Авторы



В небольшом городке Григсби происходят странные и пугающие события. Дэйв, обычный работящий парень, обнаруживает в лесу следы какого-то инопланетного существа. После контакта с этим существом он начинает претерпевать жуткие физические изменения.





Все шло к тому, что из мотеля его скоро попросят на выход.
Во-первых, у Дэйва закончились деньги. Их конечно без проблем можно было снять в ближайшем банкомате, но последнее, что ему было нужно, так это цифровые следы. Он прикинул, что у него есть примерно день или около того, прежде чем его выгонят. Он заплатил за две ночи вперед, и первая ночь уже начала вызывать у него паранойю.
Старушка по соседству заметила его в коридоре, когда он вышел наполнить ведерко льдом, и ему потребовалась вся сила воли, чтобы не взглянуть на нее.
Поверьте мне, леди, вы НЕ хотите смотреть мне в глаза.
А во-вторых, его арест полицией был лишь вопросом времени.
От местных новостей толку было как от козла молока. Там был свидетель. Дэйв буквально видел, как расширялись глаза ведущего новостей, когда первые комментарии репортера зазвучали в эфире:
- ...кровавый туман, застывший в воздухе... констатация смерти на месте происшествия... тело жертвы было совершенно обескровлено...
Больше всего Дэйва разозлил фоторобот, опубликованный полицией на основании показаний свидетеля. Забавно, что ни в одном чертовом полицейском шоу в мире почти никогда не бывало первичного эскиза, даже отдалённо похожего на преступника, но этому парню таки удалось сходу уловить черты Дэйва по описанию продавца. Гребаный рисунок был настолько похож на фотографию, что Дэйв непроизвольно зачесал спутанные волосы назад, что сделало его еще больше похожим на серийного убийцу из семидесятых. Можно, конечно, было дойти до ближайшего магазина, купить бритвенный набор и немного изменить внешность, но паранойя Дэйва не позволила бы ему выйти из комнаты (хоть в чем-то от нее была польза). Всё равно бритье переоценивали, и он начинал чувствовать, что это вообще не имеет значения.
Он сел на кровать и достал бумажник. У него была купюра в пять долларов и три по одному. Итого восемь баксов. Мужчиной на пятерке был Линкольн, но он никак не мог вспомнить имени человека с одного доллара. Дэйв знал, что это знаменитый мужчина, даже в чем-то великий, но не мог вспомнить, ни кем он был, ни чем отличился по жизни. За купюрами лежала фотография Дэйва и красивой женщины. Снимок был сделан на пляже: женщина сидит у него на коленях в топе с бретельками и короткой юбке, ее плечи покрыты ровным загаром, а каштановые волосы развеваются на ветру.
- Мэнди, - повторил он ее имя почти шепотом.
Еще будучи ребенком, он понял, что если постоянно повторять вещи, которые ему нужно запомнить, снова и снова, то он их не забудет, и он был чертовски уверен, что забывать Мэнди он не хотел. Она была дипломированной медсестрой и работала в утреннюю смену в местном отделении неотложной помощи. Они были вместе уже пару лет и всегда убеждали друг друга, что в их в отношениях нет ничего серьёзного, даже несмотря на то, что они живут вместе. Однажды, как будто невзначай, Мэнди попросила его остаться с ней на ночь, а Дэйв так больше никуда и не ушел. Он не был уверен, любят ли они друг друга, и даже не был уверен, что знает, что такое любовь. Но он заботился о ней и не мог отрицать, что она стала большой частью его жизни.
Может быть, именно в этом и заключается любовь - заботится о людях, что занимают много места в вашей жизни. Если это на самом деле так, то Дэйв и правда был влюблен, и временами даже считал, что Мэнди чувствует к нему то же самое.
Вот только многие вещи ускользали от него с каждой минутой. Дэйву потребовалось приложить усилия, чтобы установить все связи, понять, как и почему происходит то, что происходит. Но в этих связях были пробелы, нечеткие, как утреннее похмелье после бурной ночи, когда он выпивал целую бутылку, вот только Дэйв больше не пил. Он пришел к выводу, что эта особенность забывать лишнее - важный элемент его нынешнего сознания, а не какая-то ошибка.
Ха-ха-ха, это не ошибка.
Ошибка - это именно то, что случилось с Дэйвом.

***


Прямо за чертой города Григсби проходила трасса Тернер Лейн. Через две мили от нее пролегала Линди Роуд, а уже по ней оставалось проехать шесть миль до старого поместья Широв. Начальница Дэйва, Ферн Шир, владела этой землей и хотела, чтобы кто-нибудь периодически проверял старый дом и окружающую территорию. Большая часть земли была не освоена, но Ферн любила поддерживать растительность во дворе вокруг дома в должном порядке. Конечно никто не предлагал Дэйву лично заниматься облагораживанием, в его обязанности входило лишь осмотр насаждений и поиск тех, кто сможет их периодически подстригать на небольшую плату, так что Дэйв был не против время от времени туда кататься.
Кроме последнего раза.
На тот раз зелень была другой. За домом, где деревья росли весьма густо, теперь располагалась широкая дорога, словно там пронеслась многотонная фура, буквально втоптавшая все растения в землю. Поначалу Дэйв решил, что именно это и произошло. Но откуда, черт возьми, там взялась многотонная фура?
Подойдя поближе, Дэйв обнаружил, что трава на самом деле выгорела.
Чертовы вандалы.
На протяжении многих лет они портили кровь его начальнице. То бухие молокососы ищут место, где можно спокойно потрахаться, или же варщики мета, в поисках новой кухни подальше от полиции. Но идя по выжженной земле, Дэйв понял, что сгорела не только трава.
Грязь выгорела тоже.
Зачем кому-то прожигать землю?
В этом не было никакого смысла.
В некоторых местах земля казалась пористой, словно ее нагрели до экстремальной температуры, а затем резко охладили, что на самом деле было невозможно. Дэйв, конечно, не был самым умным парнем в мире, но даже он понимал то, насколько горяча лава, как и то, что на территории Шира не было вулканов, черт возьми.
Конец почерневшей тропы представлял собой плотно сбитую массу грязи, травы, камней и чего-то похожего на стекло, размером, примерно, со стиральную машину. Что бы это ни было, оно давало жару – исходящее от кучи тепло Дэйв почувствовал даже издали. И внутри всего этого беспорядка была странная жидкость. Ну, или, может быть, это было что-то твердое. Дэйв приблизился и осознал, что ему определённо не хочется трогать это руками.
Осмотревшись, он нашел палку и на приличном расстоянии ткнул ею в субстанцию, наблюдая, как палка легко в нее погружается. Дэйв вытащил палку, надеясь прихватить ее концом немного слизи, но она была уж слишком густой. Он попробовал снова и вытянулся на почти невероятную длину, но не удержал равновесие и упал в лужу перед странной кучей.
Именно тогда он заметил существ, плавающих в этой субстанции.
Дэйв выронил палку и начал отползать назад. В субстанции кружились маленькие твари, плавая в ней так, словно это был пресноводный пруд и густая консистенция вовсе не была для них помехой.
Сначала Дэйв подумал, что это креветки или какие-то другие странные ракообразные. Он вспомнил, как однажды видел на своем телефоне видео с миксиной или по-другому рыбой-ведьмой. По словам девушки, озвучивающей видео, эти рыбы были похожи на разлитое химическое вещество: плавая они напоминали липкую жижу, что от прикосновений становилась только толще. Картина того, как пальцы девушки погружались в ту слизистую мешанину, навсегда отпечаталась в его памяти.
Он снова взял палку и стал мешать слизистую субстанцию, пытаясь перемешать ее настолько, чтобы крошечные твари поднялись наверх. В итоге одна из тварей зацепилась за ветку, и Дэйв смог вытащить ее из густой слизи и рассмотреть поближе.
Это была не креветка. Он никогда раньше не видел ничего подобного. Серо-фиолетового цвета с вкраплениями синего вдоль множества ног. На одном конце располагались два пушистых усика, что на глазах расправлялись, очищаясь от слизи. Усики раздувались так, словно нюхали воздух.
Это что, блядь, за хуйня такая?!
На другом конце была более длинная антенна, или это была одна из его ножек? Существо не было сегментировано, как насекомое, и больше напоминало угря или большую саламандру. Кроме ног. Ноги, если это были ноги, дергались, словно у жука.
Это что, гибрид угря и кузнечика?
Неожиданно усики существа расправились и стали напоминать крылья бабочки. Оно подтянулось к концу палки и зависло, словно намеревалось улететь, но в планы Дэйва это не входило. Он решил во что бы то ни стало поймать существо и отнести туда, где ему точно скажут, че это за хуйня такая.
Дэйв пристально смотрел на странное создание, зависевшее в воздухе, на кристаллизованную склизкую массу, на выжженную траву. Всё это было что-то не отсюда. Нет, сэр, это стопудово было что-то оттуда.
Инопланетянин.
Бляха муха, я ж ебучего инопланетянина нашел.
В то время как сладкие грезы о грядущей славе и богатстве заполнили его разум, существо повернулось к Дэйву и словно начало пристально его рассматривать. Инопланетный гость определенно осознавал присутствие Дэйва и внезапно существо сделало выпад в его сторону.
Тот инстинктивно отступил. Он ни в коем случае не собирался прикасаться к этой чертовой штуке. А вдруг оно заразно, причем какой-нибудь неизвестной человечеству болячкой.
Инопланетянин вновь дернулся в его сторону, преодолев треть палки.
Дэйв вновь отступил назад, но в этот раз не увидел ямы в земле позади себя и шагнул в небольшую воронку, которая была достаточно глубокой, чтобы заставить его потерять равновесие. Он почувствовал, как его лодыжка подвернулась, и не успев восстановить равновесие, Дэйв рухнул на траву, попутно роняя вверх палку.
Отцепившись в воздухе от палки, инопланетянин приземлился ему прямиком на грудь.

***


Дэйв проснулся у себя дома, в собственной постели, но все еще в одежде. Он понятия не имел, ни как добрался домой, ни как долго он здесь находится. Полный мочевой пузырь заставил его подняться и направиться в ванную, прикрывая глаза от яркого солнечного света, льющегося из окна санузла. Мэнди, вероятно, уже ушла на работу.
Сделав свои дела, Дэйв подошел к раковине и посмотрел в зеркало.
Шея у него чесалась так, словно его покусали осы. Вот только в его памяти не сохранилось ничего, хотя бы отдаленно напоминающего о том, что его ужалила оса. Он помнил, как приехал в поместье Фернов, как увидел выжженную траву и нашел... что-то...
Это было прямо здесь, вертелось на кончике языка, как говорится. Но овладеть воспоминаниями он никак не мог.
Шея горела огнем и была покрыта сыпью, посреди которой виднелась большая, сочащаяся чем-то бесцветным, рана. Было реально похоже на какой-то укус. Дэйв прикоснулся к отделяемому из раны и с ужасом наблюдал, как оно прилипло к его пальцу и растянулось, словно жвачка. Это напомнило ему что-то, что он видел раньше, что-то недавнее... какая-то субстанция...
Может это был ролик на ютьюбе, где фура переехала кучу угрей...
- Не... - Дэйв покачал головой.
Он вытер палец о грязные джинсы. Только сейчас он заметил, что покрыт грязью с ног до головы. Он направился в спальню и увидел, что кровать также была вся в грязи и пятнах травы от его рабочих ботинок, в то время как его подушка была усыпана мелкими пятнами ржавого цвета.
Его шея кровоточила, пока он спал?
Он снял с себя одежду и бросил ее в корзину. Ему нужен был душ, но сначала кофе. По утрам Мэнди обычно варила целый кофейник, выпивая от силы пару чашек. А еще Дэйву был нужен телефон, но его не было ни в карманах грязных джинсов, ни на тумбочке возле кровати, где он обычно ночью заряжался.
Все еще в нижнем белье, Дэйв вошел на кухню и творящийся там хаос на мгновение ввел его в ступор. Будучи чистюлей Мэнди рьяно следила за порядком в доме, поэтому, увидев пол, усеянный хлопьями для завтрака и бумажными полотенцами, Дэйв задумался, а не проник ли каким-то образом в дом опоссум. Если так, то это будет не в первый раз. Окно над раковиной было приоткрыто, но вместо чистого воздуха пропускало в дом только кучи мух. Они носились по всей кухне, но больше всего концентрировались в углу, возле холодильника. Их громкое жужжание проникало, казалось, прямиком в мозг Дэйва. Стол был странным образом придвинут к холодильнику, притом как стулья валялись на полу.
Мэнди, ну или то, что от нее осталось, была засунута под стол. Сначала Дэйв решил, что она просто спряталась там, дабы его разыграть. Ей нравились подобные шуточки, типа подкрадываться к нему сзади и резко заключать в объятия, отчего он обычно смешно дергался от неожиданности. Дэйв наклонился и убедился, что она не прячется. Возможно, она и правда пыталась от чего-то укрыться, а может быть, что-то толкнуло ее под стол, но теперь она была мертва, так что в данный момент эти обстоятельства были не важны.
На ее лице застыла гримаса ужаса, в то время как ее голова была вывернута под неестественным углом. Ее футболка и шорты были сплошь покрыты пятнами ржавого цвета.
Дэйв встал на колени и подполз к ней под стол, надеясь на чудо.
Холод ее кожи вполне отчетливо свидетельствовал об уже наступающем трупном окоченении. Бурые пятна на одежде давно высохли. По всей ее коже были крошечные точки цвета ржавчины, словно кто-то истыкал иголкой каждый дюйм ее тела. Ее кисти, руки, ноги, лицо - все было сплошь покрыто ржавыми точками один в один как те, что украшали его подушку.
Плоть Мэнди обвисла, словно из нее выпустили воздух.
Дэйв присел рядом с ней и обнял ее за плечи, чувствуя ее кости сквозь футболку. Он подавил желание разрыдаться и закашлялся. Его зрение затуманилось, слезы обжигали его щеки. Он закричал, хотя скорее это напоминало тихий протяжный вой. Одна часть его разума беспокоилась, услышат ли его соседи, другую часть это не волновало. Он еще крепче обнял Мэнди, в то время как приглушенные рыдания сотрясали его тело. Он разом потерял все, что было ему дорого, и все, чего ему хотелось в данный момент - сидеть под столом и сжимать Мэнди в объятиях, вот только обнимать ее костлявые плечи, те самые плечи, которые в обычных обстоятельствах казались не сколько пухлыми, сколько мускулистым, приводило его в ужас.
Возможно, это был шок.
Воздух был наполнен жужжанием мух и жужжанием чего-то еще.
Он встал и подошел к стойке возле раковины, на которой надрывался мелодией звонка его телефон. Дэйв несколько секунд смотрел, как на экране мигает ФЕРН БОСС. Он не хотел брать трубку. Телефон замолчал и на экране появилось уведомление. 11 ПРОПУЩЕННЫХ ЗВОНКОВ. И потом он заметил дату.
Дэйв уехал в поместье в понедельник, двенадцатого числа, и если только его телефон не врал, сегодня было уже пятнадцатое.
Три дня.
Где он был эти три дня?
Дэйв взял телефон, намереваясь позвонить в полицию, но поколебавшись положил его обратно на стойку. Все звонки в полицию фиксируются и записываются, а лишние следы ему были ни к чему. Полиция первым делом заподозрит его в убийстве Мэнди - так уж у них было заведено. Поэтому ему лучше скрыться, залечь на дно и спокойно обдумать, что делать дальше.
Дэйв направился в ванную и попытался по-быстрому привести себя в порядок, так как времени на душ уже не оставалось. Он бережно промыл чувствительный укус на шее. Кожа его левой руки от плеча до кончиков пальцев выглядела иссохшей и жутко чесалась, причем от воды из-под крана становилось только хуже, но Дэйв не обращал на это никакого внимания. Вероятно, ядовитый плющ, хотя он и не мог толком вспомнить, что именно произошло в лесу.
Позвонить в 911 или лучше не надо?
Дэйв понимал, что ему следует обратиться в полицию, вот только чем они могли ему помочь? Он раз за разом прокручивал эту мысль в голове, пытаясь предугадать развитие событий. Если бы он сохранял спокойствие, то все равно стал бы подозреваемым? Дэйв был почти уверен, что не убивал Мэнди, но что с ней случилось сам толком не знал. Иногда люди просто забывали ужасные поступки, которые они совершили, и это, по его мнению, скорее было чистой воды враньем, чем чем-либо еще. Но вот теперь и с ним самим, ну и, конечно же, с Мэнди, случились ужасные вещи, и теперь он задавался вопросом - не его ли это вина?
На лицо были все признаки борьбы. Он осмотрел свои руки и плечи, но, кроме укуса на шее и зудящей сыпи, не было ни царапин, ни синяков, ничего, что указывало бы на то, что он дрался с Мэнди. Но никто из них никогда не поднимал на другого руку. Конечно, как у всех пар, у них были разногласия - однажды Мэнди так на него разозлилась, что не разговаривала с ним почти целую неделю, - но до рукоприкладства не доходило никогда. Сама идея драки между ними вызывала смех.
Дэйв надел темные джинсы и однотонную черную футболку. Что-то подсказало ему надеть одежду, в которой легче слиться с толпой.
СЛИТЬСЯ С ТОЛПОЙ.
Но зачем ему это?
Дэйв не мог это объяснить.
Нужно набрать в бутылку воды и, может быть, взять из шкафа еще несколько вещей, которые ему понадобятся в дороге. Изнывая от голода, Дэйв подобрал с пола рулон бумажных полотенец, оторвал пару листов и расстелил их на столешнице. Далее он схватил буханку нарезанного хлеба, лежащую на холодильнике, и достал из холодильника сыр и ветчину. Выдавив на хлебные ломтики немного горчицы, он оперативно собрал аппетитный сэндвич, не мешкая откусил большой кусок и начал медленно и с наслаждением его пережевывать.
Внезапно Дэйв начал кашлять и быстро выплюнул еду в раковину. Включив воду, он смыл все в канализацию и выбросил остаток сэндвича в мусорное ведро.
По какой-то непонятной причине он не хотел брать пикап. Покинуть дом нужно было как можно быстрее, и пикап очевидно был для этого идеальным вариантом, но садиться за руль своего авто ему категорически не хотелось, чувствуя нутром, что это будет огромной ошибкой. Но он также осознавал, что люди в шоковом состоянии мыслят не логично, и было очень странно, что он это понимает.
Бросив ключи в карман, Дэйв отправился пешком на заправку в конце своего квартала, где, как он помнил, всегда были в продаже большие бутыли с водой. Взяв сразу три он попытался донести их до прилавка, но внезапно его руки ослабли, словно обесточенные электроприборы. После нескольких дней сна он понял, что это голод. Дэйв так давно не ел, что даже его чувство голода притупилось. Держа две бутылки с водой в одной руке и одну в другой, он попытался водрузить их на прилавок, но вдруг одна из бутылок выскользнула из его рук и упала на пол, разбившись вдребезги. Вода заливала весь пол, когда в дверь, покачивая морщинистыми руками, вошла преклонных лет женщина в выцветшем сарафане с бигуди на волосах.
- Это что такое? - недовольно прокаркала старуха.
Сдвинув на лоб солнцезащитные очки, она строго взглянула на Дэйва.
- Извините, мне очень жаль, что так вышло, - пробормотал он, в нетерпении ожидая возвращения продавца, что вышел в подсобку, вероятно, за шваброй.
Бабка неуверенно сделала несколько шагов вперед и ее туфли на тонкой подошве тут же заскользили по луже словно по льду. Чтобы не упасть она ухватилась за край металлической стойки с жареными пирогами, повалив несколько штук на пол.
– Где гребенная табличка "Осторожно мокрый пол"?!, - кричала она на Дэйва. – Живо принеси и поставь!
- Я здесь не работаю.
Дэйв действительно не знал, что делать.
- И слава Богу, - старуха громко кашлянула, даже не попытавшись прикрыть рот.
- Я же уже извинился.
- Ах извините, мне очень жаль. Это что, все, на что ты способен? Вся страна катится прямиком в ад, а он тут стоит и скулит извинялки.
Дэйв поднял с пола разбитую бутылку и бросил ее в мусорное ведро рядом с прилавком. Бабка же даже не думала замолкать.
- Могу догадаться, о чем ты еще жалеешь. Уверена, твоя мамаша была жалкой наркоторговкой, которая даже близко не понимала, как нужно воспитать своих детей, дабы привить им элементарную порядочность. И сколько у нее было таких как ты? Ой, пожалуйста, скажи мне, что ты - единственный ребенок. Боже, как же я надеюсь, что кроме тебя твои родители больше никого не настрогали. Если таких как ты много...
Она вдруг замолчала и ее лицо выглядело так, словно она вот-вот снова закашляется. Ее рот открывался все шире и шире от явной боли. Она прищурилась глядя, на него, а затем несколько раз быстро моргнула. Ее левая рука сжалась в костлявый кулак и дрожала, как будто у нее случился эпилептический припадок. По всей ее коже появились крошечные красные точки, похожие на уколы иголкой, которые на глазах увеличивались в размерах, пока не стали размером с горошины, после чего они стали пониматься над ее кожей. Они поднимались с ее лица и рук, морщинистой шеи и черепа. Кровоточили даже ее глаза. Кровь каплями покидала ее тело, которые приближались к ему.
Те пятна на подушке.
Мэнди вся в точках.
Дэйв наблюдал, как капли плыли по воздуху и приземлялись на его коже, которая моментально впитывала эту кровь, словно губка. Лицо старушки скукоживалось, на глазах теряя все признаки злобы и возмущения.
Слушая тираду старухи Дэйв чувствовал только одно – ярость. Все, что он делал, это просто смотрел на нее.
Он схватил со стойки бутылки с водой и побежал, старательно выбирая переулки и держась подальше от главной дороги, в надежде, что уличные камеры слежения его не засекут. Он не знал, куда идти, но лес рядом с поместьем Широв показался ему самым подходящим вариантом. Он не мог толком объяснить, почему именно этот лес, но был на все сто уверен, что даже если они и придут туда искать его, то найти его будет сложно. Он попробовал перебрать в голове еще варианты, но мысль о том, чтобы уехать очень далеко, например, в Мексику, напугала Дэйва. У него не было там знакомы, к тому же кто знает, а вдруг они договорятся с мексиканской полицией, и та его арестует. Он был наслышан о мексиканских тюрьмах. В штатовских колониях было хуже некуда, но мексиканская тюрьма была последним местом в мире, в котором он хотел оказаться.
Нет уж, в лесу будет куда безопаснее.
Лес возле усадьбы. Вот куда ему нужно.
После захода солнца усталость накрыла Дэйва с головой. Примерно в полумиле дальше по дороге показался старый мотель. Дешевые комнаты с простынями, похожими на наждачную бумагу, и тараканами размером с мелких сельскохозяйственных животных, но зато это место позволит ему отдохнуть и прочистить голову.
Он помнил, как платил регистратору за номер, изо всех сил стараясь не смотреть тому в глаза из-за того, что случилось со старухой. Он дал служащему мотеля наличные, а тот в свою очередь вручил Дэйву сдачу и ключ.
Теперь все это, казалось, потеряло смысл.
Он смотрел на купюры в руке, уже не в силах разобрать даже их номиналы. Положив одну из них себе на бедро, он долго ее разглядывал, пристально всматриваясь в лицо на купюре, не в силах вспомнить, кем именно был этот человек.
Сначала на пол упал чек, после чего все денежные знаки выпали из его руки.
На кровати лежала фотография: мужчина и женщина на пляже. Он долго и с усердием ее разглядывал, пока его рот постоянно открывался в стремлении произнести имя женщины, то так и не издав ни звука. Что бы он не делал, этого все равно было недостаточно.
Почесав шею и ощутив вонь от пота, Дэйв решил принять душ.
Мыло и горячая вода обожгли укус на шее. Кровь стекала по его плечу и груди, окрашивая пузырящуюся воду на дне ванны в цвет ржавчины.
Пока Дэйв вытирался после душа край раны после укуса зацепился за нити полотенца и оторвался от его шеи, вниз по ключице до левой груди. Было не больно от слова совсем. Оголившееся под оторванной кожей место было чем угодно, но только не плотью. Или, может быть, это была плоть другого вида, что казалась жестче и сильнее. Дэйв посмотрел в запотевшее зеркало и узрел, как след укуса на его шее извивался и перекатывался, пытаясь прорваться наружу.
Придаток.
Длинный и извилистый, он двигался сам по себе.
Подобный ему рос и на другой стороне шеи.
Оттуда скоро появится еще один отросток.
Все идет по плану.
Беспокоиться не о чем.

Позже, сидя обнаженным на кровати, он смотрел на зеленые прямоугольные бумажки на ковре, размышляя о том, какими бессмысленными они стали. Он не понимал причины, но твердо знал, что богом этого мира они для него быть перестали.
В любом случае, ему Бог был больше не нужен.
Штаны и рубашка казались ему забавными, но не такими странными, как ботинки. А большой палец просто отвалился от его левой руки и упал прямо в кучу зеленых бумажек.
Уйти.
Лес.
Земля.

Да. Вот где ему нужно было быть.
Они искали его, кем бы они ни были. Было время, когда он сам был частью их, но сейчас они стали для него чужаками. Теми, кому он больше не мог доверять.
Они искали...
Он посмотрел на телевизор, на экране замерло изображение мужчины. Кажется, когда-то он его знал или должен был знать. Голос из телевизора сообщил, что этот человек разыскивается полицией. Пульт от телевизора в его руке превратился в незнакомый предмет, какие-то кнопки с незнакомыми символами и словами, поэтому Дэйв просто выдернул шнур из стены и экран потемнел.
Мужчина улыбнулся, и широкая трещина расколола его щеку, из которой выпало на пол несколько зубов. Он пнул их и направился к двери.
Земля.
Ему нужно уйти под землю.
Несмотря на кромешную тьму Дэйв мог отлично видеть происходящее вокруг. Даже больше, окружающий мир был для него настолько ярок, словно светило солнце. И он мог видеть то, чего не могли видеть другие. Передвигаясь по неосвещенным территориям, он словно невидимка смог дойти до своего дома.
Дом в лесу.
Дом под землей.

Мужчина шел по канавам, по полям и проселкам, прямиком к дому, словно невидимый компас внутри указывал ему путь. И все время, пока он был в пути, части его человеческого тела покидали его одна за одной. В итоге Дэйв снял рубашку и отбросил ее в сторону, а затем и ботинки с джинсами. Его тень отбрасывала неестественные формы в лунном свете. Каждый шаг приближал его трансформацию к апогею.
Когда мужчина достиг поляны, он уже не был человеком. Запах выжженной грязи и травы возбудили его рецепторы, сообщая ему, что ЗЕМЛЯ нужна для отдыха. Там же были и другие, которые уже отдыхали в ЗЕМЛЕ, а вскоре прибудут еще.
Пока еще рано, но скоро наше время настанет.
А пока надо отдохнуть.

Трава и грязь мокрые, так и манят холодом проскользнуть сквозь них. Его конечности касаются земли, зарываются в грязь, легко прорывают путь сквозь корни и камни, все глубже и глубже, на само дно, чтобы там ОТДОХНУТЬ.
Вскоре трава снова выросла, покрыв зеленым ковром выжженную землю. В конце концов Ферн Шир вернулась в поместье в сопровождении небольшой свиты. Она никогда не замечала в лесу ничего подозрительного, но никто из ее команды не любил оставаться возле леса подолгу.
Особенно ночью, когда из темноты слышалась странная стрекотня.

Просмотров: 215 | Теги: Боб Пасторелла, Роман Коточигов, Midnight From Beyond the Stars, рассказы

Читайте также

    Мэри живет в маленьком городке со своим отцом и братом. Отец работает ликвидатором последствий дорожно-транспортных происшествий, убирая останки животных с трассы. Однажды он привозит домой тушу оленя...

    Испытывая ужас и антипатию к таинственной планете Мегалон, связист космического корабля вынужден противостоять неведомой угрозе, которая, казалось, была заложена в самой природе этого мира......

    Сьюзен укусил паук. Сразу же охваченная легким чувством дискомфорта, она попыталась забыть об этом инциденте. Но как оказалось очень даже зря......

    В разгар снежной бури у группы людей глохнут автомобили, и они ищут убежище в ближайшей хижине. Однако, ничто не могло предвидеть, что кромешная тьма снежного ужаса, затаившегося за пеленой мглы, обла...

Всего комментариев: 0
avatar