Авторы



Если у вас давно не было хорошего траха, вам поможет цыганское секс-зелье №147, но будьте предельно осторожны, ведь оно может привлечь и нежелательных гостей…






Пожилая цыганка пристально смотрела на ладонь Мелиссы Такер, проводя кончиками пальцев линию.

- Ах, да… теперь я вижу… прямо здесь… сейчас я вижу это наиболее ясно…

- Что вы видите? - спросила Мелисса, наклоняясь вперед.

- Твоя сексуальная жизнь... твоя сексуальная жизнь ... дерьмо.

Мелисса обиженно покачала головой.

- И совсем не дерьмо.

Цыганка похлопала Мелиссу по ладони.

- Так сказано здесь. Дерьмо.

- Да ну, херня это все.

Мелисса убрала руку. Она заплатила за это двадцать баксов. Ну и что, что она не ебется каждую долбаную ночь. Для одинокой женщины в возрасте 30 лет было совершенно нормально время от времени
проходить периоды засухи. Это не значило, что с ней что-то не так. Не то чтобы она была какой-то отшельницей, прокаженной или кем-то в этом роде. Что ж, может, быть сейчас её образ жизни и можно было назвать отшельнеческим, но она не была прокаженной. Определенно не прокаженной.

- На самом деле, судя по тому, что я видела, твоя рука была твоим единственным источником сексуального удовлетворения в течение очень долгого времени, - сказала цыганка.

- Это ложь! У меня есть фаллоимитатор! - сказала Мелисса примерно на 350% громче, чем предполагала.

- Понятно, - сказала цыганка с понимающей улыбкой, от которой Мелисса захотела ударить ее по голове тем самым дилдо.

- И знаете что? Это даже не настоящий фаллоимитатор… он не мужской или что-то в этом роде. Это вибратор. Я купила его, чтобы массировать больное плечо. И знаете что? Он чертовски хорошо работет в качестве массажера. И зачем я вообще перед вами оправдываюсь?

Выражение лица цыганки стало серьезным.

- Для тебя еще не все потеряно, Мелисса. Я смотрю на твою ладонь и смотрю в твои глаза, и я знаю, почему твое влагалище остается вечно пустым. Ты чувствуешь себя непривлекательной, Мелисса. Ты чувствуешь себя как.., - она схватила Мелиссу за руку и снова посмотрела на ее ладонь. - ...жирная свинья.

- Это не так!

- Посмотри сама, - сказала цыганка, держа руку Мелиссы перед ее лицом.

Мелисса отдернула руку и положила ее себе на колени.

- Я не жирная свинья.

- Я не говорила, что ты жирная свинья, хотя твоя ладонь говорит, что ты определенно можешь ходить в спортзал почаще. Я сказала, что ты думаешь о себе как о жирной свинье. Твоя сексуальная жизнь сухая и бесплодная, как продуваемые ветрами пустыня Египта.

- Это неправда. Я просто не чувствую необходимости трахаться как патаскуха. А что насчет вас, я полагаю, вас ждет горячий секс, в задней комнате?

Цыганка кивнула.

- Это Педро. Если хочешь он твой еще за двадцать баксов.

- Вы шутите?

- Нет. Но твое отчаяние видно по тому, как ты оживилась.

Мелисса вздохнула.

- Ладно, я не чувствую себя привлекательной. Парням не нравятся женщины, которые выглядят так, как я. Им нужны те худые модели, которые не могут съесть и целый бутерброд, чтобы он не выпирал из их живота. Как змеи. Когда змея ест крысу и у нее выпячивается живот. Или не живот, я думаю, все тело, но вы понимаете, о чем я. Это все время показывают в документальных фильмах о природе. Так устроены женщины.

- Ты ошибаешься, Мелисса.

- Нет. Женщины, похожие на меня, не трахаются.

Цыганка пристальным взглядом посмотрела Мелиссе в глаза.

- Я вижу в тебе пугающие вещи, Мелисса. Я вижу женщину, которая готова сломаться. Твоя сдерживаемая сексуальная энергия может взорваться с ужасными последствиями для окружающих. Люди могут умереть, Мелисса.

- Может быть, я счастлива, что у меня нет отношений.

- Ты несчастлива. Если ты ближайшее время не займешься сексом, ты кого-нибудь убьешь. Поверь мне.

- Так что же мне делать?

- Я рада, что ты наконец спросила, - сказала цыганка, залезая под стол и доставая портфель.- У меня есть широкий ассортимент зелий, которые могут решить твою маленькую проблему. У меня есть девять разных любовных зелий, но это не то, что тебе нужно... Тебе нужно зелье секса. У меня есть сто пятьдесят таких. Посмотрим… нет... не зелье №14… может быть №27… или №40… нет... подожди... у меня оно есть... тебе нужно зелье секса №146.

- И что же оно делает?

- Оно… о, подожди, нет... у меня его нет. Зато есть секс-зелье №147, работает точно так же; только без мятного вкуса. - Цыганка достала из портфеля маленький красный пузырек. - Одна капля этого зелья - и ты будешь сексуально желанна для каждого мужчины, который тебя увидит. Мужчины захотят бросить своих жен ради тебя. Политики захотят разрушить свою карьеру ради тебя. Гомосексуалисты… ну, я никогда не проверяла это на гомосексуалистах, возможно, может не подействовать, но помни мои слова, это очень мощное зелье.

- Откуда я знаю, что это не обычная вода?

- Все мои зелья настоящие. - Цыганка достала из портфеля синий пузырек и отвинтила крышку.- Это секс-зелье №79. Попробуй каплю… но только каплю.

Мелисса взяла у нее пузырек. Она сняла крышку, к которой была прикреплена маленькая пипетка. Подумав, что одна капля чего-либо не может повредить, она запрокинула голову, поднесла ее ко рту и позволила синей жидкости упасть ей на язык.

Она закрутила крышку флакона.

- Ничего не произошло.

- Подожди шесть секунд.

- Так что же случится через шесть… О, МАТЕРЬ БОЖЬЯ!!! - Мелиссу поразила волна возбуждения превосходящая все, что она когда-либо испытывала за всю свою жизнь. Она тяжело задышала. - ОЙ… О, ЧЕРТ… Это просто!!!

- Ты чувствуешь себя немного резвой, не так ли?

Не заботясь о том, что это было крайне невежливо, Мелисса начала тереться через штаны пальцами между ног. Ее глаза закатились, и она почувствовала, как по лбу стекает капля пота. Она знала, что одной руки будет недостаточно, ей нужны две руки, ей нужен целый легион рук...

- О, МОЙ БОГ, Я НЕ МОГУ... Я ХОЧУ СНЯТЬ С СЕБЯ ВСЕ... Подождите... Но эффекта больше нет.

Цыганка кивнула.

- Секс зелье №79 действует недолго. Мы экспериментировали с удвоением дозы, но результаты были неоднозначными.

- Так что все это действительно работает? - сказала Мелисса. - Я не могу в это поверить.

- Это действительно так. Но ты должна нести ответственность с секс-зельем №147. Развлекайся, но не пытайся создавать прелюбодеяния или соблазнять гомосексуалистов.

- Сколько это стоит?

- На самом деле, все вполне доступно.

- Сколько?

- Тысяча баксов. Наличными.

Мелисса взглянула на свою руку.

- Моя ладонь говорит, К черту это зелье.

- Тысяча баксов за флакон с десятью каплями. Зелье подействует, Мелисса. Мужчины будут ползать у твоих ног, умоляя тебя раздвинуть свои и позволить им насладиться твоей шелковой женственностью своими языками. Они сделают все, что ты скажешь. Проси все что угодно. Они вылижут все твои места. Если есть что-то особенно странное, что ты когда-либо хотела, чтобы мужчина сделал, например, одеться в... ну, я позволю тебе самой обдумать эти идеи. Мир сексуальных приключений твой, Мелисса.

- Ой, ну и дела, я всегда ношу лишнюю тысячу долларов в сумочке, так что позволь мне просто отдать их вам.

- Сарказм повышает цену. А банкомат в двух кварталах ниже.

- Извините, но нет.

Мелисса отодвинула стул и встала.

- Спасибо за информацию о том, что моя сексуальная жизнь - дерьмо. Это было очень познавательно.

- Я вижу, что сделка принимает новый оборот, - сказала цыганка. - И я собираюсь поднять цену до полутора тысяч долларов.

- Оооо, ну теперь совсем другое дело.

- Я дам тебе бесплатный образец. - цыганка достала из портфеля очень маленький красный пузырек. - Используй его с умом. Эффект продлится ровно шесть часов. Увидимся очень скоро, Мелисса.

Мелисса взяла пузырек и бросила в сумочку.

- Не думаю. Но все равно спасибо.

- Очень скоро.

***



- Сдохни, сука!

Гарольд Тибериус Чомли в восьмой раз ударил молотком по черепу молодой женщины. Она перестала сопротивляться уже после третьего удара и перестала кричать после пятого, но Гарольд еще не закончил.

- Сдохни, сука! - повторил он, ударив ее в девятый раз. Он не умел красиво изрекаться во время убийств и искренне восхищался теми убийцами, которые могли красноречиво насмехаться над своими жертвами или, по крайней мере, бессвязно разглагольствовать. Гарольд стеснялся говорить в это время, но он все же всегда хотел что-то сказать.

Поэтому он придерживался лишь фразой:

- Сдохни, сука!

И последнее:

- Сдохни, сука! - молоток в одиннадцатый раз опустился на голову девушки. Этого было достаточно. Одиннадцать ударов для его одиннадцатой жертвы. Следующая получит двенадцать. Поначалу эта закономерность была чистой случайностью; достаточно было одного удара, чтобы убить его первую жертву. Два, чтобы убить его вторую, и три, чтобы убить его третью. Но когда новости начали сообщать об этом, он решил принять закономерность и добавить по одному новому удару для каждой последующей жертвы. Жертва №5 была живучей, потому что первые четыре удара не убили ее, и она выглядела так, будто пережила пятый, если бы Гарольд не был чертовски хорош в своем деле. Он ударил ее зубцом молотка между глаз и наконец добил ее.

Гарольд, запыхавшись, смотрел на лицо девушки, превратившееся в кровавое месиво. Она это заслужила. Грязная шлюха это заслужила. Свободно отдавая свое грязное тело грязному студенту колледжа. В те дни они все были грязными шлюхами. Бродяги. Шлюхи. Свободные женщины, которые думали, что презерватив позволяет безопасно впустить в свое тело отвратительные больные придатки.

Ему стало физически плохо при мысли о мерзостях, которые она, должно быть, делала в своей постели. Как люди могли делать эти мерзкие, грязные, развратные, жалкие вещи друг другу и при этом смотреть другим людям в глаза?

Гарольд знал, что никогда не поддастся этому искушению. Он отрезал свой детородный орган несколько месяцев назад, сразу после своего первого убийства. Он держал его в банке в своей спальне, как напоминание о своей чистоте. И он собирался очистить это мир, от всех развратных шлюх.

***



Когда Мелисса ехала домой, она обдумывала возможные последствия применения цыганского зелья. У нее возникла определенная моральная дилемма. Если это зелье подействовало, то это, вероятно, мало чем отличалось от подмешивания психотропных веществ в чей-нибудь напиток в баре. Конечно, если бы она подумала подмешать какой-нибудь наркотик в чью-нибудь выпивку в баре, у нее, возможно, вообще не было бы этого приступа сухости.

Ее неженатый сосед Джеймс был горячим, мускулистым. Он регулярно приводил домой разных женщин. Было бы неправильно, если бы она использовала на нем зелье? Убьет ли это ублюдка, если он доставит ей немного удовольствия?

Она могла это сделать.

Это было то, что она хотела сделать.

Может быть.

Она попыталась подумать о возможной обратной стороне медали. Во-первых, он может проснуться рядом с ней и начать кричать и креститься. Это было бы не очень удобно, но, вероятно, оно того стоило. И она могла чувствовать ужасную вину за то, что воспользовалась им в его одержимом зельем состоянии. Что ж, это в значительной степени охватило ситуацию со всех возможных сторон. Никто не мог обвинить ее в том, что она действует бездумно. Она просто пойдет домой, освежится, выпьет зелье и, наконец, покончит с этим чертовски сухим заклинанием.

Она вернулась домой, быстро приняла душ, надела трусики типа «Да, можно потрогать», оделась вызывающе, но не распутно, и поправила прическу. Затем она около двадцати минут ходила по дому.

Это была плохая идея.

В любом случае зелье, возможно, не сработало.

Конечно, оно не сработало.

А поскольку оно не сработало, не было ничего аморального в том, чтобы пройти на три дома вниз по улице, постучать в дверь Джима и попросить яйцо взаймы, верно? Ей нужно яйцо. Без яйца кексы не приготовишь.

Она прихорашивалась еще несколько раз, вышла из дома, прошла на три дома вниз по улице, ступила на крыльцо Джеймса, снова причесалась (чтобы ему было легче расстаться с яйцом), проглотила каплю зелья и позвонила в дверь.

Дверь распахнулась. На Джеймсе были только красные шорты. Его загорелая грудь была скользкой от соленого пота. У него отвисла челюсть, когда он увидел ее.

- Мелисса! Привет!

- Здравствуй.

- Ты ... ты ... вау! Ты отлично выглядишь! Не хочешь зайти?

- С удовольствием, - сказала Мелисса, пытаясь не споткнуться, когда она входила внутрь.

Джеймс не мог отвести от нее глаз.

- Могу я принести тебе что-нибудь выпить? Перекусить?

Выпуклость из его красных шорт ясно показывала, что зелье подействовало.

К черту моральную дилемму.

- Могу я одолжить яйцо? - сладко спросила она.

- О, да все что угодно! Сколько тебе нужно? Я могу пойти и купить еще, если тебе нужно больше.

- Только одно. Так чем ты занимался?

- Тренировался.

- Я могу посмотреть?

- Да, конечно. Я просто показываю брату свое новое оборудование.

Брат Джеймса вошел в гостиную, тоже без рубашки и весь в поту.

- Привет, - сказал он.

Мелисса старалась не терять равновесие.

- Я не знала, что у тебя есть брат близнец.

- Да, Майк приехал в город на выходные.

Майк взял ее руку и нежно поцеловал.

- Что мы можем сделать для вас, сексуальная леди?

***



Четыре с половиной часа спустя измученная Мелисса, шатаясь, вышла из дома Джеймса, производя мысленную инвентаризацию всего имущества, которое она собиралась продать, чтобы получить побольше зелья. Она почти никогда не пользовалась тостером, всегда могла купить телевизор меньшего размера, да и холодильник казалось уже был предметом роскоши ...

***



Гарольд закончил уборку после очищения мира от грязных шлюх и вышел из дома. Он глубоко вдохнул; после хорошего убийства воздух всегда казался свежее. Еще одна сука убита, но их еще очень много.

Он уставился на женщину, которая шла по другой стороне улицы.

Она была грязной, измученной болезнями, тряпкой, но она была самой красивой грязной, измученной болезнями тряпкой, которую он когда-либо видел. Боже милостивый, эта несчастная шлюха была просто великолепна.

Он хотел ее.

Не убить, а изнасиловать. Заниматься сладкой любовью с ее зараженным сифилисом телом. Бросить ее на кровать и сунуть его...

Черт. У него больше не было члена, и если он поедет домой за банкой, он может потерять ее.

Кем она была? Откуда она взялась? Если бы ему пришлось ласкать ее грудь, увидел бы он отпечатки рук множества пьяных негодяев, лапавших ее? Если бы он поцеловал ее в губы, взорвались бы волдыри на внутренней стороне его рта, извергнув восхитительную смесь?

Она будет его.

Он будет любить ее, поклоняться ей, воздвигать храм ее славы. Он убьет за нее. Фактически, он уже убил за нее задним числом. Он последует за ней домой и покажет ей свою истинную преданность. Они будут вместе навсегда, в этой жизни, и в следующей, и в следующей, и в следующей, и в следующей ...

***



Делает ли меня шлюхой то, что я занималась сексом с двумя парнями одновременно? - подумала Мелисса, поднимаясь на крыльцо. Она была почти уверена, что это так. Она пыталась из-за этого переживать. Но это не сработало. Она сдалась.

Может, ей больше не нужно зелье. Возможно, когда эти невероятно горячие близнецы поклонялись ее телу (что они и делали в буквальном смысле. Джеймс даже сочинил гимн прямо во секса), это было ей лишь приливом уверенности в себе. Может, зелье вовсе не сработало, а она была просто чертовски крутой малышкой. Может быть, пятна спермы на ее спине не имеют ничего общего с какой-то сморщенной старой цыганкой. Или, может быть, она должна придерживаться первоначального плана продажи всего своего имущества.

Она добралась до своего дома, вошла внутрь и радостно рухнула на диван.

***



Гарольд подошел к парадной двери богини-шлюшки. Выбить дверь или разбить окно? Он решил постучать. Входная дверь открылась. Он сделал все, что он мог сделать, чтобы не наброситься на нее.

- Могу я помочь вам? - спросила она.

- Я хочу, чтобы наши тела слились воедино, - сообщил ей Гарольд.

Ей внезапно стало очень неуютно.

- Вот дерьмо, мне очень жаль. Произошло недоразумение. Это моя вина...

- Я хочу трахать твое тело, как собака трахает другую собаку.

- Мне придется попросить вас уйти.

Гарольд подумал об этом, затем ударил ее кулаком по лицу, повалив на пол. Он вошел в ее дом и закрыл за собой дверь.

***



Когда Мелисса проснулась, она лежала на кровати, ее запястья и лодыжки были прикованы наручниками к столбикам кровати. В ее нижнем ящике он нашел наручники с меховой подкладкой, те, которые ее бывший парень Джефф купил ей три года назад, но они использовали их только один раз (и с минимальным успехом).

Она тянула изо всех сил, дергая, пока не почувствовала, что ее кости вот-вот выскочат из суставов, но пушистые наручники держались крепко.

Её рот был заткнут парой носков, но она все равно пыталась кричать. Не хорошо.

Секс втроем с горячими близнецами не стоил того.

Она услышала, как ее входная дверь открылась, а затем снова закрылась. Мгновение спустя жуткий парень вошел в ее спальню с банкой под мышкой. Он тяжело дышал.

- Я люблю тебя, - сказал он, глядя на нее.

Она яростно покачала головой. Как она могла быть такой..?

Она посмотрела на часы. 8:24. Зелье она приняла около 2:30. Так что оставалось всего около шести минут. Если бы она могла удержать этого жуткого парня от выражения любви в течение шести минут, он осознал бы свою ошибку и ушел.

Он отвинтил крышку банки. Что-то плавало в мутной жидкости.

- Это больше не часть меня, - сказал он, залезая рукой в банку и пытаясь поймать что-то. Предмет был скользким, и, похоже, у него были проблемы с захватом. - Теперь это будет частью тебя.

Он гордо поднял предмет.

Ну уж нет. Конечно же нет. Ни за что. Точно нет. Ни единого шанса. Этого не произойдет. Нет. Ага. Ни в этой, ни в какой-либо другой вселенной. Невозможно, чтобы Мелисса позволила изнасиловать себя отрезанным членом.

Мужчина ухмыльнулся.

Пенис выскочил из его руки и приземлился на пол. Мужчина выругался и наклонился, чтобы поднять его, а Мелисса издала приглушенный крик, за которым последовал еще один приглушенный крик, потом еще один и еще... и еще....

Он встал и вытер свой отрезанный член о рубашку.

- Все будет в порядке, - подумала Мелисса. Он никак не сможет засунуть в меня эту хреновину. Тем не менее, мысль о том, что ее подталкивают к этому, была одной из менее привлекательных мысленных картинок, которые она пережила за свою жизнь. И кто знал, что это за жидкость в банке?

Она крикнула ему, чтобы он оставил ее в покое.

Он в замешательстве склонил голову.

Она повторила просьбу.

Он подошел к краю кровати и снял с нее кляп.

- Не кричи, - предупредил он ее. - Я все еще могу это сделать.

- Пожалуйста, отпусти меня, - умоляла она.- Это все ошибка. На самом деле это не ты...

- Это не я?

- Это все не то, что ты думаешь. (Просто заставь его говорить еще три минуты) - Это секс-зелье № 147. Я выпила его, и оно сводит мужчин с ума.

Она была почти уверена, что зелье не могло заставить его отрезать себе член и хранить его в банке, но об этом она побеспокоится позже.

Лицо мужчины потемнело от ярости.

- Ты называешь меня сумасшедшим?

- Нет, я имел в виду...

Мужчина сжал кулаки, и член снова выскочил из его руки и шлепнулся на пол.

- Как ты посмела сказать мне, что я сумасшедший? Если бы ты не была моей родственной душой, я бы превратил твой череп в кровавое месиво!

- Я беру свои слова обратно.

- Я не сумасшедший! - он поднял кулак, словно собираясь снова ударить ее.

- Я знаю, что это не так!

- Я не верю тебе!

- Разве ты не должен поднять свой придаток?

Мужчина нахмурился и наклонился чтобы поднять свой обрубок. Мелисса еще немного поборолась с наручниками, надеясь, что он не заметит. Положение было ужасным.

- Черт побери, он закатился под кровать, - сказал мужчина.

Наручники не поддавались.

Мужчина снова встал… а затем ахнул. Его губы скривились от отвращения.

- Ты ... больная шлюха! Что ты со мной сделала?

- Мне очень жаль! Это все зелье!

- Я вижу, как вирусы извиваются по всей твоей гниющей плоти! Они кружат в воздухе вокруг тебя! Шлюха! Немытая шлюха! Я кое-что оставил в твоей гостиной!

Мужчина поспешил выйти из спальни, все еще сжимая в руках свой причиндал. Мелисса кричала о помощи.

Через некоторое время в комнату вошел мужчина, держа в руке молоток.

Мелисса сказала:

- Бля.

Несколько раз.

- Верно, сука, - сказал мужчина. - Дюжина ударов для тебя. Каждый удар моего молота очистит твою душу.

«Психологическое воздействие, - подумала Мелисса. Должно быть какое-то психологическое воздействие, которое ты сможешь применить к нему».

- Я твоя мать! - крикнула она.

Мужчина уставился на нее.

- Что, прости?

- Я твоя мать.

- Это пиздеш. Моя мама живет в Шаумбурге. Я говорил с ней сегодня утром. Что ты несешь?

- Ничего, извини.

Мужчина поднял молоток.

- Умри, сука! - сказал он, ударив тупым концом ей по голове.

Боль была такой сильной, что Мелисса подумала, что ее глаза вот-вот вырвутся из орбит. Она повернула голову в последний момент, так что молоток не пробил ей череп, но он сильно ударил по виску, и она уже чувствовала, как кровь сочится из раны.

Он повернул молоток зубцом вниз.

Мелисса снова закричала, отчаянно желая, чтобы ее соседи не так уважительно относились к ее частной жизни.

Он ударил ей молотком еще раз. Она снова повернула голову в сторону, и зубец впился ей в щеку. Она вскрикнула от жгучей боли.

- Продолжай двигаться, сука, - сказал мужчина. - У меня есть еще десять ударов, чтобы убить тебя.

Ее зрение начало размываться, но этого было недостаточно, чтобы она не осознавала, что мужчина поднял молоток высоко над головой.

- На твоем члене бородавка, - сказала она.

Мужчина обратил внимание на пенис, который снова выскочил из его руки.

- Эй ты, там! Помоги мне! - она закричала так громко, как только могла.

Мужчина быстро повернулся к ее несуществующему спасителю. Он поскользнулся на чем-то - Мелисса прекрасно понимала на чем, и упал на пол.

Он застонал.

Мелисса снова закричала, когда он протянул руку и схватился за матрас. Он подтянулся.

Молоток торчал из его груди.

Он вырвал его.

Поднял его над головой.

Потом снова упал.

И больше не поднялся.

***



Наконец, примерно через десять минут кто-то пришел на ее крики. Мелисса пыталась объяснить ситуацию пожилой миссис Грэм, но быстро сдалась и просто попросила ее вызвать полицию.

«Это была моя расплата», - поняла она. Использовать зелье цыганки было неправильно. Несмотря на то, что Джеймс и его брат, казалось, получили огромное удовольствие, было неправильно лишать их свободы воли. Если бы ей пришлось пережить еще один период сексуальной засухи, она бы сделала это без жалоб. Сегодня она чуть не умерла, и пусть никто теперь не скажет, что Мелисса не из тех, кто учится на своих ошибках.

***



Мелисса присела на кровати Джеймса, пытаясь сохранить равновесие. Его брата больше не было в городе, но это было не страшно, Мелисса не нуждалась в близнецах, чтобы насытиться. По крайней мере, когда был рядом милый друг Джеймса Гэри.

Проклятая цыганка подняла цену до двух тысяч долларов, но Мелисса все же заплатила. К счастью.

Она была женщиной, которая училась на своих ошибках, но настоящая ошибка заключалась не в том, чтобы лишить невинных мужчин их свободы воли. Ошибка заключалась в том чтобы выйти из дома Джеймса до того, как срок действия зелья закончится, ибо зелье могло подействовать и на какого-нибудь придурка на улице.

На этот сеанс у нее оставалось три часа.

Они ей понравятся.

Перевод: Грициан Андреев
Категория: Джефф Стрэнд | Добавил: Grician (16.10.2020)
Просмотров: 35 | Теги: рассказы, Джефф Стрэнд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль