Авторы



На Куинси напал грабитель и проколол ему ножом глаз... Но кажется, парня это ничуть не расстроило...






День, когда Куинси потерял левый глаз был лучшим днем в его жизни. Оу... конечно поначалу ему так не показалось. Уж точно не тогда, когда он, пошатываясь, бредя домой, сжимал в руке рукоятку торчащего из лица ножа. Кровь ручьями текла между его пальцами. Скажем, прямо в тот момент, ситуация фактически полностью подпадала под категорию «крайне-херовые ситуации».
Поцелуй меня в жопу, прыщавый анальный выкидыш!
Возможно, был не самый мудрый ответ на требование отдать бумажник. Но Куинси всегда считал, что он не из той породы людей кто сдается без боя, даже когда грабитель почти представил кончик ножа к его зрачку.
Куинси стоял, не дрогнув, словно скала, но потом отморозок выполнил свою угрозу, вогнав стальное лезвие на полтора дюйма в его глазное яблоко.
После этого Куинси уже не стоял как скала.
В общем, он остался не только без глаза, но и без бумажника. Естественно, в бумажнике не было ни наличных, не кредитных карт, но зато была карточка постоянного клиента забегаловок «Ешь быстрее!», и он был всего в нескольких баллах от бесплатного сэндвича.
- Ну что за непруха?! - он ввалился в свою квартиру, пройдя пешком пятнадцать кварталов, и не встретил никого кто захотел бы предложить ему помощь.
Ну и ладно! Ему все равно не нужна была ничья помощь. Он ненавидел быть обязанным людям, и уж тем более он не собирался идти в больницу. В больницах врачи убивали людей, а потом разбирали их на органы. Нет... Единственным человеком, которому Куинси мог доверять, был Куинси. И он сам решит эту небольшую проблему, глазом не успеет моргнуть!
«Глазом не успеет моргнуть» он даже не знал раньше это выражение. Может быть, острие ножа кольнуло его в мозг? Ну или типа того. Он прошел в ванную, и уставился в зеркало своим целым глазом. Много крови. Слишком много чтобы разглядеть насколько все серьезно. Он глубоко вздохнул прикусил губу, а затем выдернул лезвие ножа из глаза - на зеркало брызнуло что-то липкое и прозрачное, похожее на сопли, отчего его передернуло.
Глаз придется извлекать. Это было совершенно очевидно. Не менее очевидным был тот факт, что скорее всего, это будет довольно неприятная процедура.
Но эй! Ему просто нужно принять пару тройку таблеток аспирина и перетерпеть. Он мог это сделать. У него была сила воли.
Он намочил полотенце под краном, а затем вытер лицо. Так тщательно, как только мог. Из глаза все еще текло, но уже не так сильно, как раньше. Он пожалел, что у него нет хорошего набора хирургических инструментов для проведения этой небольшой операции. Так что придется обойтись кухонным ножом.
Куинси пошел на кухню и открыл дверцу морозильника. У него еще оставалось пол лотка лаймового щербета, поэтому он прижал его к глазнице и держал так около десяти минут, пока не почувствовал достаточное онемение. Затем он выдвинул ящик со столовыми приборами, выбрал самый острый нож, который у него был (честно говоря, не такой уж и острый) и вернулся в ванную. Он засунул в рот тряпку чтобы заглушить неизбежные крики и богохульство, а затем поднес нож к лицу, готовый начать операцию.
Во время процедуры он сильно кричал, но не испытывал за это стыда. В конце концов он отрезал ножом стебель, который удерживал его проколотый глаз в глазнице. Многие люди вообще не смогли бы такого сделать, не говоря уж о том, чтобы сделать это молча, но он был храбр и все получилось.
Кровь продолжала течь и Куинси надоело постоянно ее вытирать, поэтому он запихал в глазницу тряпку, не до самого конца чтобы ничего там внутри не задеть, и оставил один ее конец свободно свисать на щёку. Через некоторое время течь прекратилась.
Так как у Куинси не было никакой причины хранить отрезанный глаз, он спустил его в унитаз как дохлую золотую рыбку. Затем достал губку для мытья посуды и с ее помощью тщательно промыл глазницу антисептиком. Это должно было быть чертовски больно, но почему-то не было. Возможно, потому что он уже привык к боли. Он снова взглянул на себя в зеркало, и нахмурился. Конечно, он мог бы выглядеть и хуже. Ему все равно придется что-то делать со своей внешностью, если он хочет сохранить работу официантом закусочной «У мамочки Хельги». С чаевыми придется попрощаться, если клиенты начнут воротить от него нос. Он порылся в ящиках комода, пока не нашел старую черную футболку, заляпанную жиром. Он отнес ее в гостиную вместе с ножницами, иголкой и ниткой и сшил себе прочную повязку на глаз.
Вот так, это решит все проблемы, связанные с его внешним видом, и он сможет развлекать детишек пиратской болтовней. В ту ночь Куинси спал хорошо. На следующий день, когда до работы оставалось несколько часов, Куинси отправился за продуктами. Его глазница - пустота в ней, слегка его тревожила. Она казалось слишком пустой, не говоря уже о том, что у него нарушилось пространственное восприятие и он врезался в стойку с мармеладными мишками. Он остановился у лотка с фруктами и очень долго смотрел на виноград. Некоторые из виноградин выглядели достаточно большими чтобы... нет, нет, это было нелепо. Хотя ладно, он любил виноград. Так что, если это не сработает, он все равно не потратит деньги впустую, верно?
Поскольку Куинси был аккуратным человеком, он сначала вырезал из донышка пластиковой молочной бутылки кружочек и вставил его в заднюю часть глазницы, чтобы ничего не укатилась куда не следует. Потом он вставил в глазницу виноградину, предварительно нарисовав на ней фломастером радужку и зрачок. Выглядело просто оборжаться! Такое не стыдно кому-то и показать. К сожалению, виноградина была слишком легкой и неустойчивой по сравнению с его настоящим глазом. Но были и другие варианты. Чаевые в тот вечер были жалкими крохами, и Куинси начал подумывать о том, что повязка на его глазу, больше нервирует посетителей чем развлекает. Мартин, его босс, тоже не особенно хорошо ее воспринял, не проявив особого беспокойства по поводу инфекции, которые как утверждал Куинси у него могла развиться.
- Ну как? Все понравилось? - спросил Куинси, подойдя к столику, за которым сидела семья из четырех человек: двое родителей, мальчик и девочка.
- Мне показалось что хлеб был черствый, - буркнул отец семейства. – И ты так и не принес мне вторую порцию горчицы.
Куинси с легким раздражением отметил, что мужчина не доел и первую, но ничего не сказал.
- Моя мама хочет знать, что случилось с твоим глазом, - сказал мальчик. Мать сильно толкнула его локтем под ребра.
Куинси улыбнулся.
- Его забрал пасхальный кролик.
- Правда? – мальчик, казалось, был шокирован такой концепцией.
- Он вытащил его пока я спал, а знаешь, что он мне дал взамен?
Мальчик покачал головой.
Куинси поднял повязку, открыв, начавшую уже подтаивать, вишню в шоколаде, которую он вставил в глазницу.
Мать мальчика охнула, а маленькая девочка закрыла рот ладонями чтобы подавить крик. Наслаждаясь их испуганными выражениями, Куинси сунул указательный палец в глазницу и выковырял вишенку. Брызнувшая из глазницы белая слизь, и растаявший шоколад потекли у него по щеке.
- Помнишь, как в том детском стишке? - спросил он, едва сдерживая смех. – Сунул мальчик в глазик пальчик…
Отец семейства блеванул в свою тарелку с недоеденной горчицей.
Куинси положил вишенку в рот, и с удовольствием прожевал. Мать завизжала, а мальчик с девочкой, тут же присоединились к ней. Все, кто был в забегаловке повернули на шум головы чтобы посмотреть, что случилось. Вычистив остатки шоколада из глазницы, Куинси лежал на кровати и бил кулаком по подушке всем делом сотрясаясь от смеха.
Это было просто нечто! Он не мог припомнить чтобы когда-нибудь так сильно смеялся!
Он задался вопросом можно ли на этом заработать?
Посмотрите на Куинси и его удивительную чудо-глазницу!
Может даже он сможет попасть на телевидение, но сначала ему нужно потренироваться.
В течение следующей недели Куинси бродил по улицам удивляя, ничего не подозревающих пешеходов, предметами, которые он вставлял в свою глазниц. Хорошо заходили четвертаки, а также помидорки черри. Он хотел вставить в глазницу голову игрушечного Микки Мауса, но побоялся что на него подадут в суд за нарушение авторских прав. Больше всего ему нравилось вставляет в глазницу надутый воздушный шарик, а потом прокалывать его иголкой, когда очередная жертва начинала на него пялиться.
Куинси просто замечательно проводил время! Он и не подозревал что доводить людей до инфаркта может быть так весело. В конце недели он расхаживал по городу с торчащим из глазницы стеблем сельдерея. Ни один человек не хотел ехать с ним в лифте больше одного этажа. Реакция в детском саду была просто неописуемой!
Вы вообще не учились в колледже? – поинтересовалась молодая женщина в центре занятости.
Куинси покачал головой и почесал повязку на глазу.
- Нет. Средней школы мне было вполне достаточно.
- И весь опыт работы, которой у вас есть, это обслуживание столиков в закусочной?
Куинси продолжал чесаться.
- Не весь. Еще пару месяцев я работал посудомойкой. Скажите, вы не против если я устроюсь поудобнее?
Женщина на мгновение уставилась на него пустым взглядом.
- Нет, я не против.
- Спасибо.
Куинси сорвал повязку с глаза. Тараканы, которых он напихал в глазницу, вывалились из неё, и начали носиться по столу женщины. Её безумные визги и многократное Дыщ, Дыщ, Дыщ, когда она хлопала по ним толстенной телефонной книгой, стоили того, чтобы оказаться на улице, куда безработного Куинси скорее всего вышвырнут из квартиры в начале месяца. Он сидел, забившись в темный чулан и маниакально хихикал. Несмотря на частое применение антисептика в глазнице начали появляться признаки гниения, но ему было все равно. Гангрена сделает его представления еще более эффектными!
Наконец раздался телефонный звонок.
- Извините, - произнес на другом конце низкий мужской голос. – Я хотел бы поговорить с парнем с чудными глазами.
Куинси отложил плюшевую крысу, которую пытался втиснуть в глазницу.
- Это я! – сказал Куинси
- Я из Омерзительной мерзости - телевизионного шоу, может быть вы его видели?
- Конечно! - воскликнул Куинси. - Конечно я его видел! Вы парни просто офигенные! Хотите сделать выпуск со мной верно?
- Ну... Сначала мы бы хотели поговорить с вами. Узнать вашу историю. Вы завтра свободны?
- Да, черт возьми! Я могу встретиться с вами прямо сейчас, если хотите!
- Нет, нет... завтра будет в самый раз. Мы бы хотели подъехать к вам, и взять небольшое интервью. Возможно немного походить за вами по городу. Вы не против?
- Это здорово!
- Хорошо. Как насчет завтра в полдень?
- Идеально!!! – он продиктовал мужчине свой адрес, и повесил трубку.
Да! Это был его шанс, стать звездой! Ему стало интересно, где они взяли его телефонный номер. Наверное, были на его прежней работе «У мамочки Хельги».
Куинси некоторое время кружил по квартире в танце, горланил заглавную песню из «Омерзительных мерзостей».
Но когда он проснулся на следующее утро, то не мог найти себе места. Он собирался явить себя всему миру! Он не мог продолжать показывать людям одно и то же. Он не хотел, чтобы люди скучающе зевали, глядя на парня, который просто меняет глаз в глазнице.
Ему нужен новый имидж.
Кунси вернулся в квартиру, держа в руках пакет из магазина игрушек. Он высыпал содержимое на кровать, а затем пошел на кухню чтобы взять металлическую ложку, которую он хорошо заточил перед уходом.

***


Даррен Тейлор бросил раздраженный взгляд на своего оператора, когда тот в третий раз постучал в дверь, он надеялся, что этот парень Куинси дал им правильный адрес.
- Входите! - раздался голос изнутри квартиры.
Господи, голос у парня был как у психа...
Даррен повернул ручку и толкнул дверь. Куинси стоял в центре комнаты раздетый до трусов. Все его тело было залито кровью. На руках ногах и груди у него были вырваны куски плоти и в каждое углубление вставлены большие пластмассовые глазные яблоки. Где-то в общей сумме, штук сорок.
Из глазницы торчала зажжённая сигара.
- ВИДАЛИ?! – сказал Куинси, театрально разводя руками. – Я компенсировал свою пустую глазницу!
Он начал гоготать безумным смехом. Упав на колени и разбив при этом два или три глазных яблока вставленные в ноги.
Потрясенный Даррен попятился.
Улыбка Куинси погасла.
- Эээээ! Постой! Ты куда? Это же мой звёздный час! - он схватил с кофейного столика игрушечный ветряк, и с размаху воткнул конец палки в здоровый глаз. Что-то похожее на кровавый желатин брызнул ему на кулак.
- Как вам такое? Можно сказать зрителям, что я вижу глазной слизью на руке.
Когда Даррен и оператор выбежали из его квартиры, Куинси хихикнул и проглотил остатки глазного яблока.
- Гляньте, теперь я могу видеть свой желудок! Это же бомба! Я должен быть в телеке!
Он с силой раскрутил разноцветные лепестки ветряка и заползал по гостиной на карачках истерически хохоча.

Перевод: Павел Павлов |
Автор: Джефф Стрэнд | Добавил: Grician (06.09.2021)
Просмотров: 64 | Теги: Джефф Стрэнд, рассказы, Павел Павлов | Рейтинг: 5.0/1

Читайте также

Любите ли вы тараканов так, как люблю их я... Вернее одного из них......

Можно получить приз, если крутануть это колесо как следует. А можно и проиграть. И неизвестно что страшнее......

Представьте себе, что лавкрафтовский пантеон Богов - это криминальная мафиозная Семья.......

«Смерть» сына не повод для невестки отказаться от исполнения своих семейных обязанностей, а уж свекровь за этим проследит, ведь ей так хочется себе внучку....

Всего комментариев: 0
avatar
Открыть профиль