Авторы



Симона - ребенок с серьезными физическими деформациями. Врачи относятся к ней с отвращением, а церковь считает её чудом. Однако, когда Симона пытается напасть на окружающих, становится очевидно, что с ней что-то не так...





О малышке Симоне можно сказать многое.
- У Симоны самое красивое лицо, которое я когда-либо видела, - говорит бабушка.
Можно сказать, что, будучи бабушкой, она необъективна. Но это действительно поразительное лицо. Миндалевидные глаза с радужкой такого темно-коричневого цвета, что их почти невозможно отличить от маслянистых зрачков. Округлые румяные щеки, вздернутый маленький округлый нос, все округлое и абсолютно симметричное. И полный набор ровных белых зубов.
- Ненормально видеть ребенка такого возраста с полным набором взрослых зубов, - говорит доктор Маккледонни, - но неудивительно, учитывая дополнительную неконтролируемую дентикуляцию.
Остальные зубы, все клыки и резцы, торчат из скрученной асимметричной тератомы, которая окружает идеальное лицо. Остальные части тела ребенка состоят из гротескной смеси острых зубов, костей, карбункулов и фурункулезов, а также волосков черного цвета. От гротескного куска плоти под случайными неудобными углами отходят усеченные обрубки, образуя отвратительный комок.
- Прогноз для нее не очень хороший, - объясняет доктор Маккледонни. - Учитывая тяжесть деформации и сопутствующие осложнения, я даю ей от двух до трех недель жизни. Хотя я предупреждал вас об этом.
- Я рад, что вы не послушали совета того доктора насчет Симоны, - говорит отец Джон Мэри. - Отнять жизнь, любую жизнь, - смертный грех. Вы поступили правильно, принеся в мир это милое маленькое Божье дитя. А учитывая обстоятельства ее зачатия, - отец Джон закатывает глаза к небу и глубоко вдыхает, - она поистине чудо.
Он осеняет себя крестным знамением и бормочет что-то нечленораздельное. Несмотря на свои слова, отец Джон не может заставить себя взглянуть на младенца. Когда Мария уходит, Джон осеняет себя крестным знамением и омывает руки и лицо в купели, словно хирург, готовящийся к процедуре.
- Священник прав. Этот ребенок - чудо, - говорит парень Мэри, Джо. Джо - тупица, но он помогает Мэри с расходами.
Мэри сказала ему, что зачатие Симоны было непорочным, чтобы ей не пришлось признаваться Джо в том, что она трахалась с разными парнями в муниципальном колледже.
- Я хочу подождать до свадьбы, - сказала она ему, целуя в лоб, - для меня очень много значит, что ты с таким пониманием относишься к моим убеждениям.
Джо купился на ее нелепую историю. Он также покупал ей продукты и платил мизерную арендную плату, которую мать и отчим Мэри взимали с нее за проживание в их доме.
Тем временем Джо довольствовался объятиями, поглаживаниями по спине и случайными сеансами сухих ласк, которые Мэри изредка позволяла себе.
- Но от Симоны у меня до сих пор мурашки по коже, - говорит Джо, убирая ногу в сапоге подальше от щелкающей зубами малышки. Джо теперь всегда ходит в сапогах рядом с малышом, с тех пор как ему пришлось отковыривать его рот от почти оторванного большого пальца ноги каминной кочергой.
Лемонджелло, длинношерстный чихуахуа, сказал "УФФФ!", когда рот Симоны сомкнулся на горле, непоправимо сдавив трахею бедной собаки. К тому времени, когда Джо с помощью кочерги вырвал мощные челюсти Симоны из горла собачки, Лемонджелло уже отправился в большой небесный цирк чихуахуа, а коренные зубы с правой стороны рта малыша были основательно сколоты.
- Она съела Чим-Чима! Я ненавижу этого гребаного ребенка! - кричит Шеннон, сестра Мэри. - Если она тронет еще кого-нибудь из моих питомцев, я брошу ее в ванну с включенным феном.
И Симона действительно съела Чим-Чима, любимую морскую свинку Шеннон. Просто забралась прямо в клетку и полакомилась маленьким пушистым грызуном. И снова Джо и его бессильная кочерга не смогли ничего сделать, чтобы вовремя отделить Симону от ее жертвы. К тому времени, когда бессильное огненное орудие оторвало Симону, малыш уже выглотал две трети верхней части свинки, оставив после себя искореженное кровавое месиво, которым оказались задние конечности Чим-Чима.
- Нет никакой проверяемой связи между нашей продукцией и врожденными дефектами, проявившимися у этого несчастного ребенка, - заявляют корпорации, производящие игрушки, мебель, пищевую посуду и украшения, напичканные свинцом и токсичными пластмассами. - Это прискорбная ситуация, к которой мы не имеем никакого отношения, - говорят производители продуктов питания с их генетически модифицированными продуктами и животными, бычьими гормонами роста, пестицидами. - Мы не можем найти никакой научной связи между полезными лекарствами, которые мы производим, и результатами в данном конкретном случае, - говорят фармацевтические компании, накачивающие население опасными вирусами, ртутью, излишними антибиотиками, создающими суперинфекции, и крайне непроверенными лекарствами, которые в срочном порядке одобряются Управлением по контролю за продуктами и лекарствами. Корпорации и различные правительственные агентства соглашаются и говорят: - Это не наша вина, и никто не может доказать, что это так.
- Это ты виновата, Мэри, - говорит отчим Мэри, Цефус. - Я предупреждал тебя о твоем дурном пути. Добрачные связи с грязными мальчиками. Выставлять напоказ свои грязные подушки. Слушать этот "Жигл-джаз". Тусоваться с битниками и меньшинствами. - Из его перекошенного рта брызжет слюна, когда Цефус подчеркивает слово "меньшинства". - Господь поразил тебя ненавистным, ядовитым дьявольским ребенком. Ты прелюбодействовала с демоном Зорном. Это маленькое отклонение однажды ночью перегрызет тебе шею и отправит объясняться с тем, кто выше.
- У нее действительно самое красивое лицо, которое я когда-либо видела, - снова говорит бабушка. Она склонна повторяться на тот случай, если никто не услышал ее в первый раз.
- Я так люблю тебя, малышка, - говорит Мэри своей дочери, поднимая крошечную розовую мышку из стеклянного аквариума рядом со своим креслом. Сжатые пальцы Мэри подносят извивающееся лакомство к открытому, жадному рту Симоны, словно мама-птица, кормящая голодного птенца. За долю секунды после падения мышки Симона ловит угощение и с хрустом ломает его маленькую головку между своими могучими коренными зубами.
- Да, я люблю. Я так люблю малышку Симону, - говорит Мэри, раскинув руки как можно дальше в стороны. Симона воркует, проглатывает лакомство и дарит маме самую красивую улыбку.

Просмотров: 179 | Теги: рассказы, Лэнс Карбункул, Грициан Андреев, Rejected For Content: Splattergore

Читайте также

Всего комментариев: 0
avatar