Авторы



Мик и Вилли - парочка гангстеров, которым их босс дал сверток с кокаином и поручил его хранить. К несчастью, бабушка Вилли принимает его за муку и печет из него пирог, в результате чего Мик и Вилли оказываются в затруднительном положении и не знают, как расплатиться с боссом за его потерю. Они придумывают безумный план ограбления музея, где находят книгу, которая переносит их в прошлое, в доисторические джунгли...





- Мы - трупы! Мы, сука, долбанные трупы!
Мик Брэди, известный в криминальном подполье Аркхэма, штат Пенсильвания, как "Ирландец Мик", поднес трясущийся кулак к лицу Вилли Корригана. Вилли отпрянул, как собака, привыкшая к пинкам.
- Прости меня, Мик!
Ирландец Мик поднял руку и понял, что пендель Вилли не поможет их ситуации. Он все равно ударил его кулаком в живот, от которого более крупный мужчина согнулся пополам и захрюкал, как свинья.
- Господи, Мик! Ты попал мне в грыжу! Ты знаешь, что у меня там выпуклость!
Ирландец Мик схватил Вилли за копну сальных каштановых волос и откинул его голову назад, так что они оказались лицом к лицу.
- Как ты думаешь, что Нэйт Нос сделает с нами, когда узнает, что мы потеряли его барахло? Мы оба будем есть "хот-доги из Сан-Франциско", Вилли.
Глаза Вилли расширились. Очевидно, мысль о том, что ему отрежут член, сварят его и скормят на булочке с гарниром из картошки фри, была в несколько раз хуже, чем удар по грыже.
- Мы... мы скажем ему правду. Может быть, он поймет.
- Ты хочешь рассказать самому крупному гангстеру штата, что твоя бабуля испекла фунтовый кекс из чистейшего колумбийского порошка?
- Это был несчастный случай, - захныкал Вилли. - Она подумала, что это мука. Эй, это паук на стене? От пауков у меня мурашки по коже, Мик. Зачем им восемь ног? У других жуков только шесть.
Ирландец Мик понял, что еще раз ударить Вилли ничему не поможет. Он все равно ударил его, ударил по лицу. Шлепок эхом отразился от бетонного пола и стен подвала Вилли.
- Господи, Мик! Ты попал мне в больной зуб! Ты же знаешь, что у меня там кариозная полость!
Мик раздумывал, куда бы ему в следующий раз врезать (хотя ни одному из них это не принесло никакой пользы), когда услышал, как открылась дверь в подвал.
- Mальчики, вы там, внизу, хорошо играете?
- Да, бабуля, - крикнул Вилли с лестницы. Он толкнул Ирландца Мика локтем и прошептал: - Скажи бабуле "да".
Ирландец Мик закатил глаза, но сумел сказать:
- Да, бабуля.
- Хотите фунтовый кекс? По какой-то причине получилось не очень вкусно, но Бруно, кажется, нравится.
Бруно был собакой Вилли, пожилой бигль. Он слетел вниз по лестнице в подвал, пробежал восемнадцать быстрых кругов вокруг Ирландца Мика и Вилли, а затем на полной скорости врезался мордой в стену и потерял сознание. Ирландец Мик наблюдал, как крошечная грудка собаки поднималась и опускалась со скоростью выкорчевывателя сорняков.
- Нет, спасибо, бабуля, - сказал Ирландец Мик.
- Он на стойке, если захотите. Спокойной ночи, мальчики.
- Спокойной ночи, бабуля, - ответили они в унисон.
Ирландец Мик задавался вопросом, как, черт возьми, им выпутаться из этой передряги? Может быть, был какой-то способ отделить кокc от кекса, используя химикаты и прочее. Но они не смогли бы сделать это сами. Это означало признаться Нэйту Носу, что означало "хот-доги из Сан-Франциско". За свои двадцать четыре года с момента рождения Ирландец Мик очень привязался к своему пенису. Ему будет ужасно его не хватать.
- Мы могли бы продать кекс, - сказал Вилли.
- Ты думаешь, кто-то заплатит шестьдесят тысяч баксов за фунтовый кекс?
- Это просто идея.
- Это глупая идея, Вилли. Ни один наркоман не станет нюхать выпечку. Этого не случится.
- Так что же нам делать? Я... эй, ты слышал, выиграли ли Филлис? У Филлисa больше ног, чем у паука. И знаешь что? Они еще и мух ловят! Это шутка, Мик.
- Заткнись. Мне нужно подумать.
Ирландец Мик ничего не мог придумать, поэтому он снова ударил Вилли, хотя это ничего не решило.
- Господи, Мик! Ты задел мою почку! Ты знаешь, что у меня там камень!
Ирландец Мик отошел, потирая виски, желая, чтобы ему пришла в голову идея.
- Это действительно больно, Мик.
Ирландец Мик шикнул на него.
- Я серьезно. Я буду неделю мочиться красным.
- Заткнись, Вилли. Дай мне подумать.
- Похожим на вишневый Кул-Эйд. И он обжигает, Мик. Обжигает как огонь.
Ирландец Мик щелкнул пальцами. Огонь.
- Вот и все, Вилли. Пожар. Твой дом застрахован, верно?
- Наверное, да. Эй, как думаешь, осталась еще пицца? Я люблю пепперони. Забавно произносить это слово. Пепперони. Это рифмуется с одиночество. Ты думаешь, пепперони бывает одиноко, Мик?
Чтобы помочь Вилли сосредоточиться, Ирландец Мик пнул его по заднице, хотя на самом деле это не очень помогло ему сосредоточиться.
- Господи, Мик! Ты же знаешь, что у меня подагра!
- Соберись, Вилли. Мы сжигаем дом, получаем страховку и расплачиваемся с Нэйтом Носом.
Вилли, морщась, потер голень.
- Но где же будет жить бабуля, Мик?
- Я слышал, что Мискатоникский Дом Престарелых стал намного приятнее теперь, когда они арестовали парня, который заставлял всех стариков носить собачьи ошейники.
- Я не могу поместить бабулю в дом престарелых, Мик!
- Ты бы предпочел жевать свою "венскую колбаску"? Нэйт Нос заставит тебя съесть все целиком, или же тебе подадут фрикадельки.
Вилли скрестил руки на груди.
- Я этого не сделаю. И тебе не позволю сделать это.
Ирландец Мик прицелился и ударил Вилли в больное колено, где у него были металлические штыри, хотя это никак не помогло решить их проблему.
- Господи, Мик! Ты ударил меня по...
- Гав!
Бигль Бруно вскочил на лапы, пробежал шестнадцать кругов вокруг парней, затем рванул вверх по лестнице.
- Бруно! - услышали они упрек бабули. - Отойди от стойки! С тебя хватит фунтового кекса!
Ирландец Мик закрыл лицо руками, едва сдерживая слезы. Последний раз он плакал десять лет назад, когда Нэйт Нос приказал ему сломать большие пальцы его матери за то, что она просрочила выплату кредита. Когда он попытался, мама проткнула Ирландца термометром для мяса. Это было больно, но не так сильно, как если бы ему отчекрыжили его "венскую колбаску".
- Может быть, мы сможем уехать из города, - сказал Вилли, кладя руку на плечо Ирландца Мика.
Это оставило открытой почку Вилли. Ирландец Мик воспользовался этим, хотя это и не помогло их ситуации.
Вилли упал на колени. Бигль Бруно сбежал по лестнице, оседлал икру Вилли и начал трахать так быстро, что его маленькие собачьи бедра казались размытым пятном.
Ирландец Мик начал обыскивать подвал в поисках чего-нибудь легковоспламеняющегося. Как это часто бывает в жизни, поджог действительно был единственным выходом. Он нашел на пыльной металлической полке банку с растворителем для краски и обработал крышку ногтем большого пальца.
- Мик, нет!
Мик не смог открыть еe. Он попробовал зубами.
- Ты не можешь сжечь мой дом дотла, Мик! Все мои вещи здесь! Mои комиксы! Мы собирали комиксы, когда были детьми, Мик! Разве ты не помнишь?
Вилли потянулся к коробке, достал порванный экземпляр "Удивительного человека-паука" #146 и провел пальцем вверх-вниз по хвосту Скорпиона так, что Ирландцу Мику стало не по себе. Поэтому он протянул руку и ударил Вилли в больной зуб. Вилли бросил комикс и свернулся калачиком, а Бруно отказался от икры ради более возвышенных возможностей головы Вилли.
Мику удалось открыть крышку банки, и он начал разбрызгивать растворитель на пакеты с надписью "Драгоценные фотографии и воспоминания".
Вилли простонал что-то неразборчивое сквозь сжатые губы - вероятно, он боялся открыть рот, пока не отцепит бигля Бруно.
- Ммфп-мууммф-мооооеммумум!
- У нас нет выбора, Вилли. Единственный выход из этого - огонь. Прекрасный, очищающий огонь. Если останутся деньги, мы подкупим санитаров, чтобы над бабулей не издевались. По крайней мере, не так сильно, как над остальными.
- Мик! - закричал Вилли. Получилось: - Мибб! - потому что говеная собачонка воспользовалась этим.
Вилли поперхнулся и оттолкнул собаку. Бигль семь раз обежал вокруг Вилли, а затем взлетел по лестнице.
- Бруно! - услышали они упрек бабули. - Непослушный пес! Не тогда, когда у нас гости!
Уилли чмокнул и сплюнул, затем сел.
- Ограбление, Мик. Мы могли бы совершить ограбление.
- Ни за что, - сказал Ирландец Мик. - Помнишь, что случилось с Джимми Селезенкой? Пытался обнести банк в Питтсбурге. Копы прострелили ему задницу. В клочья. Ты хочешь, чтобы один из этих жутких пакетов с говном висел у тебя на поясе?
Вилли вытер рукавом язык.
- Не банк, Мик. Музей Аркхэмa.
- Музей?
- У них полно дорогого старья. И ночью оно не охраняется. Держу пари, мы могли бы проникнуть туда и унести все виды дорогого антиквариата. Я думаю, у них есть что-то вроде черепа тираннозавра. Он мог бы стоить миллион баксов. Если бы у меня был миллион баксов, я бы купил снаряжение для подводного плавания, чтобы нырять на глубину на местах кораблекрушений и пытаться найти какие-нибудь сокровища, чтобы разбогатеть.
Ирландец Мик закатил глаза.
- Ты думаешь, Томми Скупщик купит череп Tираннозавра? Как мы вообще его оттуда достанем, Вилли? Ты собираешься положить его в карман?
- У них есть и другие вещи, Мик. Может быть, золото, драгоценные камни и марки.
- У меня есть марка для тебя.
- Господи, Мик! Мой палец на ноге! Ты же знаешь, у меня ноготь врос!
Ирландец Мик был готов отдавить второй палец, но остановился на полпути.
- Ты когда-нибудь был в Музее, Вилли?
- Конечно, нет. A ты?
- Не-а.
Но, возможно, это была не совсем отстойная идея.
- А как же сигнализация?
- Мы можем обойти ее, Мик. Без проблем. Эй, ты думаешь, мне нужно подстричься? Если я смотрю вверх, я вижу свою челку.
Вилли именно так и поступил. Ирландец Мик уставился на картонные коробки, пропитанные растворителем для краски. Ему захотелось поджечь их, посмотреть, как они горят. Но страховка займет целую вечность. Будут расследования, формы для заполнения, периоды ожидания.
Но если они пойдут в Mузей и украдут что-нибудь маленькое и дорогое, есть вероятность, что они смогут вернуть бабло за день или два. Чем быстрее они расплатятся с Нэйтом Носом, тем в большей безопасности будут Маленький Мик и Близнецы.
- Ладно, Вилли. Мы попробуем. Но если это не сработает, мы подожжем дом бабули. Согласен?
- Согласен.
Ирландец Мик протянул руку. Вилли потянулся за ней, оставив незащищенной свою грыжевую выпуклость. Теперь, когда у них был план, бить Вилли снова не имело абсолютно никакого смысла.
Он все равно ударил.

***


- Мне здесь не нравится, Мик, - сказал Вилли, когда они вошли в большой центральный зал Музея естественной истории Аркхэма, штат Пенсильвания.
Ирландец Мик бросил на него взгляд, который был довольно бесполезен, поскольку Вилли не мог видеть его лица, а он не мог видеть Вилли. Единственное, что они могли видеть, - это то, что находилось в конце света их фонариков.
Попасть внутрь было проще простого. Буквально. Входные двери были не заперты. И никакой сигнализации. Действительно странно. Если только музей не перестал закрываться, потому что сюда никто никогда не заходил. Ирландец Мик прожил в Аркхэме всю свою жизнь и никогда не встречал никого, кто когда-либо приезжал сюда, кроме как на экскурсии с классом. Тогда было разумно не заморачиваться с замками. Никто не приходил днем, когда было светло, так зачем кому-то приходить, когда темно?
Что заставляло Мика немного нервничать из-за того, что он боялся найти что-нибудь ценное.
- Это просто куча комнат, заполненных кучей старого хлама.
Голос Вилли дрогнул.
- Старые вещи пугают меня. Особенно эти старые вещи.
- Почему?
- Потому что они старые и... Эй, a мы можем заехать в "Бургер Кинг" по дороге домой?
- Сосредоточься, Вилли. Ты должен сосредоточиться.
- Мне нравится собирать кунжутные семечки и заставлять их сражаться в войнах.
Ирландец Мик замахнулся на него и промахнулся в темноте.
Внезапно зажегся свет. Их поймали. Ирландец Мик боялся тюрьмы почти так же сильно, как боялся Нэйта Носа. Он был мал для своего роста и, к сожалению, наделен ягодицами идеальной формы. Зэки торговали бы им, как сигаретами.
Ирландец Мик пригнулся, готовый броситься к ближайшему выходу. Он увидел Вилли, стоящего у большого сводчатого дверного проема с рукой на выключателе.
- Вот, - сказал Вилли, ухмыляясь. - Так-то лучше.
Мик хотел снова ударить его по грыже, но он был слишком далеко.
- Выключи!
Вилли отошел от стены к одному из дисплеев.
- Эй, посмотри на это.
Ирландец Мик понял, что ущерб нанесен. Рано или поздно кто-нибудь придет разбираться. Ладно, может, и нет, но рисковать они не могли. Им нужно было действовать быстро.
Он поднял глаза и увидел баннер с названием выставки:
"Древние боги и исчезнувшие расы юга Центральной Пенсильвании".
- Что это? - cпросил Вилли, наклоняясь над витриной.
Внезапно прогремел низкий голос:
- ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
Вилли закричал:
- Вау! - и Ирландец Мик подпрыгнул так высоко, словно у него в руках был баскетбольный мяч, и он мог бы сделать свой первый бросок.
Как только он пришел в себя, то тщательно проверил все вокруг на триста шестьдесят градусов, но не увидел никого, кроме Вилли.
- То, что вы видите перед собой, - продолжал голос, - это редкий артефакт, который когда-то принадлежал древней исчезнувшей расе, обитавшей в районе Аркхэма в доисторические времена. Этот, как и любой другой древний артефакт в этом зале, был извлечен из раскопок недалеко от cвалки Аркхэмa.
Придя в себя после очередного почти полного погружения, а также немного пописав, Мик заметил динамик, прикрепленный к нижней стороне корпуса.
Ага. Запись, запущенная детектором движения. Но звук был немного искажен, напомнив ему голоса пришельцев из старого черно-белого фильма, который они с Вилли смотрели по телевизору на прошлой неделе. Голос всегда начинался словами: "Люди Земли...", но он не мог вспомнить название фильма.
- Мы мало знаем об этой древней исчезнувшей расе, но после тщательного изучения выдающимися археологами и антропологами здесь, в Аркхэмском музее естественной истории Пенсильвании, они пришли к неопровержимому выводу...
- Эй, - сказал Вилли, ухмыляясь. - Звучит как голос инопланетянина из "Земли против летающих тарелок".
- ...древний артефакт, лежащий перед вами, когда-то принадлежал древнему шаману.
- Кто такой шаман, Мик?
Ирландец Мик вспомнил, что однажды видел что-то об этом по телевизору.
- Я думаю, он что-то вроде знахаря. Но забудь о...
- Шаман, для тех из вас, кто не знает, - это что-то вроде племенного мудреца, того, кого менее искушенные из вас могли бы назвать "знахарем".
- Знахарь? Круууууто.
Ирландец Мик подошел посмотреть, о чем говорит голос. Под стеклом он увидел трехфутовый[3] металлический посох с маленькими шариками на каждом конце.
- Выдающиеся археологи и антропологи здесь, в Аркхэмском музее естественной истории Пенсильвании, дополнительно определили, что этот предмет - не что иное, как скипетр власти древнего шамана.
Вилли посмотрел на Ирландцa Мика широко раскрытыми глазами.
- Ты это слышал? Скри-пе-тер власти! Это что-то вроде Меча Силы Хи-Мэна?[4] Хи-Мэн был действительно силен, но у него были волосы, как у девушки. Скрипетер власти похож на Меч Силы, Мик?
- Нет, это больше похоже на волшебную палочку, но забудь...
- Менее искушенные из вас могли бы назвать скипетр власти "волшебной палочкой", и в некотором смысле он функционировал как таковой.
- Волшебная палочка! Как в фильмах о Гарри Поттере? Я люблю эти фильмы, и я всегда хотел волшебную палочку! К тому же у меня возникают безумные мысли о Гермионе. Она настоящая лиса. Секси. Чем-то похожа на Дрю Бэрримор в "Инопланетянине". Кстати, а почему на палочке глубокая бороздка?
Ирландец Мик посмотрел еще раз и заметил глубокую бороздку, идущую по всей его длине.
- Обратите, пожалуйста, внимание на глубокую бороздку, идущую по всей длине скипетра власти. Выдающиеся археологи и антропологи из Аркхэмского музея естественной истории Пенсильвании, считают, что это то, что известно как дол...
Дол? - подумал Мик. - Похоже на кровосток.
- ...который менее искушенные из вас могли бы назвать "кровостоком". Выдающиеся археологи и антропологи из Аркхэмского музея естественной истории Пенсильвании, полагают, что этот древний скипетр власти, возможно, использовался его владельцем-шаманом для совершения священных религиозных церемоний, в частности, для размозжения черепов и ритуального потрошения.
Ирландца Мика пробрал озноб. Он надеялся, что Нэйту Носу никогда не попадется в руки нечто подобное.
- Что такое пор-тро-шение, Мик?
- Когда кто-то вырезает тебе кишки.
- Как делается это дерьмо? Типа выжимать зубную пасту из тюбика?
- Бля! Какая паста?! Ты умрешь.
- Круто! Можно мне волшебную палочку, Мик? Можно?
Ирландец Мик не ответил. Он заметил что-то выгравированное на дальнем конце наконечника. Он наклонился ближе, прищурившись, пока изображение не стало четким.
"Сирс".
Что за...?
Он отступил назад, чтобы еще раз взглянуть на скипетр власти, и...
- Карниз для штор... это долбаный карниз для штор!
Вилли посмотрел на него как на сумасшедшего.
- Карниз для штор? Ты что, не слышал этого человека? Это что-то вроде волшебной палочки, и... эй, что это там?
Ирландец Мик ударил Вилли по почке, когда тот проходил мимо, но промахнулся, потому что не мог оторвать глаз от скипетра власти "Сирс". Может быть, они могли бы украсть его, вернуть в "Сирс" и купить совершенно новый. Это не очень помогло бы с Нэйтом Носом, но Ирландцу действительно нужен был новый карниз для штор. Его старый сломался, а шторы были прикреплены к стене вилками. Это делало четверг - вечер спагетти - особенно сумбурным.
- ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ! - прогремел тот же голос, когда Вилли остановился перед другой витриной. - То, что вы видите перед собой, - это редкий артефакт, который когда-то принадлежал древней исчезнувшей расе, обитавшей в районе Аркхэма в доисторические времена. Этот, как и любой другой древний артефакт в этом зале, был извлечен из раскопок недалеко от cвалки Аркхэмa.
- Эй, Мик, тебе это нужно увидеть.
После некоторых библейских размышлений Ирландец Мик пожалел розгу и пошел дальше.
- Мы мало знаем об этой древней исчезнувшей расе, но после тщательного изучения выдающимися археологами и антропологами здесь, в Аркхэмском музее естественной истории Пенсильвании, они пришли к неопровержимому выводу: артефакт, лежащий перед вами, использовался древним шаманом этой исчезнувшей расы для совершения суррогатных жертвоприношений. (Для тех из вас, кто не знаком с термином "шаман", пожалуйста, вернитесь к предыдущему показу).
- Я знаю, что такое шаман, потому что ты мне только что сказал, - сказал Вилли. - Но что такое сур-рогат...?
- Суррогатное жертвоприношение - это образ, который был принесен в жертву вместо реального человека. Перед вами статуэтка женщины, вырезанная древней исчезнувшей расой из еще не идентифицированного вещества телесного цвета. Обратите внимание, что голова отсутствует. Это потому, что статуэтка была обезглавлена вместо человека, которого она изображала.
Ирландец Мик подошел к дисплею и сразу узнал обнаженную розовую фигурку. Он обычно брал игрушку своей сестры Сьюзи, сажал ее верхом на свою ракету и отправлял в полет. Только у игрушки Сьюзи была светлая головка.
- Это долбаная кукла Барби!
Он схватил Вилли за плечо и оттащил его в сторону.
- Господи, Мик! Ты знаешь, у меня вывих плеча!
Вилли споткнулся, сбив Ирландцa Мика с ног на другую витрину, которая с грохотом опрокинулась.
- ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ! То, что вы видите перед собой, - редкий том утраченной мудрости, который когда-то принадлежал...
Крича, Ирландец Мик пинал динамик до тех пор, пока голос не смолк.
- Послушай, Мик, - сказал Вилли, присаживаясь на корточки и ковыряясь в битом стекле, - это не фолиант, это книга. Предполагается, что в ней содержится утраченная мудрость. Может быть, она подскажет нам, как держать Нэйта Носа подальше от нас, - oн встал и, прищурившись, посмотрел на обложку. - "Очень-очень-очень Древние".
- Это книга в мягкой обложке, придурок. Сколько мудрости ты там найдешь?
- Да, ты прав. Тут написано: "Не пытайтесь делать это дома. Используйте только под наблюдением Специалиста, иначе вы очень-очень-очень пожалеете. Лучше с этим не связываться".
- Ах, да? - Ирландцу Мику это надоело - действительно надоело. Он открыл наугад страницу и прочитал: - Заклинание случайного смещения.
Вилли поморщился.
- Только не мое плечо!
- Использовать только под наблюдением Cпециалиста. Да, точно. Смотри, там полно всякой чуши, которую нужно прочитать.
- Ты имеешь в виду что-то вроде "Крибле-крабле-бум"?
- Заткнись! И я покажу тебе, что это за чушь собачья.
Ирландец Мик начал читать, произнося чепуху как можно лучше, медленно и внятно, чтобы не путать слова, как он обычно делал при чтении.
Закончив, он посмотрел на Вилли и ухмыльнулся.
- Видишь? Никакого случайного смещения.
Вилли пошевелил плечом.
- Да. Ощущения довольно приятные. Интересно...

***


Первым до Мика донесся запах, горячий и невыносимый, напомнивший ему о том времени, когда он сунул голову в унитаз, потому что его старший брат сказал ему, что именно оттуда берутся шоколадки. За этим последовало очень реальное ощущение сдавливания. Но не сдавливания человеком. Сдавливание всего тела какой-то силой, словно его проталкивают через слишком маленькое отверстие. Воздух внезапно стал вязким и плотным, и вдавился в каждую трещинку и пору на теле Ирландца Мика, а затем заколебался, перемещая его, проталкивая сквозь твердый мраморный пол Аркхэмского музея естественной истории Пенсильвании.
Сама ткань реальности или что-то в этом роде, казалось, вибрировалa с глубоким резонансом, и тембр повысился, превратившись в непреодолимый гортанный стон. Пол начал растворяться, или, может быть, он сам начал растворяться, а затем раздался ужасный, но неотразимый пукающий звук, и Ирландец Мик внезапно шлепнулся посреди джунглей.
Вилли приземлился рядом с ним.
- Я чувствую себя дерьмово, - сказал Вилли.
Ирландец Мик прищурился от солнечного света и огляделся. Их окружали странные тропические деревья и странного вида цветы с большими пухлыми розовыми лепестками, которые заставляли его чувствовать себя немного возбужденным. Стрекоза, размером с сосиску, зависла над их головами, бросила на них мимолетный взгляд, затем с жужжанием подлетела к одному из розовых цветков, который раскрылся и разорвал насекомое пополам.
- Где мы, Мик?
Ирландец Мик почесал в затылке.
- Я не уверен. Но я думаю, что когда я читал эту книгу, я открыл портал в пространственно-временном континууме, и мы оказались втиснутыми через одно из одиннадцати схлопнувшихся измерений в поздний меловой период.
- Чё? Вау... Это отстой.
- Нет, Вилли. Это совсем не отстой.
- Нет, отстой. Сегодня вечером показывают финал сезона "Макгайвер: следующее поколение". Это действительно классная серия, где он строит машину времени из кусочков бумаги и сломанного термометра для мяса. Разве не круто было бы иметь машину времени, Мик?
Ирландец Мик шлепнул Вилли по голове.
- Господи, Мик! Ты же знаешь, у меня наружный отит!
- Неужели ты не понимаешь, Вилли? Эта книга - машина времени. Мы можем вернуться в прошлое!
Вилли широко раскрыл глаза.
- Я понял! Мы можем вернуться в настоящее на несколько минут раньше, чтобы я не скучал по "Макгайверу"!
Мик подумывал ударить его снова, но у него начинала болеть рука.
- Думай шире, чем "Макгайвер", Вилли. Мы станем богатыми. Богатыми, знаменитыми и могущественными. Как только я пойму, как работает эта книга, мы сможем перенестись в любой момент истории.
- Ты имеешь в виду, что мы вернемся в летний лагерь в тысяча девятьсот семьдесят пятом? Тогда мы могли бы украсть конфеты у тех вожатых, чтобы они не смогли заманить нас в лес и прикоснуться к нам в плохом месте.
- Еще лучше, Вилли. Мы можем делать ставки на спорт и всегда выигрывать. Как в том фильме.
- В котором из них?
- Том, где он отправлялся в прошлое и делал ставки на спорт, чтобы всегда выигрывать.
- "Крестный отец"?
- Нет, Вилли. В "Крестном отце" был толстяк, который спал с лошадиными головами.
- О, да. Эй, Мик, тебе не кажется, что эти большие розовые цветы похожи на...
- Заткни свою дурацкую дыру, Вилли. Мне нужно подумать.
Ирландец Мик ломал голову, но он никогда не увлекался спортом и не мог вспомнить ни одной команды, которая что-либо выиграла. К тому же, у него не было при себе денег. Потребовалось бы много времени, чтобы превратить восемьдесят один цент в кармане в шестьдесят штук. Но должны были же быть другие способы заработать деньги с помощью машины времени. Вероятно...
Он взглянул на Вилли, который подошел к одному из тех розовых цветков и наклонился, чтобы понюхать его. Или, возможно, сделать с ним что-нибудь еще, потому что у Вилли был высунут язык.
- Вилли! Отойди от этой штуки и постарайся сосредоточиться! Нам нужно придумать, как заработать немного денег .
- Пахнет рыбой, Мик.
- Черт возьми, Вилли! Ты принял лекарство сегодня утром, как положено?
- Я не могу вспомнить. Бабуля говорит, что мне нужeн рецепт нa что-то посильнее. Но каждый раз, когда я иду к врачу за таблеткой, я отвлекаюсь и забываю спросить.
Ирландец Мик почесался. Другая стрекоза - на этот раз в форме банана, одетого в водолазку - подлетела к одному из этих розовых цветков и тоже была разорвана пополам. Черт возьми, эти насекомые были глупыми. Они просто не учились.
Ирландец Мик снова почесался, гадая, не подцепил ли он мандавошек. Если подцепил, это его по-настоящему разозлит. Когда вы заплатили пятьдесят баксов за массаж у мадам Йоко, кончун должен быть без мандавошек.
Вилли сказал:
- Может быть, мы могли бы вернуться в то время, когда Нэйт Нос был маленьким мальчиком, и тогда мы могли бы быть с ним по-настоящему милыми, чтобы, когда он вырастет, он помнил нас и не заставлял нас жрать дерьмо.
Или мы могли бы столкнуть его коляску на скоростное шоссе, - подумал Ирландец Мик.
Но у Нэйта Носа были боссы, и у них, вероятно, тоже были боссы, и путешествовать во времени, чтобы толкать кучу младенцев под колеса движущиxся машин, казалось непосильной работой.
- Деньги, Вилли. Нам нужно заработать деньги.
- Мы могли бы покупать старые вещи в прошлом, а затем продавать их на eBay. Эй, разве не здорово было бы иметь четыре руки? Я имею в виду, ты мог бы унести в два раза больше вещей.
Ирландец Мик подумал о старых комиксах в подвале Вилли, а потом ухмыльнулся шире задницы зебры.
- Например, остросюжетныe комиксы, в которых впервые появился Супермен! - cказал Ирландец. - Я мог бы купить их на мелочь в моем кармане, и мы могли бы продать их за целое состояние!
Если подумать, он мог бы купить восемь экземпляров. Разве в наши дни они не стоили по миллиону за штуку?
- Хотел бы я уметь летать, Мик. Могли бы мы вернуться в прошлое и научиться летать, как Супермен? Тогда мы могли бы улететь от тех лагерных вожатых, пока они не засунули свои...
- Тсс! - Ирландец Мик склонил голову набок, прислушиваясь к джунглям. - Ты что-нибудь слышишь, Вилли?
- Да, Мик. Я слышу, как ты говоришь со мной. Теперь я слышу, как говорю я. Теперь я пою пеееееесню, счаааастлиииииивууууюююю пеееееесню.
Ирландец Мик зарядил Вилли в зубы, затем перевел взгляд на линию деревьев. Вдалеке крона зашуршала и раздвинулась, как будто к ним приближалось что-то действительно большое. Что-то такое большое, что земля сотрясалась при каждом шаге.
- Ты слышишь это, Мик? Похоже, грядет что-то действительно грандиозное.
Тварь за деревьями издала оглушительный рев, такой ужасный, что Ирландец Мик почувствовал, как у него волосы встают дыбом.
- Не очень дружелюбно, a? - cпросил Вилли.
Ирландец Мик уставился на свои руки, в которых все еще держал книгу "Очень-очень-очень Древние". Он открыл ее на случайной странице, заставляя себя сосредоточиться на словах. Но, как это часто бывает в стрессовых ситуациях, или даже в ситуациях не столь стрессовых, слова, казалось, перекручивались, смешивались, шли задом наперед и с ног на голову. Чертова лесдиксия - дерьмо - дислексия.
- Может быть, нам стоит сбежать, Мик.
- Да, может быть... Подожди! Нет! Мы не можем убежать!
- Почему мы не можем убежать, Мик?
- Помнишь тот эпизод из "Симпсонов", где Гомер отправился в прошлое и наступил на бабочку, а затем Барт отрезал ему голову кусачками для стрижки живой изгороди?
- Это две разные серии, Мик. Это обе серии "Дома ужасов на дереве", но разных лет.
- Послушай, Вилли, дело в том, что эволюция - действительно непостоянная сука. Если мы что-то напортачим в прошлом, это действительно может испортить будущее.
- Это отстой. Ты хочешь сказать, что мы вернулись бы в наше реальное время, но вместо того, чтобы быть сделанными из кожи и костей, мы будем сделаны из фруктов? Как какие-нибудь люди из "Джуси Фрут"?
Еще одно рычание, еще ближе. Оно звучало как львиный рык - если бы у льва были яйца размером с "Крайслер".
- Я имею в виду действительно плохие вещи, Вилли. Я должен прочитать еще один отрывок и вытащить нас отсюда.
Деревья расступились, и в поле зрения начала вырисовываться тень.
- Эй, Мик, если бы ты был сделан из фруктов, откусил бы ты себе руку, если бы был действительно очень голоден? Думаю, я бы откусил. Интересно, какой бы я был на вкус?
Ирландец Мик пытался сосредоточиться на чтении страницы, но его взгляд то и дело поднимался к деревьям. Доисторический пейзаж погрузился в мертвую тишину. Затем, подобно какому-то гигантскому монстру, выходящему из джунглей, из джунглей вышло гигантское чудовище.
Первой появилась голова, размером с диван, - действительно большой диван - с зубами, размером с кинжалы, втиснутыми в пасть, достаточно большую, чтобы разорвать холодильник пополам.
- Я думаю, что откусил бы пару раз себе ногу или что-нибудь в этом роде, но я бы побоялся, потому что не знаю, смогу ли остановиться. Особенно если бы я был на вкус как клубника, потому что я люблю клубнику, Мик. Почему ее называют "клубникой", если на вкус она не как солома? Эй, это тираннозавр?!
Теперь Ирландец Мик описался больше, чем просто немного. Существо перед ними было темно-зеленого цвета, плавно сливавшегося с подлеском. Вместо чешуи он был украшен маленькими колючими волосками, которые, как понял Мик, были тонкими коричневыми перьями. Его огромные ноздри раздулись, и он фыркнул, отчего страницы книги зашевелились.
- Я действительно думаю, что нам нужно бежать, Мик.
Ирландец Мик согласился. Тираннозавр вышел на поляну на массивных лапах и встал на дыбы во весь свой рост, более сорока футов. Ирландец Мик знал, что ему не убежать от него. Но ему и не нужно было этого делать. Ему всего лишь нужно было убежать от Вилли. Он чувствовал себя плохо, но у него не было другого выбора. Он должен был обмануть своего лучшего друга, если хотел выжить.
- У Tираннозавра действительно плохое зрение, Вилли. Если ты будешь лежать очень тихо, он не сможет... Вилли, вернись!
Вилли бросился к деревьям, двигаясь так быстро, что казался размытым пятном. Ирландец Мик бросился за ним, на бегу отмахиваясь от стрекоз. Он растоптал ногами большого коричневого таракана, трехпалую ящерицу с большими влажными глазами и непропорционально большим мозгом, и маленькое пушистое млекопитающее с лицом, очень похожим на Сэла из "Мяса Мэнни" на 23-ей улице, которое издало тревожный человеческий крик, когда его маленькая шейка сломалась.
Позади них Тираннозавр двигался со скоростью гигантской двуногой кошки, по форме напоминающей динозавра, щелкая зубами так близко к Ирландцу Мику, что они прикусили восемнадцать волосков на его прическе. Он случайно оглянулся через плечо и увидел, что пасть животного раскрыта так широко, что он мог бы накрыть стол на четверых на языке существа и сыграть в техасский холдем, но он бы этого не сделал, потому что это было бы чертовски глупо.
Затем, как раз в тот момент, когда кошмарные челюсти смерти были готовы сомкнуться на Мике и вызвать неминуемую смерть, Tираннозавр резко остановился и вытянул шею к небу, вглядываясь сквозь деревья.
Мик продолжал бежать, наступив на семейство маленьких пушистых грызунов, которые были очень похожи на Kаппорелли из квартиры 5B и завизжали, когда он сломал маленький мохнатый позвоночник одному из них, а затем он врезался в Вилли, который стоял неподвижно и смотрел вверх.
- Вилли! Что ты, блядь, делаешь? Нам нужно двигаться!
- Зачем, Мик? За нами больше не гонятся.
Мик оглянулся и заметил, что огромная ящерица действительно прекратила преследование, сосредоточившись вместо этого на небе.
- Я думаю, он смотрит на астероид, - сказал Вилли.
Ирландец Мик бросил взгляд вверх и уставился на очень большой пылающий объект, который, казалось, занимал четверть неба.
- Я не думаю, что минуту назад он там был, - сказал Вилли. - Я не очень внимателен, но думаю, что заметил бы его, как ты думаешь?
- Это нехорошо. Это совсем нехорошо.
- Посмотри, какой он становится большой, Мик! Нам следует спрятаться за деревьями или еще за чем-нибудь.
- Нам нужно выбираться отсюда, Вилли, - сказал Ирландец Мик, его голос был высоким и неприятно девчачьим.
- Чувствуешь этот ветер, Мик? Жарко. Держу пари, эта штука разгоняется до ста миль в час. Ты это чувствуешь?
- Я чувствую это! Я чувствую это!
- Ты чувствуешь запах рыбы, Мик? Эй, смотри! Эти розовые цветы, которые похожи на...
Вилли закричал. Ирландец Мик оглянулся и увидел, что его друг всей жизни играет в перетягивание каната с одним из этих зубастых доисторических растений, используя длинную красную веревку.
Нет. Не красную веревку. Это были кишки Вилли.
- Помоги мне, Мик!!!
Недолго думая, Ирландец Мик протянул руку и схватил Вилли за двенадцатиперстную кишку. Он сжал ее так сильно, как только мог, и Вилли пукнул.
- Это больно, Мик! Быть выр-поp-тро-шенным больно!
Позади них раздался сотрясающий кости рев. Тираннозавр потерял интерес к астероиду и принюхивался к недавно пролитой крови, его голова, размером с диван, была всего в нескольких метрах от него и приближалась. Мик чувствовал запах его дыхания, воняющего тухлым мясом, плохой гигиеной полости рта и всякой всячиной.
Нет, вонь исходилa от Вилли. Лилaсь, типа, как зубная пастa из тюбика.
Ирландец Мик выпустил внутренности своего друга и вытер руку о рубашку Вилли. Розовый цветок издал звук - пбббтхх - и сделал то же самое, не вытирая руки.
- Я должен засунуть это барахло обратно.
Вилли начал собирать кишки, ветки и камни и запихивать их в зияющую дыру у себя в животе.
Ирландец Мик решил, что Вилли в шоке или, возможно, еще глупее, чем он предполагал изначально. Он подумывал предупредить Вилли об инфекции, которую тот подхватит, если набьет себя грязью, но были другие, более неотложные дела.
Астероид теперь занимал большую часть горизонта, и исходящий от него жар превратил пот на теле Мика в пар. Им нужно было убираться отсюда, и как можно быстрее. Если бы только было где спрятаться.
Что-то пробежало по ноге Ирландца Мика, и он вздрогнул, топнув ногой. Его каблук раздавил что-то, похожее на бобра. Ну, протобобра. Еще один протобобер обогнул своего мертвого товарища, направляясь через подлесок в...
- Это дыра, Вилли! Я думаю, это пещера!
Ирландец Мик отодвинул в сторону большую ветку папоротника и присел на корточки. Дыра вела к тропинке, темной и каменистой, уходящей глубоко в землю.
- Это дыра, Вилли! Я думаю, это пещера!
- Ты это уже сказал, Мик!
- Это эхо, Вилли! Дыра должна быть глубокой.
Ирландец Мик наблюдал, как еще две ящерицы, гигантский комар и другие существа-бобры хлынули в пещеру, спасаясь от неминуемого вымирания, обещанного астероидом.
- Это эхо, Вилли! Дыра должна быть глубокой.
- Ты повторяешься, Мик!
- Я не повторяюсь! - закричал Мик.
- Да, это так!
- Нет, не так!
- Я не повторяюсь!
- Да, это так!
- Нет, не так!
- Ты только что сделал!
- Нет, Вилли!
- Я сильно ранен, Мик!
- Нет, Вилли!
- Я сказал, что мне больно, Мик!
Ирландец Мик решил больше не развивать эту тему разговора. Вместо этого он сосредоточился на перемещении большого выступа скалы, частично закрывающего вход в пещеру. Если бы ему удалось сдвинуть ее с места хотя бы на фут или два, он смог бы пролезть в пещеру и, возможно, спастись.
Ирландец Мик оперся плечом о валун, кряхтя от усилия. Медленно, вызывающе медленно, он начал двигаться.
- У тебя есть мобильный, Мик? Может быть, тебе стоит позвонить в 911 обо мне. Скажи им, что нужно нанести несколько швов.
Еще немного. Еще немного...
- Кажется, у меня только что вывалился желудок. Как выглядит желудок, Мик? Он похож на фасолину?
Наконец, камень с приятным треском оторвался от основания. Но вместо того, чтобы откатиться в сторону, он покачнулся, а затем опустился на отверстие, закрыв его, как крышка канализационного люка.
Ирландец Мик заплакал.
- Почки похожи на фасоль, Мик? - Вилли издал причмокивающий звук. - На вкус не как фасоль. Или почки. Эй, Тираннозавр вернулся. Он больше не выглядит рассеянным. Ты думаешь, он принимал какие-то лекарства?
Тираннозавр открыл пасть и встал на дыбы над головой Ирландца Мика, заслонив небо. Все, что Ирландец мог видеть - это зубы, язык и ту большую болтающуюся штуку, которая болтается в задней части горла, как боксерская груша.
- Почитай ему, Мик. Когда бабуля читает мне, я иду спать.
Книга!
Им нужно было сбежать из этого периода времени. Может быть, отправиться в будущее, до того, как бабуля испекла пирог, чтобы они могли остановить ее.
Ирландец Мик поднял книгу "Очень-очень-очень Древние" и, прищурившись, посмотрел на нee. Его руки дрожали, перед глазами все плыло, и все гласные на странице выглядели совершенно одинаково, а согласные были похожи на палочки-кренделя, и волосы, все еще оставшиеся на его голове, начали опаляться, a челюсти Тираннозавра начали смыкаться, и еще один из этих розовых цветочков наклонился и откусил большой кусок от будущего отца Маленького Мика и Близнецов, но ему удалось выдавить::
- OTKIN ADARAB UTAALK!

***


Еще один опыт, похожий на обливание дерьмом, и затем они были выброшены в комнату с телевизором, диваном и панорамными окнами. Но телевизионный экран был встроен - или рос из чего-то - похожего на поганку, которая, в свою очередь, росла из пола. Диван выглядел забавно, так, будто никто не мог на нем сидеть. А панорамное окно выходило на какие-то кошмарные джунгли.
И опять же, может быть, не такие уж и странные.
Нет, - подумал Ирландец Мик. - Странные. Очень странные.
Он посмотрел на Вилли.
И закричал.
Или, по крайней мере, пoпытался. То, что получилось, больше походило на карканье.
Потому что это был не Вилли. Если только у Вилли не выросли четыре дополнительных глаза - два из них на стебельках - и не выросла бахрома из щупалец там, где раньше были шея и плечи. Теперь он был похож на коническую котлету из индейки, которую перед запеканием обваляли в панировочных сухарях, а после украсили живыми червями.
Существо издавало звуки, похожие на:
- Мик, это ты? - но произносимые котлетой из индейки с набитым лингвини ртом.
Что еще более странно, это звучало немного похоже на Вилли. Ирландец Мик поднял щупальце, чтобы почесать...
Вау! Щупальце?
Ну, конечно, щупальце. А чего он ожидал?
Он посмотрел вниз и был удивлен, увидев, что он завернут в панировочные сухари с гарниром из индейки с червями. Нет, подождите, он был котлетой из индейки.
Почему все казалось неправильным, и в то же время, в то же время не казалось неправильным?
В этот момент в комнату скользнулa еще однa шестиглазая котлетa с бахромой из щупалец. Котлетa, похожая на Вилли, сказалa:
- Привет, бабуля.
Теперь его слова звучали гораздо четче.
Бабуля? Это была бабуля Вилли?
Конечно, так оно и было. Ирландец Мик знал ее много лет.
- У двери стоит неприятный мужчина, который хочет с тобой поговорить. Или еще что-то.
- Или еще что?
Новый голос произнес:
- Или вы двое будете есть запеканки из клоаки, и угадайте, кто пожертвует клоаки?
Ирландец Мик бессознательно скрестил щупальца над своей клоакой. За двадцать четыре года, прошедшие с момента почкования, Ирландец Мик очень привязался к своей клоаке. Он ужасно бы по ней скучал.
Вошла четвертая котлета, за ней последовали двe самых больших котлеты, которые Ирландец Мик когда-либо видел. Только это были не котлеты из индейки, а котлеты из рубленой говядины. Это было серьезно.
Новый парень звучал как Нэйт Нос, но у него не было носа. И вообще, что такое "нос"?
- О, нет, - простонал Вилли. - Я не хочу есть клоаку Мика.
- Я имел в виду твою собственную, придурок! - рявкнул новоприбывший.
- Но у меня грыжа...
- Заткнись!
Ирландец Мик теперь узнал его: Нэйт Зануда, сутенер, ростовщик и наркоторговец. Не из тех, к кому можно прислонить свой велосипед.
Подождите... что такое "велосипед"?
- Чё как, Нэйт?
- Тот товар, который я дал тебе для доставки. У меня внезапно возникло, не знаю... плохое предчувствие по этому поводу. Можно сказать, приступ недомогания и дурных предчувствий. Я просто хотел зайти и проверить, как тут, сечешь?
Tовар? Какой товар?
Ирландца Мика на мгновение охватила паника - он понятия не имел, о чем говорит Нэйт Зануда.
Ах, да. Tовар. Теперь он вспомнил.
- Конечно, Нэйт, он там.
Он повел Нэйта на кухню, где на большом столе в центре лежал товар.
Нэйт Зануда указал на него щупальцем. Один из охранников поднял его, понюхал, затем пошевелил бахромой щупальца, показывая, что все в порядке. Ирландец Мик ожидал, что он кивнет, но для кивка требовалась шея, а шеи у охранника не было. Затем Ирландец Мик понял, что не знает, что такое "шея". Или "кивок", если уж на то пошло.
Что это были за странные мысли, похожие на воспоминания, проносящиеся в его голове? Они были похожи на полузабытые сны. Скорее всего, это были кошмары. Розовые цветы, и гигантские ящерицы, и большие камни в небе, и наступление на каких-то мышей, которые были очень похожи на Kаппорелли из квартиры 5B. За исключением того, что Каппорелли жили в 4Б и были похожи на медуз. Кто такие "мыши" вообще? Он посмотрел на Вилли, чтобы увидеть, так же ли он смущен.
Вилли играл со своей клоакой.
Нэйт Зануда повернулся к ним и сказал:
- Ладно. Похоже, мои приступы недомогания и дурных предчувствий были напрасны. Ваши клоаки в безопасности... пока. Но вы не доставили товар заказчику, сечете?
- Мы доставим его, Нэйт, - сказал Вилли. - Не волнуйся. Мы доставим его.
- Вам же лучше, - сказал Нэйт и ушел со своими котлетными гориллами.
- Куда мы должны его доставить? - cпросил Вилли, когда они снова остались одни.
Ирландец Мик пнул его ногой в клоаку.
- Туда же, куда мы всегда их доставляем.
- Ой! - пискнул Вилли, потирая клоаку. - Это больно. Ты знаешь, у меня... Эй, смотри! - oн указал на телевизор. - "Заклинатель жаб" начался! Мое любимое шоу!
Он сел на пол и уставился на экран.
Ирландцу Мику было неприятно это признавать, но он и сам был в некотором роде помешан на этом шоу. Он устроился рядом с Уилли.
Он услышал, как бабуля тихо сказала с кухни:
- О боже, я собиралась испечь кекс, но у меня закончилась мука. Не мог бы кто-нибудь из вас, мальчики... O, подождите... Вот немного. Не берите в голову.
Предупреждающий проблеск вспыхнул в мозгу Ирландца Мика и сморщил его клоаку. Должно было случиться что-то плохое...
Как назвал это Нэйт Зануда? "Приступ недомогания и дурных предчувствий". Звучало как десерт, но Ирландец Мик понял, что это означало тревожное чувство, подобное тому, что он испытывал прямо сейчас.
Но из-за чего? Что могло пойти не так? Товар был в безопасности, и они смотрели "Заклинателя жаб". Как только шоу закончится, они доставят его, получат бабло и отправятся к мадам Йоко на эндоплазматический ретикулярный массаж со "счастливым концом". И, возможно, на стимуляцию клоаки.
Приступ недомогания и дурных предчувствий исчез. Должно быть, это было еще одно воспоминание из кошмара.
Вскоре аромат выпекаемого кекса наполнил дом. Сразу после шоу он урвет себе кусочек.
Да, жизнь была хороша.

Просмотров: 103 | Теги: 65 Proof, рассказы, Horror Stories, Джо Конрат, жуткие истории, Zanahorras, Ф. Пол Вилсон, Blood Lite

Читайте также

    Роберт Уэстон Смит, обычный парень, который обнаруживает странные изменения в своих испражнениях. Он обращается к врачу, который направляет его на прием к психиатру. В процессе поиска ответов на свои ...

    Для Колина наступили трудные времена. Уличный друган, Окурок, предлагает съездить в другой город и обчистить старый особняк. Что может пойти не так?...

    Немного готического ужаса......

    Что в пакете? Вы определенно не захотите знать......

Всего комментариев: 0
avatar