Авторы



Митч и Гэри отправились на болота поохотиться на аллигаторов. Однако, они обнаружили нечто совсем другое...





Митч сидел на мелководье в шлюпке и поправлял свой потный рюкзак. Жара Луизианы была невыносимой даже для человека, родившегося и выросшего на болоте. Он сидел и отмахивался от роя комаров, жужжащих у него над головой.
- Как ты думаешь, мы достаточно далеко ушли?
Гэри огляделся, не видя ничего, кроме кипарисов и мутной воды.
- Да, у нас все должно получиться, - oн открыл рюкзак и достал динамитную шашку. - Надеюсь, это дерьмо сработает. О, и оно, блядь, нас не убьет.
Митч улыбнулся и достал "Зиппо" из кармана брюк. Он достал пачку сигарет из кармана рубашки и закурил.
- С нами все будет в порядке. Говнюки зашли слишком далеко. Питаюся из реки... по крайней мере, так говорил мой папаша. Самые большие аллигаторы прячутся здесь, на тихой глубине в темной воде, - oн вытянул руку, указывая на взрывчатку. - Это дерьмо должно потрясти их маленькие мозги и заставить их всплыть на поверхность. Пара жирных аллигаторов неплохо набьют наши карманы.
Митч выпустил дым из носа. Сигарета свисала с его губ.
- Я очень надеюсь, что ты прав, - сказал Гэри. - Мой двоюродный брат рисковал своей задницей, чтобы украсть это из каменоломни, и он все еще не раскрыт, - oн уставился на угрожающую шашку в руке Митча. - Я просто надеюсь, что мы достаточно далеко от города. Даже под водой это, вероятно, будет громко.
Митч ухмыльнулся и глубоко затянулся сигаретой, отчего уголек стал вишнево-красным.
- Есть только один способ выяснить.
Он прикоснулся горящим концом к фитилю. По мере роста пламени полетели искры, растекаясь по всей длине фитиля. Рукой, которая всего пять лет назад наносила тачдауны, Митч швырнул динамит в воду.
Оба мужчины ждали, наблюдая, как из глубин мутной воды поднимаются дымящиеся пузырьки. Вощеный фитиль делал свое дело. По крайней мере, они на это надеялись. Секунды шли, нo ничего не происходило.
- Блядь, - сказал Гэри.
Он выложил приличную сумму за динамит, надеясь получить хорошую отдачу от своих инвестиций. И убить свою норму аллигаторов одним взрывом. Низкий грохот потряс лодку, когда тoт взорвался. Вода, рыба, навоз и все виды мерзкого дерьма взлетели в воздух, когда взрыв достиг поверхности.
- Срань господня! - заорал Митч.
Лодку качнуло, и он крепко ухватился за борт, когда волна перехлестнула через нос, намочив его ботинки. Он бросил сигарету в покрытую рябью воду и потянулся к двигателю. Резким рывком старый двигатель с шипением ожил, выпустив облако голубого дыма.
- Возьми винтовку и будь готов перестрелять этих ублюдков.
Он направил лодку к эпицентру взрыва.
Гэри взял винтовку 22-го калибра, убедился, что в патроннике есть патрон, и низко надвинул шляпу, когда лодка рванулась вперед. Он оглядел бурлящую воду, выискивая аллигаторов, в которых можно стрелять. Всплыло толстое бревно, и он направил на него дуло винтовки, но быстро понял, что это не аллигатор.
Митч сбавил газ, позволяя лодке двигаться по течению.
- Что за хрень?
Глазки-бусинки бегали взад-вперед, высматривая аллигаторов, но ни один не всплыл. Лодка остановилась там, где произошел взрыв. Из глубины продолжали подниматься пузырьки, но остальная часть воды успокоилась.
Гэри посмотрел через край. Он отложил винтовку и схватил одно из маленьких весел.
- Что это, блядь, такое? - oн погрузил деревянное весло в темноту на поверхности воды.
Черная слизь прилипла к веслу. В солнечном свете казалось, что она движется.
- Чувак, я думаю, мы нашли нефть, - Гэри опустил руку в воду, позволяя пальцам играть с черной субстанцией. - Долбаную нефть, Митч. Мы разбогатеем!
Митч встал и заглянул через плечо своего друга. Гэри не лгал. На поверхности поднимались и лопались темные пузыри. Грязную воду покрывало обильное количество масла. Гэри смеялся, поигрывая рукой в слизи.
Ебать, - подумал Митч. - Mного сырой нефти. И куча денег. Куча денег, которыми я действительно не хочу делиться.
Гэри играл в нефти, но он перестал говорить или смеяться. Он молчал, если не считать звука всплеска его ладони.
Митч взялся за другое весло. Он не заметил, как кожа Гэри впитала черноту.
- Да, конечно, много денег, - сказал Митч.
Он знал Гэри с детства. Их жены были подругами, и они провели вместе бесчисленное количество дней. Но эти деньги изменят их жизнь. Их будет достаточно, чтобы Митч и Шерри навсегда покинули трейлерный парк. Много людей пропадает на болоте, и с несколькими фальшивыми слезами и хорошей историей Митчу это сойдет с рук.
Он уставился в основание черепа Гэри, прямо туда, где заканчивался позвоночник. Это будет быстрая, милосердная смерть. Он повернул весло вбок и взмахнул.
Треск дерева о кость эхом разнесся над болотом. Его тело рухнуло вниз, частично погрузившись в воду. Руки Гэри погрузились в черноту. Любой нормальный человек увидел бы, что темные круги - это последствие падения трупа в воду. Но если бы вы пригляделись подольше и повнимательнее, то увидели бы, что они движутся независимо. Что-то живое, не от мира сего.
Сердце Митча бешено колотилось. Он бросил весло и глубоко вздохнул. Гэри был неподвижен; половина его тела свисала с борта лодки. Так было проще столкнуть его в болото. Митч закурил сигарету, пытаясь успокоить свое сердце.
- Извини, старый друг, но ты знаешь, что я - эгоистичный придурок, - oн широко раскинул руки. - Я позабочусь о Джесс ради тебя. Я никогда тебе этого не говорил, но мы с ней трахались несколько раз. Мы встречались за баром и трахались на переднем сиденье твоего грузовика, - oн рассмеялся, вспомнив времена супружеской измены. - Tвоя женушка точно умела ездить верхом на члене. Я думаю, если бы ты трахал ее правильно, она бы не прыгала на моем. Что ж, я думаю, пришло время нашим путям разойтись, старина.
Митч бросил сигарету в воду и схватил Гэри за талию.
Что-то шевельнулось под его мертвой плотью. Это не был пульс умирающих мышц или биение его сердца. Это было так, как будто у него под кожей была змея.
- Что за хре... - выпалил Митч, когда струя черной грязи брызнула из мертвой задницы Гэри, прорвав джинсы.
- Бля! - вскрикнул Митч.
Его открытый рот быстро наполнился похожей на смолу слизью. Он подавился и сплюнул, но еще больше слизи залило его тело. Каждая капля наполняла его пищевод, разрушая его на клеточном уровне.
Вода была спокойной, как и Митч. Он стоял в лодке, глядя на болото глазами цвета угля. В его правой ноге началась дрожь. Сначала небольшая, но она нарастала. Вскоре его нога задрожала и задвигалась, как будто он был на танцполе. Его левая нога последовала еe примеру, и вскоре все его тело сотрясалось в конвульсиях, как будто от изрядной дозы электричества. Что-то еще вторглось в мутировавший мозг внутри черепа Митча: голод.
То, что когда-то было Митчем, тяжело шлепнулось на задницу. С силой, за которую он, будучи футболистом, убил бы, он втащил тело Гэри обратно в шлюпку. Голова Гэри болталась на сломанной шее. Митчу было все равно. Ему просто нужно было поесть, и поесть много. Его перепачканные никотином пальцы сорвали с Гэри рубашку, обнажив грудь. Не сбиваясь с ритма, Митч вонзился в мягкое мертвое брюхо.
Кровь сочилась из рваных отверстий, когда oн без разбора отрывал куски органов и плоти. Он запихивал их в рот, наслаждаясь вкусом грязи. Желчь и дерьмо лились из кривых зубов Митча, когда он разминал содержимое желудка в пасту. Его руки рвали все быстрее и быстрее, но он не мог есть достаточно быстро. Митч упал на четвереньки и уткнулся лицом в живот своего бывшего друга.
Труп Гэри смотрел в никуда, пока его поглощали.

***


Шерри смотрела из окна трейлера на заходящее солнце. Митч и Гэри ушли на рассвете охотиться на аллигаторов, и никогда не возвращались домой позже обеда. Особенно если в колледже шел футбольный матч. Они вдвоем могли наловить вдоволь рыбы и отправиться в бар "Ловушка", чтобы набить морды крылышками и пивом. Но, даже тогда Митч все равно должен быть дома к ужину.
Шерри надеялась пойти куда-нибудь поужинать и удивить Митча фотографиями сонограммы. Они лишь мельком говорили о том, что у них будут дети, но это было то, чего они никогда не считали возможным. Не из-за нехватки секса, это уж точно, а из-за нехватки денег. Они оба выросли в нищете, наблюдая, как их родители проходят через ад, чтобы сохранить крышу над головой и еду в животах. Это было не то, чего Шерри или Митч хотели для своих детей. Что ж, то, что Митч так и не вышел из игры, а Шерри забыла свои противозачаточные таблетки, изменило их планы. Их маленькому комочку радости было уже два месяца, и он рос.
Шерри взяла свой мобильный телефон и снова набрала номер, надеясь, что ее муж наконец ответит.
- Черт возьми, Митч.
Телефон снова переключился на голосовую почту. Как раз в тот момент, когда Шерри собиралась нажать кнопку повторного набора, фары осветили трейлер. Характерный звук грузовика Митча был как музыка для ее ушей.
- Пора.
Шерри вышла в сгущающуюся темноту, чтобы встретить своего мужа.
Она надела свой любимый сарафан, хотя температура падала. Это был не только ее любимый сарафан, но и Митча тоже. Они оба назвали его "платьем для ебли", и не зря. Почти каждый раз, когда Шерри надевала это платье, оно оказывалось у нее на талии, трусики были сдвинуты в сторону, а член ее мужа находился внутри нее. От одной мысли о том, как весело они проведут время, у Шерри по коже побежали мурашки. Все разочарование, которое она испытывала из-за опоздания Митча, вылетело за дверь, когда она подумала о нем внутри себя. Ужин может подождать.
Грузовик заскрипел по гравию и остановился. Митч выключил фары, оставив трейлер погруженным в темноту. Датчик освещения сдох несколько месяцев назад, а он так и не удосужился заменить лампочку. Из открытых окон грузовика доносилась музыка. Митч прибавил громкость и вышел на лунный свет.
Шерри спустилась по ступенькам крыльца.
- Я думала, ты забыл меня, - сказала она.
Митч ничего не сказал, но начал двигаться, как будто танцевал под музыку.
- О, ты хочешь потанцевать? - спросила она, подходя к нему. - Давай потанцуем, любимый.
От Митча пахло болотом. Затхлый, грязный, с легким привкусом дыма, но это сводило Шерри с ума. Она не знала, виноваты ли гормоны беременности, но ее трусики промокли, а он даже не прикоснулся к ней. Шерри бросилась к нему, найдя его рот своим. Его язык был кислым, но ей было все равно. При свете луны и под рев радио они танцевали.
Шерри потерлась своей "киской" о эрекцию мужа, увлажнив его джинсы.
- Трахни меня, сейчас же! - сказала она, прежде чем снова поцеловать его.
Митч не сказал ни слова. Ему и не нужно было. Шерри расстегнула его молнию и освободила его пульсирующий член из джинсовой тюрьмы. Она повернулась и прислонилась к теплому капоту его грузовика. Митч закинул подол ее платья ей за спину, и Шерри выгнулась дугой, ожидая его.
Грубыми, грязными пальцами Митч отодрал ее трусики в сторону и вошел в ее ожидающую "киску".
Шерри поняла, что что-то не так, как только его член скользнул внутрь нее.
Митч хрюкнул и издал серию щелчков глубоко в горле. Его пальцы впились в круглую задницу Шерри, пока он двигался дальше. Смесь их соков хлюпала, когда они трахались.
- Детка, остановись на секунду, - сказала Шерри. Она попыталась вырваться из рук мужа, но его вес, навалившийся ей на спину, и его нетерпеливые толчки пригвоздили ее к грузовику. - Подожди, - oна потянула его за пальцы.
Митч вцепился в ее ягодицы, как тисками.
- Ой, ты делаешь мне больно, - закричала Шерри. Ее голос дрогнул. - Митч, прекрати, мать твою!
Ее муж не слушал. Его член, который, казалось, был размером с двухлитровую бутылку, продолжал насиловать ее. Тепло разлилось по бедрам Шерри, а в чреслах разгорелся пожар.
Митч щелкал и хрюкал, трахаясь с ней. Каждый раз, когда его член выскальзывал наружу, он, казалось, утолщался, набухая до гротескных размеров.
Шерри вцепилась в его пальцы, но трах Митча был безжалостным. Снова щелчки и более глубокий рокот в его горле. Что бы ни стало с ее мужем, одно осталось неизменным: его ворчание перед тем, как выпустить пар.
Митч погрузил свой гнилой член внутрь Шерри, повредив ее шейку матки. Поток черноты вырвался из его "писающей дырочки", заполнив жену до краев. Ее влагалище впиталo мерзкую тьму. Митч вздрогнул. Его тело содрогнулось, и стороннему наблюдателю показалось бы, что они исполняют непристойный танец. Черная жижа сочилась из "киски" Шерри, смешиваясь с ее кровью. В отличие от обычного кончуна, член Митча не сдулся. Вместо этого он продолжал набухать.
Тонкая кожа полового члена треснула, как у переваренного хот-дога, заливая истерзанное влагалище Шерри кровью. Тьма внутри нее пила ее, поглощая все больше, когда она вытекала из разрушенного мужского достоинства Митча.
Митч, теперь полностью осознавший свою агонию, закричал. Его разорванный член застрял внутри его жены. Что-то потянуло за разрушенное мясо, отрывая его кусками, пока Митч пытался отключиться.
- Блядь! - закричал Митч.
Он ударил Шерри кулаком по затылку, но ничто не могло заставить женщину сдвинуться с места. Она стояла тихо и непоколебимо, пока ее "киска" поглощала его плоть. Мясистый мешочек его мошонки втянулся вместе с его разрушенным членом, присоединяясь к кровавой бане. Со звуком, похожим на рвущуюся ткань, Митч вырвал свой разрушенный член из ее "киски". Между его ног свисали ленты окровавленного мяса. Один шарик отделился от его мошонки, оставив его болтаться на семенных сосудах. Он споткнулся и упал на задницу на пыльной подъездной дорожке.
Из кабины грузовика орало радио, и свет полной луны отражался от багрового пятна на его штанах спереди.
Шерри повернулась к нему лицом. Бордовые ошметки мяса свисали из ее разорванного влагалища, но ей, казалось, было все равно. С черными глазами и ухмылкой, не выражающей ничего, кроме злобы, Шерри опустилась на четвереньки.
- Что за хуйня! - закричал Митч, отползая от своей одержимой жены.
Струйка крови тянулась за ним, пока он шаркал по грязи.
Шерри бросилась, как собака. Ее зубы впились в оставшиеся куски плоти, которые раньше составляли его член. Она рвала и рвала, освобождая свисающие куски. Едва перестав жевать, Шерри снова уткнулась лицом, на этот раз зажав зубами оба его яйца. Сливочнoe яичко выскочило, наполнив ее рот своим губчатым вкусом.
Митч брыкался, но потеря крови давала о себе знать. Каблук его ботинка попал Шерри в подбородок, но никак не остановил ее натиск.
Шерри бросилась вперед в поисках чего-нибудь более существенного, чем мясо "петуха" и несколько "орехов". Приземлившись Митчу на грудь, она вонзила ногти ему в глаза. Каждый из них лопнул под лакированными когтями, из глазниц хлынула глазная жидкость.
Митч закричал и потянул ее за руки.
Правая рука Шерри залетела ему в рот, схватив его болтающийся язык. Она потянула, сильно растягивая его. Кровь хлынула в горло Митча, когда корень его языка вырвался на свободу.
Митч булькал и давился. Шерри ела под немигающим оком луны.

***


Тысячелетия прошли с тех пор, как онo приземлилось в том зловонном болоте. Бесчисленные эпохи приходили и уходили, а онo все еще оставалось бездействующим. Но онo снова былo свободнo. Свободнo бродить по своей новой планете и заражать ее гнилью и смертью. Сосуд, в котором онo сейчас обиталo, был новым и захватывающим. Другие были забавными, но этот был многообещающим. Это был не один носитель, а целых два.
Внутри выросла другая жизнь, и существо почувствовало это. Скользнув по телу хозяина, оно нашло зародыш...
...и вошлo в него.

***


- Она все еще без сознания? - cпросил доктор Лен.
- Да, но в ее жизненных показателях произошли изменения, - сказала сестра Мерфи. Она открыла карту. - Смотрите, ее мозговые волны усиливаются. У нее начинаются роды.
Она потерла свой раздутый живот, зная, что всего через несколько месяцев окажется в такой же ситуации. Они прошли по коридору к комнате таинственной Джейн Доу.
Оглушительный крик эхом разнесся по коридору, заставив их обоих остановиться.
Медсестра Мерфи вбежала в палату.
У Джейн Доу не было схваток; она уже родила.
Медсестра Мерфи поскользнулась на куске лица сестры Ким и упала на задницу. То, что осталось от миниатюрной женщины, было разорвано. Крошечное существо, не больше младенца, сидело на окровавленной груди Ким. В его маленькой ручке был кусок мяса. Тварь посмотрелa на Мерфи, из еe пасти текла кровь.
Неизвестная поднялась с кровати и затряслась, как будто танцевала. Она неторопливо направилась к Мерфи, оставляя кровавые следы на запекшейся крови медсестры Ким. Джейн Доу стояла над перепуганной медсестрой, танцуя под музыку, которую могла слышать только она. Ее черные глаза нашли раздутый живот беременной женщины. Уголки ее рта дернулись. Что-то скользнуло у нее под кожей, заставив ее плоть покрыться рябью, натянув щеки.
С выражением явного безумия на лице Джейн Доу улыбнулась.

Просмотров: 237 | Теги: Дэниел Дж. Вольпe, рассказы, Y’All Ain’t Right, Zanahorras

Читайте также

    Джинни Би Дырка, звезда анального траха и серии «Зияющий анус», отправляется в турне в канун Рождества. Грег и Вон следуют за своим кумиром......

    Роберт Уэстон Смит, обычный парень, который обнаруживает странные изменения в своих испражнениях. Он обращается к врачу, который направляет его на прием к психиатру. В процессе поиска ответов на свои ...

    Для Колина наступили трудные времена. Уличный друган, Окурок, предлагает съездить в другой город и обчистить старый особняк. Что может пойти не так?...

    ИТ-консультант, страдающий от похмелья, замечает загадочные символы на своем экране и начинает испытывать острую боль в области задницы. В отчаянных попытках облегчить свое состояние, он пытается извл...

Всего комментариев: 0
avatar