Авторы



Ларри очнулся посреди леса. Он просто хочет вернуться домой. Однако, сделать это будет чертовски трудно...






Поначалу он чувствовал себя нормально.
Он открыл глаза, сморгнул песчинки и частички засохшей крови, попытался вспомнить, как попал сюда, реально в какую-то глушь. Звезды заполняли небо через просветы в верхушках деревьев, густая листва буяла над головой.
Грязными пальцами он стряхнул землю с лица и облизал губы, лежащие на нем, как раздутые пиявки.
Затем он посмотрел вниз.
Ларри теперь был не столько человеком, сколько торсом. Это был скелетообразный торс, бóльшая часть мяса сгнила на костях и была начисто склевана падальщиками. Его разрубили пополам; это было очевидно. Части лезвия все еще торчали из ребер. От основания грудной клетки вниз у него было... ну, по бессмертным словам Гертруды Стайн, "ничего - это все, что там было" . Ничего, кроме болтающейся ткани и рваных клочьев рубашки.
Ларри уперся в землю и попытался сесть. Чертовски трудно обходиться без ног, - быстро понял он.
Под изодранными остатками рубашки - почти тоже самое. Полость, в которой когда-то располагались внутренние органы. Он просунул руку внутрь через отверстие и потерял равновесие, опрокинувшись и ударившись головой о подстилку из сосновых иголок.
- Нет...- пробормотал он, качая головой. -…Невозможно.
Слова, которые начинались как шепот, постепенно становились все громче, пока он не начал кричать.
- Невозможно!
Плевать.
Неважно, что есть, то есть. Какая бы реальность ни отбрасывала свою тень и теперь занимала пространство и время Ларри, это был он.
Всхлипывая, он прикрыл глаза рукой. Он понял, что верхняя часть его тела, похоже, не повреждена; его руки, шея и лицо, как он обнаружил после быстрого ощупывания, по всей видимости - целые.
Глубоко в лесу. Окруженный густыми деревьями и густой зеленью, тяжелый, приторный аромат которых напомнил ему о Рождестве и свежевспаханной земле. Сверчки болтали миллионами, пока не зазвучали как одна сплошная нота. Белки прыгали с дерева на дерево, птицы щебетали и пикировали. Он впитывал все это в себя. Густые, пахнущие перегноем запахи торфяника и подстилки из мха, согревающего землю. Отлично, превосходно.
Сраная Мать-Природа.
Ларри вонзил пальцы в землю - ногти впились в траву и сучковатые пеньки, - и пополз по земле. Иногда он запутывался в подлеске, зазубренные края грудной клетки цеплялись за колючий кустарник или корень дерева, но упорно продолжал ползти, продираясь на свободу.
Продвигаясь дальше по земле, заглушая хор Природы, пытался вспомнить, что, черт возьми, с ним случилось. Судя по состоянию его разложения, он уже какое-то время находился под воздействием стихий.
Снег. Он вспомнил снег. Это был последний образ, всплывший в его мозгу. Проклятая подъездная дорожка всегда заполнялась быстрее, чем он мог справиться со своей лопатой. Соседский пацан, вроде бы Чед, предложил расчистить дорогу за десять баксов. Ларри согласился и заплатил ему пятерку. Да и зачем двенадцатилетнему полудурку десять баксов?
Это заняло некоторое время, но Ларри наконец-то узнал это место - Бак Понд, на его же земле, примерно в трех милях от дома.
Он фыркнул, вытер мокрый нос тыльной стороной ладони и пополз дальше. Медленно, но уверенно. Он не чувствовал усталости.
Теперь его сознание наводнили образы: поездки в торговый центр, отдых на диване и загорание в шезлонге на заднем дворе. Молли приносит ему бутерброд и пиво. Разумеется - Молли. Воспоминания вернулись к нему.
Он наткнулся на заброшенную яму для костра, где на ветру распадались закопченные куски древесного угля. Камни вокруг кострища были холодными, остывшими; давно им никто не пользовался.
Он пополз дальше, снова к дому, расстояние между ними медленно сокращалось. Миля закончилась, затем вторая, отмеченные в прошлые времена красной краской на ближайших деревьях. Теперь он продвинулся на две с половиной мили. Через поле, на заднем дворе, вырисовался сарай для инструментов, а чуть дальше и сам дом. Свет горел в кухонном окне и в спальне наверху. Молли никогда не слушала, когда он говорил ей выключать свет. Не то чтобы Ларри заботился об экономии электроэнергии, но проклятые счета за электричество были ошеломляющими.
Используя собачью дыру в нижней части двери, он заполз в дом. Сначала его голова, потом руки, а потом протиснул торс.
Теперь уже на костяшках пальцев, с грязными ладонями и измученными руками, он вполз в гостиную.
Молли спала на диване, короткие рыжие волосы были еще влажными после недавнего душа (она все еще была такой предсказуемой, размышлял он), тело завернуто в махровый халат. А рядом с ней – прижимаясь к Молли! - кто, черт возьми, обнимал жену Ларри? Джейсон Кэмпбелл?
- Господи Иисусе! - закричал Ларри, прислоняясь спиной к плинтус для опоры, чтобы иметь возможность гневно скрестить руки на груди.
Испуганные голосом Ларри, Молли и Джейсон проснулись, и оба оглядывали комнату в поисках источника шума.
- Здесь, - пробормотал Ларри, нахмурившись и указывая на себя.
Молли закричала. И Джейсон тоже. На самом деле Джейсон вскочил и забежал за диван.
- Какого черта? - воскликнула Молли. – О, Боже!
Ларри почесал зудящий лоб, и это неизбежно стоило ему равновесия. Уперевшись ладонями в пол, он удержал свой опрокидывающийся торс.
- Что за хуйня? - сказал Джейсон.
Это больше походило на лай щенка, чем на крик человека.
- Господи, Ларри, - простонала Молли. - Что ты… что ты сделал... что...
- Успокойся, милая. Один вопрос за раз.
Ларри дотащился до дивана на костяшках пальцев и прислонился к кофейному столику. Он попытался, но у него не хватало сил подняться.
- Э-э, один из вас не хочет мне помочь?
Ни один из них не шевельнулся. Растопыренные пальцы скрывали большую часть лица Молли.
- Тебе... тебе больно? - спросила она.
Ларри покачал головой.
- Удивительно, но нет.
Джейсон нарушил свою застывшую позу, зашел сзади Ларри, вцепился пальцами ему в подмышки и затянул его на диван. Затем снова вернулся назад и заговорил с Молли, но его театральный шепот был слышен громко и отчетливо.
- Ты думаешь, это какой-то трюк? - спросил ее Джейсон.
- Нет, гений, в дом только что вполз ебаный торс. Конечно, это какой-то трюк.
Ларри не слишком обрадовался упоминанию о трюке.
- Да пошли вы оба. И знайте, я слышу ваш шепот. Я потерял ноги, но не слух.
Джейсон продолжал, как будто Ларри ничего не говорил.
- Кто-то нашел тело. Откопал его. Кто-то знает.
- Никто не знает, - сказала она, хлопнув его по руке.
Ларри вовремя повернул голову, чтобы увидеть это, и ухмыльнулся.
- Если только ты снова не откроешь свой большой толстый рот.
- Я никому не говорил!
- Откуда ты приполз? - спросила она Ларри, и ее голос чуть не сорвался на крик.
- Лес. Рядом С Бак Пондом.
Что-то было не так... кроме очевидного. О чем говорили эти двое?
- А где же все остальное? - спросила она, и Ларри понял, что его снова игнорируют.
- Откуда, черт возьми, мне знать? - закричал Джейсон.
- О чем это вы двое там сзади разговариваете?
Но он, конечно, знал. Он потерял свое тело, а не разум. Он не утратил работоспособный мозг.
Ларри откинул голову назад и уперся костлявым позвоночником в подушки. Положил голову на край дивана и посмотрел на Молли и Джейсона снизу вверх.
- Что вообще, черт возьми, вы со мной сделали?
- Что нам с этим делать - спросила она Джейсона.
- Я... мы положим его обратно. И на этот раз мы позаботимся, чтобы он остался внизу.
Ларри - которому, вероятно, следовало бы испугаться или хотя бы немного встревожиться, - закатил глаза и покачал головой из стороны в сторону. Если бы у него все еще было сердце, оно бы сейчас бешено колотилось. Но его это не беспокоило. Черт возьми, смерть - настоящая смерть, - не может быть хуже, чем провести жизнь в качестве торса.
- Принеси топор, - сказала она.
- Принеси фонарики, - ответил Джейсон.
- И не забудь мою блядскую жизнь, - пробормотал Ларри.
Через пять минут они вернулись к дремлющему Ларри, который открыл глаза, моргнул и причмокнул грязными губами. Джейсон размахивал топором и дробовиком, Молли несла несколько фонариков.
- Мы отправляемся на пикник? - спросил Ларри.
- Пошли, - сказал Джейсон.
- О, и как же, по-твоему, я это сделаю? Мне снова ходить на руках? Думаю, к утру мы будем в конце подъездной дорожки.
- Черт побери, - сказал Джейсон, зажав топор и ружье в сгибе одной руки и положив их на плечо.
Он схватил Ларри за запястье и кивком головы указал Молли сделать то же самое.
Она поморщилась, потом отшатнулась и покачала головой.
- Ради Бога, просто возьми его чертову руку, - заныл Джейсон. - В конце концов, он твой муж.
- Был, - ответила она.
- Все еще есть, дорогая, все еще есть.
- Заткнись, Ларри, - пробормотала она.
Они расположились по бокам Ларри и потащили его через комнату, держа за запястья. Через каждые несколько футов его торчащий копчик цеплялся за непослушный гвоздь или край мебели, и процессия внезапно останавливалась, а Молли и Джейсон теряли хватку на торсе Ларри. То и дело падая на деревянный пол, Ларри не считал это хорошим времяпрепровождением.
- Черт бы вас побрал, идиотов!
- Заткнись, ты... ты... - пробормотал Джейсон, не находя подходящего слова. - Ты торс!
- Ты не можешь его нести нормально, милый? - спросила Молли. - Он не такой уж и тяжелый, в основном голова и все.
- Моя другая рука занята, милая, - отрезал Джейсон. - Знаешь, это не так-то просто.
Они схватили Ларри за руки и приподняли чуть выше, пока он почти не оторвался от пола.
Наступила ночь. Проклятые сверчки звучали громче, чем когда-либо, безумный хор неприятных звуков. Так много звезд заполнило небо, что почти не осталось места для черноты.
Ларри протащили через двор в поле, в чащу благоухающих сосен и вечнозеленых растений, сквозь удушливые облака спор амброзии и скользкие заросли испанского мха, через зубчатые скопления камней и кусты ежевики. Бак Понд был справа. Лягушки-быки собрались возле застоявшейся, покрытой жучками воды.
Они с трудом пробирались через лес, ведомые лучом фонарика, а также луной и звездами, пробивающимися сквозь пышную листву. Они миновали место, которое Ларри помнил последним, место, где он внезапно проснулся.
Они продолжали идти.
- Сколько еще осталось? - спросил Ларри.
Его проигнорировали.
- Вон там, - сказал Джейсон, но Ларри был совершенно уверен, что Джейсон говорит не с ним.
Они бросили Ларри, и он перекатился на бок, остановившись только после того, как врезался в камень. Джейсон и Молли положили вещи рядом с Ларри.
- Сюда, - крикнул Джейсон, бросаясь в темноту.
Ларри прислонился к камню, и его рука коснулась топора. Не надо. Что он мог сделать с топором? Он не мог достаточно хорошо держать равновесие, чтобы воспользоваться им.
Он смог различить их силуэты на фоне деревьев. Они смотрели на землю.
- Эй! - воскликнула Молли, размахивая руками над головой, словно пытаясь посадить самолет. - Я вижу твою ногу, Ларри!
Молчание, пока они еще немного изучали землю.
- Похоже, тебя достало животное. Скорее всего, вытащило тебя из-под земли. Наверняка койот, а может, и волк.
Молли, казалось, была очарована своим мыслительным процессом.
- Отлично, - пробормотал Ларри, успокаивая себя. - Я, наверное, превращусь в торс-оборотень.
Они направились обратно в его сторону. На мгновение он задумался, насколько велика эта дыра.
- Извини, приятель, - сказал Джейсон, - конец пути. Пора тебе возвращаться туда, где...
Ларри выстрелил Джейсону в живот с расстояния примерно в четыре фута. Отдача сбила бы Ларри с ног, будь у него ноги. Как бы то ни было, выстрел еще сильнее вдавил его в камень.
- Умпф, - пробормотал Ларри, качая головой. - Это охуительно больно.
- Боже мой! - закричала Молли. - Зачем ты это сделал?
- Третий лишний, детка. А теперь будь хорошей девочкой и столкни его в эту дыру, ладно?
- Ты сошел с ума!
- О, конечно, верно. Я сошел с ума. Ты убиваешь меня, а потом пытаешься убить еще раз посреди этой проклятой ночи за компанию со своим бойфрендом-убийцей, но это я сошел с ума!
Слюна слетала с его червивых губ.
Он едва мог видеть ее лицо из-за дерева, скрывавшего ее голову, но по ее молчанию понял, что она надулась.
- Иди и столкни его в яму. Засыпь его. Может быть хоть кто-то здесь останется мертвым.
Молли сделала, как он сказал. Он предположил, что целиться в нее из ружья было решающим фактором.
Теперь дилемма. Если передвигаться самостоятельно, ему понадобятся обе свободные руки - без оружия. Если заставить ее нести его или, по крайней мере, тащить домой, он будет в ее руках - в прямом и переносном смысле. И снова никакого контроля над ружьем.
Он должен доверять ей. С другой стороны, она уже убила его однажды.
- Пойдем домой, - сказала она.
- Домой?
- Конечно, Ларри, - устало ответила она. - Джейсон мертв. В любом случае, убить тебя было его идеей. Я никогда не хотела, чтобы это случилось.
- Значит вот так, просто, мы вернемся домой?
- Я же не могу пойти в полицию или еще куда-нибудь...- с невероятной скоростью она выхватила дробовик из его рук. - Видишь? Я могу причинить тебе боль, если захочу. Я просто хочу домой.
Она подняла его на руки и посадила себе на бедро, как мать, несущая маленького ребенка. Его копчик потерся о ее бедро.
- О, милый...- промурлыкала она, - это так приятно.
Они побрели через лес, наконец добрались до дома и надежно заперли за собой дверь.
Надо было обязательно держаться подальше от всяких ненормальных.
Молли и Ларри оставались счастливыми супругами до самой ее смерти в возрасте семидесяти девяти лет. Она родила шестерых детей, и они выросли в счастливой, здоровой семье.
Ларри часто подозревал, что дети на самом деле - не его.

Перевод: Игорь Шестак
Категория: Моника Дж. О'Рурк | Добавил: Grician (25.03.2020)
Просмотров: 140 | Теги: рассказы, Моника Дж. О'Рурк | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль