Авторы



История о сексе, голоде, плоти и любви, которая неожиданно отклонилась от предначертанного пути...





Джек сидел за обшарпанным кухонным столом, всецело погрузившись во внутренности древнего радиоприемника в тщетной попытке починить антиквариат. Он честно предупредил владелицу, миссис Джонс, что, по его мнению, радио ремонту не подлежит, но она настаивала, громко уверяя, что всем сердцем верит в его способности. Он вскользь упомянул, что в наши дни дешевле купить новый, но она и слышать ничего не хотела о новомодном барахле, которым торгуют в каждом магазине их города. В конце концов он сдался, не выдержав напора восьмидесятичетырехлетней женщины, что была на полтора фута ниже его ростом.
Хотя в основном он работал разнорабочим, городское сарафанное радио принесло ему несколько дополнительных подработок, когда люди начали убеждаться в его мастерстве в обращении с мелкой бытовой электроникой. Бывшему заключенному было трудно найти постоянную работу, поэтому он с радостью соглашался на любую подработку, которая попадалась ему на пути. Однако, на этот раз заказ оказался невероятно сложным и явно не стоил двадцати пяти долларов гонорара.
Скребущий звук, донесшийся из комнаты над кухней, отвлек его внимание от деталей старого радиоприемника.
Она снова передвигалась там, наверху.
Он вздохнул и закурил еще одну сигарету, глубоко затягиваясь и протирая глаза, струйками выдыхая голубоватый дым.
Еще слишком рано. В прошлый раз его чуть не поймали.
Он снова переключил свое внимание на текущий проект, надеясь, что, если он притворится, что не слышит ее, она снова заснет или что там еще она там делала. Наверх он больше не поднимался.
Он почувствовал ее приторно-сладкий запах задолго до того, как услышал влажное шлепанье ее босых ног по линолеуму позади себя. Джек выпрямился в кресле и уставился прямо перед собой на выцветшие обои с розовым рисунком, стараясь неглубоко дышать через рот, дабы избежать трупной вони. Только одна мысль проносилась у него в голове снова и снова, как собака, гоняющаяся за своим хвостом:
Не прикасайся ко мне. Пожалуйста, только не прикасайся ко мне.
От ее хриплого голоса волосы у него на руках встали дыбом.
- Я есть хочу, - сказала она.
- Я знаю.

***


Джеку было трудно вспомнить, как она выглядела, когда еще была красивой. Он даже не мог точно сказать, сколько времени прошло с тех пор, как начался этот кошмар. Каждый раз перед сном он вспоминал, как прекрасно проходили дни и как пролетали ночи после их первой встречи, в те времена, когда он любил ее.
Он путешествовал автостопом из города в город в поисках работы, чтобы набить свой желудок хоть какой-то едой. В те времена особо поживиться было нечем, и как только он исчерпывал все свои ресурсы в одном городе, то сразу перебирался в другой.
Но в этом городке работы было больше, чем обычно, и он заработал достаточно дополнительных денег, чтобы позволить себе заслуженную кружку пива за все свои труды, несмотря на то, что офицер по условно-досрочному освобождению легко мог бы отправить его обратно в тюрьму за эту слабость. Ну, конечно, сначала они должны были его найти.
Он забрел в местный "водопой" и нашел себе местечко в темном углу. Только что вышедший из тюрьмы, он чувствовал себя некомфортно в общении с теми, кого он считал "обычными" людьми.
Джек потягивал единственное пиво, которое смог себе позволить, жалея, что это не "Джек Дэниэлс", когда заметил в баре хорошенькую женщину. Она не сводила с него глаз.
Поначалу он избегал зрительного контакта, уверенный, что такая красавица никогда не обратит внимание на такого заурядного и грязного оборванца, как он сам. И все же, когда он осмелился бросить на нее второй взгляд, она не отвернулась. Вместо этого она ему... улыбнулась.
Женщина встала и медленно подошла к его столику. Его ладони вспотели, и он подумал, что сейчас его хватит инфаркт и он свалится прямо под этот стол. Какой же милой и грациозной она была, а оторвать взгляд от ее бедер было просто невозможно.
Джек попался на крючок еще до того, как она заговорила.
- И как же тебя зовут, незнакомец? – спросила она.
Ее голос оказался даже красивее, чем он себе представлял, и то, что она использовала его, чтобы заговорить с ним, пугало его еще больше. Долгие годы прошли с тех пор, как он в последний раз был рядом с женщиной, не говоря уже о такой потрясающей. Вся слюна у него во рту, казалось, разом пересохла, превратив язык в толстый чужеродный отросток, который больше ему не принадлежал.
- Эм... Джек, - ответил он, удивленный тем, что вообще нашел нужные слова.
Она рассмеялась, выражение ее лица было одновременно озорным и многообещающим. Она протянула ему руку.
- Какое восхитительное совпадение. А я - Джилл.
Немногим позже Джилл отвезла его в свой загородный дом. Они занимались любовью большую часть ночи. Для Джека это было невероятно - первый секс, который у него был за слишком много лет. Для него она мгновенно превратилась в зависимость. Тогда он сделал бы все, что угодно, лишь бы остаться между ее бедер.
Конечно, это было до того, как он узнал, кто она такая.
Черт, да он все еще этого не знал.

***


Джек смотрел через лобовое стекло на темноту шоссе, нарушаемую только светом его фар, пока он ехал на юг уже больше двух часов. Его глаза, казалось, были полны песка. Он и так заехал уж слишком далеко и решил развернуться в следующем городе и направиться домой.
Некоторые вечера бывали удачными, некоторые - нет. Завтра она снова заставит его пойти куда-нибудь. Рассеянно он потрогал пальцем глубокий шрам на левой руке - подарок Джилл, когда он однажды вернулся ни с чем. Он надеялся, что на этот раз она не слишком рассердится. Ведь это было не так просто, как раньше. Теперь все остановки отдыха были оборудованы видеонаблюдением.
Развернувшись, чтобы направиться на север, Джек проехал всего около пятнадцати миль, когда удача наконец улыбнулась ему. Иногда это происходило именно так - стоило ему поверить в то, что сегодня вылазка не выгорит, как кто-то появлялся на его пути, идеально подходящий для ее нужд.
Временами он задавался вопросом, что может быть, она обладала какой-то неведомой силой, что подчиняла себе мужскую волю - но это было нелепо, ведь так?
Паренек стоял на обочине дороги, на его худых плечах болталась ветровка, которая и близко не выдерживала вечерней прохлады.
При виде фар Джека он поднял большой палец - универсальный знак, означающий "Не-подбросишь-меня, чувак?". Джек сбросил скорость и мягко затормозил в нескольких метрах от молодого человека. Пробежав это расстояние короткой трусцой, парень открыл пассажирскую дверь, щурясь от света салона.
- Эй, а вы меня не подбросите?
- А как далеко ты направляешься? - спросил Джек.
Он жестом велел парню сесть и закрыть дверь, что тот и сделал, кинув грязный рюкзак между кроссовок. Лохматая челка закрывала большую часть его лица и он дергался словно невротик, хотя Джек подозревал, что этот тик был вызван какой-то химической зависимостью. Уж наркоманов-то в тюрьме он повидал достаточно.
- Да мне неважно. Можно высадить меня где угодно.
Он потер руки перед вентиляционным отверстием, согревая их, хотя Джек подумал, что это уловка, чтобы скрыть, как сильно они дрожат.
- Черт возьми, как же там холодно!
Джек выехал на шоссе, прежде чем достать пачку сигарет из переднего кармана и прикурить от помятого спичечного коробка. Молодой человек с благодарностью принял предложенную сигарету и устроился поудобнее на своем сиденье, приоткрыв окно, чтобы сбрасывать пепел.
Мыслями Джек прикидывал, когда будет лучше всего достать хлороформ из-под сиденья.
- Мне еще миль семьдесят проехать надо, - сказал он сквозь облако голубоватого дыма. - Тут есть маленький городок неподалеку. Могу высадить тебя там, лады?
- Круто, чувак. Прям реально круто.

***


Джек вспомнил свою последнюю жертву, худенькую девушку лет семнадцати-восемнадцати, определенно проститутку. В ее глазах была определенная жесткость, что было необычно для такой юной особы. Он помнил, как она занервничала, едва войдя в машину, и подумал, не почувствовала ли она легкий химический запах, который, казалось, всегда витал в салоне автомобиля. Чтобы не вызвало ее беспокойство, спустя несколько минут ее накрыла настоящая паника.
Она начала говорить, что, возможно, совершила ошибку, попросив подвезти ее, но он проигнорировал ее. В конце концов она набралась смелости и попросила съехать на обочину и выпустил ее. Когда он по-прежнему не отвечал, она начала умолять. Она стала такой нервной, что легко могла решиться просто открыть дверцу и выпрыгнуть наружу, невзирая на тротуар, проносящийся мимо со скоростью шестьдесят миль в час, поэтому Джек запер двери.
И пока он размышлял, что с ней делать, в зеркале заднего вида показались полицейские мигалки.
Джек медленно съехал на посыпанную гравием обочину дороги.
Вот дерьмо! Полицейский обыщет машину и найдет хлороформ и веревку. Наконец-то все подходит к концу. Он снова увидел себя в тюрьме, возможно, на этот раз в обитой войлоком камере.
Однако странным было то, что мысль о тюрьме, казалось, успокаивала его. Может быть, вернуться туда было бы не так уж и плохо. Как же он устал от этих игр. Вероятно, пришло время, когда его следует поймать... но что тогда будет с Джилл?
Девушка сидела рядом с ним с широко раскрытыми от страха глазами. Если раньше она казалась нервной, то теперь она просто оцепенела. Пока офицер направлялся до их машины, Джек слегка наклонился к девушке и прошептал ей на ухо:
- В этом штате путешествовать автостопом незаконно.
Девушка ничего не сказала, продолжая молча смотреть на него своими дикими голубыми глазами. Походу его пассажирка боялась копов еще больше, чем он. Возможно, она была в розыске за наркотики. Он нашел маленький пакетик с марихуаной в ее заднем кармане, когда позже вечером избавлялся от ее одежды. Что бы ни заставило ее держать рот на замке, он был ей за это благодарен.
Полицейский сказал ему, что у него не горит одна из задних фар. Этот свинтус выписал ему штраф. И это было все... не замечая запаха хлороформа, который, Джек был уверен, исходил из машины; не проявляя никакого интереса к девушке на пассажирском сиденье, кроме как быстро провести фонариком над ее головой и кивнуть в знак приветствия. Джек уехал с мрачной улыбкой на лице, сунув квитанцию в бардачок.
- Чувак, а у тебя случайно нет с собой травки? Может таблетки какие? Все, что угодно, чувак. Я вот щас прям на все согласен. Выручишь, а?
Голос парня вывел Джека из задумчивости, стерев из головы образ мертвой девочки. Не глядя на него, он кивнул.
Секундой позже он не очень удивился, почувствовав, как рука парня скользнула к нему на колени.
Он продолжал вести машину, никак не реагируя на возню молодого человека с его молнией на джинсах, пока тот не просунул руку в боксеры Джека.
Джек не был геем, но в тюрьме подчас пол становился неважен. Было бы легко просто съехать на обочину, забыть о своем первоначальном намерении и позволить себе отвлечься на работу теплой, слегка влажной ладошки паренька о свою собственную набухающую плоть.
Прошло ужасно много времени с тех пор, как секс с Джилл был возможным вариантом. В теории он был вполне возможен - на ее теле было множество липких местечек, куда он мог бы приткнуть свой член. Однако, чтобы сделать это, ему пришлось бы прикоснуться к ней. И что хуже того, она могла бы прикоснуться к нему.
Джек слегка вздрогнул от этой мысли, что было воспринято попутчиком как сигнал продолжать. Он осторожно убрал руку мальчика со своей промежности с большим сожалением в глубине души. Всему в жизни есть время и место, а это не было ни тем, ни другим. У него была работа, которую нужно было выполнить... работа, которая была почти закончена.
- Не здесь, - сказал Джек. - Скоро мы будем у меня дома. У меня там есть много всего вкусного. Устроим вечеринку.
- Огонь, - сказал парень с ухмылкой.
Джек улыбнулся в ответ. Может быть, на этот раз ему вообще не понадобится хлороформ.

***


Подъехав к длинной подъездной дорожке, Джек почувствовал угрызения совести, которые были ему совершенно чужды. Никогда, до этого момента, его поступки не вызывали в нем никаких эмоций. Азарт и риск от охоты конечно были, но он никогда не испытывал никакого сочувствия к молодым людям, которых он отправлял на верную смерть. Он был не из тех, кто тратит время на такую бесполезную вещь, как чувство вины.
Джек быстро попытался подавить это чувство тем, что, по его мнению, было веским оправданием. Молодой человек явно был прожженный наркоша, а эта дорожка вела только в двух направлениях: передозировка или тюрьма. Он не знал, как больно умирать с иглой в руке, но воочию видел, что другие заключенные делали с такими нежными и юными созданиями, как его новый друг, и такая жизнь явно не стоила того, чтобы жить.
Он оказал парню услугу, приведя его сюда.
Джек открыл дверь и придержал ее, чтобы паренек мог войти первым, затем повернулся и запер ее за ними. Если мальчику и показалось что-то странным, он ничего не сказал об этом и только отошел в сторону, в то время как Джек направился к дальнему столику, где он спрятал наркотики, доставшиеся ему в подарок от бывших пассажиров.
- А чем здесь так воняет? – спросил юнец.
В его голосе наконец-то зазвучали нотки беспокойства.
Джек повернулся, собираясь придумать что-нибудь насчет мертвого енота на чердаке, но осекся, увидев расчетливую улыбку парня. Тот держал в руке пистолет, направленный Джеку в лицо.
- А ну гони всю наркоту и бабки, старый ты педрила.
Тон парня стал деловым. Это определенно было не первое его родео.
- И твою говнотачку я тоже заберу.
Джек стоял ошеломленный, все еще не в силах осознать столь быстрый поворот событий. Он впервые оказался жертвой, а не охотником.
- Я же сказал, выкладывай все свое дерьмо!
Молодой человек сильно толкнул его в грудь свободной рукой.
Джек упал на диван. Пацан определенно был сильнее, чем он предполагал. Вот только этого все равно недостаточно.
Он услышал шаги Джилл на втором этаже. Джек намеревался оказать юному автостопщику услугу, накачав его до того, как она спустится, но, похоже, Джилл была не в настроении ждать. И на этот раз он был рад ее присутствию, хотя и не настолько, чтобы захотеть ее увидеть.
Джек крепко зажмурился, услышав ее влажные шаги по лестнице и ощутив всю мощь сладкого, терпкого запаха, который предшествовал ей. Мальчик скорчил гримасу, когда, должно быть, тоже почувствовал ее запах, хотя так и не понял, что происходит, пока ее руки не нашли его шею.
После этого были только крики. Должно быть, в пистолете пацана не было пуль, - подумал Джек в ожидании выстрелов, что так и не последовали. Джек воспользовался возможностью и оправился на кухню, опустив глаза в пол, чтобы видеть только ее ноги. Они были в ужасном состоянии - черные и опухшие, желтоватая жидкость ручьями сочились из ее блестящей кожи, натянутой так туго, что она казалась вот-вот лопнет.
Джек добрался до кухонного шкафа и встал там спиной к двери, в то время как его правая рука автоматически потянулась к бутылке "Джека Дэниелса", которую он держал там. Он достал пачку сигарет из кармана, пытаясь выбросить из головы ужасную сцену, и дрожащими руками закурил. К крикам жертв он привык достаточно легко, но к ее тошнотворной, едкой вони привыкнуть так и не смог.
К вони, а также к чавкающим звукам ее кормления.
Он крепко зажмурился и залпом выпил виски. Сигарета догорела до пальцев, но он едва заметил это, бросив ее в раковину, не открывая глаз. Он оставался там какое-то время, не желая смотреть на весь происходящий ужас, и даже когда все закончилось, он все еще оставался на кухне до тех пор, пока не убедился, что она поднялась наверх, дабы устроиться в своей душной комнате. Только после того, как он был абсолютно уверен, что она больше не спустится, он двинулся в гостиную, чтобы осмотреть повреждения и приступить к ужасной задаче по уборке бардака, что оставила после себя Джилл.

***


Джек снова сел за стол, радио было починено и готово к возвращению на подоконник миссис Джонс, где она слушала его, пока мыла посуду. Он уставился на радиоприемник, по-настоящему не видя его, погрузившись в собственные мысли, задаваясь слишком многими вопросами, на которые не мог ответить. Вопросы, которые пугали его до чертиков.
Все очень изменилось. С каждым месяцем Джилл нуждалась в нем все чаще и чаще. Он всегда сомневался, что Джилл - ее настоящее имя, и похлопал себя по спине за то, что достаточно быстро понял, что она, вероятно, выбрала это имя просто для того, чтобы втереться к нему в доверие. Теперь он всерьез задумывался, была ли она вообще человеком.
Приближалось лето и ее вонь становилась только хуже. Никакое количество освежителя воздуха не могло ее замаскировать. Он задавался вопросом, как долго еще она, они, смогут продолжать в том же духе.
Может быть, она умирала. А может быть, она уже была мертва вовремя их первой встречи.
Джек сделал глоток виски, на этот раз из рюмки, а не из горла, и выглянул в окно, где его взгляд остановился на маленьком сарае снаружи. Внутри лежали неиспользуемая газонокосилка, машинка для уничтожения сорняков, садовые инструменты и... газовый баллон. Он был почти уверен, что он все еще полон.
Он знал, что ему следует сделать с этим газовым баллоном, но вместо этого закурил и еще немного посмотрел в окно, пытаясь направить свои мысли в другое русло, в свои фантазии.
Длинноногие обнаженные красавицы танцевали в его воображении, пока он целовал этих юных нимф во все их розовые места...
Но и этот побег не удался. В последнее время его фантазии становились все мрачнее, отбивая всякое желание погружаться в мир грез.
Он снова посмотрел на сарай.
Он знал, что ему следует делать, что ему нужно было сделать. Это было бы даже не так уж и сложно. Возьми этот баллон, открой вентиль, чиркни спичкой и беги со всех ног. И ты свободен. И никогда не оглядывайся назад. А после бухай до тех пор, пока алкоголь не вычистит воспоминания из твоего мозга или, черт возьми, не убьет тебя раньше.
Но он знал, что этого не случиться. Будет проведено расследование. Обыщут всю территорию. Кто-то особо любопытный залезет в ту странную компостную кучу за сараем и найдет там кости. На него объявят охоту. Его поймают, в этом он даже не сомневался.
Нет, это надо сделать иначе. Ведь там на полу все еще лежит разряженный пистолет того тощего парня. И прежде чем зажечь спичку, он должен купить пулю, всего одну, потому как точно знал, куда ее нужно всадить. Он вышибет себе мозги, пока весь его мир будет гореть вокруг него.
Бах! Все будет кончено для них обоих...
Шаги, которые он пропустил, погрузившись в свои мысли, теперь остановились за его креслом. Джек услышал что-то похожее на дыхание прямо у себя за плечом.
Если она прикоснется ко мне, то я это сделаю! Клянусь Богом, я так и сделаю!
- Я есть хочу, - сказала она.
- Я знаю.

Просмотров: 293 | Теги: аудиокниги, Ad Nauseam, К. У. ЛаСарт, Экстремальный Дед, До тошноты, рассказы, Роман Коточигов, Аудиорассказы

Читайте также

    Сьюзен укусил паук. Сразу же охваченная легким чувством дискомфорта, она попыталась забыть об этом инциденте. Но как оказалось очень даже зря......

    Двум экс-порнозвездам, а ныне - затасканным проституткам, выпал шанс на миллион долларов. Все, что для этого нужно – «ангельская похоть»......

    Замурованная в стену девушка пытается осмыслить происходящие с ней ужасные события......

    Татуировки могут быть очень опасны не только для здоровья, но и для жизни. И это касается не только их владельца......

Всего комментариев: 0
avatar