Авторы



Когда в доме забивается канализация, молодая пара решает вызвать сантехника. Приехавший странный мужчина прочищает канализационные трубы. Однако мало устранить засор. Если они не хотят, чтобы такое повторялось впредь, им придется кардинально поменять свою жизнь, причем под непосредственным контролем зловещего сантехника.





— Раковина снова засорилась! — крикнула Джули.
Энди вздохнул.
— Я залью немного Драно.
Но на этот раз дело было не только в раковине. Во всем. Слив в душе также был засорен, а когда он спустил воду в унитазе, из слива в ванной поднялась сероватая вода. Что-то было неладно с их трубами, и он не выдержал и вызвал сантехника, даже зная, что это будет стоить ему кучу денег.
Для новых домовладельцев все это было неизведанной территорией. Еще полгода назад они жили в апартаментах, а там обо всем заботился арендодатель, поэтому они особо не вникали в особенности технического обслуживания. Энди даже был не в курсе, как и где лучше выбрать сантехника — заглянуть в «Желтые страницы»? Почитать отзывы на Yelp? — и в итоге позвонил их старому арендодателю и попросил его кого-нибудь ему порекомендовать.
Час спустя появился лысеющий, тучный мужчина в возрасте в темно-синем комбинезоне. Над сердцем на квадратной белой нашивке красной строчкой было написано его имя: Бад. Он нес грязную холщовую сумку, набитую инструментами. Когда Энди открыл дверь, впуская его, сантехник ехидно ухмыльнулся.
— Так, где пожар?
— У нас в ванной комнате засорилась канализация.
— Хотите, чтобы я прочистил сточную трубу, так?
— И не только, — признался Энди. — Раковина засорилась. И душ. И когда я спускаю воду в унитазе, в ванне из слива поднимается вода.
Бад с умным видом кивнул.
— Мы позаботимся об этом, — и жестом показал Энди, чтобы тот показывал дорогу.
В ванной комнате сантехник открыл свою сумку и достал нечто, напоминающее старую игровую приставку Геймбой с прикрепленным длинным тонким кабелем.
— Давайте посмотрим, с чем мы здесь имеем дело.
Сантехник засунул руку в стоячую воду в раковине, вытащил пробку из слива и спустил туда кабель. Он включил прибор и уставился на крошечный экран, на котором отображалась почерневшая внутренняя поверхность сточной трубы.
— Вижу проблему, — сказал он, выключая аппарат и вытягивая кабель.
— Что там?
Сантехник положил грязный кабель на тумбу около раковины; черная жижа растеклась по чистому кафелю рядом с их зубными щетками.
— Похоже, вы или ваша жена — или и вы, и ваша жена — мыли волосы в раковине.
— Я мою голову в душе, — сказал Энди.
— Значит ваша жена…
— Да. Я мою голову в раковине, — из дверного проема позади них раздался оправдывающийся голос Джули. — Я всегда так делала, и никогда не было никаких проблем.
— Ну, теперь у вас проблемы, милочка.
Энди не понравился тон сантехника. Но он не собирался ссориться с ним, им нужно было починить раковину, к тому же он не хотел, чтобы этот человек взвинтил цену. Энди бросил на Джули взгляд, который, как он надеялся, выражал именно эти его мысли, но она, должно быть, прочитала в нем что-то еще, исчезнув так же быстро, как и появилась. Он услышал, как она шумно идет в переднюю часть дома.
Бад пожал плечами.
— Людям не нравится это слышать, но волосы и канализация — плохое сочетание. С ними справится ваш обычный слив для душа. Сливные отверстия для душа имеют бо́льшую окружность. Черт возьми, некоторые из новых сливов настолько велики, что в них можно насрать, не препятствуя потоку воды, — он усмехнулся. — А вот ваш обычный слив из раковины, особенно такой старый, как этот, не очень хорошо дружит с волосами. Особенно длинными женскими волосами. А, осмелюсь заявить, у вашей жены роскошная грива.
Энди почувствовал какой-то дискомфорт…
Действительно ли это тот самый сантехник, услугами которого пользовался их старый арендодатель?
… но по-прежнему не хотел вступать в конфронтацию с этим человеком из-за его неуместных комментариев — ему нужно было починить сантехнику в ванной комнате.
И Бад пугал его.
Вот — настоящая причина. Ему было стыдно в этом признаваться, но вот она — правда. Что-то в сантехнике тревожило его. Несмотря на то, что именно он платил за работу, он был его работодателем, а Бад — наемным работником, Энди немного побаивался пожилого человека.
— Давайте проверим вашу проблему с унитазом, — сказал сантехник.
— Когда смываешь унитаз, вода поднимается в ванне, — услужливо подсказал Энди.
Бад нажал на ручку унитаза. Из сливного отверстия ванны донеслось бульканье, и вверх поднялась серая вода.
— Здесь проблема в туалетной бумаге, которой вы пользуетесь. Что вы покупаете? Двухслойную? — он оторвал лист от рулона и растер его между большим и указательным пальцами. — Вам нельзя пользоваться вот этой мягкой, пышной бумагой. Может она и приятная для вашего чувствительного ануса и нежной киски вашей жены, но слишком быстро разрушается, а когда в доме старые медные трубы — как у вас — кусочки застревают по краям участков коррозии, вызывая налипание. Вам нужно выбросить этот рулон и все другие, которые у вас есть, и купить какую-нибудь жесткую, дешевую однослойную бумагу, достаточно прочную, чтобы ее можно было смыть в неизменном виде в центральную канализацию.
Бад взял с тумбы рядом с раковиной свое устройство с камерой и начал запихивать кабель в унитаз, включив экран дисплея.
— Ага. Стык с основной канализационной трубой полностью заблокирован. Вот почему вода возвращается в ванну. Я могу пробить засор, но в любом случае вам нужно менять свою жизнь, если конечно не хотите, чтобы это происходило ежемесячно.
Энди так и подмывало съязвить, что он пользовался туалетами всю свою жизнь и никогда не сталкивался с такой проблемой, но решил промолчать; он просто хотел, чтобы этот человек прочистил трубы и убрался отсюда.
В следующий раз он вызовет другого сантехника.
— Сколько это займет времени? — спросил он, взглянув на часы; делая вид, что у него есть важные дела и ему катастрофически не хватает времени.
— Прочистить трубы? Не долго. Как только я все подготовлю, сам процесс займет около десяти минут, где-то так.
— Хорошо, — сказал Энди. — Мне нужно сделать несколько звонков. Дайте мне знать, когда закончите.
Он быстро вышел из ванной комнаты и направился в кухню, куда Джули пошла попить воды. Ему не хотелось оставлять сантехника одного — в одном из ящиков лежали тампоны Джули вместе со старым тюбиком интимной смазки, оставшимся с тех времен, когда они еще пытались экспериментировать, — но если ему не с кем будет поговорить, возможно, он быстрее закончит работу и уйдет.
— Милочка? — возмущенно сказала Джули.
Энди вздохнул.
— Давай не будем.
— Что не так с этим типом?
— Я не знаю, но больше не собираюсь ему звонить.
— Как ты думаешь, Кевин действительно пользуется его услугами, когда ему нужен сантехник, или он решил поиздеваться над нами, потому что мы так и не заплатили за уборку?
Энди покачал головой.
— Кевин не такой.
— Значит и с ним не все в порядке, если это его любимый сантехник-эксперт.
С другой стороны дома донесся пронзительный вой электродвигателя, за которым сразу же последовал грубый скрежещущий звук. Могло ли в его сумке находиться что-то, способное издавать такие звуки? У Энди не укладывалось в голове, как такое возможно. Он бросился обратно в ванную комнату и увидел сантехника, стоящего в душевой кабинке с чем-то похожим на исхудавший отбойный молоток. Устройство располагалось над сливом душа. Вой мотора и скрежет отражались от плитки единым какофоническим грохотом. От механизма, непосредственно прочищающего трубы, Энди чувствовал вибрацию под ногами. Пока он стоял пораженный, громкое Хлюп! вырвалось из сливного отверстия ванны, затем раздался идентичный звук из раковины, потом заклокотал унитаз, и вода спустилась.
Бад выключил свое устройство.
— Все чисто.
Он открыл все краны и еще раз спустил воду в унитазе. Казалось, все работает.
— Спасибо, — с благодарностью сказал Энди.
Сантехник разобрал свое оборудование и по частям запихал в сумку.
— За все шестьсот долларов.
— ШЕСТЬСОТ ДОЛЛАРОВ?
Бад застегнул молнию на сумке.
— Так точно.
Энди не мог поверить в то, что услышал.
— Парни из Рото-Рутер берут около восьмидесяти баксов!
— Ну, я даю гарантию на свою работу…
— Все дают гарантию на свою работу! Это закон!
Это было невероятно. Шестьсот долларов?
— От меня вы получаете полный сервис, — Бад спокойно посмотрел на него. — Услуги Рутер? Конечно, существенно дешевле. Но один звонок для большинства их сантехников — это сотня баксов. Просто за выезд. Независимо от того, делают они что-нибудь или нет. Я же предоставляю вам полное обслуживание всей ванной комнаты — раковины, унитаза, ванны, душа — на целый год, — он вызывающе вздернул подбородок. — Я отвечаю за свою работу.
Энди начал осознавать чудовищность этого числа. Он по-прежнему считал эту сумму возмутительной, но стал понимать точку зрения сантехника. Что, если у них действительно возникнут проблемы с канализацией в течение следующего года, было бы логично заранее заплатить за возможный ремонт. Он велел себе думать об этом как о своего рода страховке.
— Вы принимаете чек? — побежденный, сказал он.
— Конечно.
Десять минут спустя Бад выписал квитанцию, собрал свои вещи и уехал. Через переднее окно они наблюдали, как отъезжает его грузовик.
— Господи, — сказала Джули. — Что не так с этим типом?
— Я не знаю, — сказал Энди, отворачиваясь. — Но хотя бы все починил.

***


Унитаз переполнился посреди ночи, затопив ванную комнату, и утро началось с лужи воды, просочившейся в коридор.
Джули первой обнаружила потоп, когда встала и пошла в ванную комнату, и именно ее крик вырвал Энди из снившегося ему кошмара. На короткую долю секунды он подумал, что кто-то проник в их дом и ударил ее ножом — остаточные образы из его сна, — но в ту минуту, когда он выбежал в коридор, он уже точно знал, что произошло.
— Пол, — простонала Джули. — Он испортится!
— Этот ублюдок заплатит за это, — поклялся Энди. — Какая бы франшиза домовладельца у нас ни была, он ее оплатит.
Но Джули не слушала. Совсем позабыв о том, что ей нужно пописать, она помчалась в подсобку, вернувшись через несколько мгновений со шваброй, ведром, губкой и рулоном бумажных полотенец. В это время Энди перекрыл кран, подающий воду в унитаз, и они оба начали убирать воду с пола. Когда вроде как удалось взять ситуацию под контроль, Энди пошел вызывать сантехника. Было всего шесть часов утра, и он очень надеялся разбудить мужчину, но на звонок тот ответил уже после второго гудка.
— Бад слушает.
Сантехник не только не спал, он даже не был сонным. По силе его голоса казалось, что он не спит уже несколько часов.
А может он вообще никогда не спит…
Что натолкнуло его на такие бредовые мысли?
— Это Энди Брок, — сказал он. — Вы вчера работали в нашей ванной комнате? Мы только что проснулись, а унитаз переполнился и вода разлилась по всему полу в ванной комнате и в коридоре.
Тон был обвиняющим, и он хотел, чтобы его голос звучал именно так.
Сантехник, по-видимому, заметил это.
— Насколько я помню, я прочистил все ваши канализационные трубы. Этот потоп вызван забитой канализацией?
— Я не знаю, — признался Энди.
— Думаю, нет. Как мне кажется, судя по всему у вас есть какие-то дополнительные проблемы с сантехникой, скорее всего, внутри сливного бачка. Ладно, я приеду и посмотрю. Тогда и решим, что делать дальше. Вас устроит такой вариант?
Сантехник не стал дожидаться ответа и отключился. Энди только и оставалось, что слушать длинный гудок. Он вышел обратно из спальни. Коридор был практически сухим; ряды бумажных полотенец впитывали остатки воды. К счастью, никаких отдаленных повреждений пола от воды вроде не предвиделось. Когда он вчера позвонил сантехнику, тот появился примерно через час, и сегодня он ожидал, что ему потребуется примерно столько же времени. Но буквально через пару минут после того, как Энди повесил трубку, раздался звонок в дверь.
Неужели он все это время ждал снаружи их дома?
Они с Джули недоуменно переглянулись, быстро натягивая вчерашнюю одежду. Они оба знали, кто это был, еще до того, как вышли в гостиную и открыли дверь, и ни одному из них не понравился тот факт, что он оказался здесь так быстро.
И действительно, на крыльце с сумкой в руке стоял сантехник. Энди заметил на белом фоне нашивки с его именем темно-красное пятно. Пятно, которого вчера там не было.
Соус для спагетти? С надеждой подумал он. Губная помада?
Он не хотел рассматривать никакие другие варианты.
— Итак, унитаз затопил вашу ванную комнату, правильно? — Бад протиснулся мимо них и зашагал по коридору. — Бачок переполнился или чаша?
— Чаша, — сказал Энди. — Я думал, вы прочистили слив.
— О, я прочистил, прочистил, — они зашли в ванную комнату. Сантехник поставил сумку на пол. — Постоянный поток воды означает, что что-то не так со спускным клапаном или с клапаном перекрытия подачи воды внутри бачка. Арматура, скорее всего, нуждается в замене. А вот переполненная чаша означает, что есть какое-то препятствие. Что-то произошло после того, как я был здесь, — многозначительно сказал он и нажал на спусковой рычаг унитаза.
— Я отключил воду, — объяснил Энди.
Сантехник кивнул. Он потянулся к задней стенке унитаза и снова открыл запорный вентиль. Сразу же раздался звук воды, льющейся в бачок. Он снял крышку, отложил ее в сторону, затем покопался во внутренностях бачка, а потом снова закрыл запорный вентиль.
— Знаете, — сказал Бад, — дом похож на человеческое тело. И канализация — это его пищеварительная система.
— Так вы оказывается еще и гастроэнтеролог? — ехидно спросила Джули.
Сантехник ухмыльнулся.
— В точку! — Он запустил руку в унитаз, засунув пальцы глубоко за край сливного отверстия, и вытащил комок чего-то, что когда-то могло быть туалетной бумагой, но теперь превратилось в коричнево-черную массу шлама. — Раз уж мы заговорили о пищеварительной системе, не мешало бы вам двоим внести некоторые изменения в свой рацион, если вы, конечно, хотите, чтобы ваши трубы были проходимы.
Бад поднес к лицу эту гадость, которую держал в руках, и принюхался. Энди отвернулся, подавляя рвотные позывы. Даже с расстояния в несколько футов он чувствовал отвратительную смесь ужасных запахов, более тошнотворных, чем все, с чем он сталкивался в своей жизни.
— Больше никакого красного мяса, — посоветовал сантехник. — И я бы сократил потребление обработанных пищевых продуктов, — сжатыми вместе большим и указательным пальцами левой руки он раздвинул черную кучу на ладони. Выражение его лица помрачнело. — Я же вроде сказал вам сменить туалетную бумагу.
— Мы так и сделаем, — сказал Энди, чувствуя нарастающее напряжение. — Но после того, как используем наши старые…
— Нет! — Бад хлопнул ладонью по полу, разбрызгивая шлам. — Неужели вы не понимаете? — он стоял лицом к ним, с выражением чистой ярости. — Я пытаюсь помочь вам, люди, но вы никогда не слушаете, вы никогда не слушаете…
Казалось, он больше разговаривал сам с собой, чем с ними, и от этой диссоциативной тирады по рукам Энди побежали мурашки.
Бад обвел рукой ванную комнату.
— А как насчет других стоков? Вы собираетесь заботиться о них? Я отвечаю за результаты своей работы, но и вам придется внести свой вклад. Каким мылом и шампунем вы пользуетесь? Покажите мне!
Нервничая, Энди указал на маркировку на куске мыла в углублении раковины рядом с краном.
— Приемлемо, — признал сантехник.
— Мы используем VOS, — испуганно сказала Джули. — Для наших волос. Я покупаю его в CVS.
— НЕТ, НЕТ! НЕТ! — Он в отчаянии хлопнул себя по лбу, оставив черную жирную кляксу, медленно стекающую на его густые седые брови. — Prell! Только Prell!
Энди даже не был уверен, выпускают ли сейчас Prell. Это была марка, которой пользовались его родители, но он не мог вспомнить, видел ли он этот шампунь в последние годы. Тем не менее, он кивнул в знак согласия, боясь еще больше разозлить этого человека.
Бад вытер грязные руки о комбинезон.
— Так, вы пользуетесь прокладками или тампонами?
— Это не ваше дело! — ответила Джули.
— Вы спускаете их в унитаз или…
— Я не идиотка! — ответила она.
— Как часто вы испражняетесь, милочка? И насколько велики ваши какашки?
Взбешенная, Джули выскочила из ванной и побежала куда-то по коридору.
— А как насчет бритья? — теперь спросил сантехник у Энди. — Какой маркой крема для бритья вы пользуетесь? Вы смываете крем и щетину в раковину или вытираете салфеткой и выбрасываете в мусорную корзину, утилизируя должным образом?
— Вытираю салфеткой и выбрасываю — солгал Энди.
Бад тяжело дышал. Он закрыл глаза и замедлил дыхание, пытаясь успокоиться.
— Я начинаю беспокоиться о сантехнике в остальной части дома, — сказал он. — Давайте проверим кухню.
Резко сорвавшись, он выбежал из ванной. Энди стоял и слушал топот его шагов по полу, пока он мчался на кухню.
Может стоит позвонить в полицию? Энди не знал, как реагировать и что делать.
Он вышел в коридор и увидел Джули, высунувшую голову из-за полуоткрытой двери спальни.
— Нам нужно как-то избавиться от него, — испуганно прошептала она. — Он сумасшедший.
— Вы оба! Идите сюда!
С кухни донесся крик — приказ, — полный гнева и разочарования. Они могли уйти из дома, могли просто выйти через парадную дверь, должны были выйти через парадную дверь, но по какой-то причине оба послушно прошли на кухню.
Сантехник был взбешен, нервно притопывая ногой, пока их ждал, и снова выражение злости исказило его черты лица.
— Ребятушки, нам нужно серьезно поговорить о вашем образе жизни. Я знаю, вы, молодежь, думаете, что можете вот так просто вальсировать по жизни, не обращая никакого внимания на свое окружение, но вы живете в реальном мире. Все, что вы делаете, имеет свои последствия.
Энди кивнул, прикидывая, сможет ли он раньше Бада добраться до подставки с ножами на стойке рядом с плитой.
Протянув руку и взявшись за кухонный кран, сантехник снова закрыл глаза, пытаясь успокоиться.
— Все, что вы делаете, имеет свои последствия, — мягко повторил он, нежно поглаживая изогнутый кран; злость исчезла с его лица. — Особенно это касается вашей канализационной системы.
Его глаза резко распахнулись.
— Прежде всего, вам нужна новая посудомоечная машина. Этот монстр такой старый. Он чрезмерно перенапрягает вашу канализационную систему. Я дам вам список приемлемых марок и моделей. А его отключите как можно скорее. Сейчас, за дополнительные пятьсот долларов, надо установить небольшие камеры на каждом стыке труб, чтобы мы могли проводить регулярные видеоинспекции. В результате мы сможем контролировать всю вашу канализационную систему двадцать четыре часа в сутки…
Энди больше не мог этого выносить.
— Убирайтесь.
Сантехник замолчал, нахмурившись.
— Простите?
Джули сжала его руку, намекая, чтобы он прекратил так себя вести, но с него уже было достаточно.
— Убирайтесь, — повторил он. — Я хочу, чтобы вы ушли из моего дома. Сейчас же.
Он нервничал, вступая в конфронтацию с сантехником, который был больше и массивнее его…
да еще и сумасшедший
… но он стоял на своем.
— Ни на что я не собираюсь тратить пятьсот долларов. У меня нет лишних пятисот долларов. Я позвонил вам только потому, что наш унитаз затопил ванную комнату после того, как вы якобы починили его. Так что, если вы не можете нормально починить унитаз — и бесплатно, — я хочу, чтобы вы ушли отсюда. Я позвоню кому-нибудь еще.
Реакция сантехника оказалась совсем не такой, какой ее ожидал Энди. Он ожидал драки; был готов вызвать полицию, пригрозить судебным иском, схватить кухонную утварь, защищая себя, схватить Джули за руку и убежать, если понадобится. Чего он не ожидал, так это реакции, которая последовала: моментальное согласие.
— Вы правы, — сказал сантехник. — Я должен починить унитаз в ванной комнате. Извините. Иногда я немного слетаю с катушек.
Он встретился взглядом с Энди, и Энди пришлось отвести глаза. Голос мужчины был спокоен, а слова абсолютно рациональны и корректны, но его глаза — фанатичные, безумные, и то, что Энди увидел в них, напугало его.
Бад закрылся в ванной комнате. Через двадцать минут он вышел и сказал:
— Я все починил.
Джули спустила воду в унитазе один, два, три раза. Вроде все было в порядке. Сантехник ушел. О дополнительной оплате речи не шло.
Когда он ушел, они оба вздохнули с облегчением.
— Мы больше не будем ему звонить, — сказала Джули.
— Нет, — согласился Энди, — мы — точно нет.
Остаток дня и ночь прошли без каких-либо происшествий с канализацией. Утром, когда они проснулись, пол в ванной комнате был сухим.
Но когда они в тот день вернулись домой с работы…
Сантехник копал яму у них во дворе.
— Срань господня, — выдохнула Джули.
На земле вокруг сантехника валялись кучи маленьких пустых коробок. Энди заехал на подъездную дорожку и, быстро выскочив из машины, подошел к нему. Присмотревшись, он увидел, что коробки были от оптоволоконного кабеля и миниатюрных камер.
— Что вы делаете? — требовательно спросил он.
— Я же вам говорил. За пятьсот долларов я устанавливаю камеры в ваших трубах, чтобы следить за потоками, — рациональности их последнего общения как не бывало. Вернулась агрессивность и устрашающая манера поведения. — А теперь позвольте мне закончить свою работу.
Энди собрался с духом.
— Вы закончили.
Мужчина ухмыльнулся, и в этой улыбке было что-то большее, чем легкая невменяемость. В его глазах вообще не было улыбки, они были смертельно серьезны.
— О нет, я не закончил.
Сантехник снова начал копать. Энди оглянулся на Джули. У нее был телефон, и он понял — она набирает 911.
Сантехник, не поднимаю глаз от земли, произнес:
— Сделаете звонок, милочка, и ой-как пожалеете об этом.
Энди услышал звуковой сигнал отбоя, и Джули медленно положила телефон обратно в карман.
— Я буду лично следить за вашими трубами из своего дома, но также постараюсь обеспечить и вам доступ к картинке, вдруг вы что-нибудь заметите, что я могу пропустить. Я очень надеюсь, что вы будете доступны для проверки. Каждое утро или вечер — на ваш выбор — я буду встречаться с вами, мы будем обсуждать то, что выяснили, и определять наш план действий на следующие двадцать четыре часа. Подойдет такой вариант?
Разгневанный, но напуганный, желая быть достаточно храбрым для отпора, но понимая, что это совсем не так, Энди бессильно развернулся, взял Джули за руку, и они вдвоем вошли в дом, заперев за собой дверь. Они задернули шторы, вполголоса обсуждая, как им положить конец этому кошмару, но так и не пришли ни к какому выводу. Когда он снова выглянул наружу, сантехника уже не было.
— Почему бы нам прямо сейчас не вызвать полицию? — предложил Энди.
— Нет! — в голосе Джули слышалась паника.
— Он ушел.
— Что, если он…
— Что?
— Убьет нас, — прошептала она.
Это должно было прозвучать более шокирующе, чем получилось на самом деле — просто они оба думали об одном и том же. Энди устало кивнул.
— Мы попытаемся что-нибудь… придумать.
Как обычно, они вместе приготовили ужин, и, прежде чем приступить к еде, Энди включил телевизор, собираясь посмотреть ночные новости.
Только новостей в телевизоре не было.
Вообще никаких программ; по всем каналам транслировались изображения небольших участков труб.
Джули начала плакать.
— Выключи! Выключи!
Хоть радио все еще работало, и во время еды они слушали музыку. Потом Энди почитал газету, а Джули просмотрела кое-какие документы, которые принесла домой из офиса. Они всеми силами старались вести себя так, будто ничего не случилось.
Они почти не разговаривали, а когда заводили разговор, то приглушенными голосами. Они боялись пользоваться ванной комнатой, но Джули в конце концов не выдержала и пошла в туалет. Телефон зазвонил через несколько секунд после того, как она спустила воду в унитазе. Энди снял трубку.
— Если она будет ходить по большому таким дерьмом, — начал сантехник, — ей придется…
Он тут же повесил трубку.
— Кто это был? — спросила Джули, возвращаясь в гостиную.
Он покачал головой.
Телефон зазвонил снова. Джули пошла ответить на звонок
— Нет! — крикнул Энди.
Она посмотрела на него со страхом на внезапно побледневшем лице.
— Это он.
Энди поднял трубку и бросил ее обратно на рычаг, затем выключил звонок.
— Что же нам делать? — всхлипнула Джули. — Как нам выпутаться из этого?
— Я не знаю, — признался он.
Ответ пришел с неожиданной стороны. Они рано легли спать, уставшие и напряженные от всего произошедшего, и были разбужены звонком мобильного Энди. Сонный, он посмотрел на будильник.
1:40.
Он мгновенно насторожился. Звонок в 1:40 ночи вряд ли принесет что-то хорошее. Он сбросил одеяло и поспешил к телефону.
— Что…? — пробормотала Джули.
Он снял трубку после четвертого гудка. На секунду он подумал, что это сантехник, но это была его мама из Огайо. Его отец перенес инсульт и находился в отделении интенсивной терапии в Цинциннати Дженерал. В эту секунду их проблемы с сантехником внезапно стали тривиальными и несущественными. Его мама начала плакать.
— Я не знаю, что делать.
— Я приеду, мама, — заверил он ее. — Мы вылетим первым же рейсом. Я буду у тебя, как только смогу.
Джули лучше разбиралась в компьютере и мгновенно вышла в Интернет. Десять минут спустя они забронировали билеты на беспосадочный рейс Delta в Цинциннати, вылетающий из Лос-Анджелеса в 5 утра.
Возможности снова лечь и поспать у них не было — времени на сон уже не оставалось; одна дорога в аэропорт занимает не меньше часа, — поэтому они оделись, сложили сменную одежду в чемодан, взяли его iPad и ее Kindle, установили таймер включения лампы в гостиной, и выехали в аэропорт.
— Нас же не будет дома, когда он приедет на проверку, — пока они не оказались в самолете, эта мысль даже не приходила ему в голову.
Джули сразу поняла, о чем он говорит.
— Ну и хорошо, — сказала она.
Его отец, к счастью, был не в такой плохом состоянии, как описывала его мама. Да, у него был инсульт, с небольшим левосторонним гемипарезом, но без психических нарушений, и даже физические последствия инсульта, скорее всего, отстроятся за несколько недель активной реабилитации. Врачи продержат его в больнице еще три дня — наибольшая вероятность повторного инсульта в течение первых сорока восьми часов, ну а учитывая его возраст, плюс еще один день для подстраховки, — и если все пойдет хорошо, к выходным он уже будет дома.
Его мама находилась в больничной палате, у постели отца, с самого момента его госпитализации, поэтому Энди посоветовал ей сходить домой, немного поесть и отдохнуть. А он ее подменит.
— Я говорил ей это всю ночь, — прорычал отец, и хотя его речь была слегка невнятной, зато поведение типично отцовское, и этот признак нормальности вызвал неожиданные слезы на глазах Энди.
Отец увидел слезы.
— Размазня, — пробормотал он, но когда закрыл глаза и снова погрузился в сон, на его губах появилась умиротворенная улыбка.
Энди оставался с отцом весь день, каждый час докладывая маме и Джули последние новости. Они вдвоем пришли ему на смену во время ужина, но отец приказал всем идти домой и хорошенько выспаться.
— Ради всего святого, я же не ребенок.
— Митч… — начала мама.
— Ребята, вы уже два дня здесь сидите и пялитесь на меня. Меня уже тошнит от этого. Вы хотите, чтобы мне стало лучше? Дайте мне немного свободы.
По правде говоря, отцу действительно уже было лучше; часом раньше приходил врач и сказал, что с учетом препаратов, разжижающих кровь, и того количества времени, которое прошло, вероятность повторного инсульта теперь крайне маловероятна. И даже с минимальной физической и логопедической терапией, предлагаемой больницей, голос его отца уже звучал более внятно. Но все равно, никто из них не хотел оставлять его одного.
— Валите! — приказал он. — Вам позвонят, если я сдохну!
Мама Энди в слезах выбежала из палаты. Энди покачал головой.
— Очень тактично, как всегда, да пап?
Он взял Джули за руку, и они вдвоем вышли в холл, последовав за его мамой.
Они вернулись в дом родителей Энди и сумели немного поспать. Утром Энди зашел в единственную в доме ванную комнату.
Унитаз был засорен.
Когда это случилось? Он испробовал все: пытался прочистить вантузом, который его родители до сих пор хранили под раковиной, залил в унитаз целую батарею средств для прочистки канализационных труб из подсобки, хотя все инструкции запрещали это делать.
Ничего не помогало.
— Нам придется вызвать сантехника, — сказала мама.
Сантехника.
Сама мысль об этом заставила его вспотеть. Что, если сантехник, которого она вызовет, окажется… Бадом?
Это было нелепо. Он был на другом конце страны, за тысячи миль отсюда.
Тем не менее, когда Энди взглянул на Джули, то увидел на ее лице то же выражение страха, которое, как он предполагал, было и у него самого.
Его мама нахмурилась.
— Что с вами? Я сама заплачу.
— Дело не в этом, мам.
— А в чем?
Ответила Джули.
— В сантехнике, — сказала она. — Его зовут Бад?
Мать, видимо, услышала страх в ее голосе, и впервые с тех пор, как они приехали в Огайо, рассмеялась. Слабый короткий смешок, но, тем не менее, смех.
— Бад? С чего вы взяли, что его зовут Бад? Это Боб Кэмпбелл. Ты ходил в школу с его сыном Джошем. Помнишь?
Энди вспомнил. Внезапно чары рассеялись, и он сам рассмеялся.
— Тогда звони. Сейчас же. Мне скоро надо будет уехать.
Не прошло и двадцати минут, как появился Боб Кэмпбелл; большой плюс, когда вы лично знаете своего сантехника. Мама представила его, и они с Бобом несколько минут поговорили о его отце и инсульте, а также о Джоше, который теперь работал управляющим в банке в Акроне. И вот, наконец, сантехник зашел в ванную комнату.
— Никаких проблем, — сказал Боб, проверяя унитаз. — Сейчас «змеей» пробьем.
Он сходил к своему грузовику и вернулся со свернутым гибким стальным тросом, прикрепленным к обычной дрели. Без всяких предисловий надел резиновые перчатки, завел трос в канализацию, а затем включил дрель. Через несколько секунд вытянул трос и спустил воду в унитазе; все было в порядке.
— Приготовить чашечку кофе? — спросила его мама.
— Не стоит хлопот. У тебя и так сейчас много забот, и…
— Глупости!
Мама вышла на кухню. Боб сразу повернулся к Энди и Джули. Его лицо стало строгим.
— Никогда раньше у твоей матери не было такой проблемы.
Энди опешил. Он взглянул на Джули, не зная, что на это сказать.
— Бад предупреждал меня о вас двоих.
Энди вдруг стало чертовски холодно.
Боб закивал, будто еще раз соглашаясь с тем, что он собирался им сказать.
— Если вы собираетесь остаться в этом доме, вам придется изменить свою диету, — сказал он. — Во-первых, больше никаких клейких углеводов. Чтобы поддерживать канализационные трубы в чистоте в этом доме, вам нужно есть больше фруктов и овощей. Это обеспечит правильную консистенцию вашего стула.
— Нет, — простонала Джули. — Нет, нет, нет, нет.
— Никаких газированных напитков или алкоголя. И это не обсуждается. А когда задумаете стирать, вы должны убедиться, что…

Просмотров: 317 | Теги: Horror Library Volume 6, Бентли Литтл, Игорь Шестак, рассказы

Читайте также

    Мать Ли была не самым лучшим родителем; не уделяла никакого внимания сыну, не любила его. Однажды он встречает странного парнишку Дейла, мама которого хочет стать матерью Ли. И в конце концов становит...

    Чарли перестал ходить на охоту с друзьями, но остался заядлым туристом, в одиночку путешествуя по дремучим лесам. Однажды он отправился в пятидневное путешествие в самое сердце Кайбаба. Подальше от го...

    Расставшись со своей подругой, Рид все лето страдал в одиночестве. В конце концов, не выдержав, он обратился в «эскорт-службу». На встречу пришла женщина, совсем не похожая на проститутку, но у которо...

    Одинокий мужчина встречает у реки обнаженную женщину с зеленым влагалищем и безумно в нее влюбляется. Но цвет вагины не единственная ее странность — киска его избранницы любит «сверхгорячий» секс....

Всего комментариев: 0
avatar