Авторы



Вечер понедельника, размеренный просмотр телевизора вместе с женой и котами. И вдруг в дверь начинает барабанить молоденькая соседка за которой гонится маньяк. Что делать? Сказать, что никого нет дома? Впустить девушку и затаиться? Вступить с маньяком в схватку? Или...





Именно в понедельник вечером кое-кто пытался нас убить, и именно в понедельник вечером не нашлось ничего заслуживающего внимания ни на одном из сотен телеканалов, которые кабельная компания транслировала в нашу гостиную за гораздо большие деньги, чем это того стоило. То же самое можно было сказать и о любом другом вечере, но в отношении данного – унылого и тоскливого понедельника в конце марта - в особенности. Часом ранее моя жена Луиза предложила включить Netflix, и мы некоторое время перелистывали заголовки, прежде чем принять решение остановиться на эпизоде «Макмиллан и жена». Его просмотром мы и занимались в районе 10:40, имея в своем распоряжении все эти многочисленные телеканалы и технологии, и все-таки вперившись в шоу, которое было отменено более чем за два десятилетия до того, как кто-то услышал об электронной почте.
Мы чувствовали себя комфортно, сидя на разных концах кушетки, с двумя кошками Бадди и Салли, вытянувшимися посередине. Стояла теплая ночь, и мы отворили входную дверь с закрытой и запертой защитной сеткой. Я восстанавливался после операции по замене коленной чашечки, и моя правая нога покоилась на табуретке перед диваном, а трость стояла прислоненной к столу. Впереди предстояла еще одна неделя, когда я должен был сидеть дома, периодически посещая лечебную физкультуру, прежде чем смогу вернуться к работе водителя продуктовой фуры - делу, которым я занимался в течение последних шестнадцати лет.
Когда по телевизору Рок Хадсон и Сьюзен Сент-Джеймс перекидывались глубокомысленными шуточками в своей постели, перед домом раздался пронзительный крик.
Мы с Луизой обменялись взглядами, а Салли вскочила с дивана и поспешила по коридору, что она всегда делала, если ей казалось, что кто-то приближается ко входу. Бадди поднял голову и сонно моргнул, оглядываясь по сторонам. Я встал на ноги, взял трость со своего места у стола и подошел к открытой двери.
Собственно говоря, крики не являлись какими-то необычными звуками в нашем районе. На улице жило множество детей и подростков, и иногда они шумели даже по ночам. Я выглянул через защитную сетку.
За крыльцом наша лужайка уходила к тротуару рядом круглых ступенчатых камней, которые шли через центр газона к крыльцу. По этой дорожке, вытянув одну руку, а другой прижимая к груди свою чихуахуа Перси, бежала наша новая соседка Эмбер из дома напротив, одинокая медсестра лет под тридцать, переехавшая сюда несколько месяцев назад. Сзади ее настигал худой юноша лет двадцати, размахивающий руками и кричащий на нее. Когда Эмбер попала в свет фонарика на крыльце, я увидел, что уголки ее рта сдвинуты назад в отчаянии, а щеки блестят от слез.
Затем, в одно мгновение, они оба оказались на нашем крыльце, прямо за дверью, и Эмбер простонала:
- Пожалуйста, впустите, пожалуйста, впустите, - в то время как молодой человек закричал:
- Ты делаешь это, и это надо прекратить, ты слышишь меня, это надо прекратить, мать твою!
Я повесил трость на внутреннюю дверную ручку и потянулся к замку защитной сетки, намереваясь открыть его, чтобы впустить Эмбер, однако юноша ударил по сетке кулаком и закричал, обращаясь ко мне:
- Ты что, чувак, не видишь, что она вытворяет? - eще один удар. - Ты что, блядь, не видишь это?
На мгновение я оцепенел, и еще одно мгновение мне потребовалось, чтобы разглядеть его глаза. Это были глаза пойманного в ловушку зверя. Лишь только увидев их, я понял, что передо мной метамфетаминовый наркоман, коих я достаточно повидал, работая дальнобойщиком. Большинство “ящериц”, работавших вдоль трассы I-5, погрязли в метамфетамине и занимались своим ремеслом только для того, чтобы иметь возможность купить наркотик. У них у всех была одинаковая наружность – тощее телосложение, бледная кожа, такое же отчаяние в глазах, такие же гнойники на лице, что и у парня, кричащего на меня сквозь защитную сетку.
Мне сразу расхотелось открывать замок, так как юноша находился прямо там, за сеткой, загораживая дорогу Эмбер, теперь обращенной спиной к соседней стене. Я мог бы впустить в дом ее, но что если я не смогу не впустить его? Меня словно парализовало.
Я повернулся и увидел, как Бадди взлетает с дивана и исчезает в глубине коридора. Луиза направлялась ко мне, и я сказал:
- Позвони 911. Вызови полицию.
- Кто там?
- Не знаю, просто позвони, пожалуйста.
Я специально говорил тихо, чтобы Луиза правильно оценила ситуацию, что что-то происходило не так, и поторопилась к телефону.
Во время моего разговора с Луизой, безумец на крыльце заорал во весь голос.
- Этот район проклят! Он проклят на хуй, как ты не понимаешь? И ты все об этом знаешь! - крикнул он в лицо Эмбер. - Ведь это ты делаешь, не так ли? Ты делаешь это!
Его правая рука взлетела подобно атакующей кобре и обрушилась на лицо Эмбер, припечатав ее голову к стене. Перси взвизгнул, и перекувырнулся в воздухе. Я видел, как он упал на лужайку и побежал к дому. Резкий звук и кульбит собачки испугали парня и заставили его отшатнуться от ступеньки.
Воспользовавшись моментом, я отворил замок, приоткрыл дверь левой рукой и, просунув правую руку, схватил Эмбер чуть ниже плеча. Я потянул, но она и сама, практически без моей помощи, проскользнула в узкий проем. При попытке запереть защитную сетку нападающий схватил с обратной стороны ручку двери и начал тянуть ее к себе с воплями:
- Впусти меня, черт возьми, мне нужен этот дом, мне нужен этот дом в качестве базы, ты что, блядь, не въезжаешь, мужик, весь этот район будет проклят!
Я вцепился в ручку двери обеими руками и потянул.
Эмбер схватила меня за плечо и впилась в кожу ногтями, повторяя:
- Не впускай его, Гарри, не впускай его!
Я слышал, как позади нее Луиза приглушенно говорит по телефону.
По другую сторону двери тощий парень со светлыми коротко стриженными волосами тянул на себя ручку обеими руками, ощерив кривые зубы в крике:
- Она сейчас это делает с тобой, мужик, ты что, не видишь? Она управляет твоими вибрациями, и когда я войду, то убью тебя на хуй за то, что ты ей помогаешь. Слышишь, ублюдок, я убью тебя на хуй!
Все замерло в эту секунду, само время, воздух вокруг меня, сердце, все, кроме способности мыслить, и в этот застывший, долгий момент, когда все доносящиеся звуки заглушало биение пульса в моей голове, я бросил взгляд через сетку на безумное и отчаянное лицо незнакомца и понял, что жизнь изменилась довольно внезапно и неожиданно, в одно мгновение. Это был уже не унылый и тоскливый понедельник в конце марта, когда нечего смотреть по телевизору, сейчас передо мной находился сумасшедший наркоман, угрожавший разделаться со мной, едва только он окажется по эту сторону двери, и все, что имело значение в данный момент, все, что имело значение в жизни, в мире, во вселенной – это моя способность удержать его снаружи, чтобы он не убил всех нас.
Уперев в стену правую ногу и не обращая внимания на боль в колене, я затворил дверь, повернул замок и, отпустив ручку, чуть не упал.
Он ударил кулаком по сетке и закричал от бессильной ярости. Я закрыл входную дверь и запер ее на замок, после чего повернулся к Луизе и Эмбер.
Сердце заходилось в груди так, словно собиралось разорваться на куски, а ноги ощущались будто сделанными из макаронин, с трудом удерживающих меня в вертикальном положении.
- Полиция уже едет, - сказала Луиза дрожащим голосом, все еще прижимая к уху телефонную трубку. Затем она приглушенно продолжила разговор с диспетчером. - Он все еще на крыльце, кричит и угрожает нам.
Я подошел к ней и обнял за плечи, затем повернулся к Эмбер и спросил:
- Ты знаешь этого парня?
Она уверенно покачала головой.
- Нет, я никогда не видела его раньше. Я спустился к «Квики Март», чтобы купить сигареты, а он уже находился там. Он пошел за мной и попытался проникнуть в мой дом. А затем он ударил меня, и я побежала сюда, потому что не знала, что еще делать. - Все ее тело дрожало, слезы текли из глаз, а из небольшого пореза на губе капала кровь. - Надеюсь, с Перси все в порядке.
- Он побежал домой, - сказал я. - Уверен, что с ним все нормально.
Мы все дрожали, а Луиза и Эмбер выглядели ошеломленными и какими-то потерянными.
- Нет, они еще не приехали, - сказала Луиза в телефонную трубку.
Незнакомец снаружи продолжал бубнить свою ахинею.
- Она блядская ведьма! Она не человек! Она – само зло, и она проклянет весь этот чертов район! Она собиралась убить меня, и для этого привела меня к себе домой! Она собиралась принести меня на хуй в жертву! В ебаном ритуале! Ее необходимо остановить, и, слышишь, я покончу с ней! Я войду внутрь и убью ее на хуй, а также любого, кто попытается помешать мне!
Плечи Эмбер задрожали от приглушенных рыданий, и она прошептала:
- Пусть он замолчит.
И он, действительно, замолчал. Крики безумца прекратились, после чего воцарилась оглушительная тревожная тишина. Мы втроем стояли в гостиной, глядя друг на друга, слушая и ожидая. Я собирался сказать, что, возможно, незнакомец ушел, но прежде чем успел что-то произнести, все буквально подпрыгнули от раздавшегося резкого звука, похожего на взрыв. Мы с Луизой посмотрели направо и увидели, как что-то вдребезги разнесло окно над нашим обеденным столом, с глухим стуком ударившись о кухонный пол.
Я махнул Луизе и Эмбер, чтобы они бежали по коридору в дальнюю часть жилища, а сам в отчаянии подумал о том, где бы мне найти оружие. На протяжении многих лет я заводил разговоры о покупке пистолета, но каждый раз Луиза заявляла, что она абсолютно не хочет держать его в доме. На этом обсуждение данной темы и заканчивалось.
Все ножи хранились на кухне, теперь усеянной битым стеклом, а на ногах у меня были одеты только легкие тапочки.
- Ты что, не понимаешь, что эта сука пыталась меня убить? - раздался злобный крик за окном. - Она управляла моими вибрациями и собиралась принести меня в жертву, после чего выпить мою ебаную кровь!
Я видел, как его пальцы щупали осколки стекла, торчащие, как клыки, по краям рамы, в поисках места, чтобы ухватиться. Похоже, незнакомец стоял на стуле за окном, протягивая руку к растениям, выстроенным в горшках на полке прямо под нижним краем. И, казалось, он имел твердое намерение попасть внутрь.
- Они метят свою блядскую территорию, эти люди, и она пометит этот район как свое владение, а ты помогаешь ей, ублюдок!
Окружающая меня реальность, казалось, замедлилась до скорости черепахи, в то время, как все то, что находилось внутри, двигалось с ошеломляющим ритмом, готовым разорвать меня на куски. Мой взгляд дико метался по гостиной в поисках оружия и, наконец остановился на Киллдаггере.
Он, конечно, выглядел пугающим, даже смертельно опасным, с изогнутыми шипами, выходящими из нижней части рукоятки, выполненной в виде крыла летучей мыши, сделанной из пеутера и покрытой выгравированной чешуёй, а также обоюдоострым стальным лезвием, выходящим из трех длинных костистых когтей, которые, казалось, сжимают его. Однако, Киллдаггер был слишком тяжелым и громоздким, а кроме того, он никогда не предназначался для использования в качестве оружия.
Я обожаю читать, преимущественно фэнтези и научную фантастику, и в особенности книги Эрика Шпиндлера из цикла «Сказания странника», о блуждающем среди других измерений воине, чьим любимым оружием был отравленный клинок, называющийся Киллдаггер. Мой сын, перенявший любовь к чтению, знал, как мне нравятся подобные вещи, и на последний день рождения - пятьдесят четвертый, да, я уже не молод, я знаю - он выложил неимоверную сумму денег за дорогой, привлекательной, но практически бесполезный макет Киллдаггера, теперь угрожающе громоздящийся в витрине над камином.
Это было все, что я имел.
Когда я бросился к камину, мое колено не ощущало боли, и я даже не хромал, потому что единственное, что я чувствовал, был струящийся по венам адреналин. Я схватил клинок с подставки, сорвал пластиковые защитные полоски с обоих краев лезвия и поспешил к окну над обеденным столом.
Взглянув налево на кухню, я увидел зазубренные стеклянные осколки и их сверкающие крошки, разбросанные по всему полу, а также измазанный грязью кирпич у стены возле миски с водой для кошек. Пару месяцев назад Луиза приспособила несколько кирпичей для подпорки доски на краю газона, защищающей крыльцо от попадания капель воды из системы орошения во время полива. Я пытался придумать какой-нибудь другой способ защиты, но доска оказалась настолько эффективной, что вскоре я пришел к выводу, что лучше оставить все, как есть, и забыл об этом. Сказать по правде, я никогда особо не интересовался обустройством двора – это были владения Луизы. Чего не скажешь о кухне.
Все это прошелестело в моей голове, когда я подошел к краю окна. Правой рукой я поднял тяжелый клинок и замер в ожидании.
- Мне нужен этот блядский дом! Мне нужна база! Мне нужна помощь, чувак, гребаная помощь! - oн продолжал нести свою околесицу, в то время, как сначала его левая рука, тощая и бледная, уже покрытая темными струпьями, показалась из окна над острыми торчащими вверх клыками стекла, а за ней последовала и правая.
Я раздвинул ноги и слегка пригнулся, по-прежнему не ощущая боли в колене, после чего размахнулся Киллдаггером и изо всех сил вонзил острый стальной наконечник в нижнюю часть тощей, бледной руки незнакомца.
Парень одернул руки назад и заголосил, как ребенок, как маленькая девочка, высоко и пронзительно.
- Блядь, чувак, какого хууууя!
Он ожесточенно пнул стул, но поскольку это был тяжелый деревянный стул, незнакомец закричал, как будто от боли. Хотя, учитывая его состояние, трудно было сказать наверняка.
Моя правая рука так крепко сжимала клинок, что я засомневался, смогу ли я когда-нибудь снова ее расслабить. Разумеется, если я раньше не умру от разрыва сердца, вероятность чего казалась весьма серьезной, судя по хаотичным звукам отбойного молотка, бухающего в груди.
Псих-вопилка все еще маячил снаружи, однако отошел от окна. Я повернулся, пытаясь по голосу вычислить его местонахождение. Он остался на крыльце, но миновал входную дверь и приблизился к окну гостиной. Вертикальные жалюзи были опущены, смыкаясь над двумя клубными стульями и небольшим стеклянным столиком. Окно было с двойной рамой.
Крича что-то о сатанистах и их ритуалах, он долбанул по окну рядом с собой. Прочное стекло смягчило его первый удар, вызвавший только трещину на внешней панели, однако второй достиг своей цели. Я ждал третьего удара, но его не последовало. Вместо этого разглагольствования парня стали еще громче, а сам он вернулся на мою сторону крыльца.
Сукин сын хочет получить еще, подумал я, поворачиваясь к окну и выбирая положение, чтобы вновь воспользоваться своим оружием. Я почти задыхался и сознательно пытался замедлить дыхание, чтобы успокоиться.
- Она ебашит мои вибрации, и я должен прекратить это, ты слышишь меня, ублюдок? И я убью тебя за то, что ты ей помогаешь!
Он пнул осколки в нижней части окна и снова наклонился, вытянув вперед окровавленные руки.
Я опять взмахнул клинком и воткнул лезвие в его предплечье с той же стороны. Парень взвизгнул и снова отступил, но на этот раз не очень далеко. Он положил свои окровавленные руки на край оконной рамы, наклонился, демонстрируя отвратительную усмешку, и зарычал – да, да, это было именно рычание, из которого формировались слова, будто их пытался произнести говорящий волк или кто-то вроде него. На секунду мне даже показалось, что вот сейчас незнакомец обрастет шерстью и выпустит клыки. Итак, он зарычал:
- Я убью вас всех, ублюдок.
Сначала попробуй попасть сюда, рассеянно подумал я и снова ударил клинком. На этот раз лезвие вошло в его левую щеку. Сейчас я уже бил не так сильно, как до этого по руке, и острию моего декоративного оружия было достаточно трудно пробить кожу на лице. Парень закричал и отпрянул от окна, закрыв лицо обеими руками.
Сзади со двора раздалось несколько голосов. Потасовка привлекла внимание соседей, и теперь они вышли из жилищ и кричали на незнакомца. Два мужских голоса требовали, чтобы он отошел от окна и оставил наш дом в покое. К ним присоединился третий голос, глубокий и зычный, угрожающий расправиться с агрессором, если тот не отстанет от нас.
Я узнал два голоса - сосед слева, Ник, и сосед справа, Фред, - однако третий голос казался незнакомым. Тем не менее, я был рад их слышать, надеясь, что они отвлекут безумца до приезда полиции.
Незнакомец проигнорировал крики соседей и внезапно перемахнул со стула на крыльце через окно, с грохотом приземлившись лицом вниз на стеклянный стол.
Он проник, он проник, он проник, думал я, уставившись на его тело, распластавшееся на обеденном столе, в то время, как мыски потрепанных кроссовок парня цеплялись за край окна. Он прижал обе свои окровавленные руки к столу и начал подниматься, хрустя осколками битого стекла.
Я знал, что, если он встанет, у меня будут большие проблемы. Поэтому я не тратил время на раздумья, а просто действовал.
Сжимая Киллдаггер обеими руками, я занес его высоко над головой, а затем с силой обрушил вниз. Лезвие ударило по кости, затем вошло в плоть сумасшедшего, погрузившись в его спину, передав через клинок в руки совершенно тошнотворное ощущение.
Руки парня сжались, и тело опять упало на стол, сопровождаемое гортанным воплем, который, казалось, продолжался вечно. На мгновение я застыл с напряженными во всем теле мышцами, расставленными ногами и обеими руками, обхватывающими рукоять клинка, по самые когти вонзенного в спину незнакомца.
Мой взгляд не отрывался от распростертой на столе фигуры, однако боковым зрением я отметил сине-красные огни полицейской машины, мерцающие на темной улице перед домом.
Внезапно незнакомец резко поднялся на обе руки, и, когда он встал на колени, я вытащил клинок из его спины и отошел от стола. Парень поставил на столешницу сначала одну ногу, затем другую, повернулся ко мне на корточках, а затем внезапно бросился на меня, вытянув вперед окровавленные руки.
По-прежнему держа Киллдаггер обеими руками, я поднял его вверх и вонзил лезвие незнакомцу в живот. Он рухнул, как подкошенный. Его вырвало, и капли блевотины брызнули на мои штаны. Клинок выскочил у меня из рук и упал на пол вместе с парнем. Я быстро оттолкнул его ногой в сторону и отступил, чтобы быть вне зоны досягаемости безумца.
Но он больше не двигался. Я постоял еще мгновение - дольше, чем мгновение, черт возьми, я не знаю, как долго стоял там - застывший, будто ледяная скульптура, уставившись на тело, думая, Ты убил его. Ты убил его. Чьего-то сына. Ты убил чьего-то сына. Ты убил чьего-то…
- Вы хозяин?
Я буквально подпрыгнул от звука голоса и, подняв голову, увидел полицейского, стоящего за окном, а также второго за ним.
- Да, да, я. Меня зовут Ройс. Гарри Ройс.
- Нам можно войти, мистер Ройс?
- Да, да, наверное, так будет лучше.
Я отвернулся от окна, отчаянно пытаясь вспомнить то, что следует говорить полиции в подобной ситуации. Что-то об опасности для жизни или вроде того.
Когда я открыл дверь и защитную сетку, на крыльце было двое полицейских, и один из них вошел, в то время, как другой отступил на газон, где принялся опрашивать соседей. Я чувствовал себя нехорошо, и он сразу заметил это.
- Давайте вы присядете, мистер Ройс, - сказал он, показывая на ближайшее клубное кресло. В это мгновение мое колено взорвалось от боли, и я практически рухнул на сиденье. - Мне вызвать скорую помощь?
- О нет, пожалуйста, я не могу себе этого позволить, - сказал я, а затем подумал об Эмбер, которая подверглась нападению этого придурка. - Но, вы должны посмотреть, как себя чувствует Эмбер. Он ударил ее пару раз, и угрожал убить. Возможно, ей нужна скорая.
- Она получила травмы?
- Ну, я видел только, что губы у нее были разбиты. Не знаю...
- Где она сейчас?
- В спальне с моей женой. Я могу позвать их.
- Подождите. Сделайте мне одолжение и посидите хотя бы минуту, хорошо? Расслабьтесь.
Я увидел, как он подошел к телу на полу и присел на корточки спиной ко мне, судя по всему, пытаясь нащупать пульс у незнакомца. Затем встал и что-то пробормотал в микрофон, прикрепленный к воротнику, после чего повернулся ко мне и произнес:
- Он жив. Я нашел у него пульс и вызвал скорую помощь.
- Он... он не умер?
- Нет, мистер Ройс.
Я ощутил облегчение, но оно являлось каким-то отдаленным чувством. Требовалось время, чтобы эмоции вернулись ко мне в полном объеме.
- Ваши соседи сказали, что он и вас угрожал убить.
- Да. Я думаю, он хотел убить всех.
- Он вел себя странно?
- Странно? Да он словно с Луны свалился. Нес околесицу про дом Эмбер, утверждал, что она ведьма, управляет его вибрациями и хочет принести его в жертву в каком-то ритуале.
Я вертел головой взад и вперед, сам с трудом веря, что все это действительно произошло, что кто-то говорил мне подобные слова, кричал их мне.
Полицейский многозначительно кивнул, достал блокнот и ручку из кармана и начал что-то записывать. Он был молодым, чуть более двадцати лет, с короткими темными волосами и круглым лицом. Офицер Пратт – так его звали, согласно табличке над значком.
- Думаете, что он находился под воздействием наркотиков?
- Несомненно. Полагаю, что под метом, хотя я не эксперт. Я видел подобное раньше. “Ящерицы”. Я работаю дальнобойщиком.
Полицейский снова кивнул.
- Это довольно распространенная проблема среди них, - oн указал на тело ручкой и спросил: - Что здесь произошло?
Я рассказал ему все.
- Вы опасались за свою жизнь? - спросил офицер Пратт.
- Да! Мы все боялись за свои жизни. Мы были просто в ужасе. Это самая страшная чертова хрень, которая когда-либо случалась со мной.
Луиза и Эмбер вышли из гостиной. Увидев тело, Эмбер заплакала, и Луиза обняла ее за плечи, после чего повернула лицом ко мне и полицейскому.
Тот улыбнулся.
- Вы действовали смело, мистер Ройс. Не многие бы открыли дверь соседу, попавшему в беду.
- Мне трудно в это поверить.
- И, тем не менее, это так, - oн кивнул в сторону лежащего на полу окровавленного парня. - Вы его встречали раньше?
- Нет никогда.
- Он живет со своей бабушкой в жилом комплексе за «Квики Март». Она воспитывала его. Сейчас он занимается производством мета. На самом деле, перенял это дело у бабушки. Там много чего интересного. Постоянно доставлял нам проблемы, но никогда не давал повода, чтобы мы закрыли его надолго, - полицейский собирался сказать что-то еще, но затем внезапно передумал. Повернувшись к Луизе и Эмбер, он произнес: - Сейчас приедет скорая помощь и займется им. С минуты на минуту. - Потом конкретно к Эмбер: - Мне нужно задать вам несколько вопросов.
Пока офицер Пратт разговаривал с Эмбер, Луиза подошла ко мне, наклонилась и, положив руку на плечо, поцеловала в лоб.
- Ты в порядке, дорогой?
- О, да, конечно, я в порядке. А ты?
- Со мной все нормально. Я же стояла сзади, помнишь? Со мной ничего не случилось.
- И со мной тоже ничего не случилось. Я, действительно, в полном порядке.
К своему смущению, я неожиданно расплакался. Это случилось впервые с тех пор, как тридцать лет назад умер мой отец - так же сильно - и Луиза, опустившись на колени, обняла меня и крепко прижала к себе.

***


Той ночью я никак не мог заснуть. Всякий раз, начиная проваливаться, я слышал звук разбивающего окно кирпича и, задыхаясь, подскакивал. Кроме того, мое колено пульсировало от боли, что также не способствовало комфортному отдыху. Луизе надо было скоро вставать на работу, и, чтобы не тревожить ее и так недолгий сон, я пошел в гостиную, сел на диван и включил телевизор. Жена присоединилась ко мне через несколько минут.
- Не можешь уснуть? - спросила она.
- Никак не получается. Но ты должна поспать, ведь тебе на работу.
- Если хочешь, я возьму отгул.
- Не думаю, что тебе получится поспать. Если ты устала, то оставайся дома, но не делай этого из-за меня. Если все в порядке, я даже предпочел бы побыть один.
Она положила руку мне на ногу.
- Конечно, все в порядке. Если честно, мне крайне нежелательно пропускать сегодня день, так как надо присутствовать на собрании.
Луиза работала в банке, находящемся в процессе поглощения более крупным банком, что создало кучу дополнительных дел, требующих решения.
- Возвращайся в постель. Я в порядке, просто не могу уснуть. Найду какой-нибудь фильм на Netflix.
Она поцеловала меня и вышла из гостиной.

Когда приехала скорая помощь, два медработника начали колдовать над парнем, а затем понесли его в машину на носилках. Пока полиция допрашивала свидетелей, наши соседи Крис и Ник быстро заколотили доской разбитое окно над обеденным столом, а Лоис, соседка справа, помогла Луизе и Эмбер убрать кухню, чего я сам сделать не мог из-за своего колена.
Офицер Пратт сказал, что мне не будут предъявлять обвинения, так как случившееся являлось с моей стороны самообороной, чему есть множество свидетелей, а кроме того, нашим жизням явно грозила опасность. Однако, если парень умрет, дело передадут окружному прокурору. Но и в этом случае, как он подозревал, ничего не изменится.
После того, как полиция и скорая помощь уехали, Эмбер на некоторое время задержалась у нас. Думаю, ей было страшно возвращаться ночью домой одной. Мы предложили ей переночевать в запасной спальне, но она отказалась. Девушка попросила посмотреть Киллдаггер, и я рассказал ей историю, связанную с этим клинком.
- Видимо, это оружие дорого тебе, - заметила она.
- Несомненно. Подарок сына, любимый фэнтезийный сериал – конечно, я люблю его. Слушай, тебе не следует сегодня ночью быть одной. У тебя есть кто-то, кому бы ты могла позвонить?
- Да, возможно, я так и сделаю. Но сейчас мне надо пойти домой и проверить Перси.
- Наш номер у тебя есть, - сказала Луиза. - Если что-то понадобится - звони.
После того, как Эмбер ушла, Луиза отправилась спать, а я некоторое время читал Терри Пратчетта, полагая, что книга нагонит сон. Этого не произошло. Наконец, я забрался в постель, надеясь, что смогу уснуть, если буду просто лежать в темноте. Что из этого получилось – вы знаете.

Я пролистал списки на Netflix, но ничто из имеющегося там не привлекло моего внимания. Встав и проследовав на кухню, я бросил в чашку пакетик чая, залил ее водой и на пару минут поставил в микроволновку. Пока чай нагревался, я подошел к входной двери, отворил замок, приоткрыл ее и посмотрел в тьму, сгущавшуюся за пределами нашего освещенного крыльца.
Стояло прохладное тихое утро. Не было слышно ни лая собак, ни шума далеких поездов, ни сирен. Я даже не различал движение на пятой автостраде. Бары уже закрылись, а мусоровозы еще не вышли. Мир лег спать.
Я увидел тусклый свет за занавесками в одном из окон дома Эмбер. И кое-что еще. Мое внимание привлекли двери ее гаража.
Эмбер парковала свою машину у обочины перед домом. Подъездная дорога всегда была пустой, и я понятия не имел, что моя соседка держала в гараже, если не автомобиль. На верхней части дверцы находился ряд из четырех прямоугольных окошек. Два из них с обратной стороны загораживал белый картон, но два других смотрели прямо в гараж. И сквозь эти окошки я видел мерцающее оранжевое свечение.
Оно было похоже на дрожащее пламя.
Я отворил защитную сетку и вышел на улицу, как был – в футболке, спортивных штанах и тапочках, когда микроволновка издала звуковой сигнал. Прикрыв дверь, я пересек крыльцо и направился по тропинке к подъездной дорожке. Сверху привлекший мое внимание огонек напоминал пламя, но сейчас с тротуара я видел только мерцающее оранжевое полыхание. Что-то горело. Неяркий свет в переднем окне дома мог быть ночником. Кроме него я не наблюдал никаких признаков того, что Эмбер не спит.
- Черт, - пробормотал я, пересекая улицу как можно скорее, что в общем-то получилось не слишком быстро из-за адской боли в колене.
Встав на подъездную дорожку, я попробовал заглянуть в гараж, но окна располагались слишком высоко, не позволяя понять, что творится внутри. Подойдя к дверце, я ожидал, что она окажется запертой, но к моему удивлению ручка легко повернулась, открывая мне проход. Памятуя о случившемся минувшей ночью, это все выглядело странным. Я вошел внутрь.
Огни горели в задней части гаража, возле стены. Они представляли собой три факела, два из которых были высотой около пяти футов. Пламя являлось единственным источником освещения в гараже, но его было достаточно, чтобы увидеть, что светильники располагались вокруг большой красной статуи, изображающей сидящую со скрещенными ногами на постаменте фигуру с направленной вверх правой рукой, и вниз - левой. Фигура обладала головой козла с двумя огромными рогами, между которыми на макушке стоял третий факел. Два темных крыла стелились позади скульптуры, а спереди у нее красовались обнаженные женские груди.
Дверь за мной захлопнулась с громким звуком, и я неуклюже обернулся.
Эмбер находилась в нескольких шагах от меня, совершенно обнаженная, медленно приближаясь, держа одну руку за спиной.
- Ты знаешь, о нас сказали в новостях, - произнесла она. - По радио передали около часа назад. Говорят, сейчас тот парень находится в стабильном состоянии. Я думала, что может быть, ты сделал за меня мою работу. Ты даже воспользовался тем, что выглядело как ритуальный кинжал, который имел для тебя персональную значимость. Но ничего не получилось. Так что... придется закончить дело.
Она быстро пересекла разделяющее нас пространство, выхватила из-за спины нож и начала наносить удары.

Просмотров: 440 | Теги: Владимир Князев, Неадекватные Решения том 2, рассказы, Рэй Гартон, Gore Seth, Аудиорассказы, аудиокниги

Читайте также

Всего комментариев: 0
avatar