Авторы



В эти постапокалиптические времена, когда вокруг рыщут толпы голодных зомби, Даг влюбился в двух женщин одновременно. Спрятавшись высоко в горах они наслаждались друг другом. Он дал им все, о чем они даже не смели мечтать. Но спустя несколько месяцев наступило пресыщение, и девушки начали скучать и терять интерес к любимому.
Ho, только не Даг.
А вот девушки выбрали свой путь. "Живи-быстро-оставь-после-себя-красивый-труп".






Даг Ричард ухмылялся, просматривая сообщения на электронной доске объявлений "Выживший".
Большинство из них были отстойными. Болтовня и скучные признания о том, чем большинство людей занималось до эпидемии. Дагу было на них наплевать.
...До эпидемии я был старшим генеральным директором "Виаком Интернэйшенал Инк"...
На хуй тебя. Другие, слащавые, состояли из одних тех же обрывков текста, вроде:
...я была домохозяйкой, и у меня было трое замечательных детей...
Ага, как же. Маленькие ублюдки, вероятно, сейчас жуют чьи-то жопы, добираясь до их внутренностей. Другие были слишком больны и глупы, чтобы даже заслужить жизнь в будущем:
...моя жена умерла при родах шесть месяцев назад, и я не могу избавить ее от страданий. Ребенок тоже; она такая красивая (в этот момент Даг может только представить себе, как парень рыдает). Кто-нибудь, пожалуйста, помогите мне? Я не знаю, что делать, но я не могу расстаться с ними... Я не могу... убить их... Я держу их на цепи, чтобы они не могли... нанести какой-нибудь вред... но я просто не могу больше их слышать...
Ну и тупица. Ублюдок заслуживал того, чтобы ему вышибли мозги. Если бы Даг знал, что парень находится в радиусе трехсот миль, он сам бы пристрелил жену и ребенка, прежде чем направить "Люгер" на жалкую задницу.
Люди были такими идиотами.
Здесь, наверху, ему не нужно было беспокоиться о том, чтобы терпеть человеческую глупость. Двухэтажная хижина Дага Ричарда, приютившаяся в скалах Высоких Сьерр, была единственным признаком цивилизации на пятьдесят миль вокруг. Последняя человеческая активность в этом районе была через два месяца после начала эпидемии, когда один из лесничих был убит своим напарником за игрой в "Джин Рамми".
Рейнджер восстал из мертвых и через глазницы выел мозги своего напарника. Даг использовал зомби в качестве мишени; зомби-рейнджер продержался около месяца, даже несмотря на то, что Даг разхерачил в кашу большую часть его конечностей и туловища. Как только он закончил игру выстрелом в голову, Даг понял, что в ближайшее время у него не будет такого восхитительного развлечения. Удаленность от цивилизации более чем на пятьдесят миль имела свои недостатки.
Сообщения на электронной доске объявлений содержали примерно все то же самое. Даг вздохнул.
- Тупые ублюдки.
Он отключился от общего чата и переключился на закрытый форум. Именно здесь и происходила самая движуха. На этой площадке темы были серьезными. В рамках таких чатов организаторы "Скин Гейм" мероприятий рекламировали свои услуги наряду с промоутерами подпольных танцевальных клубов (Зоо Зомби приглашает вас на вечер музыки, напитков и игр).
Что-то должно было где-то происходить. Несмотря на то, что ему нравилось одиночество, он нуждался в случайных человеческих контактах. Он устал гонять свою плотскую торпеду под стереофонические звуки порноактрис, трахающихся с трясущимися титьками.
Даг построил эту хижину в 83-м, через год после того, как ему повезло с некоторыми мудрыми деловыми инвестициями. Десять лет назад, вернувшись домой из Вьетнама, он получил крупную сумму наличными от города Сан-Франциско и АСЗГС. В ходе столкновения антивоенных протестующих, на Дага и двух других ветеранов, когда они возвращались домой с войны, было совершено нападение. Травмы, полученные им в рукопашной схватке - сотрясение головного мозга, сотня швов на различных участках головы и шесть сломанных ребер, - были хуже тех, что он перенес за два срока службы.
В итоге он подал в суд на город Сан-Франциско и местное отделение АСЗГС, которое организовало демонстрацию. Внесудебного урегулирования с обеих сторон было достаточно, чтобы обеспечить Дагу следующее десятилетие мирной, легкой жизни. Он положил деньги на счета в Швейцарских банках, мудрые инвестиции которых приносили неплохую прибыль, и жил на проценты. К тому времени, как наступили восьмидесятые, благодаря агрессивным деловым сделкам, скопил состояние в тридцать миллионов долларов. Он владел тремя компаниями по ремонту автомобилей, большим розничным магазином комиксов, двумя барами (один из них был очень крутым стриптиз-клубом на пересечении Голливудского бульвара и Фэрфакс-авеню), четырьмя видеомагазинами и небольшим кабельным телеканалом. Он также владел акциями двух финансовых компаний, четырех швейных фирм и ипподрома. Жизнь была прекрасна.
Но на самом деле ему не нравились люди, с которыми приходилось иметь дело. Откровенно говоря, ему вообще не нравилось иметь дела с людьми, если только эти дела не приносило ему какой-то выгоды. И когда в его кошельке набилось достаточно зелени, чтобы обеспечить себе пожизненное ничегонеделание, он остановился, продал свои компании и свою долю в акциях и с высоко поднятой головой отправился в Сьерру, где начал строительство дома своей мечты.
Он оборудовал его по последнему слову современной техники. Зачем иметь дело с людьми, когда весь мир может быть доставлен прямо к твоим дверям? Ему почти никогда не приходилось выходить из дома; спутниковая антенна, которую он установил снаружи, транслировала двести станций со всего мира; он подписался на тридцать различных журналов, принадлежал к двум различным CD-клубам. Он был одним из первых, кто нажился на компьютерной мании, и был подключен к электронным доскам объявлений одним из первых. Книги доставлялись через дилеров по почте, как и видеокассеты и DVD-диски (а с ними также наилучшее разнообразие). Только тогда ему действительно приходилось выходить из дома - совершать пятидесятимильные поездки в город за провизией и забирать почту. Все, чего у него не было, он мог заказать по телефону или по почте. А когда дело дошло до женщин, он познакомился со многими через компьютерную доску объявлений секс-клубов. Организация свиданий в городе была ежемесячным событием. Это был его единственный контакт с человечеством.
Но с приходом эпидемии почти все прикрылось. Половина кабельных станций и радиостанций теперь были полностью отключены от эфира. Некоторые из них были возрождены выжившими группами людей, запустивших их как 24-часовые новостные ленты. Почтовая система прекратила свое существование. Хотя телефонные линии были отключены в течение примерно трех месяцев, они были успешно восстановлены в некоторых частях страны предприимчивыми выжившими, у которых хватило силы интеллекта щелкнуть парой переключателей. Конечно, он все еще не мог подключиться к тем местам, где был раньше, но это лучше, чем быть полностью изолированным.
В больших городах было еще хуже. Массовая паника, последовавшая за эпидемией, вызвала массовую истерию, которая привела к анархии. Уже после первоначальных разрушений было сделано заключение, что потребуются годы, чтобы вернуть технологии на прежний уровень. Большинство больших городов, в которых Даг побывал после эпидемии, были лишены самого необходимого - водопровода и электричества. Это было почти как жить в каменном веке. Он предсказал нечто подобное еще десять лет назад и приготовился к этому. Единственная разница заключалась в том, что тогда он был на сто процентов уверен, что конец наступит через ядерное уничтожение. Кто бы мог подумать, что семьдесят процентов населения будут настолько глупы и медлительны, что позволят своим мертвым собратьям съесть себя?
Генератор, крутившийся в пятистах футах от задней стены его дома, приводился в движение потоком воды, стекающей вниз с пышной зеленой горы. Даг по разному распределял поток, задействуя достаточное количество энергии воды, чтобы управлять своим глинобитным домом на вершине горы. Протекающая вода распределялась через отдельную систему, а затем направлялась в главную систему водоснабжения дома. Он наслаждался всеми современными удобствами, как это было и раньше: электричество, водоснабжение (горячее и холодное) и телефон. Он готовил себе еду на электрической плите, а зимой топил дом дровяной печью. В то время как большинство современных удобств не работали в городских районах, Даг все сохранил. Жизнь после эпидемии не стала для него такой уж нецивилизованной.
По закрытому чату на компьютер пришло сообщение. Даг погрузился в это, его кровь пульсировала от возбуждения:
ПРОМЫШЛЕННЫЙ МРАЧНЫЙ АНТУРАЖ
ТАНЦЫ
ИГРЫ
ЕДА И НАПИТКИ
ЧУВСТВЕННЫЕ ВСТРЕЧИ ДЛЯ ВСЕХ
КЛУБ МЕРТВЕЦОВ
ДВЕРИ ОТКРЫВАЮТСЯ В ВОСЕМЬ ВЕЧЕРА
На экране высветился адрес. Даг записал его. Это было в Голливуде, недалеко от Сансет и Вайн. Веселье начиналось сегодня в десять вечера. Цифровые часы в компьютере показывали два тридцать семь. У него было достаточно времени, чтобы принять душ, сесть в машину и отправиться в Лос-Анджелес. Все-таки сегодняшний вечер будет не так уж и плох.
Даг выключил компьютер и через мгновение уже стоял под душем, намыливая тело, а его мысли были заняты предвкушением предстоящего вечера. Прошел почти год с тех пор, как он занимался сексом, и потребность пульсировала в его венах сильнее, чем когда-либо. Когда вспыхнула эпидемия, он оставался в своей высокой крепости, выходя только за едой и припасами. В первые несколько месяцев ходячие мертвецы превосходили по численности живых, но по мере того, как пролетали недели, количество их сокращалось от естественного разложения и выстрелов в голову. Из-за малочисленности населения в этом районе, он редко встречал ходячих мертвецов. Те, что попадались ему на пути, превращались в малиновую жижу. Но за последние полгода он не встретил ни одного мертвеца. По-видимому, он уничтожил всех, кто был в этом районе.
Меньше чем через час Даг Ричардс, полностью экипированный, направлялся на юг, в Лос-Анджелес.

Все выглядело так, будто на Голливудском бульваре только что прошла самая большая в мире новогодняя вечеринка. Улица была усеяна мусором: кусками бетона, битым стеклом и хламом. Полуразвалившиеся машины стояли посреди бульвара, некоторые были перевернуты и выпотрошены. Даг видел почти то же самое с тех самых пор, как добрался до границы округа Сан-Бернадино. Почти вся цивилизация превратилась в руины.
Немногочисленные люди, мимо которых он проходил, были одеты так же, как и он: двойные толстые рабочие ботинки, пояс с флягой и охотничьим ножом, пистолет в кобуре и большое автоматическое оружие за плечами. Также у некоторых были перекинуты через плечи патронташи. Те, мимо кого двигался Даг, признавали его одним из живых и разумных; они кивали, когда он проезжал мимо. Даг кивал в ответ. Те, кто пережил эпидемию и ее непосредственные последствия, обычно приветствовали тех, кто был жив. Их вид теперь был вымирающей породой.
Даг легко нашел Сансет и припарковал джип позади брошенного фургона. Тяжелая электронная музыка гремела из узкого дверного проема, практически незаметного среди полуразрушенных зданий. Когда Даг приблизился ко входу, послышался слабый взрыв смеха. Он усмехнулся. Сегодня все будет хорошо.
Тихий стон отвлек его внимание. Даг резко повернулся к источнику звука. Блевотно-зеленого цвета чувак в майке "Роллинг Стоунз" и рваных джинсах ковылял к нему. Из внутренней стороны локтя торчала тонкая игла для подкожных инъекций. Его глаза были запавшими и мертвыми. От него пахло несвежим свиным дерьмом.
Даг ухмыльнулся и вытащил девятимиллиметровый полуавтоматический пистолет "Люгер". Зеленый человек был в добрых двадцати футах от него и медлителен, как муха, застрявшая в патоке. Мертвец с жадностью застонал и протянул к нему руки.
Даг небрежно поднял "Люгер".
- Извини, Чарли, - сказал он и нажал на курок.
Громко прозвучал выстрел. Голова зеленого человека взорвалась серым и красным дерьмом и забрызгала стену здания. Его тело застыло на мгновение, руки беспорядочно заметались, как будто он только что вышел из автобуса не в том районе, а затем он упал. Даг усмехнулся, перешагнул через распростертое тело и направился к двери. Ни малейшего проблеска жизненной силы ни в одном из этих зомби-уёбков.
Даг переступил порог. Дверь охранял огромный парень с густой черной бородой и выпирающими татуированными бицепсами. Даг мельком заметил помповое ружье "Ремингтон" за стойкой. Вышибала кивнул, узнав в Даге одного из живых. Даг кивнул в ответ и вошел в клуб.
Должно быть, кто-то соображающий включил электричество в этой части города. В клубе горели стробоскопические лампы, придавая черному интерьеру мрачный стальной оттенок. "Министри" выли из звуковой системы клуба. Даг постоял у входа, пока его зрение не привыкло к мрачному интерьеру. Он усмехнулся. Ему нравилось то, что он видел.
Само здание было похоже на старый склад. Высокий потолок с крутящимися огромными промышленными вентиляторами. Бетонный пол, столы и стулья стояли полукругом вдоль правой стены. Добрых пятьдесят футов пространства в центре комнаты были отведены под танцпол. Две дюжины пар танцевали. Справа располагался большой бар; бармены наполняли заказанные напитки. Официанток, подающих коктейли, в этом заведении, похоже, не существовало. Даг прошел дальше в клуб и оглядел собравшихся там людей. Большинство из них выглядели как студенты колледжа, одетые в модную, яркую, обтягивающую одежду; парни носили мешковатые брюки и рубашки; женщины короткие юбки или узкие брюки и топы с глубоким декольте. Несмотря на то, что цивилизация вступила в постапокалиптические времена, вы этого не заметите, придя в это место. Это заведение все еще ощущалось как место для съема из давно забытых времен.
Даг подошел к бару и небрежно прислонился. За стойкой высокий чудоковатый парень с короткой стрижкой обратился к нему и принял заказ. Даг заказал порцию "Блэк Джека" и бутылку "Миллера". Бармен выполнил заказ, и Даг почувствовал, как первая рюмка огнем растекается по венам. Он развернулся на стуле, разглядывая толпу и потягивая пиво. Мэрилин Мэнсон стонал, что мы все - звезды в наркошоу.
Два глотка пива и он начал постреливать глазами по сторонам. Рассмеявшись, Даг поплыл по течению. Он заказывал выпивку своим новым спутницам, бесцельно болтал и отпускал шуточки. В радиусе двадцати футов было целых шесть женщин, которые подавали сильные сигналы интереса. Было очевидно, что они заинтересовались им, но кошачьи бои, казалось, были еще далеки от завершения. Большинство из них, похоже, также приударяли за другими парнями; спрос на людей, которые хотели провести вечер с другой здоровой душой, был выше, чем в былые дни, когда приходилось преодолевать СПИД, эго, интеллектуальные игры и эмоции, прежде чем доберешься до сути. Даг знал, что те, кому он сегодня вечером откажет, окажутся с кем-то еще. Без обид.
После пяти бутылок пива он уже вовсю беседовал с потрясающе красивой блондинкой. Она была не выше пяти футов двух дюймов, и у нее была чудесная грудь. Как только она моргнула своими большими голубыми глазами, он был пойман на крючок. Голова у него кружилась от адреналина, кайфа от алкоголя и музыки.
После еще трех кружек пива они уже сидели в джипе Дага и направлялись к дому Тиффани в Западном Голливуде. Их сопровождала ее подруга Андреа, высокая, стройная, с большими карими глазами и большой грудью (посмотри правде в глаза, - подумал Даг. - У каждой женщины будет отличная грудь, так как ты не видел ее больше года, с тех пор, как началось все это дерьмо с зомби). Пока Даг вел машину, Тиффани рассказывала, что ее жилой комплекс - одно из немногих зданий в Лос-Анджелесе, где все еще есть электричество и водопровод. Их квартира находилась на верхнем этаже, куда можно было попасть только посредством лифтов. Ходячие мертвецы были слишком глупы, чтобы управлять лифтами. Обе женщины носили с собой девятимиллиметровые пистолеты и дополнительные обоймы. Они обе были неплохими стрелками. Даг улыбался, почти не обращая внимания на их шутки. Он мог думать только о том, что ждет его впереди.
Спустя некоторое время они прибыли. И Даг поехал с ними, вместе с Тиффани и Андреа, обнимающими друг друга, в уютный и элегантный девчачий пентхаус на десятом этаже.

- Почему бы вам не поехать со мной ко мне домой?
Это была одна из немногих законченных фраз, которые Даг сказал им с момента прибытия в их квартиру. Всю прошлую ночь и большую часть сегодняшнего утра они резвились на огромной водяной кровати. Был уже полдень. Даг сделал это предложение после очередного, казалось бы, бесконечного раунда секса. Андреа вопросительно посмотрела на него справа, ее длинные ресницы скрывали замешательство в глазах. Только Тиффани, страстно улыбаясь ему из его паха, ответила. Даг усмехнулся, глядя на нее сверху вниз.
- Что ты сказала?
Тиффани поползла вверх по нему. Андреа легонько провела пальцем по мочке его правого уха.
- А зачем нам ехать к тебе, любимый? - усмехнулась Тиффани.
Даг кивнул в сторону огромного развлекательного центра напротив кровати. Он был оснащен двадцатичетырехдюймовым цветным телевизором, видеомагнитофоном, DVD-плеером и высокотехнологичной стереосистемой. Ничего из этого не работало из-за неисправной электрической системы в здании. Лифты и освещение были единственными, что работало в здании.
- У меня дома есть такие вещи, и они работают.
Андреа скользнула своим языком ему в ухо.
- Серьезно! Как это возможно?
Даг почувствовал, как пальцы удовольствия пронзили его, когда Андреа провела языком по его уху.
- Поехали со мной, я вам покажу.
- Где ты живешь? - прошептала Андреа, целуя его в мочку уха.
- В Высоких Сьеррах.
Тиффани села в постели.
- Господи, это очень далеко.
Даг тоже поднялся.
- Хотя бы поехали со мной на пару дней. У меня есть все удобства современных технологий, и все работает.
Он набросал примерный список того, как был устроен его дом, включая генератор, телефонную линию и компьютер. Обе девушки оживились, услышав про это. Даг усмехнулся и потрепал Тиффани по плечу.
- Всего на несколько дней. Вам понравится.
- Я не знаю, - ответила Тиффани. Она повернулась к Андреа, которая лежала на животе, выпятив ягодицы и согнув ноги в коленях. - А ты как думаешь?
Андреа задумчиво поджала губы.
- Неплохая идея, - она посмотрела на Дага. - Через пару дней отвезешь нас обратно?
- Детка, после того, как вы увидите, что есть у меня дома, вряд ли вам захочется возвращаться, - усмехнулся Даг.
Тиффани и Андреа переглянулись. Даг улыбнулся и Тиффани хихикнула.
- Ну, тогда поехали.
Час спустя они отправились из пустого, мертвого Лос-Анджелеса в горы.

Он был прав насчет их реакции, когда они добрались до дома. Они были не просто поражены, они были потрясены.
Девочки с благоговейным трепетом смотрели на огромную гостиную, громадную столовую и игровую комнату внизу, заполненную игрушками, пинбольными автоматами, большим бильярдным столом и другими электронными гаджетами. Они восхищались широкоэкранным телевизором и тем, что он работал; они охали над его огромной коллекцией видеокассет, ДВД, компакт-дисков и книг. Они были в равной степени впечатлены его огромной кухней и ее принадлежностями. Андреа завизжала от восторга, когда открыла морозилку и обнаружила замороженную пиццу. Чтобы успокоить ее и их растущий аппетит, Даг поставил пиццу в духовку. Затем он повел своих гостий на задний дворик.
Оказавшись во внутреннем дворике, они ахнули при виде великолепного зрелища, открывавшегося с высоты на горный хребет. Его дом стоял на скале, с которой открывался вид на главный перевал, идущий вверх по Сьерре, и если посмотреть прямо на запад, то можно было увидеть невысокие холмы долины Сан-Хоакин. Это было потрясающее зрелище.
Он повел их в лес, который был его собственностью, и показал им генератор. Он показал им поток, протекавший рядом, и объяснил, как это все работает. Даг указал на массивную спутниковую антенну, стоявшую рядом с его домом; она обеспечивала телефонной связью, а раньше обеспечивала трансляцию более пятисот каналов со всего мира. Девушки были поражены вдвойне.
Они съели пиццу, которую Даг поставил в духовку, со всем энтузиазмом и азартом детей, проводящих день в "Чак и Чиз". Ни у кого из них не было пиццы... ну, черт возьми, уже больше года прошло с тех пор, как первый зомби восстал из могилы и укусил первого проходящего человека. В Лос-Анджелесе было много замороженных пицц, которые оттаяли, когда электричество накрылось, и с исчезновением всей энергии наслаждаться их вкусом можно было только в воспоминаниях. Даг улыбнулся, поставил в духовку еще одну пиццу и достал два ящика "Дос Эквис". Он сунул руку под кухонный шкафчик и достал пакетик с каким-то порошкообразным веществом, от которого обе девочки взвизгнули. Пицца, пиво и кокc - три замечательных вкуса, которые прекрасно сочетаются друг с другом!
Они жевали и пили, возбужденно болтая. Даг усмехнулся. Девушки вели себя так, словно находились в особняке Дональда Трампа. И для них это был особняк. У тех, кто пережил зомби-чуму, наверняка не было такой роскоши, как проточная вода.
Когда они наелись досыта, Даг свернул хрустящую бумажку в десять тысяч долларов. Тиффани чуть не лепетала от возбуждения.
- Господи Иисусе, Даг! - ее глаза сверкнули, на щеках появились ямочки от улыбки. - Так вот как тебе удалось заполучить такое охрененное место?
Даг протянул ей свернутую купюру и подмигнул им.
- Там, откуда я это взял, есть еще, детка. Хотя эти деньги ничего не стоят в наши дни.

Даг был прав насчет того, что Тиффани и Андреа захотят остаться здесь дольше, чем на несколько дней.
Первые две недели в горном убежище прошли в томном траханье, еде, сне, нюхании кокаина, траханье, еще большем сне, снова траханье, еде, пьянке, в еще большем поглощении кокаина, еще большем траханье и, да, траханье. Они вдвоем устроили ему такую тренировку, которую Даг никогда не думал, что снова испытает с женщиной. После первой ночи ему показалось, что его член вот-вот отвалится от непомерного напряжения, вызванного непривычными деформациями, каким они его подвергли. Он занимался сексом каждый день, если не с ними обоими одновременно, то с одной или с другой. Из-за того, что они были бисексуалками, это еще больше подстегивало его. Были моменты, когда вся энергия уходила из его тела, но вид Тиффани, вылизывающей киску Андреа, с ее нежной маленькой попкой, торчащей в воздухе, полностью овладевал вниманием его волшебного жезла между ног. Этого всегда было достаточно для быстрого проникновения сзади.
Две недели спустя Даг отвез их в Лос-Анджелес собрать вещи. Тиффани сказала, что на самом деле им не так уж много и нужно, только сувениры. Фотографии их покойных бойфрендов, родителей, друзей. Безделушки. Даг не возражал, и они вернулись домой уже в темноте, насладившись еще одной ночью секса и кокаина.
Казалось, дни для Дага пролетали быстро. Утро состояло из пробуждения от запаха жареного бекона или бодрящего кофе, - одна из девушек была на кухне, а другая лежала рядом с Дагом. Он просыпался и иногда, если было подходящее настроение, занимался любовью с тем, кто был с ним в постели. После завтрака он сразу же принимался за работу по дому, а девочки бездельничали в гостиной, смотрели фильмы по телевизору с большим экраном или включали стереосистему. Андреа была книжным червем и предпочитала тихое утро в библиотеке. Тиффани обычно разогревалась по утрам с видео Шер. Около полудня они встречались на заднем крыльце за легким обедом, который обычно готовила Андреа. Весь остаток дня и вечер они занимались чем угодно, что им было интересно. Иногда они отправлялись гулять по лесу или сопровождали Дага в маленький городок, расположенный в долине в пятидесяти милях вниз по извилистой крутой дороге, чтобы запастись провизией. Фильмы и музыка почти всегда были в повестке дня. Тиффани сказала ему, что она, вероятно, могла бы смотреть каждую видеокассету и DVD, которые у него были, в течение года, и все равно не просмотреть их все. У Дага был целый магазин видео и DVD-дисков; его коллекция значительно увеличилась со времен начала чумы.
Вечера, как правило, заканчивались сексом и балдежом, обычно до раннего утра. Кокаин Дага был одним из двух десятков килограммов, которые он накопил за последние два года, приобретая у дилера, кроме того снабжавшего его постоянным количеством марихуаны. Травку Даг начал выращивать сам вскоре после начала зомби-чумы. Девушки также залазили и в эту заначку, обычно ранним вечером. Курево всегда помогало возбудить нервы и усиливало оргазм в их оргиях.
Для Дага это был рай. Сколько парней хотели бы иметь возможность трахать двух великолепных женщин с идеальной грудью каждую ночь и в любое время, когда они захотят?
И такой образ жизни продолжался все летние месяцы.


К концу августа Даг почувствовал, что что-то не так.
Последние две недели были наполнены слегка напряженными моментами. Впервые почти за два месяца Тиффани начала предлагать безумные идеи - съездить в Лос-Анджелес и пригласить сюда кого-нибудь из своих друзей. Даг поспешно отбросил эту идею. Андреа, похоже, была на стороне Тиффани, и они обсуждали эту тему добрую часть вечера.
- Мы просто хотим снова увидеть некоторых из наших друзей, - нашелся повод.
- Ну что ж, тогда мы съездим на денек и навестим их, - отвечал Даг.
Нет, они хотели большего. Они хотели привезти народ из Лос-Анджелеса на вечеринку.
- Ну что случится с тем, что уже у нас есть?
- Не пойми нас неправильно, - сказала Тиффани. Они сидели на кремовом диване в комнате отдыха. Видеомагнитофон показывал Терминатор 2. - Нам здесь нравится, и мы любим тебя.
Она подмигнула ему, широко улыбаясь, и Андреа поддержала ее поцелуем в щеку. Он был зажат между двумя женщинами, пока они объясняли ему свою ситуацию.
- Но... ну, мы вроде как скучаем по нашим друзьям, и мы просто подумали, что было бы неплохо устроить здесь большую вечеринку.
- А потом они захотят остаться, а вы будете уговаривать меня позволить им это, - Даг знал, к чему они клонят, и, ей Богу, он не собирался этого допустить. - Причина, по которой я построил этот дом, в первую очередь заключалась в том, чтобы избежать всего этого дерьмового образа жизни "Живи-быстро-оставь-после-себя-красивый-труп". Так что ни за что я не устрою большую шумную вечеринку для сотен людей, которых даже не знаю.
- Неужели ты даже не хочешь поговорить с другими людьми, узнать, что происходит? - это от Андреа. - Завести новых друзей, познакомиться с новыми людьми?
- Я не хочу заводить друзей и встречаться с другими людьми.
- Ну, допустим, мы это будем делать?
Теперь к беседе присоединилась Тиффани.
- Нам здесь нравится, Даг, и нам нравится быть с тобой, но мы просто не можем оставаться здесь взаперти. Нам нужно... время от времени общаться с другими людьми. Иметь других сексуальных партнеров.
Даг фыркнул.
- Ха! Так вот чего вы хотели все это время.
Андреа вздохнула.
- Все старые моральные устои исчезли, Даг. Мы не связаны с тобой никакими юридическими обязательствами, как и ты с нами. Мы не против того, что делим тебя. Как раз сейчас лично мне бы хотелось, чтобы у меня было больше одного любовника-мужчины.
- Мне тоже, - тихо сказала Тиффани.
Это привело Дага в ярость, но он сдержался. Его щеки покраснели, глаза вспыхнули неподдельным гневом. Он внезапно поднялся с дивана, сжав руки в кулаки.
- Понятно. Я даю вам все, о чем можно мечтать, но вы все еще хотите... хотите...
- Трахаться с другими парнями? - тон Тиффани был ледяным. Она подняла свои синие, как море, глаза, встретившись с ним взглядом. Обе девушки были одеты в шорты, бикини и ничего больше. Соедините их внешность с тоном и гневом, и они будут похожи на амазонских сук, не собирающихся терпеть дерьмо. - Да, Даг, честно говоря, я бы хотела трахаться с другими парнями. Точно так же, я уверена, и ты хотел бы трахать других женщин.
- Это неправда, - возразил Даг.
- Пиздишь.
Андреа встала и выбежала через стеклянные французские двери на заднюю веранду. Тиффани присоединилась к ней, оставив Дага одного мерить шагами комнату отдыха. Что, черт возьми, с ними не так? Он дал им все, что они могли пожелать или в чем нуждались, а теперь они хотели испытать другие удовольствия. Он всегда был добр и щедр к ним, любил и заботился о них. За последние несколько месяцев Даг очень сблизился с ними. Андреа и Тиффани были первыми женщинами, к которым он испытывал подобные чувства; если бы институт брака все еще существовал, он бы женился на них в тот же миг. Поскольку брак теперь канул в небытие, двоеженство стало намного проще. Можно любить двух женщин одинаково, и он любил их обеих больше, чем кого бы то ни было в своей жизни. Он повторял им это снова и снова. Неужели они этого не понимают?
Впервые за практически три месяца они провели вечер в почти каменном молчании.

Они поимели Дага той же ночью.
Даг, казалось, перешел от прострации к похоти в тот момент, когда Андреа погладила его под одеялом. Даг рухнул в постель один, оставив девочек остывать внизу. Теперь они присоединились к нему в постели, разбудив своими проявлениями любви. Даг очнулся от бешеного стояка - рука Андреа умело гладила его, губы и язык Тиффани скользили влажными поцелуями по его голому животу. Даг повернулся и обнял их; теперь спор был почти забыт.
Девушки играли с ним, ведя его по каскаду бесконечного секса - меняли позы, исследовали и проникали во все отверстия, целовали соски и губы. Даг полностью отдался им, уступая каждому их капризу.
Когда все закончилось, девочки наблюдали, как Даг погрузился в глубокий сон, и обменялись взглядами. Никто из них не озвучил свои планы, но одна и та же мысль вертелась у них в голове. Теперь они действовали чисто инстинктивно, позволяя всему идти своим чередом.
Андреа вскочила с кровати и выбежала из комнаты. Через мгновение она появилась с бейсбольной битой. Тиффани поспешно спрыгнула с кровати, когда Андреа закинула биту за голову, как Хэнк Аарон, готовящийся к хоумрану, а затем врезала! Толстый конец биты ударил Дага по макушке. От удара по руке Андреа пробежала дрожь. Даг издал сдавленный звук и отключился, его дыхание сначала стало быстрее, а затем вообще остановилось. На мгновение воцарилась мертвая тишина. Девочки замерли, затаив дыхание, ожидая какого-то сигнала смерти, исходящего от теперь уже разбитой головы Дага. В темноте ночи Тиффани едва могла различить струйки крови, сочащиеся из черепа Дага, но по его сморщенному виду и неподвижной груди она поняла, что первый удар Андреа сделал свое дело. Даг был мертвее дверного гвоздя.
Тиффани посмотрела на Андреа с растущим ликованием. Андреа победоносно подняла левую руку, в правой все еще держа окровавленную биту. Она издала боевой клич, и через мгновение обе девушки уже смеялись, обнимая друг друга, смеялись так сильно, что слезы текли по их щекам.
- Мы сделали это! - завизжала Андреа. Она поцеловала Тиффани в губы, и та с энтузиазмом ответила ей тем же. Андреа сияла, глядя на свою возлюбленную, их руки обнимали друг друга за талии, груди соприкасались. - Мы сделали это, детка. Мы сделали это, и это место наше, джип наш, все наше!
- И мы можем вернуться в Лос-Анджелес и забрать Брюса, Джейни и всех остальных из "Клуба Мертвецов", - продолжила Тиффани.
- И у нас будет одна большая вечеринка, и мы сможем привести кого захотим, - Андреа была так счастлива, что практически светилась.
Мысль о том, какой будет их жизнь теперь, в этом похожем на замок доме, поразила Тиффани, как взрыв. Это будет чудесно, как в раю. Тепло их любовных ласк все еще струилось по ее венам. Она все еще чувствовала, как семя Дага течет между ее ног, внутри нее. Это чувство вскипело в ней, заставило ее обнять Андреа и страстно поцеловать. Андреа обхватила лицо Тиффани ладонями и поцеловала в ответ, оставаясь в ее объятиях, пока поцелуй то усиливался, то ослабевал.
Тяжело дыша, они оторвались друг от друга.
- Я люблю тебя, Андреа, - выдохнула Тиффани.
- Я тоже тебя люблю, - сказала Андреа. - Давай вытащим отсюда тело Дага.
И они это сделали. Скатили тело Дага с кровати и поволокли его за руки по полу из дома. Они вытащили его на крыльцо, спустили по лестнице и положили рядом с большим дубом, возвышающимся рядом с хижиной. Тиффани накрыла его зеленым брезентом и улыбнулась. Обе девушки все еще были обнажены, их кожа покрылась мурашками от прохладного горного бриза. Тиффани ущипнула Андреа за сморщенные соски и снова поцеловала.
- Мы похороним его завтра, - сказала она. Она снова почувствовала влечение к Андреа. - Прямо сейчас я хочу, чтобы ты меня уложила в постель.
Все, что они смогли сделать, это вернуться обратно в дом через кухню. Они даже не смогли добраться до спальни, настолько сильны были их страсть и жажда друг друга. Они отдались друг другу на кухне, на большом столе, и занимались любовью, пока не погрузились в глубокий сон.

На следующее утро.
Тиффани вышла из ванной в одной из рубашек Дага из шамбре и больше ни в чем. Андреа только начинала шевелиться в лучах утреннего солнца. Они уснули в объятиях друг друга на полу гостиной, и теперь солнце заливало золотым светом их импровизированную кровать. Андреа улыбнулась Тиффани, ее глаза были полны любви.
- Привет!
- Хорошо спалось? - спросила Тиффани, улыбаясь ей сверху вниз.
- Мммм. Никогда не спала лучше, - Андреа приподнялась на локтях. - А ты?
- Как младенец.
Тиффани прошла на кухню и принялась шарить в поисках стакана для воды. Андреа встала и взяла футболку, брошенную на диван несколько дней назад. Она надела ее через голову как раз в тот момент, когда Тиффани вернулась из кухни. Тиффани потягивала воду из стакана.
- Что ж, думаю, мы должны позаботиться о Даге.
Андреа кивнула.
- Ага.
Тиффани поставила стакан. Они вместе вышли на улицу и спустились по ступенькам туда, где прошлой ночью положили Дага.
Они обе одновременно остановились. Сердце Тиффани бешено заколотилось в груди. Ее конечности внезапно стали ватными. Она бросила испуганный взгляд на Андреа, которая выглядела так, словно только что стала свидетельницей ужасного преступления. Эта мысль пришла им в голову одновременно, вызвав мгновенный подъем страха.
- О, Господи, - сказала Андреа.
Дага не было там, где они оставили его прошлой ночью. Остался только брезент с несколькими засохшими пятнами крови.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Тиффани смогла собраться с мыслями.
- Господи, Андреа, ну почему мы, блядь, не подумали об этом.
Она повернулась и побежала вверх по ступенькам на заднюю веранду. Андреа последовала за ней, больше из страха остаться одной. Тиффани пересекла веранду и вошла в дом, Андреа последовала за ней. Мысли Тиффани метались, как лесной пожар. Он был мертв, потом воскрес из мертвых, потому что стал нежитью, они убили его, но не так, как следовало бы. Им нужно вооружиться и найти его прежде, чем он найдет их. Она бросилась через кухню в кабинет, где Даг хранил свою коллекцию оружия. Одного хорошего выстрела в голову будет достаточно.
- Мы должны это сделать...
- Сделать что, детка?
Голос раздался слева от Тиффани, как раз когда она переступала порог кабинета. Тиффани вздрогнула, страх застрял у нее в горле и заглушил крик.
Даг стоял в темном коридоре с помповым ружьем "Ремингтон" в руках. Его кремнево-серые глаза горели маниакальной яростью. Кровь запеклась на левой стороне его лица и заляпала левое плечо и грудь кровавой кашей. Тиффани показалось, что она видит осколки черепа в разрушенной массе головы. Даг ухмыльнулся и шатаясь двинулся к ним, тщательно прицеливаясь из дробовика. Его левая рука казалась частично парализованной. Он положил на нее дуло дробовика, крепко ухватившись за него правой рукой. Даг держал их, застывшими в страхе, под прицелом.
- Вы даже не проверили, мертв ли я, не так ли? - он хихикнул. - Глупые легкомысленные сучки.
Девушки отступили назад. У Тиффани перехватило горло, но она все же сумела выдавить несколько слов.
- Даг, пожалуйста...
- Довольно! - Даг взмахнул дробовиком. - Никаких извинений. Вы пытались забрать то, что было моим, и чуть не убили меня за это. Хотя я думаю, самое худшее во всем этом то, что вы сделали это таким трусливым образом - решили ударить исподтишка и оставить умирать, - он смотрел на них своими горящими глазами. - Это показывает, насколько вы чертовски глупы. Если бы у вас были хоть какие-то мозги, вы бы снесли мне голову одной из пушек, и все, - он злобно смотрел на них. - А если бы я умер? Предположим, я умер и вернулся? Что бы вы сделали?
- Я... - Тиффани попыталась ответить, что они как раз этим и занимаются, но остановилась.
Он был прав. Они были глупы, не говоря уже о беспечности. Любое оправдание, которое она придумает, только сделает ее еще более тупой.
- Я так и думал, - пробормотал Даг. - У вас нет ответа на этот вопрос. Разве не так?
Девушки ничего не ответили. Они застыли, парализованные страхом.
Даг хихикнул, ухмыляясь. Дробовик все еще был нацелен на них.
- Поверьте мне, но я хорошо знаю таких, как вы. Я знал это еще тогда, когда встретил вас в "Клубе Мертвецов". Жить сегодняшним днем, ради плоти, ради желания. Все остальное не имеет значения. Ни душевного, ни духовного покоя. Даже ради красоты самой жизни. Дрейфуете от одной вечеринки к другой в поисках следующей дозы кокаина, следующего кобеля.
Тиффани видела, что он держится на чистом адреналине, подхлестывающем его силы, сохраняя ему жизнь после травмы головы. Лоскут кожи позволял мельком увидеть раздробленную кость черепа.
- Даг, пожалуйста, - сказала Тиффани. Ее руки были подняты в знак примирения. Андреа стояла рядом с ней, и улыбка пыталась пробраться на ее лицо. - Даг, опусти пушку, - сказала Тиффани спокойным голосом. Мягким голосом. - Опусти пушку, и мы тебе поможем...
Ствол дробовика поднялся до середины груди.
- Сомневаюсь - глаза Дага сузились, когда он сосредоточился на своей цели. На покрытом коркой крови лбу блестящими капельками выступил пот. - Я умру, Тиффани. Я умру, а потом встану и буду ходить по земле в состоянии неопределенности. Единственная проблема в том, что рядом не будет никого, кто мог бы удовлетворить мою новую жажду.
Тиффани снова начала невнятно бормотать, к ней присоединилась и Андреа.
- Заткнитесь! - выпалил Даг. Его палец все сильнее сжимал спусковой крючок. - Просто заткнитесь, мать вашу! Если вы собирались убить меня, то должны были вышибить мне мозги, но вы этого не сделали. Я умру. Я умру и вернусь, и не позволю, чтобы это сошло вам с рук...
Он почти плакал, его голос теперь звучал прерывисто и хрипло. Он сделал глубокий финальный вдох. Сфокусировался на них взглядом. Решился.
- Я не позволю вам выйти сухими из воды.
Быстрым движением он схватил ствол дробовика и обрушил тяжелый приклад на голову Тиффани. Она рухнула на пол, ее глаза закатились на лоб. Он осклабился, глядя на Андреа, стоявшую в оцепенении.
Внедрение приклада дробовика в череп Андреа дало сходные результаты. Даг стоял над ними, тяжело дыша, его охваченный паникой разум лихорадочно работал.
Через пять минут, прихрамывая, он уже спускался по ступенькам в лес и поднимался на гору, волоча за собой обеих девушек за лодыжки.

Женщины пришли в себя сразу после того, как Даг надежно привязал их к двум большим дубам на задворках своего участка.
На это ушли все последние силы. После того, как он вытащил обеих девушек, Даг потащился обратно в дом и порылся в своем рабочем столе в поисках веревки или по возможности чего-нибудь покрепче. Он нашел какой-то сверхпрочный стальной трос и веревку и, сделав паузу, чтобы немного отдохнуть (и дать пройти сильному приступу тошноты), направился туда, где оставил девушек.
Он тщательно зафиксировал их, позаботившись о том, чтобы они были надежно связаны.
Он также убедился, чтобы их разделяло добрых тридцать футов.
Потом он ждал, когда они очнутся.
Они медленно приходили в себя. Андреа первой сфокусировалась на происходящем. Увидев Дага, она тут же расплакалась.
Тиффани очнулась через полчаса.
Даг встал и подошел к обеим женщинам, держа в руках дробовик. Его дыхание с хрипом вырывалось из груди. Он уже чувствовал, как слабеют его конечности, как нарушается равновесие. Он знал, что у него серьезная черепно-мозговая травма. Выживет он или умрет, - лишь вопрос времени, вопрос ближайших двадцати четырех часов. И если он умрет, то обязательно вернется.
Мысль о том, чтобы попробовать их, вызывала у него отвращение.
Забавно, что он подумал об этом сейчас, усмехнулся он про себя, поднимая ствол дробовика и прицеливаясь. Он определенно любил смаковать их раньше.
Левый глаз Тиффани расширился от ужаса, когда дуло дробовика нацелилось ей в живот; правый глаз был закрыт и распух.
- Нееет! Даг!
Даг нажал на курок. Дробовик выплюнул сгусток энергии, отбросив Тиффани назад. Большая дыра разверзлась между ее грудей, извергая куски плоти, костей и кожи. Падая на спину, Тиффани аморфно ударилась о ствол дерева и соскользнула вниз, ее глаза были широко раскрыты и пусты. Грохот выстрела вывел Андреа из шока. Она стала вырываться из своих оков, широко раскрыв глаза от страха. Ее полные губы были открыты от ужаса, когда она перевела взгляд с трупа Тиффани на Дага.
Даг передернул цевьё на дробовике и прицелился в Андреа, пристально глядя в ее голубые глаза. Ее лицо побелели от страха.
- Нет, Даг, пожалуйста, Боже, нет!..
- До свидания, Андреа, - сказал Даг и нажал на курок.
Ее правая грудь взорвалась ливнем внутренностей. Удар отбросил ее назад на Тиффани. Даг дослал еще один патрон в патронник и шагнул вперед.
Андреа все еще была жива. Ее левый бок судорожно дергался. Когда он приблизился к ней, ее глаза остановились на нем. Она пошевелила конечностями в слабой попытке убежать. Кровь текла изо рта и лилась из груди, пятная Тиффани и лесную подстилку. Из ее горла вырвался хныкающий звук. Даг встал над ней и прицелился, легкая улыбка начала расплываться по его лицу. Извращенное чувство эйфории охватило его, когда он стоял над ней. Она корчилась от боли под ним, все еще пытаясь сбежать. Там, где когда-то была ее роскошная правая грудь, зияла огромная дыра из разорванной плоти.
Даг улыбнулся и прицелился ей в грудь. Туда, где сердце.
- До свидания, Андреа.
И нажал на спусковой крючок.
Он стоял в чаще, слушая, как по лесу разносится эхо выстрела из дробовика.
Тиффани прекратила свою борьбу за жизнь. Даг пнул ее сапогом. Она была мертва.
И Андреа тоже.
Он чувствовал, что слабеет, но знал, что должен подождать. Он должен увидеть, сработает ли то, что он так поспешно спланировал.
Пальцы Андреа дрогнули. Через мгновение нога Тиффани шевельнулась. Глядя на двух девушек, лежащих перед ним, Даг подавил приступ тошноты, изо всех сил стараясь дышать спокойно.
Андреа попыталась сесть. Ее мертвые глаза остановились на нем, она открыла рот и зашипела. Даг улыбнулся. Он хорошо знал это выражение лица. Он уже видел такое раньше на сотнях из них. Это был взгляд нескончаемого голода.
Через мгновение к ней присоединилась Тиффани. Обе женщины напрягались в своих оковах, их руки тянулись вперед, челюсти открывались и закрывались, зубы скрежетали от голода. Даг рассмеялся. Он подумал, что это все равно что привязать голодного человека перед стейком "филе-миньон" и дразнить его им.
Даг отступил на десяток шагов, чувствуя, как его начинает шатать.
- До свидания, девочки.
Он тяжело опустился на задницу, аж дробовик чуть не вылетел из рук. Он чувствовал, что теряет сознание. Ружье вдруг показалось ему тяжелым, но он все же сумел поднести ствол ко рту. Даг обхватил губами оба ствола, заскрежетав зубами по холодной стали. Вытянув руку, пальцем нащупал спусковой крючок как раз в тот момент, когда почувствовал еще одну волну черноты, нахлынувшую на него.
Громко прозвучал звук выстрела из дробовика и эхом разнесся по всей долине.
Голодные вопли и скрежет зубов продолжались гораздо дольше.

Перевод: Игорь Шестак
Категория: Дж. Ф. Гонсалес | Добавил: Grician (08.12.2020)
Просмотров: 60 | Теги: Дж. Ф. Гонсалес, рассказы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль