Авторы



Юмористическая отсылка к классическому роману Стивена Кинга поведает о радостях жизни у кладбища домашних животных и желании угодить своей жене. О, бедная, Типси...





Здесь покоится Скутер, гласила надпись на одном из надгробий. Сейчас он топорщит одну из ног Бога.
Мне даже не нравилась кошка, которая была у меня в сумке. Не поймите меня неправильно, я вообще люблю кошек, но эта конкретная была царапучей, кусачей сволочью. Кроме того, Типси было двадцать два года - более чем солидный возраст для кошки, чтобы покинуть этот мир, поэтому я не мог сильно расстраиваться из-за ее кончины.
Но моя жена хотела вернуть свою кошку, и вот я на кладбище домашних животных. Снова. Посреди ночи, когда снег уже лежал на земле. В надежде, что меня не арестуют.
Мое дыхание, клубящееся в воздухе, казалось, складывалось в слова "Ты идиот", а потом исчезало.
Я нашел приличное место и счистил снег. Затем я начал невеселый процесс рытья ямы в мерзлой земле. Мужчина потолковее меня не стал бы все это время бормотать, что это моя жена должна здесь этим заниматься, но я бормотал без особого стыда.
К счастью, яма не должна была быть очень глубокой - достаточно, чтобы можно было полностью засыпать животное грязью. Вынув несколько полных лопат грязи, я осторожно положил Типси в могилу, а затем засыпал ее землей.
- До скорой встречи, - сказал я.
Когда я вернулся в свой теплый дом, Эбигейл крепко обняла меня.
- Как все прошло? - спросила она.
Я пожал плечами.
- Он в земле. Думаю, теперь нам остается только ждать. Дети еще не спят?
- Я только что уложила их в постель.
Я снял ботинки и куртку и пошел наверх. Глаза пятилетнего Рида были закрыты, но Бекки, моя восьмилетняя дочка, быстро выключила свою электронную книгу и спрятала ее под подушку.
- Я ничего не видел, - сказал я ей. Я опустился на колени и поцеловал ее в щеку. - Спокойной ночи, милая.
- Папа?
- Да?
- Чарли ведет себя странно.
Я взглянул на аквариум. Чарли легонько шлепал панцирем по стеклу, тап, тап, тап.
- Так делают крабы-зомби, - сказал я ей. - Ты знала это, когда мы его привезли обратно.
- Но он не дает мне спать.
В аквариуме рядом с аквариумом Чарли шесть золотых рыбок покачивались на поверхности воды. Иногда они опускались на дно, пока не попадали на цветной гравий, но в основном они просто плавали. Рид считал, что они гораздо круче, чем полностью живые рыбки.
- А что, если я положу туда полотенце? - спросил я. - Так он не будет шуметь.
- Хорошо.
Я достал полотенце из шкафа в ванной и накрыл им аквариум. Чарли тихонько шлепнул раковиной о ткань.
- Спасибо, папочка.
- Еще десять минут чтения, хорошо?
Бекки кивнула.
- Я люблю тебя.
- Я тоже тебя люблю, папочка.
Я поцеловал ее еще раз, а затем вернулся вниз. Эбигейл сидела на диване и выглядела обеспокоенной.
- Ты уверен, что она сможет выбраться?
- На ней, может быть, два дюйма грязи, - сказал я. – Но она будет в порядке.
- Но ведь идет снег.
- Эта кошка разодрала в клочья боковину нашего кожаного дивана. И ты думаешь, что она не сможет продраться сквозь снег?
- Я просто нервничаю.
- Я уверен, что она будет тут, как только мы проснемся. Давай, пойдем в постель.
Я надеялся на секс в награду за то, что похоронил Типси, но мне ничего не перепало. Вместо этого я заснул под звуки периодического сопения Эбигейл.
На утро Типси сидела на крыльце и мяукала, чтобы мы впустили ее в дом. Эбигейл подхватила кошку на руки и стала целовать ее, а потом все помогли смыть с нее грязь, хотя из-за этого дети опоздали в школу.
Когда я вернулся домой с работы, Эбигейл плакала.
- Что случилось?
- Это Типси. Она... Я не могу описать это... она просто какая-то... не в себе.
- Не в себе?
- Словно это другая кошка.
- Ну, да, так бывает, когда хоронишь мертвого кота на кладбище домашних животных. Ты разве не знала это.
- Я знаю, но...
- Но что?
- Я думала, что с Типси все будет по-другому.
- Типси не чудо-кошка. Так всегда и было: можно вернуть свою кошку, но она будет какой-то жутковатой. Мы это обсуждали.
- Я знаю, знаю.
- Она ведет себя агрессивно?
- О, нет, ничего такого. Она просто вялая. Ее больше не интересуют ее лакомства.
- Кошки-зомби никогда не интересуются лакомствами.
- Меня просто нервирует, когда она рядом.
Я вздохнул.
- Так что ты хочешь сказать? Ты хочешь, чтобы я усыпил ее?
Эбигейл прикусила нижнюю губу и кивнула.
- Серьезно?
- Она больше не Типси.
- Отлично. Просто отлично. Я отморозил себе задницу, хороня эту кошку, а теперь ты хочешь, чтобы она снова умерла.
- Мне жаль.
- Я не собираюсь убивать кошку. Нам придется отвезти ее к ветеринару, и они возьмут с нас деньги за эвтаназию, когда она уже была мертва бесплатно.
- Я уже извинилась! Что еще ты хочешь от меня? Я сожалею! Я думала, что знаю, чего хочу, но я не могу больше держать Типси в доме, только не так!
Я был раздражен, но мое сердце растаяло, когда по щеке Эбигейл скатилась слеза.
- Все в порядке, - сказал я, обнимая ее. - Я позабочусь об этом. Все будет хорошо.
Наш ветеринар по четвергам работает допоздна, поэтому я положил Типси в переноску (она почти не сопротивлялась, как это обычно бывало) и отнес ее туда. Я не сказал доктору Тернеру, что уже вернул Типси к жизни; я уверен, что он бы не одобрил это.
Типси издала тихое мяуканье, когда доктор Тернер сделал ей укол, а потом затихла.
Зажужжал мой телефон. Я взглянул на сообщение от Эбигейл: Я передумала, пожалуйста, привези Типси домой.
Дерьмо.
Она уже умерла, - ответил я.
Привези ее домой.
- Я заберу ее тело с собой, - сказал я доктору Тернеру. - Мы хотим похоронить его, ради детей.
Я много бормотал, пока разгребал снег, опускал Типси обратно в яму и заново засыпал ее грязью.
- Там холодно, - сказал я Эбигейл, как только вошел через парадную дверь. - Этот ветер просто убийственный.
- Ты вырыл новую могилу?
- Нет. Я просто использовал старую.
- Это сработает?
- Конечно, почему бы и нет?
- Я думала, ты сказал, что собираешься выкопать новую.
- Я никогда не говорил, что я собирался это сделать. Какая разница? Все, что нужно сделать, это похоронить ее на кладбище домашних животных; там нет никаких правил насчет рытья свежих могил.
- Она. Не она.
- Милая, у меня такое чувство, что мои пальцы вот-вот отвалятся. Ты не могла бы не беспокоить меня по поводу местоимений?
- Если бы нельзя было копать новую могилу, все бы просто использовали одну и ту же. На всем кладбище была бы одна могила.
- Домашние животные возвращаются не со всего кладбища. Только этот один участок. В любом случае, я понимаю, что ты хочешь сказать, но это для одной и той же кошки.
- Пожалуйста...
- Хорошо, хорошо, я перезахороню Типси.
По крайней мере, я еще не вылез из своей зимней одежды.
Кладбище животных находилось всего в шести кварталах, что было проблемой, когда мы только решили купить этот дом ("Не будет ли жутко проезжать мимо каждый день?"), но теперь было довольно удобно.
К счастью, снег в основном сошел, так что мне не пришлось сильно расчищать дорогу, прежде чем я выгреб землю из могилы Типси. Я поднял кошку, которая уже окоченела, и положил ее на землю, пока копал вторую могилу рядом с первой.
По крайней мере, кошка могла выбраться сама. Мне приходилось хоронить каждую золотую рыбку в наполненной водой посуде и возвращаться за ней на следующее утро.
Я снова похоронил Типси, надеясь, что эта кошка оценит то, что я для нее делаю, и вернулся домой. Но в тот вечер я получил от Эбигейл секс в знак благодарности, так что жаловаться не приходилось.
Типси вернулась, волоча одну из задних лап. Казалось, ни одна кость не была сломана, и мы решили, что так бывает, когда кошку воскрешают из мертвых во второй раз. Она шипела на вещи, которых не было, и пахла немного хуже, чем раньше, но Эбигейл и дети, казалось, были счастливы получить своего питомца обратно.
- Ой! - крикнула Бекки той ночью. Я взглянул на часы. Был час ночи.
- Что случилось? - спросил я, когда мы с Эбигейл поспешили в ее спальню.
Она подняла кровоточащую руку.
- Типси укусила меня!
- Ничего себе, точно укусила. Я сейчас вернусь, - сказал я и пошел за перекисью, пока Эбигейл утешала нашу дочь. Это был глубокий укус, и Бекки поморщилась, когда я нанес перекись на рану, но моя храбрая девочка не плакала.
- Она просто укусила тебя без причины? - спросил я Эбигейл.
Бекки кивнула.
- Я спала.
- Зачем она это сделала? В этом нет никакого смысла.
- Конечно, в этом есть смысл, - сказала я. - Она кошка-двойная зомби. Агрессивное поведение вполне естественно.
- У нас не может быть кошки, которая будет нападать на детей, - сказала Эбигейл.
- Ну, это то, что у нас есть. Я не поведу ее обратно к ветеринару. Он будет задавать слишком много вопросов.
- Ты можешь отвести ее к другому ветеринару.
Я покачал головой.
- Это явно реанимированная кошка. Это может сказать любой ветеринар. Если вы хотите оставить ее себе, то всегда пожалуйста, но этого я делать не буду.
Типси с рычанием выползла из-под кровати Бекки.
- Может, она просто голодна, - сказала Бекки.
- А может она, изголодалась по человеческому мясу, - сказал я. - Мне жаль. Это было бесчувственно. Я не должен был этого говорить. Но, да ладно, у этого дерьма всегда есть последствия.
- Не ругайся при детях!
- Это всегда имеет последствия. Ты ведешь себя так удивленно, как будто не думала, что что-то может случится.
- Я не думала, что она укусит Бекки!
- Эта кошка кусала людей, когда была нормальной!
- Но неспровоцированно!
- Я не пытаюсь начать спор. Я просто хочу сказать, что когда ты воскрешаешь кошку из мертвых, глупо выходить из себя, когда она кого-то кусает. Вот и все.
Несмотря на то, что я вроде как был на ее стороне, Типси воспользовалась моментом, чтобы прыгнуть на мою ногу, шипя и царапаясь. Я выругался (Слово "черт" было приемлемо в присутствии детей) и попытался отпихнуть ее, но кошачьи когти-зомби так и застряли в моей пижаме.
Эбигейл схватила ее за хвост и швырнула через всю комнату. Кошка ударилась о стену, упала на пол и перестала двигаться.
Моя жена, дочь и сын одновременно разрыдались.
- Не могу поверить, что я это сделала! - причитала Эбигейл, бросаясь к месту, где лежала мертвая кошка. - Я чудовище!
- Она пыталась убить меня, - сказал я, что было явным преувеличением, но я надеялся, что ей станет легче.
Эбигейл подняла кошку, чей позвоночник теперь был чрезвычайно гибким даже по кошачьим стандартам, и зарыдала.
- Мы не можем оставить ее в таком состоянии, - сказала она.
- Еще как можем.
Эбигейл покачала головой.
- Я не могу быть той, кто убил ее. Я не могу позволить, чтобы это было на моей совести.
- О, значит, это нормально, что я ее убил?
- Ты отвез ее на эвтаназию! Ты не бросал ее об стену!
Она была права.
- Я больше не буду хоронить ее на кладбище домашних животных, - сказал я. - Давайте просто оставим бедную кошку в покое.
Эбигейл протянула мне ее пушистое тело.
- Ты называешь это покоем?
- Более покойной, чем быть одним из живых мертвецов, да!
- Отлично. Как скажешь. Я сделаю это.
Она выбежала из спальни с мертвой кошкой.
Я последовал за ней.
- Дорогая, нет, давай просто закопаем ее на заднем дворе и покончим с этим.
- Я хочу вернуть мою Типси!
Итак, да, я снова похоронил кошку. Я почти подумал о том, чтобы не делать этого и просто закопать кошку в другом месте, но решил, что меня, скорее всего, раскусят.
Утром Типси не вернулась.
- Типси! - позвала Эбигейл, стоя на крыльце нашего дома. - Сюда, кис-кис-кис! - Она оглянулась на меня. - Где она?
- У нее сломан позвоночник. Может быть, это займет больше времени.
- Что, если она не смогла выбраться из могилы?
Я почти попытался заверить ее, что Типси может выбраться из могилы, но я знал, что, что бы я ни сказал, этот сценарий будет развиваться так, что я поеду на кладбище домашних животных и откопаю эту чертову кошку. Я допил кофе, надел куртку и ботинки и отправился в путь.
Могила Типси была такой же, как я ее оставил. Когда я откопал ее, я понял, почему.
Я передал свой iPhone Эбигейл и показал ей сделанную фотографию.
- Она практически превратилась в слизь.
- А она двигалась?
- Ну, да, но...
- Тогда ты должен вернуть ее сюда! Ты не можешь просто оставить ее в такой могиле! Какая ужасная судьба!
- Милая, ты даже с трудом можешь сказать, что это кошка.
- А ты бы хотел, чтобы тебя так оставили? Просто лежать в холодной могиле и ... ... дрожать?
- Это в последний раз. Я серьезно. После этого я никогда не вернусь в это место. Мне все равно, даже если нашим следующим питомцем будет чертова Лесси; с кладбищем домашних животных покончено.
Эбигейл кивнула.
- Я уважаю это.
- Мне нужна миска.
К счастью, поскольку на улице было так холодно, Типси не протиснулся между моими пальцами и вышел из могилы цельным куском. Я положил ее в пластиковую миску, в которой больше никогда не будет теста для печенья с шоколадной крошкой, и принес ее домой.
- Она не двигается, - сказала Эбигейл.
- Просто смотри. Ее ухо будет дергаться.
Через мгновение ее ухо дернулось. Эбигейл ахнула.
- Что нам с ней делать? - спросила она.
- Я не знаю. Это ты хотела, чтобы я принес ее домой.
- Мы должны избавить ее от страданий.
- Как?
- Я не знаю!
- Думаю, если мы ее сначала разморозим, то сможем промыть.
- Нет!
- Выслушай меня, выслушай меня! Что еще ты хочешь сделать? Ты же не хочешь просто растоптать ее? Положить ее в мусоропровод? Спустить ее в унитаз - это не значит дать ей достойную смерть, но это будет без боли, и она больше не вернется.
Эбигейл вытерла слезу с глаза.
- Я должна подумать об этом.
- У нас есть время.
Пока Тиспи оттаивала, Эбигейл сидела за обеденным столом, уставившись в миску. Я повел детей в кино.
Когда я вернулся, Типси был неузнаваем ни в чем, что когда-либо было кошкой. Ее нельзя было спутать с чем-то, что Эбигейл могла бы приготовить на ужин, но от ее твердого состояния мало что осталось.
- Хорошо, - сказала она. - Я промою ее.
- Я могу это сделать, - сказал я ей.
- Нет. Это все моя вина. Я сделаю это.
Она встала, взяв с собой миску. Я слушал, как она поднимается по ступенькам, тихо плача. У нас был туалет внизу, но я не собирался говорить женщине в трауре, что она пользуется менее удобным туалетом.
Раздался стук.
- Все в порядке? - спросил я.
- Я уронила ее!
Войдя в гостиную, я увидел, как Эбигейл поскользнулась на Типсиной слизи. Ее руки закрутились над головой, и я вскрикнул от ужаса, когда она кувырком полетела вниз по лестнице. Удар, удар, удар, удар, удар, удар, удар, треск.
Иногда ты знаешь, что что-то не так. Ты знаешь, что, какой бы большой ни была потеря, какой бы разрушительной и душераздирающей ни была трагедия, лучше оставаться мертвым. Вы смотрите в безжизненные глаза своей любимой жены, и голос внутри вашей головы говорит вам: "Не вези ее на кладбище домашних животных, не вези ее на кладбище домашних животных, не вези ее на кладбище домашних животных...".
Я прислушался к голосу. Только полный идиот поступил бы иначе, видя, как плохо это обернулось для кошки. Тело Эбигейл кремировали, и я заверил Рида и Бекки, что она увидит Типси на небесах, куда она отправилась после того, как ее смыли в унитаз.
Я не хочу сказать, что у моей истории счастливый конец, но, учитывая все обстоятельства, все могло быть гораздо хуже.

Просмотров: 346 | Теги: Грициан Андреев, аудиокниги, рассказы, Аудиорассказы, Владимир Князев, Джефф Стрэнд, Dead Clown Barbecue

Читайте также

Всего комментариев: 0
avatar