Авторы



Очнувшись в разбитом пикапе после страшной аварии, Том ничего не помнит. Кто он, как он оказался на заброшенной дороге, почему в машине куча оружия. Постепенно память начинает восстанавливаться. Теперь ему во что бы то ни стало нужно вернуться домой...





Он очнулся в грузовике. В голове творился полный бардак. Черепную коробку разрывало на части. Он посмотрел сквозь разбитое лобовое стекло и увидел смятый капот автомобиля, пожираемый голодной землей. Водительская дверь со скрипом открылась. Спотыкаясь, он выбрался наружу и упал на колени. Вдохнув опаливший легкие холодный ночной воздух, с трудом поднялся на ватных ногах и огляделся.
Он был в овраге. Пикап уткнулся носом в подножие склона.
Чей это грузовик? Почему он в нем оказался? Как он сюда попал?
Потирая ноющую спину, его руки наткнулись на кусок холодного металла, засунутый в петлю для ремня. Он вытащил предмет и сразу же уронил его, будто тот был раскален докрасна. Под ноги упал револьвер 45-го калибра.
Какого черта у него делает пистолет?
Он быстро спрятал оружие в кустах, опасаясь, что водители, которые остановятся и придут на помощь, сочтут его опасным. Как он объяснит наличие пистолета, если даже не знает, как здесь оказался? Спотыкаясь, он побрел обратно к грузовику, надеясь там получить ответы на свои вопросы.
Кузов автомобиля был набит туристическим снаряжением, консервами и бутылями с водой. На пассажирском сиденье старое одеяло прикрывало нечто объемное. Он сорвал его, и у него отвисла челюсть. Сиденье и пол были усеяны всевозможными пистолетами и ножами, валялся топор и обрез. Поверху всего этого арсенала были разбросаны карты, бинокли, фонарики, коробки с патронами. Совершенно ошарашенный и неслабо напуганный, он быстренько обратно накрыл все это добро.
На средней консоли лежал кожаный бумажник. Открыв его, он уставился на фотографию на водительских правах, не зная ни Томаса Годли, ни домашнего адреса, указанного рядом с фотографией этого человека.
Потирая раскалывающуюся голову, он заметил на своих пальцах подсыхающую кровь и бросился к боковому зеркалу проверить степень повреждения. Увидев себя, его глаза расширились от удивления. И поразила его не кровоточащая рана вдоль линии роста волос, а то, кто смотрел на него из зеркала.
Он быстро сравнил свое отражение с фотографией на водительском удостоверении. Это был он.

***


Темная, пустынная фермерская дорога тянулась по верху земляной насыпи. Хотя на ней не было уличных фонарей, но и каких-либо препятствий тоже не было - ничего, что могло бы заставить его съехать в кювет. Неужели он просто заснул за рулем?
Том сел на задний борт пикапа и порылся в своем бумажнике, найдя фотографию, на которой он и какая-то женщина держат на руках маленькую девочку. Его жена и дочь? Сестра и племянница? Он перевернул фотографию, надеясь найти ответ. Там была только дата: январь 2012 года. И как давно это было?
Имя Рэйчел вспыхнуло в его сознании. Он снова посмотрел на фотографию, переводя взгляд с женщины на девочку, пытаясь понять, кому принадлежит это имя. Так и не вспомнив, вздохнул и опустил фотографию.
Когда он соскользнул с заднего борта, раскаленная добела боль внезапно пронзила виски и Том как подкошенный рухнул на колени. После того, как вспышка боли прошла, его взгляд снова скользнул по снимку, и наконец-то кое-что прояснилось.
Жена. Дочь.
- Дом...? - прошептал он.
Том вытащил свои водительские права и уставился на напечатанный на них адрес. Порывшись в картах, он нашел ту, которая соответствовала городу на лицензии, и развернул ее. Сплошная стена нарисованных от руки крестиков покрывала карту, прерываясь совсем рядом с его родным городом. Что означают эти знаки?
Он покачал головой. На самом деле это уже было не важно. А важно то, что теперь у него появилась цель.

***


Поднявшись на дорогу, Том посветил фонариком в обоих направлениях, ища какие-либо дорожные знаки, которые могли бы указать ему его местоположение, но не нашел ни одного. Не имея ни малейшего представления, где он находится и как ему добраться домой, Том решил, что лучше всего идти в том направлении, куда ехал пикап, и надеяться встретить кого-нибудь, кто сможет подсказать, куда ему правильно двигаться.
Он собрал рюкзак, взяв запасные батарейки, консервы, пару бутылок воды, спички и большой охотничий нож. После недолгих споров с самим собой Том вернул пистолет 45-го калибра себе за пояс. Конечно, пистолет его неслабо нервировал, но без него он чувствовал себя еще хуже. Похоже, у него была причина путешествовать с небольшим арсеналом оружия, так что, судя по всему, будет правильно взять с собой пистолет и коробку с патронами. Остальное оружие Том зарыл в небольшой яме примерно в ста ярдах от места аварии. Окончательно проверив припасы, он вернулся на дорогу и растворился в ночи.

***


За несколько часов своего путешествия Том так и не увидел ни фермерского дома, ни фар приближающегося автомобиля. Несмотря на то, что на безоблачном небе светила полная луна, казалось, если не дай бог погаснет фонарик, темная бездна, окружавшая Тома, сразу же поглотит его. Последнюю четверть мили над заброшенной дорогой стояла отвратная вонь разложения, этот запах доносился с темных полей, простиравшихся по обе стороны его пути.
Луч фонарика выхватил на обочине дороги большую темную кучу, кишащую мухами. Оказалось, это гниющая туша коровы; ее горло было зверски вырвано, живот располосован и выпотрошен. Отвернувшись от гротескного зрелища, он посветил лучом вокруг. Поле было усеяно мертвыми коровами, все они были чудовищным образом разорваны на куски.
По спине побежали мурашки. Вглядываясь в темный лес на краю поля, Том понял - что бы не стояло за всем этим ужасом, оно все еще может быть где-то там. Прячется. Наблюдает. Ждет. Лучше всего было двигаться дальше.
Он снова пошел, лихорадочно размышляя. Какой фермер вот так оставит все эти гниющие трупы на поле?
Через несколько миль усталость наконец-то взяла свое. Он нашел место для отдыха и развел костер; нужно было согреться и хоть как-то разогнать тьму. Прислонив фотографию своей семьи к пустой банке из-под тушенки с чили, оставшейся после ужина, Том порылся в бумажнике и обнаружил визитную карточку. "HANCOCK SALES" и снизу его фамилия и имя. Название фирмы ни о чем ему не говорило. Затем, присмотревшись повнимательнее, он увидел в конце списка телефонов свой домашний и мобильный номер.
Ему нужно добраться до телефона. Он мог позвонить своей жене и рассказать ей, что произошло - по крайней мере, то немногое, что ему удалось выяснить. Тогда они с Дженни могли бы приехать за ним и...
Дженни! Малютка Дженни! Рэйчел и Дженни. Он посмотрел на фотографию своей семьи. На Рэйчел и малютку Дженни. На его лице появилась улыбка.
Он повторял их имена снова и снова, пока его веки не сомкнулись от усталости.

***


На рассвете, увидев вдалеке ряд телефонных столбов, Том понял, что идет в правильном направлении. Он собрал свои вещи и отправился на поиски телефона.

***


Провода от столба тянулись к расположенному на отдалении маленькому фермерскому дому. Том направился к нему по длинной и извилистой грунтовой подъездной дорожке. Абсолютная тишина этого места вызывала у него беспокойство. Где звук трактора, пашущего на близлежащих полях? Где хрюкание и поскуливание домашнего скота, требующего дневного корма? Где крики играющих детей во дворе? Ничего этого не было, только шепот ветра, дующего сквозь высокую, непокошенную траву и голые деревья.
Том понимал, что если фермерский дом заброшен, о работающем телефоне можно забыть. Но после того, как час назад он выпил последние капли воды, пополнение запасов стало его новой первоочередной целью. Хотелось надеяться, что на заднем дворе есть колонка, и в скважине еще осталась вода.
Он прошел через передний двор. Живот медленно втянулся и вжался в позвоночник. Несмотря на то, что дом выглядел достаточно обычным, когда он осторожно ступил на скрипучее крыльцо, руки начали мелко дрожать. Вытерев пот со лба, он глубоко вздохнул и постучал в дверь.
Ответа не последовало. Он постучал снова, сильнее. Немного отошел. Подождав несколько секунд, подергал дверную ручку; заперто.
На заднем дворе Том нашел колонку. Наполняя бутылку водой, он услышал приглушенный стон, донесшийся со стороны дома. Он быстро закрыл бутылку с водой и положил ее в рюкзак.
- Эй? - сказал он, слегка вздрогнув от звука собственного голоса.
После минутной тишины из дальнего окна дома донесся еще один стон.
Подойдя поближе, Том заглянул сквозь грязное стекло. По полу полз иссохший мужчина, которому было по меньшей мере восемьдесят лет. Одетый только в грязные трусы и один черный гольф, мужчина был полностью покрыт нечистотами - даже его некогда белые бакенбарды пожелтели от грязи и пота. Он протянул к Тому руку с растопыренными костлявыми пальцами и что-то пробормотал.
- Вы в порядке? - спросил Том через стекло.
Старик в каком-то смятении покачал головой и рухнул обратно на пол.
- Не бойтесь. Я войду, хорошо?
Мужчина отвернулся, невнятно что-то бормоча.
Задняя дверь была не заперта. Том вошел в дом. Внутри стояла чуть ли не кромешная тьма. Все окна были закрыты - часть плотными шторами, часть простынями и одеялами, а некоторые кусками картона, приклеенными скотчем. Солнечный свет, проникавший через открытую дверь позади Тома, подсвечивал витавшие в воздухе тяжелые частицы пыли. Помещение выглядело так, словно по нему пронесся циклон; все было перевернуто вверх дном. Сам пол был едва виден из-за беспорядочно валявшегося повсюду хлама. В комнате воняло потом, фекалиями и мочой.
Отсюда небольшой коридор вел в комнату, где находился старик. В дверном проеме валялось перевернутое инвалидное кресло. Том включил фонарик. Осторожно обходя кучи мусора, он подошел к мужчине и опустился рядом с ним на колени.
Комната была погружена во тьму; старик успел задернуть шторы.
- Вы в порядке? - спросил Том, игнорируя очевидное.
Мужчина покачал головой. Из наполненных мокротой легких послышались влажные хрипы. Старик изо всех сил пытался надеть второй черный гольф.
- Ты можешь... вытащить... меня... отсюда?
- Да. Конечно, - сказал Том и стал пытаться надеть гольф на частично ампутированную, грязную ногу мужчины. - Ваш телефон работает? Хотите, я вызову врача?
Он знал, кому позвонит сразу после того, как попросит о помощи.
Старик покачал головой.
- Линия отключена. Мне не нужна помощь. Просто хочу... выбраться из этой комнаты.
Натянув гольф, Том посветил фонариком на тело мужчины. Оно было покрыто странными круглыми кровоподтеками: два синяка в форме полумесяца, сверху две колотые ранки, снизу одна.
- Что случилось? - cпросил Том, указав на повреждения.
Старик покачал головой, испытывая одновременно и страх, и смятение.
Где-то снаружи комнаты раздался глухой громкий стук, сопровождающийся звоном бьющегося стекла.
Они оба одновременно повернулись в направлении шума.
- О, боже... - задрожав, прошептал старик. - Ты разбудил ее...
Шаркающей походкой кто-то приближался к ним по коридору.
Волосы на шее Тома зашевелились. Он направил луч фонарика на темный открытый дверной проем и стал ждать.
- Кто? Кто идет? - oн снова направил свет на старика. Глаза мужчины были так сильно зажмурены, что дорожки от слез прерывались на середине лица. - Кто идет, черт возьми!?
Из-за спины, из темного дверного проема донеслось жуткое хихиканье. Том резко повернулся на звук, но в луче фонарика успел заметить лишь размытое пятно, нечто молниеносно бросилось на него. Удар сбил Тома с ног. Он приземлился плашмя на спину. Фонарик вылетел из рук.
Нападавший прыгнул на него, усевшись на грудь. Скелетообразные руки сомкнулись вокруг горла, пальцы впились в плоть. Том схватился за костлявые большие пальцы и с хрустом разогнул их, освободившись от хватки. Оторвав от горла иссохшие руки, он наполовину выполз из-под нападавшего. Одной ногой отодвинув его, другой ногой Том изо всех сил ударил того в живот. Нападавший отлетел назад, ударился о стену и с глухим стуком грохнулся на пол.
Том вскочил на ноги, выхватывая пистолет из-за пояса. Он прицелился в фигуру, скорчившуюся в темном углу; из гущи теней доносилось тяжелое дыхание и свистящие хрипы. Ногой повернув фонарик, Том направил луч в темноту.
Стоя на четвереньках, в углу съежилась бледная старуха. От яркого света она зашипела и прикрыла глаза рукой. Она была такой же грязной, как и старик, но в миллион раз более безумной. Совершенно невменяемой. Как у рыбы, вытащенной из воды, ее зияющая пасть открывалась и закрывалась, обнажая больные десны с гнилыми остатками двух зубов сверху и одного снизу, идеально сочетающимися со следами, покрывавшими тело старика.
- Не вздумай, блядь, двигаться, сука! - неожиданно для самого себя выпалил Том, одновременно взводя большим пальцем курок пистолета.
Что он делает? Конечно, она была сумасшедшей, но теперь уже вряд ли представляла собой какую-либо угрозу. И все же его палец крепко сжимал спусковой крючок. Он закрыл один глаз и навел прицел на центр ее морщинистого лба.
Где-то в глубине его сознания голос требовал нажать на чертов спусковой крючок, приказывал пальцу надавить еще сильнее.
- Нет! - закричал старик. - Не смей стрелять в мамулю!
Том ахнул и поднял пистолет стволом вверх.
Старик пополз к своей жене, его костлявые колени и локти громко стучали по дереву. Парочка обнялась.
Когда старик крепко сжал женщину, она укусила его за руку, по-видимому рассчитывая прокусить дряблую поверхность морщинистой кожи старика одним из трех оставшихся деформированных зубов. Мужчина посмотрел на Тома.
- Убирайся, сейчас же! - закричал старик. - Ты мне больше не нужен!

***


Пошатываясь, совершенно сбитый с толку развернувшимся в доме шоу уродов, Том пересек передний двор и ускорив шаг, помчался обратно на главную дорогу.
Ужас от такого явного желания убить старуху заставлял его двигаться еще быстрее, уводя от дома как можно дальше. Где-то через милю быстрого шага стало просто невыносимо колоть в боку. От боли Том упал на колени, начались бесплодные позывы на рвоту.
Когда ему удалось отдышаться, он вытер слюну со рта и продолжил путь, молясь, чтобы ему встретился кто-нибудь, кто смог бы спасти его из этого безумного чистилища.

***


После полуночи Том нашел рядом с дорогой место для ночевки. Сбросил рюкзак на землю и уже собирался прилечь, когда услышал детский смех, доносящийся из вдалеке темнеющей чащи леса.
Подбежав к краю леса, Том стал вглядываться в темноту, с надеждой увидеть огни в домах или на худой конец костер. Так ничего и не увидев, стараясь не шуметь, он вошел в лес, пытаясь по звуку определить точное местоположение детей.
- Раз. Два. Три. Четыре... - эхом разнесся мальчишеский голос.
Том бросился на звук голоса, пока счет продолжался.
- ...Восемнадцать, девятнадцать, двадцать! Спрятался ты или нет, все равно иду искать!
Том, спотыкаясь, выбежал на поляну и увидел мальчика - не старше восьми лет, в грязных лохмотьях, - скорчившегося в тенях у основания дерева. Включив фонарик, Том случайно осветил бледное, изможденное лицо ребенка. Мальчик прикрыл глаза.
Рука Тома задрожала.
Пистолет. Воспользуйся пистолетом! - закричал голос в его голове. - Пристрели маленького ублюдка!
К счастью, его рука воспротивилась требованию разума. Стараясь очистить свой мозг от таких ужасных мыслей, Том притушил свет.
- Привет, - сказал он, через силу улыбнувшись.
Мальчик опустил руки и подозрительно посмотрел на него.
- Ты живешь где-то рядом?
Мальчик кивнул.
- Я попал в аварию. Мне нужно позвать на помощь. У твоей мамы или папы есть телефон, которым я могу воспользоваться?
Еще один кивок.
- Ты можешь отвести меня к ним?
Позади раздался крик. От неожиданности Том подпрыгнул и чуть не выронил фонарик. Обернувшись, он увидел стоящую молодую девушку. Она тоже была бледной и изможденной, одежда и тело также были покрыты грязью.
- Логан! Иди сюда! Отойди от него! - сказала девушка.
Мальчишка метнулся к ней мимо Тома.
- Подожди! Подожди. Я не причиню тебе вреда, - запричитал Том, молясь, чтобы эти слова не были ложью.
Девушка схватила мальчика за руку.
- Беги... и не оглядывайся, - прошептала она ему, не отводя взгляда от Тома.
Мальчик кивнул.
Они растворились в темноте, убегая прочь от него.
Том бросился в погоню.
- Подождите! Подождите! Мне нужна помощь!
Дети были быстрее и проворнее Тома. Он отставал, спотыкаясь и чуть не падая на неровной земле.
- Папа! Папа! Он здесь!!! - кричала девушка, ее крики эхом разносились по лесу. - Он здеееесь!
Том поскользнулся и упал, тяжелый объемный рюкзак придавил его к земле. Он попытался подняться на ноги, но рюкзак сдвинулся, повалив его на бок.
Снова забурлила ярость. Наконец-то встав на колени, Том вытянул пистолет из-за пояса и направил его в направлении убегающих детей. Если он сделает несколько выстрелов, даже в слепую, то, возможно, сможет ранить их, а затем найти и прикончить.
Если они улизнут, то приведут других. Стреляй в них! Убей их, СЕЙЧАС ЖЕ!
Не дожидаясь, когда его палец нажмет на курок, Том бросил пистолет и впился ногтями себе в лицо, пытаясь остановить отвратительные мысли, роившиеся внутри черепной коробки. Что-то в его мозгу, судя по всему, было повреждено в результате аварии, раз он стал таким чудовищем. Ему нужна помощь, прежде чем он потеряет контроль и уступит подобным жутким приказам.
Постепенно крики девушки затихли вдали. Том решил, раз он сам не может найти себе помощь, пусть тогда, помоги Господи, помощь сама придет к нему.
- Ну и ладно! Скажите им, где я!! Скажите им, что мне нужна помощь! - закричал он, рухнув на землю. - Помогите! Помогите!! ПОМОГИТЕ!!!
Услышав отдаленный рев двигателя, Том поднял голову и увидел сквозь деревья приближающиеся фары. С трудом поднявшись на ноги, Том подобрал пистолет и выбрался на просеку.
По дороге, насквозь рассекающую лес, неслась машина. Взвизгнули тормоза. Останавливаясь, шины заскользили по гравию, поднимая тучи пыли.
Том в приветственном жесте поднял руку и прищурился, пытаясь хоть что-то увидеть за слепящим светом фар. Он смог разглядеть большой пикап, в кузове которого стояло множество людей. Вспыхнул прожектор, яркий луч ударил в лицо. Том прикрыл глаза ладонью, глядя сквозь щель между пальцами.
Призрачные фигуры спрыгнули с кузова машины, под ногами громко захрустел гравий.
- Эй? - окликнул их Том.
Ответа не последовало.
- Мне... мне нужна помощь. Я попал в аварию.
По-прежнему никакого ответа.
Внутри у Тома все сжалось. То, что он мог видеть за пределами слепящего света, больше походило на толпу линчевателей, чем на спасательный отряд. Мысли снова завертелись вокруг пистолета за поясом.
Воспользуйся им, - прошептал голос. - Убей их всех, черт тебя дери!
- Пожалуйста. Пожалуйста, помогите мне. Мне нужно позвонить жене. Я попал в аварию.
В ответ - полная тишина, если не считать тарахтение двигателя и рокота глушителя грузовика.
Том убрал руку от лица и осторожно переместил ее поближе к пистолету.
- Клянусь богом, это он, - с благоговением произнес чей-то голос.
По толпе пронесся общий вздох, за которым последовало неразборчивое перешептывание.
Том застыл, ожидая, что кто-нибудь - кто угодно - объяснит ему, что, черт возьми, происходит. Откуда они его знают?
Темные фигуры разошлись, по трое обходя грузовик с обеих сторон.
Затем кто-то очень низким голосом прокричал:
- Взять его!
Грузовик рванулся вперед, почти две тонны ревущего двигателя и металла захватили все внимание Тома. Воспользовавшись этим отвлекающим маневром, шесть фигур бросились на него. Том без колебаний потянулся за пистолетом. Теперь это был чистый инстинкт. Что-то возвращалось - ярость, воспламеняющая мозг...
Их восемь. В обойме всего шесть патронов. Шестерым по одному выстрелу в голову. Если не будет времени на перезарядку, обезглавлю водителя и пассажира охотничьим ножом из рюкзака!
Но они мгновенно набросились на него, прижав к земле прежде, чем он успел выхватить пистолет, и обрушили град сокрушительных ударов по его голове и телу. Последнее, что он услышал, прежде чем тьма поглотила его, были слова мужчины с глубоким - и теперь уже немного знакомым - голосом:
- Добро пожаловать обратно, больной сукин сын!

***


Избитый, изувеченный, Том проснулся привязанным к кровати кожаными ремнями. В комнате было темно. Пульсирующая боль в голове усиливалась с каждым ударом бешено колотящегося сердца. Неподвижно лежа, Том ждал, когда глаза привыкнут к темноте.
Спальня. Все знакомо. Даже запах. Дверь в комнату закрыта.
- Рэйчел?!
Что вынудило его назвать ее имя?
- Кто-нибудь? Помогите мне!
Ручка повернулась. Скрипнули петли. Дверь открылась. Том с трудом приподнял голову, оглянулся. Дверь медленно остановилась, распахнутая настежь. В проеме никого не было.
Он услышал монотонный глухой стук, движущийся в сторону кровати. Кто-то полз по полу. По мере того, как звуки приближались, над деревянным краем изножья Том вскользь видел светлые волосы, покачивающиеся из стороны в сторону. От крысоподобного звука когтей, скребущих по половицам при каждом скользящем перемещении, по спине пробегал леденящий холодок. Приподнявшись, Том наклонился к краю кровати (насколько позволяли путы) и посмотрел вниз.
Там никого не было.
Наклонившись на другую сторону кровати, Том отпрянул от неожиданности, увидев крошечное мрачное личико всего в нескольких дюймах от своего собственного лица. Страх сменился облегчением.
- Дженни? Боже мой... Дженни...
Дженни взглянула на открытую дверь, затем приложила крошечный пальчик к губам.
- Тссс, папочка. Ты должен вести себя тихо.
"Папочка", сорвавшееся с ее губ, мгновенно пробудило его воспоминания. Господи! Ее несчастное лицо... взгляд остекленевших глаз... шепот "папочка". Он держал ее на руках... Она была больна... и такая холодная...
- Дженни! - закричала женщина с другого конца комнаты.
Том вздрогнул от неожиданности.
Воспоминания внезапно прервались. Отец и дочь посмотрели на женщину в дверях.
- Отойди от папочки. Он... болен.
Дженни заползла в угол темной комнаты, позволив теням полностью поглотить себя. Его жена медленно присела рядом с Томом на край кровати.
- Рэйчел?
Его рука приподнялась, пытаясь прикоснуться к ней, но еще до того, как ремни смогли помешать этому, она отпрянула, будто его прикосновение могло быть ядовитым. Ее реакция нанесла сокрушительный удар по его чувствам.
- Все в порядке? - спросил тот же ну очень знакомый глубокий голос.
Том поднял голову и увидел черный силуэт крупного, мускулистого мужчины, стоящего в дверном проеме.
Рэйчел кивнула.
- Тогда поторопись. Пока я не передумал насчет этого сукиного сына.
Мужчина тяжело вздохнул и ушел.
Рэйчел снова повернулась к мужу.
- Мы знаем, что ты сделал. И всегда знали, что ты вернешься за нами.
- Я... я попал в аварию. Ударился головой. Я... не помню... некоторых вещей...
Рэйчел захохотала, от ее холодного дыхания пахло гнилью.
Том взглянул на Дженни в темном углу.
- С ней все в порядке? Я помню, она была... больна.
Рэйчел махнула Дженни рукой, подзывая к себе. Девочка медленно приблизилась, остановившись рядом с матерью, но вне досягаемости папы.
- С ней все в порядке. Видишь?
В этом и была проблема. Он не мог видеть. Не в темноте.
- Включи свет, пожалуйста. Мне нужно увидеть вас, ребятки.
Рэйчел приложила палец к его губам, заставляя замолчать. Том вздрогнул, не ожидал, что ее плоть окажется такой... холодной.
- Пора спать, - прошептала она. - Когда проснешься, ты поймешь, как был неправ. В конце концов ты поймешь, что это дар, а не проклятие.
Она наклонилась и поцеловала его ледяными губами, затем на несколько дюймов отстранилась, пристально глядя ему в глаза. Дженни положила обе руки на папочкино запястье; даже такое легкое прикосновение было очень холодным.
- Мы будем во дворе с остальными. Приходи к нам, когда проснешься.
Он добродушно улыбнулся, в недоумении качая головой.
Рэйчел ощерилась.
- Просто знай, ты прощен и, что более важно, принят.
- Но, я не...
Из глоток его жены и дочери вырвалось низкое, гортанное рычание. Рэйчел стремительно метнулась к его шее, разорвав яремную вену, а Дженни вгрызлась в его запястье.
Спина Тома выгнулась дугой; адская боль пронзила мозг. Это была искра, распалившая огненный шторм, который испепелил барьер, блокировавший воспоминания. Как только он распался, картинки из памяти выплеснулись наружу...
Сообщения в новостях... пандемия... последовавший хаос... смерть жены и дочери... Тед, его сосед, своим глубоким, властным голосом приказывающий ему сжечь их тела... вместо этого он тайно их хоронит... уезжает из города... наблюдает, как рушится мир... осознает, что он - последний... мысли о самоубийстве...
Их пробуждение...
Безумие...
Видения... голоса, приказывающие ему остановить эволюцию... повод жить дальше... миссия.
Охотится на них... Убивает всех, кого может найти... отмечает свои успехи крестиками на картах... прокладывает путь домой... получает возможность подарить Дженни и Рэйчел вечный покой, как велят ему голоса...
Олень на дороге... авария... искромсанные коровы в поле... чета стариков... дети, играющие ночью в прятки...
Его мысли вернулись к чете стариков.
Я не последний!
Старик... он все еще был жив. Там могли быть и другие. Выжившие. Как Том.
Нет. Не такие, как он. Больше нет.
Он чувствовал холод. Пустоту. Ему не нужен их подарок. У него своя миссия.
Черт бы их побрал!
У него своя миссия.

***


Он проснулся с адским пламенем, разрывающим череп изнутри и воспламеняющим каждый нерв в его теле. Спустя некоторое время боль утихла. Он лежал, хватая ртом воздух.
Затем почувствовал нечто. Бегущее по его венам. Желудок сжался от отвращения.
Черт бы их побрал.
Он вскинул руки, освобождаясь от пут. Ноги взлетели над кроватью и с громким стуком опустились на деревянный пол. Он оглядел комнату. Понюхал воздух.
Они были близко. Очень близко.
Они даже не подозревали, какую ошибку совершили.
У него по-прежнему есть миссия. Но только к Рэйчел и Дженни он проявит милосердие, они этого достойны. Остальным так не повезет.
Выходя из комнаты, Том четко понимал, что отныне должен быть крайне осторожен. Там были выжившие, точно такие же, как...
Точно такие же, каким он был раньше.
Люди будут охотиться за ним, несмотря на то, что он собирается сражаться на их стороне. Он возродился как враг человечества.
Том увидел топор, лежащий на полу в коридоре. Подошел к нему. Опустившись на колени, схватил его своими мраморного цвета руками и оценил остроту лезвия.
Да, сойдет.
По крайней мере до тех пор, пока он не вернется к грузовику за своим арсеналом.
Он медленно поднялся и последовал по их запаху во двор... продолжать делать то, что приказывали голоса в его голове.

Примечание автора


Спустя какое-то время после прочтения нашумевшего романа Ричарда Матесона "Я - легенда" меня неожиданно посетила необычная мысль... а что, если Роберт Невилл, главный герой, во время одной из своих вылазок внезапно потеряет память. Как он до захода солнца будет возвращаться домой?

Просмотров: 174 | Теги: Cavalcade of Terror, Мэтт Куртц, Игорь Шестак, Monkey's Box of Horrors, рассказы

Читайте также

    Несясь по проселочной дороге на день рождения сына, Хэнк сбивает человека. И вместо того, чтобы убежать, пытается помочь бедняге. Вот только человек, которого он сбил, не один......

    У всех бывают ссоры с родителями, но иногда один бессмысленный спор может заставить ребенка убежать из дома. Чтобы отомстить матери, наш герой решает провести ночь в лесу... и встретиться лицом к лицу...

    В ночь на Хэллоуин Уилла наконец-то сбегает от своего ненавистного мужа-гангстера, прихватив всю семейную наличку. Спеша в аэропорт на своей машине, она вылетает в кювет, проезжая через округ Андерсон...

    В моем шкафу сидит чудовище! Любой человек на планете слышал эти фразы, выкрикиваемые испуганными детьми, пытающимися заснуть. Единственный выход - спать со своими родителями, ведь они - наши защитник...

Всего комментариев: 0
avatar