
Он был в маленькой пещере.
В яме в нескольких футах от него горел костер. Он почувствовал запах еды и тяжелый аромат ладана. Темноволосая женщина сидела, скрестив ноги, по другую сторону костра. Длинное, до щиколоток, платье, которое он видел на ней раньше, исчезло. Она была обнажена, и свет от огня омывал ее тело мягким мерцающим светом.
Митч со стоном сел.
Женщина улыбнулась.
Митч нахмурился.
- Кто ты?
Она наклонила голову, и что-то серебристое блеснуло в ложбинке на горле. Митч прищурился и наклонился ближе. Его глаза расширились, когда он увидел маленький серебряный полумесяц, висящий на тонкой цепочке у нее на шее.
Луна, - подумал он.
Женщина заговорила.
- Меня зовут Диана.
Богатый, сладкозвучный голос женщины не был похож ни на что доселе им слышанное. Это вызывало так много чувств одновременно. Голос был красивым и в то же время убедительным. Он передавал сострадание и силу. Это был нежный шепот любовницы на ухо, и это было громкое, повелительное присутствие.
Это был совершенно невозможный голос.
Митч не был уверен, кем была Диана, но он знал, что она не была человеком.
Он с трудом сглотнул.
- Почему я не чувствую боли?
Ее улыбка стала шире.
- Потому что теперь ты принадлежишь мне. Ты меня призвал. Ты - дитя Луны.
- Я тебя призвал?
Она грациозно поднялась на ноги.
- Твой дух призвал меня. Теперь ты будешь служить мне.
Она подошла к выходу из пещеры, поманив Митча согнутым указательным пальцем. Он встал и последовал за ней в дикую ночь.

Толстяка пытали в конторе заброшенного склада. Прикованный наручниками к стулу, он истекал кровью из многочисленных порезов от опасной бритвы на голом торсе. Он пытался заговорить со своими мучителями, но то, что вырывалось из его рта, было сведено чистым ужасом к бессмысленному всхлипыванию.
Логан Кейн и Деррик Маллинс расхаживали по комнате, их суровые лица выглядели бесчувственными в резком свете фонаря. Логан глубоко затянулся сигаретным дымом, пока Деррик вертел в пальцах опасную бритву.
Логан выпустил дым в лицо толстяку.
- Я думаю, что ты не все нам рассказываешь, Джордж.
- Да нет же! - у толстяка изо рта брызнула слюна. - Господи, вы же знаете ребята, что я никогда не сдам мистера Лиготти. Я не настолько глуп.
Логан рассмеялся.
- Чушь собачья, Джордж. Ты был достаточно глуп, чтобы оказаться здесь, не так ли?
Он положил сигарету Джорджу на плечо и рассмеялся, услышав его крик. Он дважды ударил толстяка, чтобы тот заткнулся, схватил его за волосы и дернул голову вверх. Он наклонился ближе и сказал:
- Ты трепал языком, Джордж. Я это знаю. И ты это знаешь. Деррик тоже это знает. И мистер Лиготти, черт возьми, знает об этом. Федералы застукали тебя на горячем. Ты прямо сейчас должен был сидеть в камере. Но это не так. Знаешь, о чем это мне говорит?
Джордж попытался заговорить, но снова потерял дар речи.
- Я-я-я... оооx…
Логан крутанул волосы, вызвав громкий визг.
- Джордж, это говорит мне, что федералы напугали тебя до смерти. Они предложили тебе сделку, и ты распустил язык, как старая ведьма-сплетница из салона красоты.
Деррик закрыл опасную бритву и убрал ее.
Он достал из наплечной кобуры "Зиг-Зауэр".
- Полагаю, ты не понравился федералам, Джорджи Порги. Ты должен был сразу же получить статус свидетеля, защищаемого федеральным законом.
Джордж зарыдал сильнее.
Логан отпустил его волосы и отступил назад.
- Хер с ним. Пришей этого жирного уебана, чтобы мы могли убраться отсюда.
Деррик направил автоматический пистолет в голову толстяка.
В это время дверь в контору со скрипом отворилась.
Митч улыбнулся, увидев точно такое же ошеломленное выражение на лицах своих убийц. Их рты были открыты, как у детей на волшебном шоу.
Митч резко захлопнул дверь.
- Привет, ребята. Рады меня видеть?
Голос Логана превратился в хриплый шепот.
- Такой херни не может быть. Ты мертв, МакKэффри!
Митч посмотрел на человека, прикованного наручниками к стулу.
- Привет, Джорджи.
В широко раскрытых глазах толстяка блеснули слезы.
- Господи... мне сказали, что ты умер, приятель.
Митч начал расстегивать пуговицы на рубашке.
- Они были правы, Джордж, - eго взгляд вернулся к головорезам Винсента Лиготти. - Парни, хотите увидеть кое-что прикольное?
Деррик бросил нервный взгляд на Логана.
- Мне это не нравится…
Логан Кейн не сводил глаз с Митча. Он вытащил свой “Глок” и загнал патрон в патронник. Он навел пистолет на голову “призрака”.
- Оружие к бою, Маллинс. Давай на этот раз сделаем все правильно. Стреляем в голову.
Митч вытащил подол рубашки из брюк.
Рука Деррика тряслась, когда он поднял "Зиг-Зауэр". Пот струился по лицу и попадал в глаза. Он смахнул влагу ладонью и снова посмотрел на Логана.
- Логан…
- Деррик.
Деррик сделал шаг назад.
- Мне это действительно не нравится, чувак. Мудак не должен бродить вокруг, даже если кто-то спас его задницу, - oн сделал еще несколько шагов назад и взвизгнул, столкнувшись со столом. - Здесь какая-то хуйня…
Митч снял рубашку и бросил ее на пол. Он снова улыбнулся. Там, где пули пробили его плоть были рваные дыры. Он поднял руки высоко над головой, как балерина, и медленно повернулся так, чтобы они смогли увидеть зияющие выходные отверстия на спине. Повернувшись к ним лицом, он пощупал указательным пальцем одну из ран на животе.
Деррик Маллинс завизжал.
Даже обычно невозмутимый Логан Кейн выглядел испуганным. Его выпяченная нижняя губа задрожала, а рука, державшая "Глок", начала трястись. Он скривился, когда Митч засунул палец в рану до конца. Когда ходячий мертвец пошевелил пальцем внутри себя, у Логана скрутило живот.
Он подавился желчью.
Митч вытащил палец. На нем блестело маслянистое вещество, которое могло быть кровью или какой-то другой телесной субстанцией. Все еще улыбаясь, Митч сунул палец в рот и медленно слизнул языком вязкую жидкость.
"Зиг-Зауэр" Деррика выпал из его пальцев и загремел на полу. Он наклонился, уперся руками в колени и выблевал обед из макарон прямо на залитые кровью брюки Джорджа.
Митч рассмеялся.
Он шагнул вперед.
У Логана перехватило дыхание. Митч почти слышал периодические удары отбойного молотка в его переполненном ужасом сердце.
- С-с-стой, где стоишь, МакKэффри!!!
Он сделал шаг назад.
Митч продолжал двигаться вперед, но, похоже, никуда не торопился.
- Самое невероятное случилось, когда вы, парни, бросили меня умирать в той канаве. Я встретил богиню. Подлинную, настоящую богиню. Да, я знаю, что это звучит безумно. Я знаю, что вы мне не верите. Но подумайте сами, ребята, - eго усмешка стала немного шире. - Разве это более неправдоподобно, чем сама мысль о ожившем трупе, возвращающемся, чтобы отомстить своим убийцам?
Палец Логана Кейна на спусковом крючке дернулся.
Пуля пробила плечо Митча.
Митч едва заметно вздрогнул.
Мгновение спустя он схватил руку Логана с пистолетом, выхватил “Глок” и отбросил его в сторону.
- Тебе это больше не понадобится, Логан.
Одной рукой он схватил Логана за горло, а другой разорвал бандитскую гуаяберу. Обнаженный торс Логана блестел от пота. Вытянутые пальцы правой руки Митча с поразительной легкостью вонзились в мягкий живот обреченного преступника. Логан пронзительно закричал и забился в конвульсиях, когда Митч вытащил длинный клубок кишок. Митч обернул влажные, дымящиеся внутренности вокруг горла Логана, затем пробил грудную клетку умирающего и выдернул его, все еще бьющееся, сердце.
В комнате раздался выстрел.
Джордж завопил.
Митч отпустил Логана и увидел, что Деррик Маллинс вновь взял свой "Зиг-Зауэр”. Логан рухнул замертво на пол. Маллинс прислонился к забрызганной кровью стене, у него изо рта торчал ствол пистолета.
Улыбка Митча погасла.
- Трус.
Он почувствовал себя обманутым.
Он снял наручники с запястий Джорджа, надел рубашку и ушел, не сказав больше ни слова.

Проезжая по городским улицам, Митч испытывал приятное возбуждение. Он снова и снова просматривал снимки, сделанные в конторе склада, особенно наслаждаясь тем, как самоуверенный Логан Кейн потерял самообладание.
Он чувствовал себя всемогущим.
Как бог.
Так вот кем он был теперь? Это казалось вполне возможным. Черт побери, теперь уже ничто не казалось невозможным. Странная магия лунной женщины позволила ему продолжать существовать на физическом уровне, даже несмотря на то, что он был мертв. Это придавало ему неестественную силу.
Нет предела тому, что я могу теперь сделать, - подумал он.
Теперь я могу пойти за мистером Лиготти. Черт возьми, я могу завладеть его организацией. Я сам могу управлять преступным миром этого города и зарабатывать больше денег, чем когда-либо мечтал.
Эта перспектива опьяняла его.
Ему больше не придется выслушивать самодовольные обличительные речи людей, которые не хотят, чтобы он преуспел. Он понял, что первым делом ему нужно будет навестить Карен. Он укажет ей на ее заблуждения, заставит увидеть, как кардинально все изменилось, и его семья снова будет вместе.
Митч чувствовал себя непобедимым.
Затем он посмотрел в зеркало заднего вида и увидел Диану, сидящую сзади.
У него перехватило дыхание.
- Диана! Что... что ты здесь делаешь?
Она улыбнулась.
- Ты замкнул круг. Тебе пора покинуть этот мир.
Чувство паники охватило Митча. Его сердце колотилось бы, будь он еще жив.
- Нет. Нет. Блядь, нет! - oн снова посмотрел на нее, содрогнувшись от силы, которая светилась в этих глазах. - Я не хочу уходить. Ты не понимаешь. Всю свою жизнь я мечтал об успехе и уважении. Теперь я могу этого добиться. Пожалуйста, не дай мне упустить этот шанс. Это же чертовски несправедливо.
Диана просто продолжала улыбаться ему.
Митч остановил угнанную машину у обочины. Не было никакого сознательного решения сделать это. В отчаянии он понял, что уже не может принимать решения самостоятельно. Он вышел из машины и остановился посреди улицы.
Рядом с ним появилась Диана.
Она взяла его за руку.
Митч съежился, когда на них налетел тягач.
Грохочущая машина проехала сквозь них. Митч понял, что его телу не хватает твердости, как всего несколько мгновений назад. Теперь он был лишь бестелесной сущностью. Магия, давшая его духу физическую форму и субстанцию, покинула его.
Диана улыбнулась.
- Tеперь, мы идем домой, Дитя Луны.
Он поднялся в небо вместе с Дианой.
Они поднимались высоко над землей, и Луна становилась огромной.
Домом.
Где он будет поклоняться Диане и вечно служить ночи.
Митч испытал еще одно мгновение страстного, отчаянного желания сохранить свои земные амбиции и потребности.
Затем он сдался и обнял вечную ночь.

Перевод: Гена Крокодилов |
Автор: Брайан Смит | Добавил: Grician (08.05.2020)
Просмотров: 163 | Теги: Брайан Смит, рассказы | Рейтинг: 0.0/0

Читайте также

Лимузин" прибыл в особняк одного из самых успешных писателей ужасов в мире. Он ждал этого момента два десятилетия. Ждал чтобы "лимузин" остановился у его дома и привёз ему свой драгоценный груз. Ибо э...

За грехи юности нужно расплачиваться. Даже если это рождественский грех, даже если прошло много лет, даже если сейчас Pождество. И сложно сказать, что хуже - когда твоими кишками украсят ёлочку, или.....

В один летний вечер несколько молодых людей, собирающиеся стать учеными, завели разговор о недавно прибывшем в город человеке, который выдавал себя за некроманта. В его способности поднимать людей из ...

Буквально прошлой ночью она поджидала клиента на стоянке "Сэйфвей", когда небо разверзлось и ее охватил яркий свет. А наутро она очнулась в клетке.....

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль