Авторы



Гротескная история, связанная с бонусами...





Рамона Томас знала, что это произойдет, и это произошло. В тот момент, когда ее босс Сильвия начала возбужденно говорить, что все они получат бонусные чеки - снова - Рамона откинулась на спинку стула и начала медленно закипать. Три месяца назад, когда выдавались бонусы, они предназначались для руководителей высшего звена. Через два месяца их получили все освобожденные сотрудники. В прошлом месяце было то же самое. Рамона видела письмо, которое сопровождало бонусные чеки, и медленное кипение превратилось в кипящую яму гнева. Услышав, как Сильвия стучит каблуками по кабинету, радостно ликуя, что все они получат еще один бонус, Рамона взяла телефон и набрала добавочный номер Дэвида Пирса, настольного издателя. Дэвид ответил после первого же гудка.
- Снова пришло время бонуса, - сказала Рамона.
- Ты что, шутишь?
- Разве я стала бы шутить о чем-то подобном? - Рамона откинулась на спинку стула, готовясь расслабиться в конце рабочего дня. - Сильвии только что позвонила Ингрид, она привезет чеки сюда минут через тридцать.
- Здорово...
- Можешь не сомневаться, мы не получим эти деньги!
- Ты уверена? - Дэвид всегда надеялся, что иерархия "Рэндольф Индастриз" не обманывает их, но у Рамоны за плечами был десятилетний опыт работы в компании. Она знала, как здесь обстоят дела: тех, кто выполнял основную работу, дискредитировали, обманывали, изводили, заставляли чувствовать себя неполноценными и они не участвовали в дележке плодов деятельности компании. Дэвид видел, что происходило в течение последних трех месяцев, и все же еще надеялся, что почасовые сотрудники тоже будут отмечены за их вклад. Парню предстояло еще многое узнать.
- Вот увидишь, - сказала Рамона.
Она молчала, пока Ингрид из отдела Управления Бизнесом с улыбкой на лице спускалась вниз и вручала Сильвии бонусные чеки вместе с еще одним поздравительным письмом от Питера Гранта, вице-президента компании. Рамона видела копию письма в прошлом месяце, когда спускалась в кабинет своей подруги Кэти Мартинес, чтобы пожалиться на несправедливость всего этого. Кэти была единственным освобожденным сотрудником, который понимал; она поднялась из рядов скромных почасовиков и упорно трудилась для своей новой должности. Кэти заслуживала бонус, но также как и каждый сотрудник, работавший в "Рэндольф Индастриз".
Чеки были розданы. Рамона лазила в интернете на своем компьютере, а Сильвия вернулась в свой офис, чтобы порадоваться своему бонусу. Была почти половина четвертого, и у Рамоны оставалось еще сорок пять минут до официального окончания рабочего дня. Будь она проклята, если сегодня будет работать больше. Выполнив большую часть работы по проекту, который позволил компании сэкономить столько денег, сколько у них было, и заключить больше сделок, чем когда-либо они имели с момента их существования, Рамона была еще более раздражена, чем большинство почасовых сотрудников.
Все шло к критической точке. Было хорошим совпадением, подумала она, что корпоративные иерархии решили раздавать бонусы в пятницу днем. Ей также повезло, что они выбрали пятницу их следующего "счастливого часа". Примерно каждые четыре недели несколько почасовых сотрудников из "Рэндольф Индастриз" встречались в соседнем мексиканском ресторане, где потягивали "Маргариту" и жевали начос, сплетничая и расслабляясь. И сегодняшний вечер не стал исключением, хотя тема разговора вполне заслуженно касалась бонусной полемики.
Их было шестеро, собравшихся вокруг большого стола во внутреннем дворике мексиканского ресторана "Михарес". Послеполуденное солнце садилось, дневное тепло исчезало с легким ветерком, дувшим с гор Сан-Габриэль. Как только подали напитки, Рамона повернулась к Кэти.
- Могу я посмотреть копию письма, которое Пит написал для бонусов?
- Конечно.
Кэти порылась в сумочке и протянула письмо Рамоне, которая молча прочитала его. Эми Тейлор, секретарша, работавшая с Рамоной, читала через ее плечо.
- Благодаря вашему вкладу, мы с гордостью вручаем этот бонус за ваш упорный труд и верную преданность, "Рэндольф Индастриз", - прочитала Рамона вслух. - За кого он нас принимает? За пустое место?
Эми все еще читала и заметила что-то в нижней части письма.
- Посмотри на это, Рамона.
Она указала на то, что привлекло ее внимание.
Рамона прочла это.
- "Рэндольф Индастриз" считает, что разделение успеха компании с нашими самыми ценными сотрудниками поможет укрепить связь между руководством и персоналом, таким образом создавая более сильное чувство командной работы. Если бы не вы, наши трудолюбивые сотрудники, "Рэндольф Индастриз" не была бы там, где она сейчас.- Она повысила голос. - Значит все, кроме почасовых сотрудников, являются единственно самыми ценными? Что за куча дерьма!
Дэвид сидел за столом, жевал начос и пил "Корону".
- Так вот на что это похоже.
- Это просто нечестно, - сказала Рамона.
Она вернула письмо Кэти, которая молча сунула его обратно в сумочку. Она повернулась к Дэвиду.
- Мы с тобой так же усердно работали над проектом "Квадра", который принес им столько пользы.
- Верно, - кивнул Дэвид.
- Черт побери, да в моем отделе тупицы, которые должны знать все программы, сидели, засунув большие пальцы в задницы, пока я разбиралась для них с нюансами программного обеспечения. Разве это не то, за что им платят?
Эми и Кэти переглянулись и пожали плечами.
- Думаю, да, - ответила Эми.
- Судя по тону этого письма, все, кроме почасового персонала, действительно что-то делают, - сказала Кэти, вставив и свои два цента.
- Из-за этого кажется, что мы ничего не стоим, - сказала Эми. Она сделала глоток своей "Маргариты". - Как будто то, что мы делаем, на самом деле не имеет никакого значения. Как будто мы расходный материал.
Рамона собиралась прокомментировать это, но Дэвид перебил ее.
- Но это не так, потому что если вы хорошенько подумаете, весь освобожденный персонал тоже расходный материал.
Это заставило их всех задуматься, и они затихли на мгновение. Рамона сделала большой глоток "Маргариты" и поставила бокал на стол.
- Ты прав, - сказала она. - Когда ты по-настоящему взглянешь на это, все в Рэндольфе - расходный материал.
- Конечно, - ответил Дэвид. - Бухгалтеры, администраторы, специалисты по контрактам, даже руководители. Они все могут быть заменены просто так. - И он щелкнул пальцами, подчеркнув это. - Если вы посмотрите на всю картину целиком, людей с так называемыми специальностями белых воротничков хоть пруд пруди. Их можно легко заменить и обменять. Они не такие особенные, как думают.
- Ну, и мы тоже, - съязвила Эми.
- Верно, но если руководство собирается вознаградить сотрудников за проделанную работу, которая помогла им добиться успеха, а именно за проект "Квадра", они должны вознаградить всех сотрудников. Не только освобожденный персонал. Когда они это делают, кажется, что освобожденный персонал более... как бы это сказать? Более привилегированный, чем все остальные.
Некоторое время эта проблема была в центре их внимания, а затем они перекинулись на другие темы. Гнев Рамоны на мгновение улетучился, сменившись эйфорией от выпивки и разговоров, но когда через несколько часов они выходили из ресторана, эта тема снова всплыла.
- Знаете, в этом году такое происходит уже в третий раз, - сказала она, обращаясь к Эми и Дэвиду. - И высшее руководство действительно ничего не слышало от нас о том, как мы относимся к этому. Может быть, настал этот момент.
- Что ты хочешь сделать? - спросила Эми.
- Написать письмо, - сказала Рамона.
- На этот раз без грубости, - сказал Дэвид, погрозив Рамоне пальцем.
Рамона усмехнулась.
- Никакой грубости, но я хочу, чтобы они знали, как мы к этому относимся. Но я не смогу этого сделать, если у меня не будет вашей поддержки. - Она посмотрела на Эми и Дэвида, которые выразили свое одобрение. - Я напишу остальным сотрудникам по электронной почте и посмотрю, что они думают, прежде чем сделаю это.
Следующий понедельник выдался неспешным. Ей все еще не давала покоя мысль написать строгое, лаконичное письмо руководству с выражением неудовольствия по поводу того, что почасовым сотрудникам не выплачивают бонусы. Она изложила свой план в электронном письме, которое разослала примерно двадцати почасовым сотрудникам, работавшим под эгидой Службы Поддержки. Сотрудники Службы Поддержки в основном состояли из секретарей, но также включали администраторов, помощников администраторов, текстовых операторов, настольных издателей и всевозможных компьютерных гуру, таких как Рамона. Их основной функцией было предоставление услуг отделам, в которых они работали. Несмотря на то, что многие почасовые сотрудники работали над некоторыми сложными проектами - многие из них были очень важны для управления компанией и способствовали ее общему успеху, - им редко предоставлялась возможность разделить плоды труда компании или получить признание за вносимый ими вклад в общее дело.
К концу дня Рамона получила ответы от всех сотрудников Службы Поддержки, и подавляющее большинство из них выразили ей свое содействие. Перед своим уходом она составила письмо вице-президенту компании Питеру Гранту, автору оригинальной записки, сопровождавшей бонусные чеки для освобожденных сотрудников. Поскольку чеки и записка были от него, она решила, что ее письмо тоже должно быть отправлено ему.
На следующий день она закончила окончательный вариант служебной записки и отправила копию Дэвиду для оценки. Через полчаса он ответил по электронной почте. Отличная работа! Тебе удалось разумно передать свои чувства и не показаться злой, что только сделало бы руководство еще более раздражительным. Будем надеяться, что это сработает!
Сильно в этом сомневаюсь, подумала Рамона, распечатывая письмо. Так как она не подписала его своим именем - лишь пометив, что оно от сотрудников Службы Поддержки, - она вложила письмо во внутриведомственный конверт и положила его в корзину Исходящие.
Через несколько дней всем сотрудникам Службы Поддержки была разослана служебная записка от Питера Гранта.
Уважаемые Сотрудники Службы Поддержки,
Спасибо за вашу записку. Высшее руководство рассмотрело возможность включения почасовых сотрудников в распределение бонусов, и мы услышали вашу позицию по этому вопросу. Общее мнение таково, что, поскольку почасовые сотрудники уже получают льготы, которые освобожденные сотрудники не могут с ними разделить, а именно - возможность работать сверхурочно за дополнительную компенсацию, - мы считаем, что это исключает получение ими бонусов.
Пожалуйста, помните, что руководство ценит вашу преданность и усердную работу. В конце концов, самое главное, что ваша работа очень важна и вы вносите свой вклад в общую картину успеха "Рэндольф Индастриз".
Искренне Ваш,

Питер Дж. Грант, МУБ
Бизнес Администратор


Неужели он вдруг забыл, что высшее руководство уже запретило сверхурочную оплату для почасовых сотрудников? Рамона трижды перечитала записку, и с каждым разом смысл ее становился все яснее. Неважно, как упорно вы работаете, вам не удастся получить вознаграждение или признание за то, что вы делаете.
Через десять минут после того, как Рамона прочитала записку, пришло первое электронное письмо. Оно было от Дэвида. Ну, похоже, высшее руководство в значительной степени придерживается мнения, что мы просто рабы. Думаю, мы не существуем в их глазах. В почтовый ящик Рамоны пришло еще несколько электоронных писем, отражающих те же чувства. К концу дня консенсус среди почасовых сотрудников был единогласным: если высшее руководство смотрит на них свысока, как на батраков, зачем продолжать вкладывать свой талант, свой труд, свои идеалы в компанию, которую меньше всего заботит признание их заслуг.
Рамона и Дэвид придумали план забастовки в конце дня. Они разослали свой план всем сотрудникам Службы Поддержки и были встречены единодушным согласием. Поскольку "Рэндольф Индастриз" была не профсоюзной компанией, они не могли устроить забастовку как таковую. Но они могли нанести удар по-своему. И то, как Рамона и Дэвид изложили свой план в электронном письме, было очень просто. В четверг, через два дня, начиная с 9:00 утра, все сотрудники Службы Поддержки должны были прекратить работу. Секретарши должны были перестать отвечать на телефонные звонки, текстовые операторы - печатать служебные записки, настольные издатели - прекратить делать макеты страниц руководств по программному обеспечению. Они все должны были прекратить работу и просто сидеть сложа руки за своими столами. Они должны были делать это в течение тридцати минут. Именно столько времени, по расчетам Рамоны и Дэвида, потребуется хорошо смазанной машине "Рэндольф Индастриз", чтобы со скрежетом остановиться. Как только их цель будет достигнута, они должны были возобновить работу, как будто ничего не произошло. Если босс или руководитель спросит их о том, что они делают, они должны были сказать им правду: что они делают это, чтобы отправить сообщение, чтобы сказать высшему руководству, что они нуждаются в сотрудниках Службы Поддержки больше, чем сотрудники Службы Поддержки нуждаются в них. Оставалось надеяться, что это даст понять высшим эшелонам руководства, что все сотрудники "Рэндольф Индастриз", а не только одни освобожденные, должны быть оценены по достоинству.
Конечно, были проблемы с планом. Люди могут быть уволены из-за этого маленького трюка. Но сотрудники Службы Поддержки единодушно решили, что с них хватит элитарного дерьма высшего руководства. Если их уволят, так тому и быть: они просто найдут другую работу в другом месте, надеясь, что там платят больше. Фактически, именно первоначальное планирование заставило тех, кто разочаровался в своей работе, согласиться участвовать в забастовке: увольнение было бы благословением, потому что тогда они могли бы претендовать на пособие по безработице, пока будут искать работу.
В четверг Рамона посмотрела на часы. Было девять утра. Она перестала печатать на компьютере и откинулась на спинку стула. За стеной своей кабинки она услышала, как перестала стучать ручная пишущая машинка; это, должно быть, была Эми Тейлор, секретарша отдела. Рамона сидела в своем кресле, на ее лице появилась улыбка, когда она представила, как вся Служба Поддержки прекращает свою работу по всей компании. Через мгновение начался первый кризис.
В отделе зазвонили телефоны.
Они пронзительно звонили, а Эми просто сидела. Освобожденные служащие сидели в своих кабинках, выполняя все, за что им платили. Сильвия работала над презентацией в Пауэр Пойнт и когда зазвонили телефоны, посмотрела через дверь на Эми.
- Эми, почему ты не отвечаешь на звонки?
Эми улыбнулась и ничего не сказала.
Рамона попыталась подавить улыбку, но ей это не удалось. Она уже слышала, как звонят телефоны в других отделах, и все они оставались без ответа. Их собственный телефон в отделе продолжал звонить, и в конце концов Сильвия вышла из своего кабинета.
- Почему никто не отвечает на звонки? Что происходит?
- Тебе же всегда звонят, - сказала Эми, весело сидя на своем месте. - Почему ты не можешь сама ответить?
Сильвия на секунду остолбенела, потрясенная, потом направилась к телефону. Явно раздраженная, она подняла трубку.
- Разработка Инженерных Систем.
Это ее. Она начала записывать инструкции, которых ждала.
Мгновение спустя один из инженеров подошел к кабинке Рамоны.
- Как ты думаешь, Рамона, ты сможешь помочь мне с этой граф-картой?
- Думаю, нет - ответила Рамона, ничего не делая.
- Почему нет?
- Я считаю, что тебе платят большие деньги за то, что ты техник, так почему я должна помогать тебе делать твою работу?
Инженер удивленно посмотрел на нее. Сильвия закончила разговор и уже собиралась что-то сказать Эми, когда телефон зазвонил снова. Она машинально подняла трубку.
Рамона представила, как такое происходит по всему зданию.
Пока инженер стоял у кабинки Эми, пытаясь заставить Сильвию выслушать его жалобу на то, что Рамона не может помочь ему с проектом, Рамона начала смеяться. Если бы не сотрудники Службы Поддержки, эти придурки ничего не смогли бы сделать. Что доказывало - они являются неотъемлемой частью организации, следовательно, должны быть признаны и вознаграждены соответствующим образом. Вот оно, всего лишь пять минут их маленького эксперимента, а все уже разваливается.
Они не могли выбрать лучшего утра для этого. Телефоны звонили один за другим. Сильвия бросала на Эми гневные взгляды, находясь на телефонных линиях, и неловко, безуспешно пытаясь получить объяснение, почему она отвечает на звонки в отделе. Эта же сцена повторялась повсюду; секретарши перестали записывать стенограммы и отвечать на телефонные звонки. Текстовые операторы перестали работать. Настольные издатели прекратили верстку новых руководств, невзирая на надвигающиеся сроки выпуска. Все остановилось.
В то время как разочарование освобожденных работников в их низкооплачиваемых коллегах, внезапно прекративших производство, росло.
Телефон в отделе Разработки Продукта на мгновение перестал звонить. Сильвия повернулась туда, где сидела Эми, готовясь разразиться гневной тирадой на секретаршу, но удивленно моргнула. Эми исчезла.
Она повернулась к кабинке Рамоны.
- Рамона! - сердито проревела она. - Что, черт возьми, происходит?
Она резко остановилась в дверях кабинки Рамоны. Рамона исчезла.
Она посмотрела в проход, когда Терри Воегтли, старший инженер, неуклюже направился к ней.
- Терри, ты видел Рамону?
- Нет. Она не будет вводить мои файлы, - сказал он. - Мне придется сделать это самому.
- Черт возьми! - Сильвия явно разозлилась.
Вокруг них продолжали звонить телефоны.
Секретарши отсутствовали и не могли ответить на них.
Наверху, в офисе генерального директора, главный руководитель вышел из своего шикарного кабинета.
- Где мой кофе? - спросил он в пустом офисе.
Телефонный звонок на главный рабочий стол настольного издателя от руководителя производства остался без ответа. Компания должна была отправить 200 000 единиц своего последнего программного пакета, и в последнюю минуту изменения в руководстве пользователя благодаря настольным издателям застопорило все. Сегодня был крайний срок, и на пустом столе разрывался телефон.
Сильвия стояла у стола Эми, отвечая на вопросы ошарашенных коллег в здании.
- Я понятия не имею, что происходит. Все секретари просто ушли!
- Что же нам делать?
- Даже не знаю.
Генеральный директор спустился вниз, его лицо оставалось невозмутимым.
- Кэрол всегда приносит мне кофе каждые тридцать минут, - пожаловался он. - Она до сих пор этого не сделала. Наверху никого нет. Что происходит? Отдел Производства говорит, что "Даймонд Принтинг" требует новый макет, а Дэйва нет в его офисе.
- Я не знаю, что происходит, - сказала Сильвия, когда на столе Эми зазвонила еще одна линия. Она подняла трубку и ответила так вежливо, как только могла в данных обстоятельствах.
- Если мы не доставим этот макет в Даймонд к десяти часам, у нас будут большие проблемы, - сказал генеральный директор.
Он вернулся в свой шикарный офис и стал ждать, пока кто-нибудь все уладит.
В то время как по всей "Рэндольф Индастриз" продолжался коллапс.
Через двадцать минут после начала эксперимента Сильвия оказалась в эпицентре бури и быстро набрала номер Терри. После третьего гудка включилась голосовая почта. Она выругалась, встала со стула Эми и сердито зашагала вдоль ряда кабинок к Терри.
Его там не было.
Она заглянула во все остальные кабинки, где размещались восемь сотрудников, которых она курировала в отделе Разработки Продукта. Компьютеры были включены, но в кабинках никого не было.
Позади, на столе у Эми, одновременно зазвонили три линии.
- Да что здесь происходит? - взревела Сильвия.
Она побежала к столу Эми и ответила на звонки, попросив сбитых с толку абонентов подождать, а затем поставила их на удержание, не дожидаясь ответа. Она понимала, что шум деловой активности вокруг нее затих, хотя телефоны все еще звонили. Не было слышно ни голосов, ни какой-либо активности в кабинках. Она уже собиралась проигнорировать тех звонивших, которые все еще оставались на линии, и пойти дальше в здание, чтобы посмотреть, не сможет ли она кого-нибудь найти, когда зазвонила личная линия в ее офисе. Она бросилась внутрь, чтобы схватить телефон.
- Даймонд требует распечатки файлов с макетами, - крикнул генеральный директор. - Куда, черт возьми, все подевались?
- Не знаю, - выдохнула Сильвия.
- Подойди к столу Дэвида и посмотри, сможешь ли ты найти их. Перешли их по факсу, как только найдешь.
Он повесил трубку.
Сильвия вышла из своего офиса, готовая сделать все, что ей скажут. Она так и не добралась до кабинки Дэвида.
Через пять минут генеральный директор вышел из своего роскошного кабинета в пустую, безмолвную обстановку, нарушаемую только звонками телефонов. Куда, черт возьми, все подевались? Почему никто не отвечает на звонки? Он шагнул к столу Кэрол, протягивая руку, чтобы снять трубку зазвонившего телефона.
Начиная с четырех часов дня, когда сотрудники "Рэндольф Индастриз" обычно начинали уходить с работы, охрана здания заметила, что люди, покидающие десятиэтажное офисное здание, были из всех компаний, размещенных в комплексе, за исключением "Рэндольф Индастриз". К половине шестого Уолту Чемберсу, начальнику вечерней смены, стало любопытно. Он и его помощник, Берни Макинтош, поднялись на лифте на десятый этаж и стояли, разинув рты, молча глядя на пустое пространство офисов и кабинок перед ними. Мужчины изумленно переглянулись. Как все двести тридцать пять сотрудников смогли покинуть здание, не будучи замеченными охраной, было выше их понимания.
Единственными звуками, доносившимися из огромного множества офисов и кабинок, были спорадические звонки телефонов.

Примечание автора


Однажды я был на работе, когда часть этой истории действительно произошла. Хотя место работы, о котором идет речь, без сомнения, было одним из моих лучших, там присутствовали тонкие намеки, что высокопоставленные руководители и менеджеры среднего звена считают себя лучше всех. Вы найдете это в каждом корпоративном офисе, почти везде.
Какая же часть истории произошла на самом деле? В один прекрасный день все, кроме секретарей, текстовых операторов, художников компьютерной графики и ИТ-персонала, а также административных помощников получили приятный бонус за успешно завершенный проект. Могу добавить, что вышеупомянутые люди, занимающие эти различные должности (одним из которых был я), сыграли значительную роль в помощи достижения поставленной цели в этом проекте. Естественно, все, кого я знал, кто находился в таком же положении, как и я, были очень раздражены, что нас не заметили. И поскольку я уже тогда понимал, что жаловаться высшему руководству бесполезно, я снял свое разочарование по поводу инцидента, написав об этом. Результатом стала эта история, которая должна была быть немного сюрреалистической и мрачно юмористической.
Мне понравилась эта история, но ее было трудно продать. Не так уж много людей получили ее. Одной из них была Пэм Чиллими-Йегер из малотиражного журнала Fantasque, которая взяла ее для своего декабрьского выпуска 2004 года.
Перечитывая рассказ для включения в этот сборник, мне впервые пришло в голову, что эта история имеет тематическое отношение к песне The Trees группы Rush. Если вы не знакомы с песней, текст легко найти в Интернете. Я не помню, чтобы слушал Rush, когда изначально писал эту историю (я слушаю все виды музыки, пока пишу, все, от классики до Джонни Кэша), но это возможно, так как они являются одной из моих любимых групп.

Просмотров: 54 | Добавил: Grician | Теги: Игорь Шестак, When the Darkness Falls, рассказы, Дж. Ф. Гонсалес | Рейтинг: 5.0/1

Читайте также

Фольклорист Джон Крей захотел разузнать подробности Беркширской легенды о "Неименуемом". Он разузнал. Даже чересчур......

В ходе строительных работ обрушивается траншея и погребает под себя мексиканского рабочего. Родные и коллеги просят руководителя раскопать тело бедолаги, но у Шаффера нет времени на такие пустяки... И...

-Наконец-то можно делать что захочешь!...

Близнецы очень сильно чувствуют друг друга, и отождествляют себя со своей «половиной». Но не всегда это идет одному из них на пользу......

Всего комментариев: 0
avatar